Новости раздела

Покоится на дне пруда? Сто лет назад с башни Ижевского оружейного завода был скинут двуглавый орел

Символ державы, по версии некоторых историков, был впоследствии утоплен в Ижевском пруду, где он находится до сих пор

Покоится на дне пруда? Сто лет назад с башни Ижевского оружейного завода был скинут двуглавый орел Фото: udmurt.media (башня после пожара)

Сто лет назад с башни главного корпуса Ижевского оружейного завода был сброшен двуглавый орел. Символ царской России совершенно не совпадал с новыми символами Советской России. Однако по утверждению некоторых историков, на короткое время орел вернулся в 1919 году, когда в Ижевск вошли войска Колчака, чтобы уже окончательно пасть с восстановлением власти Советов. Судьба этой фигуры до сих пор вызывает споры. Существует версия, что орла вывезли в самую глубокую часть Ижевского пруда и утопили. Уже в наше время были попытки найти его на дне водохранилища, но они ничем не закончились. Подробнее — в материале «Реального времени».

Заводская башня

Строительство Ижевского оружейного завода по указу императора Александра I началось в 1807 году. Необходимость в его появлении была вызвана обострением отношений между европейскими державами, серьезной угрозой для России начал восприниматься Наполеон.

Заводская башня была воздвигнута в 1815 году. Причем венчал ее не шпиль, а дорическая триумфальная колонна в честь победы российских войск в Отечественной войне 1812 года, что было крайне необычным решением архитектора Семена Дудина. У подножья этой колонны было выложено кольцо «триумфальных арматур», созданных из отборного дуба мастером московской цеховой управы Алексеем Канцыревым с учениками. Венчал же двуглавый орел.

Башня оружейного завода с орлом. Архивное фото

Однако в марте 1834 года произошел крупный пожар от раскаленной трубы паятельного горна, проведенной между деревянными потолком и полом. Серьезно пострадал весь четырехэтажный корпус завода.

«Полы с потолками и балками во всех четырех этажах сгорели, железная крыша с деревянными стропилами уничтожена, оконные переплеты с дверями и закладными рамами сгорели, железные полосы под смычками окон от жару выгнулись», — записано в журнале следственной комиссии.

На восстановление ушло три года. При этом особое внимание уделялось и фигуре орла.

«Всё и вся ориентировались на него. Он должен был осенять весь город Ижа, — рассказывает в своей книге «Город оружейников» ижевский историк Евгений Шумилов. — Лучшие мастеровые бережно отлили и тщательно прочеканили этот символ державы. Размах крыльев орла составил более двух метров. Искуснейшим образом раскрасил и вызолотил заводского орла осенью 1836 года (еще на земле) казанский мещанин-иконописец Андрей Иванович Самотохин. Он получил на то 25 книжек листового червонного золота, кое покрыло также три короны над орлом, два щита в его груди, скипетр и державу. Посередь заостренного кверху щита, обращенного к плотине, Самотохин написал маслом святого Георгия Победоносца, побеждающего дракона. А на том щите, что смотрел на завод, в нарушение геральдического канона, но в знак уважения к правящему монарху его вензель — литеру Н. Это был орел особого «николаевского» типа — с опущенными крыльями».

Оружейный завод. Архивное фото

Орла установили на колонне башни оружейного завода в конце сентября 1836 года. По словам историка Игоря Кобзева, двуглавый орел на башенной колонне означает, что данное сооружение является памятником. В допетровское время памятниками были здания, чаще храмы, в империи петербургской эпохи памятниками становились иногда и архитектурные сооружения — триумфальные ворота и колонны, одна из них была водружена в Ижевске на башню вместо шпиля.

— Это первое здание в России, в том числе в центре двух столиц, посвященное Отечественной войне 1812 года (храм Христа Спасителя был построен позже, а Александрийский столп — не здание, хоть и центрирует главный двор империи). Кроме памятных объектов в виде триумфальных арок-застав, двуглавыми орлами украшались почти исключительно башни допетровской Москвы (Кремль, Иверские ворота, Сухарева башня, Коломенское), с орлами на башнях ассоциировалась именно наша древняя столица, как со звездами на башнях ассоциировалась советская Москва. В Петербурге же символическое навершие было другое — кораблик Адмиралтейства. Проект главного корпуса Ижевского завода был впервые опубликован в «Вестнике Европы» в 1816 году, когда восстанавливалась сгоревшая Москва, восстанавливались и стены Кремля. Башня с орлом — это первый в России памятник-здание, посвященное 1812 году, памятник Москве, ее башням с орлами, — говорит Игорь Кобзев.

Главный корпус оружейного завода с башней, венчаемой двуглавым орлом, и заводскими часами стал центром поселка, самым величественным строением, хорошо видневшимся издалека.

Свергнут дважды

Значительные перемены в жизни поселка при Ижевском заводе, как и по всей стране, произошли в 1917 году. Власть Советов была установлена в октябре без больших потрясений, однако в августе 1918 года началось Ижевско-Воткинское восстание против власти большевиков. Территория нынешней Удмуртии, по сути, перестала подчиняться центральному правительству, установив отношения с Комуч — Комитетом членов Всероссийского учредительного собрания, организованным в Самаре. Однако уже в ноябре 1918 года восстание было подавлено, Ижевск был взят дивизией Владимира Азина 7 ноября.

Как утверждает историк Евгений Шумилов, скинуть символ царской России с колонны решили только 8 декабря 1918 года. Фото izhlife.ru

Оружейный завод, таким образом, переходил из одних рук в другие, при этом, похоже, орел мало интересовал как большевиков, так и участников восстания. Как утверждает историк Евгений Шумилов, скинуть символ царской России с колонны решили только 8 декабря 1918 года. Вместо него установили пролетарское знамя. Предположительно, орел остался лежать рядом с корпусом.

13 апреля 1919 года Ижевск захватывают войска белогвардейцев Александра Колчака. По словам Шумилова, они вернули орла на свое место на башне оружейного завода, однако продержался он там не больше пары месяцев. Город был взят Красной Армией 8 июня, а уже 16 июня было решено окончательно избавиться от орла. Для этого гудком созвали всех рабочих.

«Стройными рядами подходили красноармейцы, оживленно переговаривались рабочие, — пишет в своей книге Евгений Шумилов. — На рифленые ступени памятника Дерябину выходили ораторы — Шапошников, Фокин, Михаил Пастухов. Звучали речи о победах РККА, о мировой революции, о крахе монархических иллюзий… А на крыше корпуса суетились люди, подставляли лестницы, второй раз за полгода опутывали шеи державного орла. Вот по знаку Шапошникова стоящие внизу ухватились за веревки. Треснул стержень, пронзающий колонну на башне, и под дружное «ура» орел завалился на крыло, пополз по канатам на площадку у моста. С шутками, прибаутками тащили огромного орла над головами к воде. Многим хотелось лично «казнить» последний символ поверженного мира. Бросили орла в баржу и под «Интернационал», под ироничное махание белыми платочками увезли на середину первой шири, где и утопили».

Шумилов в разговоре с корреспондентом «Реального времени» отметил, что описывал эти события, опираясь на воспоминания очевидцев. Орел и сейчас лежит где-то на дне Ижевского пруда, но никто до сих пор его не нашел, хотя попытки такие предпринимались неоднократно.

Алексей Коробейников говорит, что документальных свидетельств, что орел был утоплен, нет. Фото vk.com

Действительно ли утоплен?

Главный оппонент Шумилова — историк Алексей Коробейников говорит, что документальных свидетельств, что орел был утоплен, нет. При этом доподлинно неизвестно, действительно ли его повторно установили колчаковцы или он все это время лежал рядом с башней. Бронзового орла могли просто переплавить.

— Если орел действительно был утоплен в пруду, то за столько лет он настолько разрушился, и от него мало что могло уже остаться. Кроме того, в этой части пруда очень глубокий слой ила — несколько метров. Его там и найти было бы невозможно. Многократно пруд обследовался, и там невнятные куски металла есть, но мало ли что там за 250 лет в пруду… — говорит Коробейников, который также имеет квалификацию подводного археолога.

При этом он полагает, что обычным рабочим вовсе не было дела до этого орла. Его исчезновение с башни завода они не заметили так же, как и большинство нынешних жителей Ижевска не заметили обрушения 3 июля этого года в результате пожара триумфальной колонны.

— Люди ходили на работу на завод, они и не замечали этого орла. Никаких чувств, романтики по этому символу они не испытывали. Для людей было важнее, что поесть, как заработать себе на пропитание. После орла на этом месте установили сначала красный флаг, потом российский триколор. Но большинство этих перемен особо и не замечают. Произошел пожар на башне в этом году, рухнула триумфальная колонна, но внимание этому уделили лишь несколько десятков жителей города, — говорит Коробейников.

Башня с российским триколором. Фото ruskazaki.ru

На встречах инициативной группы, которая собиралась после произошедшего пожара, высказывались предложения о восстановлении как утраченной колонны, так и двуглавого орла. Однако перед этим необходимо провести масштабную реставрацию главного корпуса завода, на которую требуется несколько миллиардов рублей. Здание является объектом культурного наследия федерального значения и относится к федеральной собственности, однако его будущее не определено. Финансов на проведение работ у республиканского бюджета нет, а федеральные власти интереса к этому объекту не проявляют.

Михаил Красильников
ОбществоИстория Удмуртия
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 16 дек
    Да, мы ленивы и нелюбопытны...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии