Новости раздела

Не выдержали даже инфузории: как жительница поселка Мостоотряд пытается отсудить полмиллиона после ЧП

Ребенку Марии Змудзиной стало плохо в тот же день, когда произошел пожар на «ПО Меркурий»

Не выдержали даже инфузории: как жительница поселка Мостоотряд пытается отсудить полмиллиона после ЧП Фото: Марат Гайфуллин

Пожар 14 мая в промзоне Московского района на площади почти в 100 квадратных метров для жителей ближайшего жилого массива не прошел бесследно. В тот же день 14-летнего Артема Богданова положили в больницу с признаками отравления. Его мама подала в суд на ООО «ПО Меркурий», арендовавшее площади на территории завода ЖБИ. Подробности — в материале «Реального времени».

500 тысяч рублей — за моральный вред

ЧП 14 мая, когда с утра со всех точек Казани был виден столб черного дыма, не прошло бесследно для жителей поселка Мостоотряд. 14-летнего Артема Богданова в тот же день скорая увезла в ДРКБ с диагнозом «токсическое действие красящих веществ, токсическое действие продуктов горения средней степени тяжести». В больнице подросток провел два дня. С ООО «ПО Меркурий», на территории которого и случился пожар, мать Богданова хочет взыскать компенсацию морального вреда в 500 тысяч рублей и судебные расходы в 300 рублей. Еще до суда Мария Змудзина рассказала, что компания «ПО Меркурий» не предлагала никакой помощи. На первое судебное заседание по существу пригласили представителей центральной специализированной инспекции аналитического контроля Министерства экологии и природных ресурсов РТ. На момент подготовки материала оперативный комментарий от Минэкологии РТ не поступил.

— 14 мая на место пожара прямо во время происшествия выехала наша передвижная лаборатория. Мы отобрали пробы воздуха и почвы на Автосервисной, 7, брали их и на следующий день. Мы исследовали содержание, например, бензола, толуола, ацетона, этилацетата, превышение ПДК (предельно допустимая концентрация, — прим. ред.) было в сто раз, — рассказал заместитель начальника центральной специализированной инспекции аналитического контроля Министерства экологии и природных ресурсов РТ Андрей Бодяжин.

14-летнего Артема Богданова в день пожара скорая увезла в ДРКБ с диагнозом «токсическое действие красящих веществ, токсическое действие продуктов горения средней степени тяжести»

У судьи Светланы Солдатовой, как и у адвоката ответчика Ольги Камалетдиновой, возникли вопросы, по каким именно веществам было такое большое превышение. Выяснилось, что по толуолу, по остальным веществам превышение ПДК чуть меньше, а по содержанию продукта горения в воздухе оксида углерода вообще нет превышений. Пробы почвы мало чем отличались — например, допустимое содержание бензола было превышено в 300 раз. Тяжелым воздух в прямом смысле слова остался и на следующий день — даже тогда ПДК толуола была превышена в 12 раз. К слову, на следующий день после ЧП пробы брали около третьего дома, а не седьмого, как в день ЧП, за что зацепилась сторона ответчика.

— Вы утверждаете, что 14 мая брали пробы с места пожара на Автосервисной, 7, но наше предприятие находится по другому адресу. Кто определяет место в жилом секторе? И третий дом по отношению к пожару вообще находится не меньше чем в 500 метрах, — выступил представитель ООО «ПО Меркурий» Марат Нигматуллин.

Представитель инспекции пояснил, что конкретное место определяет инспектор в зависимости от метеоусловий. Бодяжину долго и подробно пришлось объяснять специфику работы подразделения — вплоть до того, как они получают сообщение о необходимости выехать для получения проб. Вот только оценка воздействия на организм в их полномочия не входит, «мы в результате выдаем только цифру», озвучил Бодяжин.

У мамы подростка, в свою очередь, возник логичный вопрос, с чем же связано превышение того же толуола, если содержание продукта горения в норме.

— Наверное, это связано с деятельностью «ПО Меркурий». Толуол не может возникнуть откуда-то, — ответил Бодяжин.

Андрею Бодяжину (на фото — слева) долго и подробно пришлось объяснять специфику работы подразделения

Был пожар визуально?

На выяснение обстоятельств снятия проб почвы и воздуха ушло не меньше часа. Представитель ответчика сделал замечание, что в актах отбора проб нет подписи кого-нибудь из «ПО Меркурий», с его слов, они также были на месте ЧП. Бодяжин же утверждал, что инспекторы никого не нашли. Нигматуллина интересовало, на каких основаниях проверяли субъект предпринимательства, но представителю специализированной инспекции пришлось напомнить, что пробы брали не в рамках проверки, а по факту пожара.

— Ну так был пожар визуально? Как вы поехали? — судья попыталась направить представителя инспекции в нужное русло.

— Поступил звонок из министерства, сказали ехать, у нас нет формализма. У проб был стойкий запах, когда их привезли, — ответил Бодяжин.

Да такой, что дополнительно специалисты их решили проверить не только на базовый набор уже озвученных вредных веществ, но и сделать тест на токсичность.

— Инфузория-туфелька показала, что эта почва токсичная, — выступила перед судом главный специалист центральной специализированной инспекции аналитического контроля Минэкологии РТ Марина Борисович.

Представитель компании «ПО Меркурий» решил обратить внимание суда на сохранность проб, которые, как выяснилось, дополнительно не опечатывают.

— Как вы гарантируете безопасность проб — только руками специалиста, если вы их не пломбируете? Вы говорите, что делали отбор на месте, но на территории, которую мы арендуем, везде бетонное основание, взять пробы почвы невозможно, — начал Нигматуллин.

— Мы находимся максимально близко к месту пожара, как допускает МЧС. Третий дом находится в 20—50 метрах от забора, — парировал главный специалист инспекции аналитического контроля Никита Маслов.

Эксперты от Минэкологии добавили, что по протоколам взятых анализов нельзя говорить об источнике загрязняющих веществ, поиском виновного занимается центральное территориальное управление.

Судебно-медицинская экспертиза в рамках первоначального возбужденного уголовного дела показала, что никаких физических повреждений у подростка нет, а действие опасных продуктов не подтверждается соответствующей экспертизой

Физического вреда нет

После этого суд перешел непосредственно к Артему Богданову. Судебно-медицинская экспертиза в рамках первоначального возбужденного уголовного дела показала, что никаких физических повреждений у подростка нет, а действие опасных продуктов не подтверждается соответствующей экспертизой. Речь о субъективных жалобах, зачитала результаты экспертизы судья.

— 14 мая мама нас с братом должна была отвезти в поликлинику показать пробу Манту, мы отъехали от дома, заправились и увидели в небе столб дыма. Испугались и поехали домой. Это горел завод. Брат пошел к маминой подруге, а мы с мамой взяли документы, домашних животных, кота и черепаху, и вышли на улицу. Мы хотели уехать, но нас не пропускали, поэтому мы остались в поселке на улице. Вечером поехали к родственнице бабушки, там мне стало плохо, болела голова, пошла кровь из носа, — отвечал на вопросы судьи Артем Богданов.

— Младший брат ушел, а у вас была возможность уйти? — спросила адвокат ответчика.

— Я остался с мамой, мало ли что.

— Так была или нет?

— Была, но я остался, страшно за нее. Пожар становился все больше и больше.

— Сколько там было людей, какого возраста, пола? — уточнил представитель «ПО Меркурий» Нигматуллин.

Восьмиклассник растерялся, вспомнив только, что в основном на месте были только пожилые люди.

Мария Змудзина рассказала, что компания «ПО Меркурий» не предлагала никакой помощи

— Ребенок был в панике, что вы задаете глупые вопросы, о каком количестве вы спрашиваете? Там весь поселок был, мне всех на следующее заседание привести? — не выдержала мать Богданова.

Нигматуллин пояснил, что факт пожара они никак не отрицают, с его слов, генеральный директор предприятия уже понес административную ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, штраф составил 46 тысяч рублей.

— На территории мы хранили 646-й растворитель или составляющие для его производства. В этот раз переливали толуол, горело сырье. Жилая зона начинается минимум в 50 метрах от поселка, но и то это не дома три и семь, сначала есть гаражи, мусорные баки, баня, — отвечал представитель компании «ПО Меркурий».

Помощник прокурора Московского района Михаил Вавилин попросил суд, чтобы сторона истца принесла на следующее заседание доказательства, что подросток в момент ЧП был непосредственно в поселке.

— Также прошу вызвать сотрудника МЧС, который сказал бы, вводился ли режим ЧС (к слову, представитель ООО «ПО Меркурий» и адвокат ответчика ничего об этом не знали), представителя Роспотребнадзора, который объяснит, как концентрации веществ влияют на здоровье, а также провести повторную судебно-медицинскую экспертизу Богданова, — озвучил помощник прокурора.

В привлечении сотрудника МЧС и проведении экспертизы судья отказала, но согласилась, что без Роспотребнадзора не обойтись. Кроме того, суд собирается истребовать медицинскую карту Богданова, ведь после того, как его выписали 16 мая из ДРКБ, терапевт в поликлинике по месту жительства не поспешила его выписывать в школу, еще несколько дней он наблюдался по месту прописки.

Представитель ООО «ПО Меркурий» и адвокат ответчика ничего не знали о том, вводился ли в связи с пожаром режим ЧС

Представитель компании «ПО Меркурий» от комментариев после заседания отказался, заявив корреспонденту, что ему неинтересно общаться, после чего применил силу, пытаясь вырвать диктофон.

Юлия Косолапкина, фото автора
Происшествия Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 19 июля
    Дайте уж ей денег
    Ответить
    Анонимно 19 июля
    Зачем? просто она хочет выбить денег
    Ответить
    Анонимно 19 июля
    Просто так? Бред
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    только разбираться и не падать духом!
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Поэтому надо записывать не на диктофон а на видеокамеру
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии