Новости раздела

Комитет градозащитников: кого Иван Гущин наберет в команду?

Помощник президента Олеся Балтусова прочит в помощники главы ведомства Светлану Персову и сотрудников Минкульта

Комитет градозащитников: кого Иван Гущин наберет в команду? Фото: Олег Тихонов

Недавно созданной структуре — Комитету РТ по охране объектов культурного наследия — прописали задачи и функции. Стало известно, что председатель комитета Иван Гущин возьмет себе двух заместителей. Помощник президента Олеся Балтусова (которую также прочили на этот пост) не исключает, что это будет замминистра культуры РТ Светлана Персова. В целом штат нового ведомства будет состоять из 23 человек. Кто еще войдет в команду Гущина и как она намерена работать — выясняло «Реальное время».

Комитет поселят в здании Минкульта РТ

Положение о Комитете РТ по охране объектов культурного наследия уместилось на 14 страницах. Кабмин утвердил его еще 12 июля, но на портале правовой информации его опубликовали лишь накануне. Комитет выступает правопреемником Министерства культуры РТ в части обязательств, связанных с сохранением, использованием, популяризацией и охраной объектов культурного наследия. Установили и предельную численность штата — 23 человека. Месячный фонд зарплаты не такой уж и внушительный — 541,4 тысячи рублей, то есть в среднем по 23,5 тысячи на сотрудника. Причем работа 18 из них будет финансироваться из бюджета республики. У председателя комитета будут два заместителя. Кто именно, Иван Гущин пока не стал раскрывать.

— Кадровый вопрос в стадии решения, ведем работу. Еще должен быть соответствующий указ об утверждении структуры комитета. Пока не все организационные вещи пройдены. Кадровый вопрос, конечно, основной, — признался в разговоре с «Реальным временем» Гущин.

Комитет разместится в том же здании, что и Министерство культуры РТ, — на Пушкина, 66/33. Ведомству наметили три основные задачи: участие в государственной политике по охране объектов культурного наследия, собственно государственная охрана этих объектов и создание условий по доступу татарстанцев к культурным ценностям. Перечень функций более внушителен, несколько направлений — от сохранения и охраны объектов до государственной поддержки общественных объединений.

Взаимодействие комитета с Минкультом РТ ограничивается «регулированием отношений в области культуры» и «содействием укреплению взаимопонимания и терпимости между религиозными объединениями различных вероисповеданий». Зато с Министерством строительства, архитектуры и ЖКХ РТ круг совместных функций куда шире: от организации и проведения госэкпертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий до подготовки документов по планировке территорий и даже региональных нормативов градостроительного проектирования.

Комитет разместится в том же здании, что и Министерство культуры РТ, — на Пушкина, 66/33

Созданный комитет будет определять границы историко-культурного заповедника регионального значения, согласовывать проекты информационных надписей на объектах культурного наследия федерального значения. Именно комитет будет принимать решение об установке таких информационных знаков на республиканских памятниках. Среди полномочий охранного комитета также утверждение перечня исторических поселений.

Согласно положению, именно председатель комитета набирает штат, назначает и освобождает от должностей руководителей подведомственных учреждений. При комитете образуют научно-методический совет по вопросам государственной охраны, сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия. Состав утверждается приказом председателя. Кроме того, в комитете создается коллегия, ее состав и численность уже утверждает республиканский кабмин.

Замминистра культуры РТ может перейти в новый комитет

Помощник президента РТ Олеся Балтусова в разговоре с корреспондентом «Реального времени» отметила, что федеральный закон №315-ФЗ предписывает создание отдельного органа охраны памятников в каждом регионе страны еще с 2015 года и 95% регионов их создали: «Наконец, произошло это и в Татарстане».

— Отрасль охраны памятников нуждается в регулировании и систематизации, разграничении полномочий с министерствами культуры и строительства, а также усилении своего статуса. Для этого я вносила в кабинет министров предложение по структуре в 35 человек и в 23 тоже — было два варианта. Ведь самостоятельный комитет должен быть сильной структурой, на нем полномочия по контролю и надзору за состоянием памятников и проводимыми работами на них, согласованию проектной документации, приемке выполненных работ на объектах культурного наследия, утверждению охранных зон, границ памятников, постановке в реестр, выявлению новых, утверждению экспертиз проектов, а также по работе с памятниками ЮНЕСКО и историческими поселениями. В итоге был согласован вариант на 23 сотрудника. В их число должны войти действующие сотрудники Министерства культуры, включая заместителя министра Светлану Глебовну Персову, начальника отдела контроля и государственной охраны ОКН (объекты культурного наследия, — прим. ред.) Альберта Саляхова, его сотрудников и остальных. Это объясняется просто: кадрами в нашей отрасли разбрасываться нельзя, их ничтожно мало, и все они специалисты в области сохранения наследия, с широким кругозором и большой культурной платформой. За прошедшие 7 лет этот коллектив во главе со Светланой Глебовной вывел казанскую школу реставрации на новый, очень достойный уровень. Теперь его нельзя уронить, и новый начальник комитета это хорошо понимает, сейчас он как раз формирует новую команду, — рассказала Балтусова.

«За прошедшие 7 лет коллектив во главе со Светланой Глебовной вывел казанскую школу реставрации на новый, очень достойный уровень. Теперь его нельзя уронить», — рассказала Олеся Балтусова. Фото Максима Платонова

Собеседница издания подчеркнула, что именно благодаря контролю Персовой многие памятники в Татарстане были отреставрированы по научной методике, а «не покрыты дешевым ламинатом с хлипкими натяжными потолками поперек древних сводов, как любят наши строители».

— Многие были выявлены, многие восстановлены, многие не снесены, как любят наши строители, а реконструированы в подлиннике. Я неоднократно слышала, как высоко отзывается о ее профессиональных качествах первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев, ведь в работе над объектами в Болгаре и Свияжске ошибаться было нельзя, нужен был серьезный контроль профи. Он и сейчас нужен. Проводимые ею научно-методические советы по развитию исторических территорий сплотили профессиональное сообщество, впервые за долгие годы сделали профессиональную дискуссию возможной и плодотворной. Кроме того, подведомственной организацией у комитета будет Центр наследия Татарстана под руководством сильного эксперта по наследию Ильзиры Ришатовны Кузьминой, центр существует в форме ГБУ, он сменит учредителя с Министерства культуры на комитет. Такой коллектив уже точно справится с огромной работой по памятникам в Татарстане. Желаю ему удачи и готова оказывать всяческую поддержку, — отметила Балтусова.

— Я веду в аппарате президента РТ пять направлений — культуру, туризм, ОКН, музеи и градостроительную деятельность в исторических поселениях. Кроме того, я являюсь членом совета татарстанского ВООПИиК (общества охраны памятников) и веду большие общественные проекты, например «Том Сойер Фест — Казань» — это движение добровольцев в защиту исторической среды на средства спонсоров. С новым комитетом мы обязательно будем взаимодействовать по всем направлениям, — обозначила позицию помощник президента РТ.

«С новым комитетом мы обязательно будем взаимодействовать по всем направлениям», — обозначила позицию помощник президента РТ. Фото Олега Тихонова

Светлана Персова свое возможное назначение в замы к Гущину «Реальному времени» не подтвердила, но и не опровергла:

— Пока нет информации, все кадровые вопросы в стадии формирования. Лучше дождаться утверждения штата, которое должно произойти в течение месяца, — сообщила она.

Хотелось бы, чтобы уже сохранили наработки

Опрошенные «Реальным временем» эксперты, отвечая на вопрос о том, кого они видят в качестве помощников Гущина, предпочли не называть конкретных имен:

— Хорошо, что остается подведомственное учреждение — Центр культурного наследия, тогда 23 человек в комитете совершенно достаточно. Если бы подведомственной структуры не было, то, наверное, было бы тяжеловато. По стране часто с созданием комитета или структуры, подобной ему, такие центры фактически переставали работать, комитет создавался как бы на их базе. Но есть исключения, например, в Пермском крае. То, что в Татарстане будет комитет и Центр культурного наследия, говорит о том, что у нас изучали опыт других регионов, — дал комментарий «Реальному времени» экс-замминистра культуры РТ Игорь Нестеренко.

Вопрос с созданием комитета давно назрел, и сейчас профессионалы просят только о том, чтобы все прежние наработки сохранились, чтобы не пришлось начинать работу с нуля.

— Помню времена до Персовой и Балтусовой, когда не было никакой совместной работы с органами охраны. Хотелось бы, чтобы совместный опыт максимально использовался, чтобы сохранялись наработки и люди, которые уже есть, чтобы не приходилось начинать с нуля. Конкретных деталей по работе с комитетом пока нет. Очевидно, что Гущин будет набирать свою команду, у него есть определенный опыт, свои представления. Хотелось бы, чтобы в комитете была и содержательная часть, работа с теми, кто знает объекты, понимает в стилистике, — надеется главный архитектор проектов ASG Юлия Васильева.

«Хотелось бы, чтобы в комитете была и содержательная часть, работа с теми, кто знает объекты, понимает в стилистике, — надеется главный архитектор проектов ASG Юлия Васильева». Фото Максима Платонова

— Комитет взял часть полномочий Минкульта, начальству виднее, люди квалифицированные. Но есть одна ситуация. На Баумана есть дом Жарова, его иногда называют домом Жаркова, эту путаницу еще можно понять, но Минкульт в итоге повесил табличку, что это дом Шарова. Мы говорили сто раз, чтобы заменили букву, ответ один — так написано в документах, а делать поправку по сути технической ошибки нужно через Москву. Значит, исправляйте через Москву, это тоже говорили, но на это у них нет денег. Если новая структура сможет обойтись без такой волокиты, то очень хорошо, а иначе получается, что меняем шило на мыло, — комментирует известный краевед Лев Жаржевский.

Юлия Косолапкина
ОбществоКультураНедвижимостьИстория Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 02 авг
    отлично - теперь таблички будут делать в комитете... это великолепно и важно!
    Ответить
  • Анонимно 02 авг
    отлично - теперь таблички будут делать в комитете... это великолепно и важно!
    Ответить
  • Анонимно 02 авг
    А кто у нас минкульт Татарстана?
    Ответить
    Анонимно 02 авг
    Ирада Хафизянова
    Ответить
  • Анонимно 02 авг
    Дорого богато в этом здании сидеть
    Ответить
  • Анонимно 03 авг
    А что охранять ? Почти все снесли 20 лет назад...
    Ответить
  • Анонимно 05 авг
    «...многие не снесены, как любят наши строители, а реконструированы в подлиннике...» - ой лукавит, ой... В Казани уже снесли 95% заброшенных и ценных объектов. А что осталось малюют краской бесплатная РАБсила, под лозунгом «Любим город не только на словах» - хаха, любите, галочку своему куратору зарабатывайте.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии