Новости раздела

Гаяз Исхаки: шакирдские будни, развод и политическая опала в жизни и творчестве

Юбилею татарского писателя, политика и публициста посвящается…

Гаяз Исхаки: шакирдские будни, развод и политическая опала в жизни и творчестве Фото: museum.ru

Сегодня, 23 февраля, исполняется 140 лет со дня рождения татарского писателя и политика Гаяза Исхаки. Историк и колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова в своей новой авторской колонке, написанной для нашей интернет-газеты, показывает, как потомственный мишарский мулла стал выдающимся классиком национальной литературы, сравнимым с Пушкиным.

Потомственный мулла

В этом году исполняется 140 лет со дня рождения классика татарской литературы Гаяза Исхаки. Надо отметить, что он был невероятно популярен среди своих современников. Так, художник Баки Урманче, вспоминая шакирдские годы, рассказывал писателю Амирхану Еники, как ему довелось увидеть вживую Гаяза Исхаки. «Кулын үбеп күрештем», дип сөйләгән иде», — писал об этом А. Еники. Разговор происходил еще в 1980-е годы, и лишь им, бывшим шакирдам, заставшим закат эпохи Татарского Возрождения, было понятно величие фигуры Исхаки. Большинство татар, выпускники советских школ, так и не открыли для себя литературное наследие Гаяза Исхаки. Это все равно, что русскому не знать произведения А.С. Пушкина.

До 1917 года Гаяз Исхаки был кумиром молодежи, его портретом украшали свидетельства об окончании медресе, ученические тетради. Художественные произведения Гаяза эфенди охотно раскупались, пьесы ставили татарские театральные труппы. Основные персонажи его прозы — духовенство (муллы, абыстаи и т. д.), мугаллимы (преподаватели), шакирды (студенты), купцы и члены их семей. Современники называли героев произведений Исхаки «нашими культурными типами». Своих героев Гаяз Исхаки «подсматривал» из собственного окружения. Многие автобиографичные моменты потом нашли отражение в его прозе. Писатель стал первым литератором, который показал татарскую повседневность, не приукрашая, без осуждения и назидания. Он часто обращался к социально-бытовой тематике, описывал знакомые всем детали, затрагивал самые деликатные моменты из жизни народа. С одной стороны, Г. Исхаки критиковали, с другой, с нетерпением ждали его новые рассказы и повести.

Экзаменационный лист воспитанников 3-го класса Казанской татарской учительской школы за 1900—1901 учебный год по педагогике, среди которых значится Гаяз Исхаки.
12 мая 1901 г. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Будущий писатель родился в 1878 году в д. Яуширма Чистопольского уезда третьим ребенком в семье сельского муллы. По словам самого писателя, представители их рода на протяжении трех столетий посвящали себя религиозной службе. К такой деятельности готовили и его. Он рос очень смышленым ребенком, рано проявил интерес к учебе. Читать научился еще в пять лет, благодаря бабушке со стороны матери — Махфузе остазбике. Затем будущий писатель учился в медресе своего отца, в родной деревне. Здесь надо отметить, что семья была приписана к сельской общине д. Лашманка Бугульминского уезда Самарской губернии, и сам писатель официально считался крестьянином этой деревни.

Кроме отцовского медресе, Гаяз Исхаки учился еще в Чистополе у Закира ишана Камалова, в медресе которого его отправили в 12-летнем возрасте. В 15 лет он уже учился в Апанаевском медресе в Казани. Одним из его учителей был Ахмет-Хади Максуди.

Исхаки — один из немногих авторов, детально прописавших быт и мироощущения учащихся татарских медресе. Особое место в этом ряду занимает роман «Мулла бабай» (1910), который можно назвать энциклопедией шакирдской жизни. Уже сразу после появления произведения критики отмечали историко-этнографическое значение произведения. Главный герой — Халим, сын «мужика», которого отправляют учиться в медресе небольшого городка. Новоиспеченный шакирд с трудом привыкает к студенческой жизни, терпит издевательства старших товарищей. Но Халим быстро усваивает учебный материал, завоевывает уважение других учащихся. Через несколько лет Халим оставляет свое медресе и продолжает учебу уже в Казани. Казанское медресе встречает героя более жесткими нравами. О шакирдской жизни повествуют и другие произведения писателя. Это и повесть «Жизнь ли это?» и многочисленные рассказы.

После обучения в Апанаевском медресе, Гаяз Исхаки продолжил образование в Казанской татарской учительской школе. Его друзьями были Садри Максуди, Фуад Туктаров, также студенты КТУШ того времени. После окончания этой школы некоторое время преподавал географию и историю в знаменитом медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Но из-за резкого ухудшения зрения у отца он был вынужден возложить на себя обязанности имама в родной махалле. Однако литературно-публицистическая деятельность привлекала его сильнее и, как многие другие сыновья мулл того времени, он решился нарушить семейную традицию и оставил религиозное поприще.

Заметка, опубликованная в газете «Казанский телеграф», «А.С. Пушкин — среди татар» о переводах произведений поэта выпускником медресе Гаязом Исхаки и пожеланиями дальнейших успехов. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Дилеммы героев Исхаки

В прозе Гаяза Исхаки, посвященной жизни шакирдов, литературные персонажи нередко сталкиваются с дилеммой — как жить дальше, а их ли это дело? Безусловно, непонимание между старшим и молодым поколением всегда имело место быть, но именно на рубеже XIX—XX веков конфликт поколений проявился особенно остро. Это было связано и с экономическими факторами, и со сменой морально-нравственных ориентиров в обществе. Например, именно в это время особенно актуальным стало светское образование. Гаяз Исхаки тоже мечтал продолжить образование в высшем учебном заведении, правда, эта мечта осталась нереализованной. Эта тема поднимается в его пьесе «Противостояние». Герой пьесы, сын купца Закир, отказывается заниматься привычным занятием своей семьи и готовится к вступительным экзаменам в университете. На мольбы родителей герой пьесы не обращает внимания. Автору удалось уловить общую тенденцию, когда молодое поколение купеческих семей (а также отпрыски мулл) отказывались от традиционного уклада жизни, предпочтя судьбу интеллигента. Герой пьесы Закир так и не сумел поступить в университет, помешали различные бюрократические препоны.

Многие герои пьес и прозы Гаяза Исхаки сталкиваются с необходимостью изучения русского языка. Это еще одна характерная тенденция этой эпохи, верно подмеченная писателем, которая была обусловлена не только государственной политикой в отношении инородцев, но и их личным желанием конкурировать с русскоязычным населением в профессиональной сфере. Среди татарской городской молодежи становится популярным изучение русского языка, в том числе через произведения русской классики. К слову, Гаяз Исхаки перевел на татарский язык некоторые произведения А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, но больше всего ценил рассказы А.П. Чехова.

В силу тревожной общественно-политической ситуации, складывающейся в стране, Гаязу Исхаки не удалось спокойно заниматься литературно-журналистским трудом. Кроме этих занятий, в этот период он пытается улучшить свое материальное положение с помощью коммерческой деятельности. В 1904 году в Казани писатель становится владельцем небольшой чайной «Караван-сарай» в доме Апанаева на улице Московской. Судя по всему, в покупку были вложены средства жены писателя Марьям Фатхутдиновой, именно на нее была оформлена недвижимость. В заведении собиралась преимущественно татарская молодежь, что не могло не вызвать подозрения у жандармерии. Тем более об этом их в самых ярких красках осведомляли тайные информаторы из числа той же молодежи. Гаяза Исхаки в жандармских сводках называют руководителем подпольной шакирдской организации «Бреги» («Берек»), а в чайной по сведениям проходят обыски. Вскоре владельца заведения общепита обвинили в сокрытии доходов (сдача нескольких комнат в аренду) и несоблюдении санитарных норм. Писатель к тому времени считался уже политически неблагонадежным лицом. Это было началом долгого периода скитаний писателя. Несмотря на жизненные трудности и новые испытания, Гаяз Исхаки продолжал заниматься любимым делом. Так, жандармы вместо нелегальной литературы чаще всего сталкивались в его личных архивах с записными книжками с фрагментами описаний будущих персонажей, сюжетных линий и т. п. записи.

Лидеры татарского национального движения — Гаяз Исхаки, Садри Максуди, Фуат Тухтаров. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Любовь, брак, многоженство и развод в произведениях

Одна из главных линий в творчестве писателя — это тема любви и брака. В его рассказах и пьесах можно проследить жизнь татар от сватовства до семейных драм в глубокой старости. Гаяз Исхаки первым обратил внимание на проблему смешанных брачных союзов, разводов, многоженства, браков по расчету. Некоторых критиков даже раздражала чрезмерная откровенность Гаяза эфенди. Например, в рассказе «Остазбика» («Жена муллы»), после многих лет бездетного супружества, жена хазрата Сагида уговаривает мужа Вахида жениться во второй раз. Автор поэтично описывает их семейные взаимоотношения, переживания первой супруги перед никахом мужа. Сагида абыстай сама выбирает невесту для мужа из числа своих учениц. Но появление долгожданных детей не приносит счастья данной семье. Если в «Остазибике» писатель делает ненавязчивые выводы, то в более раннем произведении, пьесе «Жизнь с тремя женами», многоженство критикуется прямолинейно. Эта комедия неоднократно ставилась на различных сценах. Несмотря на редкость многоженства среди татар, проблема вызывала оживленные споры.

Еще один популярный сюжет в татарской литературе конца XIX — начала XX века — проблема браков по расчету, когда решения за жениха и невесту принимали их родители. Конфликт обычно обострялся при помощи историй о тайном возлюбленном брачующейся, за которого она мечтала выйти замуж. Как модный писатель своего времени, не обошел такую тему и Гаяз Исхаки. Например, об этом рассказ «Татарский ум», где купец выбрал для своей единственной дочери отличную, по его мнению, партию. Девушка была недовольна решением отца. В конце концов, несчастная молодая женщина умирает от тоски. Такие примеры имели место, в том числе и в купеческих семьях. Не менее известна пьеса Г. Исхаки «Алдым-бирдем» («Сделка») об этой же проблеме.

Семейные конфликты в своих произведениях Гаяз Исхаки часто разрешал при помощи развода. К слову, и сам писатель состоял в разводе. При этом он дважды женился и разводился с одной и той же женщиной. Впервые Гаяз Исхаки женился на Марьям Фатхутдиновой (дочери Ф. Шарипова) в 1903 году, окончательно развелся в 1908-м. Архивные документы не объясняют эти семейные взаимоотношения, но сам писатель вполне откровенно пишет о них в автобиографичной повести «Зиндан». В период жандармских гонений, в 1906 году Исхаки возвращается в родное село. Вместе с маленькой дочкой приходит повидать его и бывшая жена Марьям. Она была без сопровождения других взрослых женщин и оказалась наедине с бывшим мужем, в его доме. Во избежание сплетен и домыслов, Исхаки еще раз женился на Марьям.

Гаяз Исхаки с дочерью Сагадат. Фото tatmuseum.ru

В этом браке в 1905 году родилась единственная дочь Сагадат, впоследствии воспитывал ее Гаяз эфенди сам. Она эмигрировала вместе с отцом и занималась научной деятельностью. Бывшая жена Г. Исхаки осталась в Советской России. Ее второй брак тоже оказался неудачным.Уже перед смертью он признавался дочери, что, возможно, виноват перед бывшей супругой, и пусть она попросит у матери прощения за него. Марьям умерла в 1970 году в Казани, Сагадат Чагатай в 1989 году в Анкаре. Неизвестно, встретились ли мать и дочь.

Что касается литературных произведений Гаяза Исхаки, если в одних случаях (например, рассказ «Зять») развод был результатом созданного родителями брака, где одна из сторон преследовала лишь меркантильные интересы, то в других (роман «Нищенка») речь идет как о мировоззренческих разногласиях супругов, так и об эмансипации татарской женщины. Альтернатива семье, по мнению Гаяза Исхаки, — это получение образования и самостоятельная жизнь. Так, и в романе «Нищенка» нетипичная героиня Сагадат проходит путь от уличной попрошайки до студентки Петербургского университета. Но в реальной жизни такие женщины были большой редкостью.

Писателя можно по праву назвать одним из идеологов татарского «женского вопроса». Однако в газетных публикациях он старался предостеречь развитие женского движения от опасных последствий. «Смысл женского вопроса — не взращивание в женщинах враждебных чувств к мужчинам, а в том, что нужно установить у обеих сторон чувство взаимного уважения и в голове, и сердце», − писал он в 1914 году.

Гаяз Исхаки в Мезене (Архангельская ссылка). 1913 г. Фото museum.ru

Аресты, ссылки, скитания и эмиграция

На годы Первой мировой войны приходится активный период творчества Гаяза Исхаки. До этого почти 6 лет он находился либо в тюрьме, либо в ссылке, либо жил на нелегальном положении, постоянно меняя паспорта. В 1906 году писателя обвинили в революционной пропаганде, хранении прокламаций и осудили на 3 года, отправив в ссылку в город Пинега Архангельской губернии. Но писатель не дождался окончания срока и сбежал. До этого он отправил официальное прошение с просьбой заменить ему ссылку на выезд за границу, ему это разрешили, но ссыльный сбежал из Пинеги за 3 дня до получения официального ответа. В это время он периодически проживал в Турции, Санкт-Петербурге, Финляндии. Скитания отразились на здоровье Гаяза Исхаки, например, в этот период у него появились гастроэнтерологические проблемы. Да и литературный труд требовал огромных душевных сил. Гаяз Исхаки с ранних лет страдал невротическими расстройствами, так из-за этого во время учебы в Казанской татарской учительской школе он предпочитал снимать отдельную квартиру.

В 1912 году его арестовали, и вновь отправили в Архангельскую губернию, в город Мезень. Во время второй ссылки он тяжело переносил белые ночи и почти ничего не писал. В 1913 году в связи с 300-летием династии Романовых его освободили досрочно, но казанским губернатором ему было запрещено нахождение в Казани. Поэтому в годы войны он занимался журналистской деятельностью в Москве и Санкт-Петербурге. Некоторое время друзья снимали ему квартиру в Верхнем Услоне, ведь своей литературно-публицистической деятельностью он был неразрывно связан с Казанью.

В эти годы Гаяз Исхаки организовал собственное издательство для издания своих сочинений. Это была, очевидно, еще одна попытка улучшить и материальное положение, т. к. несмотря на невероятную популярность литературных произведений, из-за побега и нелегального статуса, не все договоренности с издательствами выполнялись с соблюдением авторских прав. Пожалуй, самым удачным был опыт сотрудничества Гаяза Исхаки с издательством «Гасыр» под руководством Ахмет-Гарая Хасани. Они издавали его произведения вплоть до 1917 года.

После февраля 1917 года громким событием татарской культурной жизни стала постановка пьесы Гаяза Исхаки «Зулейха», посвященная насильственному крещению татар в XIX веке. Пьесу он писал во время своих нелегальных скитаний. Обращение к этой болезненной теме было неслучайным, в родной деревне Исхаки тоже были похожие семьи «отпавших» татар. Но показ на театральной сцене стало возможно лишь после февральской революции. После февральской революции Гаяз Исхаки, наконец, смог легально приехать в Казань, уже как свободный человек.

Первая татарская театральная труппа «Сайяр». Фото karievteatr.ru

Премьера спектакля «Зулейха» прошла 17 марта 1917 года в Казани, впоследствии с этой пьесой актеры труппы «Сайяр» объездили практически всю страну. Она ставилась и в начале 1920-х годов, пока произведения Гаяза Исхаки не были еще под запретом. Но уже во второй половине 1920-х годов изучение наследия «буржуазного писателя», «контрреволюционера» Гаяза Исхаки стало подвергаться резкой критике. Например, в газете «Красная Татария» 25 августа 1928 года вышла статья А. Саади (Габдрахман Сагди) «Лицо татарской интеллигенции», где критиковались преподаватели Восточно-педагогического института, посмевшие предложить изучение «чистой литературы», отделяя ее от политики. Одной из ключевых фигур такой литературы признавался Гаяз Исхаки. Всем известно, как сложилась судьба у защитников татарской литературной классики.

Как у настоящего художника, интуитивная тревога за татарскую нацию была у писателя еще в начале творческого пути. Так еще в 1904 году Гаяз Исхаки создал фантастический роман «Вырождение двести лет спустя». Он предупреждал татарский народ о возможном печальном исходе. Единственным выходом Гаяз Исхаки считал избавление от невежества.

Только невежеством некоторых людей можно объяснить и жизненные трудности писателя, и вынужденное забвенье его имени. Ведь в них очень часто были виноваты не только определенный режим или же идеология, а обычные люди. Именно их страхами, доносами и предательством подпитывались все режимы. Самое печальное, что все это происходило внутри татарского общества, среди тех самых татар, которых так любил писатель Гаяз Исхаки.

Умер классик татарской литературы в 1954 году в Анкаре.

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 23 февр
    Интересная статья, Рамилевна. Римовича с праздником!
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Творческий путь классика татарской литературы в нацистской Германии (1933-1939 гг.) даже не упомянут.

    Странно всё это - сперва мазали Исхаки только чёрной краской, теперь только белой.
    В жизни так не бывает...
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    а Германия 1933-1939 годов черная или белая? она ведь тогда союзницей СССР и многих других стран была
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Вы же сами и ответили на свой вопрос.

    Более того - не было бы международных марксистов террористов Ленина и Троцкого, не было бы международных нацистов-террористов Гитлера и Геббельса (что интересно - компьютер просит заменить Геббельса на Энгельса...).

    Вот и надо было отразить ВСЁ творчество Г.Исхаки, во ВСЕ времена и при ВСЕХ диктаторах, а не избегать "острых углов".
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Вот и напишите, не избегая "острых" углов. С интересом прочитаем ваши интерпретации. А то ведь комментарий не статья. Советовать можно, а ответственности нет.
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Вы много хотите от простого читателя.
    Писать научные труды о жизни и деятельности классика татарской литературы и политики это дело ученых, раз уж за это взялись.

    Просто литература о Г.Исхаки очень противоречивая и отрывочная, что и вызывает вопросы и пожелания простого казанского читателя-обывателя.

    И меньше всего освещен как раз германский период деятельности Г.Исхаки, когда он издавал в Берлине журнал "Милли юл" (Национальный путь), 1928 - 1939 гг.

    Вот что пишет о Берлине Айда Адиле (Садри Максуди Арсал/ Пер. с турецкого. - Москва, 1996. - С. 139):

    "В Берлине было много казанских тюрок. Все, сбежавшие из России после революции, оседали в Берлине. Товарищи Садри Максуди, Гаяз Исхаки и Фуад Туктар, тоже были здесь".

    Из литературы известно, что сохранилось дело на Г.Исхаки в архивах НКВД.

    Но целостного описания биографии и его творчества Г.Исхаки так и не нашёл.

    Поэтому и высказал пожелания ученым людям.
    Обидеть не хотел.
    Извините.
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Из книги Айда Адиле. Садри Максуди Арсал/ Пер. с турецкого. - Москва, 1996. - С. 231:

    " В июле 1954 Садри Максуди получил ещё один удар судьбы: он потерял самого давнего, самого ценного, самого любимого друга. Один из самых знаменитых писателей казанских тюрок, Гаяз Исхаки, умер в Анкаре, в нищете...".

    Как такое могло случиться?
    Почему в нищете?
    Почему ему никто не помог?
    Тот же "лучший друг", например?

    Только дочь и зять не предали знаменитого казанца.

    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    Первой театральной труппе участвовали женщины?
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Это вас смущает?
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    В 1928 году Гаяз Исхаки начал издавать в Берлине журнал «Милли юл». Этот журнал, на основе очень богатых материалов, анализировал политику большевиков в Татарской и Башкирской республиках.

    Журнал «Милли юл» в Берлине был закрыт в сентябре 1939 года распоряжением германского правительства.



    В 4:30 утра 1 сентября 1939 года германские ВВС нанесли массированный удар по польским аэродромам, в 4:45 учебный артиллерийский броненосец «Шлезвиг-Гольштейн» открыл огонь по военно-транзитному складу на польской военно-морской базе Вестерплатте под Данцигом.

    В 4:45 германские войска согласно плану «Вайс» без объявления войны начали наступление по всей германо-польской границе, а также с территории Моравии и Словакии.


    В 4:00 17 сентября группа пограничников и красноармейцев РККА Советского Союза захватила Волочиский пограничный мост. В 4:30 войска 17-го стрелкового корпуса нанесли артиллерийский удар по огневым точкам и опорным пунктам у пограничной Польско-Советской реки Збруч.

    Основные силы войск РККА (включая около 14 танковых бригад, при поддержке около 6 авиаполков и эскадрилий) перешли границу Польской Республики в 5:00 утра 17 сентября 1939 года.
    Ответить
    Анонимно 23 февр
    Вне контекста, интересна вторая половина названия германского корабля вермахта, как хитросплетения исторических фактов. Причем тут, казалось бы, исконно русское самодержавие?
    Ответить
    Анонимно 24 февр
    Вопрос: а кто читал этот журнал "Милли юл" в Германии? Каким тиражом он издавался? На чьи деньги он его выпускал? Я так понимаю как главный редактор этого журнала Исхаки получал зарплату, соответственно, как журнал распространялся: по подписке или в свободной продаже?
    Ответить
    Анонимно 24 февр
    Вопрос: а кто читал газеты "Ил" (страна, государство) и "Маяк" в России? А кто читал "свыше десяти татарских газет и журналов" в Турции? На чьи деньги он выпускал их в России и Турции? Я так понимаю, получение главными редакторами зарплаты не является предосудительным, впрочем, так же они не обязаны получать зарплату в принципе. И, соответственно, какие вообще существовали способы распространения печатной периодической прессы?
    Ответить
  • Анонимно 23 февр
    И в Берлине был и страшные моменты в России прошел...
    Ответить
  • Анонимно 24 февр
    Гаяз Исхакый - татар халкының данды улы, милләт горурлыгы, ил үзаманы.
    Ответить
  • Анонимно 25 февр
    Прекрасная статья. Очень живо, человечно описан классик татарской литературы. Автор не смог избежать некой идеализации. Но ведь это правила юбилейных воспоминаний. Так что все в порядке. Большое спасибо за такую удачную форму популяризации нашего национального литературного наследия. И за такой подарок. Особенно за душу взяла концовка материала. Рәхмәт.
    Резеда Сафиуллина
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    И вам, Резеда Рифовна, спасибо!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии