Новости раздела

Риза Фахретдин: реформатор, историк и политик

Историк Раиль Фахрутдинов об идейных истоках и практических задачах религиозного реформаторства

В числе выдающихся татарских просветителей имя Ризы Фахретдина (1859—1936) занимает особое место. Те идеи, которые выдвигали выдающиеся религиозные мыслители XIX века, получили в его трудах наибольшее развитие. Он был для татар (но, видимо, не только для татар) сразу исламским ученым, общественно-политическим деятелем, религиозным реформатором, историком и журналистом. О взглядах Ризы Фахретдина специально для читателей «Реального времени» пишет доктор исторических наук Раиль Фахрутдинов.

Мусульманин в век перемен

Новый виток модернизации российского и татарского общества в последней четверти XIX века проявился в прогрессивных преобразованиях во всех сферах духовной и материальной жизни татарского общества, активизации общественно-политической жизни. Широкий размах и глубину приняло движение известное под названием джадидизм. Деятельность и мировоззрение татарских джадидов включает в себя просветительское, религиозно-реформаторское и политическое направления.

Большую роль в пропаганде джадидских идей в начале XX века сыграла целая плеяда татарских просветителей и религиозных реформаторов, среди которых особое место занимает Риза Фахретдин, которого наряду с другим религиозным интеллектуалом и общественным деятелем Мусой Биги Джамал Валидов в свое время назвал «великими учеными современного мусульманского Востока».

Ризааддин Фахретдин родился в 1859 году в деревне Кичу Чаты Бугульминского уезда Самарской губернии, в семье муллы. Получил образование в мектебе своего отца, затем продолжил обучение в медресе деревни Тубен Шельчели в том же уезде. В эти же годы впервые познакомился с творчеством татарских религиозных реформаторов Курсави и Марджани, а также мусульманских религиозных реформаторов Афгани и Абдо, работы которых оказали большое влияние на формирование его мировоззрения.

Делегаты от СССР на Первом Всемирном мусульманском конгрессе в Мекке, 1926 год. В первом ряду в центре слева направо — Кашшафетдин Тарджемани и глава делегации муфтий Ризаэтдин Фахретдин. Фото idmedina.ru

Уже в первой трети XX века Риза Фахретдин становится одним из виднейших теологов мусульманского мира. Являясь идеологом мусульманской модернизации и ведущим богословом, он заслуженно пользовался авторитетом во всем мусульманском мире. Свои религиозно-мировоззренческие взгляды изложил в работах «Дини вэ иджтимагый мэсьэллэр» («Религиозные и общественные проблемы») 1914 года; «Джавами калим шархи» («Комментарии к сборникам хадисов») 1916 года. В этих сочинениях Фахретдин рассматривал проблемы реформирования мусульманского мира в Новое время, отстаивал совместимость ислама и науки, призывал вернуться к первоначальному «чистому» исламу, без позднейших средневековых наслоений, пропагандировал новометодное религиозное образование, нравственные устои религиозного воспитания в семье, равноправное положение женщины и мужчины в семье и в социальной жизни.

Он много занимался издательской деятельностью. Был заместителем редактора газеты «Вакыт» («Время»), главным редактором журнала «Шура» («Совет»), который выходил до 1917 года. После смерти муфтия Галимджана Баруди в 1921 г. был избран на должность муфтия Духовного управления мусульман внутренней России и Сибири. В 1926 году принимал участие в работе Всемирного мусульманского конгресса в Мекке и был избран заместителем председателя Всемирного конгресса, что явилось признанием его общественной и творческой деятельности во всем мусульманском мире.

Риза Фахретдин поднял на качественно новый уровень просветительство. Им был издан 14-томный энциклопедический труд «Асар» («Деяния»), в котором были собраны биографии наиболее известных авторитетных теологов и общественных деятелей мусульманского мира; «Болгар тарихы» («История булгар»), «Болгар вэ Казан тореклере» («Булгарские и казанские тюрки») — по истории татарского народа. Он популяризировал просветительские идеи (педагогическая деятельность — джадидизм, усвоение прогрессивного наследия русской, западноевропейской мысли, критика схоластики, средневековых форм воспитания, обращение к истории татарского народа) на страницах своих многочисленных книг по исламской теологии, истории, языкознанию, педагогике (более 150) и на страницах журнала «Шура». Риза Фахретдин — автор многочисленных учебных пособий, пользовавшихся большой популярностью во многих медресе Урало-Поволжского региона.

Ризаэтдин Фахретдинов (1-й слева) в группе с Габдрахманом Ахмеровым (стоит), Ибрагимом Терегуловым (сидит). Уфа

Чем исламское реформаторство отличалось от европейской Реформации

Вокруг обсуждения религиозно-мировоззренческих вопросов наметилось сильное противостояние между консерваторами-кадимистами и джадидами. Эти дискуссии сыграли большую роль в эволюции мировоззрения татарского народа: от средневекового религиозного схоластического к новому религиозно-реформированному мировоззрению, которое отражало рост национального самосознания в условиях новых реалий. Под реформаторством следует понимать именно мусульманское реформаторство, которое, в отличие от «реформации» христианской, имеет свои, присущие только ей отличия. Так, если Реформация в Европе проходила в совершенно другую историческую эпоху (Средневековье), и коренным образом затрагивала основы религии и ее догмы, то задачи мусульманского реформаторства сводились к изменениям устаревшего средневекового понимания ислама, реформированию религиозного мировоззрения верующих и наполнению сознания мусульман, как справедливо подчеркивает современный исследователь Айдар Юзеев, «новым содержанием для подключения основной их массы к общественному прогрессу».

Необходимость реформирования ислама в Поволжье и Приуралье была связана не только с социально-экономическими причинами, но и с активизацией в конце XIX в. политики христианизации края. В условиях, когда православные миссионеры, лидеры которых (Ильминский и Победоносцев) имели неплохую теоретическую подготовку по исламоведению, национальные религиозные деятели уже не могли довольствоваться средневековой схоластической теологией, обсуждавшийся на меджлисах (собраниях) в богословских спорах и дискуссиях. Необходима была популяризация нового знания и наследия татарских религиозных реформаторов: Габденнасыра Курсави (1770—1812), Габдрахима Утыз-Имяни (1754—1834) и Шигабутдина Марджани (1818—1889), известных арабо-мусульманских религиозных реформаторов Джамаль ад-Дина Афгани (1838—1897), Мухаммада Абдо (1849—1905), стремившихся привести религию в соответствие с новыми общественно-политическими отношениями и пропагандировавших идеи обращения к раннему исламу, совместимости ислама и современной науки и, соответственно, необходимости усвоения европейской науки и знания.

Религия как основа реформирования татарского общества

Главное в деятельности татарских религиозных реформаторов, среди которых кроме Ризы Фахретдина мы называем Мусу Биги и Галимджана Баруди, заключалось в том, что, не отказываясь от основных положений классического ислама, они пытались освободить его от позднейших наслоений (например, спекулятивной теологии — калама, мистического ислама — суфизма) и приобщить религию к современной действительности, соответствующей реалиям Нового времени, тем самым внося в религиозное мировоззрение татарского народа новое, рационализирующее начало.

Практически все татарские религиозные реформаторы начала XX века активно участвовали в политической жизни мусульман России, способствуя тем самым распространению религиозно-философских идей джадидов в сфере общественно-политической деятельности.

Ризаэтдин Фахретдинов в кругу семьи: 1-й ряд — Габдрахман, Габдрашит, Зейнаб, Габдулахад; 2-й ряд — Нуржамал Абдулнасыровна, Асьма, Ризаэтдин Фахретдинов, Сагид. Оренбург, 1912 г.

Консервативное (кадимисткое) духовенство выступало против религиозных реформаторов, выставляя их как врагов ислама, деятельность которых будто бы ведет к подрыву основ религии. Часто консерваторы писали доносы или прибегали к более «радикальным» методам, например, когда Курсави в Бухаре местными фанатиками был приговорен к смертной казни. Кадимистов поддерживало Оренбургское духовное собрание мусульман России, учрежденное в 1789 году и контролируемое правительством (муфтий — глава Духовного собрания — подчинялся министру внутренних дел), которое фактически отражало политику правительства в отношении мусульманского населения и полностью пыталось его контролировать.

Татарское религиозное реформаторство после российской революции 1905—1907 годов было качественно иным, чем реформаторство XIX века. Фахретдин, Баруди и Биги искали пути развития религии в новых условиях, не просто писали о необходимости вынесения религиозный суждений по общественно-правовым вопросам, а обосновывали формирование российского гражданского общества, главным образом татарского, канонами ислама.

В произведениях татарских религиозных и общественных деятелей начала XX века, среди которых был и Риза Фахретдин, наиболее ярко отражаются основные просветительские идеи: критика схоластики, разум как критерий истины, пропаганда светских знаний, заимствования достижений русской, западноевропейской мысли, вера в просвещенного монарха. Большое место в произведениях просветителей того времени занимали вопросы диалектического развития общества, проблемы познания, причинности и закономерности, зависимости духовной жизни общества от реальной действительности, заимствования европейской науки и демократических форм правления, причины социального и национального прогресса, проблемы взаимоотношений общества и личности, свободы личности.

Раиль Фахрутдинов, фото archive.gov.tatarstan.ru
Справка

Раиль Равилович Фахрутдинов — доктор исторических наук, заместитель директора по научной работе Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) федерального университета.

  • Родился в Казани в 1962 году.
  • В 1984 году закончил Казанский государственный педагогический институт по специальности история и иностранный язык.
  • В 2009 году защитил в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук по теме «Татарское общественно-политическое движение в конце XIX — начале XX века как фактор конструирования национальной идентичности ».
  • С 1995 года работал в Казанском социально-юридическом институте зав. кафедрой гуманитарных наук и проректором по учебной и научной работе.
  • С 2015 года — профессор кафедры «археологии и этнологии» Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) федерального университета.
  • С 2017 года — зам. директора по научной работе Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) федерального университета.
  • Сфера научных интересов: этническая история татарского народа, этнополитические процессы тюркского мира.

ОбществоКультураИстория БашкортостанТатарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 24 апр
    Какие красивые фотографии. смотришь на них и сразу видно, татарская семья
    Ответить
    Анонимно 03 мая
    сразу видно, татарская семья
    ===============================
    Его род пренадлежал башкирскому клану Юрмый.
    Его прадед Субхангул являлся башкирским старшиной.
    В анкете, составленной в 1929 году собственноручно Фахретдиновым имеется сведения о его национальности — башкир-тептяр.
    В декабре 1917 года участвовал в работе III Всебашкирского учредительного курултая (съезда). На нём Р. Фахретдинов был избран в состав Кесе-Курултая — предпарламента Башкурдистана. Являлся уполномоченным Башкирского шуро по Караван-Сараю в городе Оренбурге. Это он писал: «В XIX веке наши ученые начинают общаться с востоковедами и изучать русские источники. Взяв безо всякой критики и проверки в качестве самоназвания, упоминаемых в русской исторической литературе татар, обесчестили себя»
    Ответить
  • Анонимно 24 апр
    /...например, спекулятивной теологии — калама/
    Калам это схоластика, а схоластика это величие школы, как, например, и в западно-христианской традии. В чём здесь спекулятивность теологии?
































    Ответить
  • Анонимно 24 апр
    Тема очень интересная, но читается очень тяжело. Дочитать себя заставила.Думаю, про Риза Фахретдин можно написать более интереснее, читаемо для простых людей.
    Ответить
    Анонимно 25 апр
    +1
    Ответить
  • Анонимно 24 апр
    Столько серьезных людей заняты такой несерьезной темой как религия
    Ответить
    Анонимно 24 апр
    Аккуратней в своих словах
    Ответить
  • Анонимно 25 апр
    Уверен ли автор
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии