Новости

04:41 МСК
Все новости

Эрик Акчурин, «Нега»: «Мы — непрофильное предприятие для «Мотовилихинских заводов»

Топ-менеджер казанского предприятия о демпинге турецкого резидента «Алабуги», грядущей экологической катастрофе в Южной Америке и сложной судьбе внутри «Ростеха»

Эрик Акчурин, «Нега»: «Мы — непрофильное предприятие для «Мотовилихинских заводов» Фото: Олег Тихонов

Казанская бумажная фабрика «Нега» была создана на базе обанкротившегося ГУП «Птицепромоборудование», а через несколько лет работы предприятие купили за долги «Мотовилихинские заводы». Несмотря на сильную конкуренцию на рынке Татарстана, где существует четыре производителя санитарно-гигиенической продукции, компания работает с прибылью и разработала нишевую стратегию развития. Помогает ли казанскому производителю развиваться крупный металлургический акционер и почему «Гринпис» считает фабрику безразличной к судьбе природы, в интервью «Реальному времени» рассказал генеральный директор ЗАО «Агротехмашстройсервис» Эрик Акчурин.

«Нашим владельцам не повезло, вложились в рискованные операции»

— Эрик Фагмиевич, когда ЗАО «Агротехмашстройсервис» начинало работу в 2005 году, фигурировал инвестор — швейцарская компания Goodwill Invest. А в 2009 году за долги предприятие купили «Мотовилихинские заводы». Куда исчез швейцарский инвестор и как появился новый акционер?

— Здесь когда-то была агрофирма. Производилось механическое оборудование для птицеводческих фабрик. После появления на российском рынке новых современных технологий все это дедовское оборудование стало ненужным. Предприятие стало пустовать. Его приобрел частный инвестор. На него вышел один из предпринимателей, который решил создать здесь бумажное производство санитарно-гигиенического назначения.

— Тот самый швейцарский инвестор?

— Тогда компании часто создавались через оффшорные зоны. Наше предприятие не минуло это явление. Оно было вполне нормальным для многих российских компаний.

В то время в стране существовал дефицит туалетной бумаги и идея для производства была выбрана верно. Но были допущены ошибки в выборе оборудования. Для реализации проекта приобрели южнокорейское оборудование Kyoung Yong machinery — бумагоделательную машину (БДМ). БДМ производит бумагу — основу для производства бумажных изделий. Но оборудование было б/у, к тому же не самое современное. Минус оборудования и в том, что оно не позволяет работать в автоматическом режиме. У нас много человеческого фактора. С этим был связан долгий вход в нормальный режим работы.

Доля рынка очень маленькая. Сегодня объем рынка российской туалетной бумаги составляет 50 тыс. т в месяц, а мы делаем только 500 т в месяц. А современная БДМ позволяет производить до 2,5 тыс. т в месяц и более

— Инвестор решил сэкономить?

— Да, считали, что надо сэкономить. А скупой платит не дважды, а трижды и четырежды. Потом окупаемость неправильную заложили. У подобных производств окупаемость начинается после 7 лет как минимум. А в проекте было заложено 3—3,5 года. Не провели должной экспертизы. Я пришел на фабрику в 2007 году. Увидел эти ошибки, предложил свой план действий. Через год мы уже вышли на безубыточность. У нас были и другие неприятности. В 2010 году произошла авария, вышел из строя основной агрегат. Мы ремонтировали его 15 месяцев. Остановили производство, потеряли до 80% людей. Но выдержали все, восстановились.

— Как акционером стали «Мотовилихинские заводы»?

— Был 2009 год. Кризис тогда был очень серьезным. Нашим владельцам не повезло, вложились в рискованные операции. Они рискнули и не выиграли. Пришлось за долги отдать наш завод. Так нашим акционером и стал крупный металлургический комплекс «Мотовилихинские заводы».

Сейчас у вас и прибыль, и выручка стабильные. А какая доля рынка?

— Доля рынка очень маленькая. Сегодня объем рынка российской туалетной бумаги составляет 50 тыс. т в месяц, а мы делаем только 500 т в месяц. А современная БДМ позволяет производить до 2,5 тыс. т в месяц и более.

«Турецкая компания «Хаят Кимья» очень агрессивно зашла на рынок и «заняла полки»

— Кто ваши основные конкуренты?

— На российском рынке бумажных изделий есть четыре «кита». Старейшее предприятие — Сясьский целлюлозно–бумажный комбинат в Ленинградской области. Он имеет полный цикл производства: там делает целлюлозу, потом перерабатывает ее в конечные изделия. У этого предприятия стоят три БДМ.

— Это единственный производитель полного цикла в России?

— Да.

— Почему? Дорого производить целлюлозу?

— Это производство было запущено еще в советское время и там не выпускали туалетную бумагу. Но когда увидели в этом хорошие возможности, стали специализироваться на этом продукте. Сегодня строительство ЦБК обойдется в 1 млрд долларов. Но зато это фундаментальное производство для будущих поколений.

— Этот комбинат под каким брендом выпускает продукцию?

— «Мягкий знак».

— Продукция этого бренда продается в Татарстане?

— В Татарстане в магазинах все бренды бумажных изделий представлены.

Прирост рынка санитарно-гигиенических бумажных изделий незначительный и колеблется от 2 до 10%. В прошлом году рынок не сильно увеличился, но в этом году ожидается рост на уровне 4—6%. А производители, начиная с 2013 года, активно реализуют проекты и создают новые предприятия

— Кто остальные лидеры рынка?

— «ЭсСиЭй Хайджин Продактс Раша» (торговая марка ZEWA). Это международный концерн, который выпускает до 13,5 тыс. т санитарно-гигиенической бумаги в месяц. У них есть одно производство в Светогорске и два — под Тулой. Это самый крупный производитель. Потом идет «Сыктывкар Тиссью Груп», у которого имеются 3 БДМ. Четвертое предприятие — конкурент, который зашел в ОЭЗ «Алабуга» — турецкая компания «Хаят Кимья». Она уже выпускает в месяц до 5 тыс. т готовой продукции. Эта компания очень агрессивно зашла на рынок и «заняла полки». Прирост рынка санитарно-гигиенических бумажных изделий незначительный и колеблется от 2 до 10%. В прошлом году рынок не сильно увеличился, но в этом году ожидается рост на уровне 4—6%. А производители, начиная с 2013 года, активно реализуют проекты и создают новые предприятия. Только в Татарстане, с учетом нас, имеется четыре предприятия-производителя туалетной бумаги.

— Кто они?

— Лидером рынка является турецкая компания «Хаят Кимья» с объемом выпуска 5 тыс. т в месяц. Порядка 4,5 тыс. т продукции в месяц производит челнинский КБК. Это очень умное производство. Управленцы сохранили предприятие. Более того, была запущена программа модернизации. Целью создания производства туалетной бумаги была необходимость переработать все отходы от производства картона. К тому же в то время, конец 70-х — начало 80-х, в стране ощущалась дикая нехватка туалетной бумаги.

Есть еще один новый производитель. На площадке «Тасмы» работает компания «Палп Инвест», они могут выпускать до 2,5 тыс. т продукции в месяц, но пока делают 1,3—1,4 тыс. т. Рынка хватает для всех. Пока. Но уже становится тесно. Тем более, что «Хаят Кимья» хочет поставить вторую БДМ. И это взорвет рынок. Они будут выпускать до 10 тыс. т бумаги в месяц. Так что точно кого-то «подвинут». «Пирог»-то один, а участников много.

— «Хаят Кимья» поддерживает рыночные цены или демпингует?

— Вначале они сильно демпинговали. А сейчас постепенно поднимают цены и выравнивают себя по среднерыночной цене. У них, помимо России, есть предприятия в Турции, Иране, Болгарии. Причем они занимаются не только производством бумаги, но и переработкой древесины.

В ролевой продукции (туалетная бумага) нам тяжело бороться с конкурентами. Без современного хорошего оборудования и больших инвестиций мы не можем конкурировать с другими производителями. Поэтому мы работаем над тем, что можем

«У нас есть хорошая программа по уходу в производство нишевого продукта»

— Сколько сейчас человек работает на фабрике?

— 230. Но на нашем производстве могло бы работать в два раза меньше. У нас сохраняется очень много человеческого, полуавтоматического труда.

— Производство загружено на 100%?

— Да. Все участки загружены полностью. Недогружены только линии по выпуску туалетной бумаги.

— Почему?

— Происходит вытеснение с рынка таких небольших предприятий, как наше, которые не могут конкурировать. Мы сдаем позиции на рынке туалетной бумаги.

— Сколько в объеме продукции приходится на туалетную бумагу?

— У нас специфичное производство. Обычно в общем объеме производства на туалетную бумагу приходится не менее 80%. У нас салфеточная продукция занимает более 50%. В ролевой продукции (туалетная бумага) нам тяжело бороться с конкурентами. Без современного хорошего оборудования и больших инвестиций мы не можем конкурировать с другими производителями. Поэтому мы работаем над тем, что можем.

— А разве акционер не инвестирует в ваше развитие?

— Мы — непрофильное предприятие для «Мотовилихинских заводов», поэтому они обращают на нас внимание по остаточному принципу и боятся инвестировать в нас большие средства. А без этого предприятие не может существенно вырасти. Чтобы конкурировать с другими производителями, надо как минимум ставить еще одну бумагоделательную машину. Но у нас есть хорошая программа по уходу в производство нишевого продукта. Мы имеем небольшие объемы производства, поэтому для нас это единственный выход. Это наша экономически оправданная стратегия. Когда идет перенасыщение рынка, производители начинают искать свою нишу. К примеру, есть производитель в Калининграде, он продает только бумагу-основу. Другие компании покупают у него этот полупродукт и потом делают готовые бумажные изделия.

— Нишевой продукт — это какой-то новый продукт с улучшенными характеристиками?

— Нет, все то же самое. Просто один из видов продукции. За год мы по этому продукту можем вырасти в 2 раза. Мы провели хорошую маркетинговую работу, переговоры. Бренд Nega на рынке знают как хорошего поставщика. Нам доверяют и крупные сети.

— Почему этот продукт будут брать?

— Мы его производим и продаем лучше, чем другие.

Наши владельцы не видят в нас перспективы. Не понимают наш бизнес. Поэтому не приветствуют больших инвестиций в наше предприятие. Это больная тема для меня. Я пытаюсь сломать этот стереотип не один год

— То есть общие объемы производства вырастут?

— Через 3 года мы должны вырасти на 15—20% по общему объему производства. А по нишевому продукту на 70—80%.

— Какие мощности у вас сейчас?

— В год мы производим 6 тыс. т бумаги-основы. БДМ производит ее до 500 т в месяц. Из этой бумаги-основы в месяц мы можем сделать продукции салфеточной группы на 300 т, туалетной бумаги на 200—250 т. Производство туалетной бумаги мы будем сокращать, салфеточной продукции — увеличивать.

— Новая программа будет реализована за счет каких средств?

— Только за счет собственной прибыли. В сегодняшней экономике это наихудший путь, который занимает огромное количество времени. Но только его мы можем себе позволить.

— Кредиты брать не хотите?

— Наши владельцы не видят в нас перспективы. Не понимают наш бизнес. Поэтому не приветствуют больших инвестиций в наше предприятие. Это больная тема для меня. Я пытаюсь сломать этот стереотип не один год. У «Мотовилихинских заводов» руки до нас не доходят, и географически мы от них очень далеко находимся. А у нас есть и возможности для развития, и знание рынка, и опыт, но не позволяют обстоятельства. Хотя мы не стоим на месте и демонстрируем положительную динамику.

— Недавно появилась информация, что «Мотовилихинские заводы» вошли в процедуру банкротства. Как это может отразиться на вашем предприятии?

— Там вводится процедура внешнего управления. Мы — самостоятельное юридическое лицо и не зависим от них, поэтому, думаю, на нас эта ситуация не отразится.

«Демпингуют «гаражники»

— Помимо сокращения производства туалетной бумаги, какие-то еще изменения ассортимента происходили?

— Мы вначале производили бумажные носовые платки, но потом продали оборудование и перестали выпускать их.

— Чем это было вызвано? Разве этот товар не пользуется спросом?

— Спрос есть, но маленький. И оборудование, которое у нас было, имело очень тонкую настройку. Мы продали его компании, которая специализировалась только на носовых платках. Сейчас мы у них заказываем, они делают продукцию под нашим брендом.

Цены растут на все — на энергетику, на упаковочные материалы и т. д. При этом цены на готовый продукт мы не повышаем, иначе торговые сети просто откажутся с нами работать. Есть и другие моменты, тормозящие повышение цен. Демпинг мелких ЧП — «гаражников»

— В 2015 году выручка предприятия составляла 487,438 млн рублей, в 2016 она выросла до 562,224 млн рублей. А прибыль снизилась. То есть обороты выросли, а прибыль упала? Это последствия конкуренции на рынке?

— Цены растут на все — на энергетику, на упаковочные материалы и т. д. При этом цены на готовый продукт мы не повышаем, иначе торговые сети просто откажутся с нами работать. Есть и другие моменты, тормозящие повышение цен. Демпинг мелких ЧП — «гаражников». Они производят продукт невысокого качества с минимальными затратами. Понятно, что уже через год эти фирмы могут уйти с рынка. Но этот год они портят всем обстановку на рынке. Хотя такие крупные закупщики, как X5 Retail Group, не будут работать с такими «гаражниками», но «шантажируют» данными низкими ценами.

— Неужели можно в гараже наладить производство туалетной бумаги?

— Легко. Есть небольшие дешевые китайские станки.

— Но ведь у такой бумаги очень низкое качество?

— Люди в дискаунтерах покупают.

— Много ли в Татарстане таких «гаражников»?

— Я знаю троих в Казани. Они живут ненормальной жизнью — создаются, банкротятся, перекупают друг у друга бизнес. При этом они не могут позволить себе качественное оборудование и автоматическую упаковку. На этих предприятиях продукция упаковывается, чаще всего, вручную.

«В других регионах реализуется, наверное, даже больше нашей продукции, чем в Татарстане»

— Где продается ваша продукция по России и с какими торговыми сетями вы работаете?

— С компанией X5 Retail Group, которая объединяет три бренда» — «Пятерочка», «Карусель», «Перекресток». Наша продукция продается и в «Бахетле». Также у нас есть большая сеть представителей-дилеров по России. В Центральном федеральном округе мы продаем порядка 37%, в ПФО — 28%, также реализуем продукцию в Уральском, Южном федеральных округах и в Казахстане. На самом деле, в других регионах реализуется, наверное, даже больше нашей продукции, чем в Татарстане.

— Почему?

— В Татарстане у нас нет хорошей представительской сети, дилеров, которые бы работали с местными производителями. У каждого региона имеется своя специфика рынка и с этим приходится мириться.

Мы производим продукцию из натуральной целлюлозы, не используем макулатуру. Это большой плюс. Она наиболее гигиенична, так как процесс производства такой туалетной бумаги исключает использование примесей свинца и хлора

«Гринпис» пусть лучше обратит внимание на ситуацию в Латинской Америке!»

— «Гринпис» недавно составил список «дружественных» к природе производителей туалетной бумаги, и тех, кто использует первичную целлюлозу. Вашу компанию «Гринпис» включил в группу «безразличных» к судьбе природы, потому что продукция изготовлена исключительно с использованием целлюлозы. Как прокомментируете?

— Мы производим продукцию из натуральной целлюлозы, не используем макулатуру. Это большой плюс. Она наиболее гигиенична, так как процесс производства такой туалетной бумаги исключает использование примесей свинца и хлора. В Европе до 95% туалетной бумаги производится из эвкалиптовой целлюлозы. И сейчас по всей Южной Америке открыто огромное количество целлюлозно-бумажных комбинатов. Они расположены поблизости от эвкалиптовых лесов. Эвкалипт вырастает на плантациях до пригодных для промышленной переработки размеров всего за 7 лет. ЦБК вырубают сельву и оставляют только эвкалиптовые деревья, и уже скоро там наступит экологическая катастрофа. Вот где наносится урон природе! «Гринпис» пусть лучше обратит внимание на ситуацию в Латинской Америке!

Причем в Северной Америке на душу населения ежегодный объем потребления туалетной бумаги составляет 24 кг. Это чистая целлюлоза. В России называлась цифра 2—2,5 кг. Но у нас очень неравномерное потребление средств сангигены. Москва и Санкт-Петербург, я думаю, потребляют столько же, сколько и европейские страны — порядка 10 кг. Остальная Россия потребляет, думаю, килограмма 4. Так что пусть «Гринпис» работает дома!

— А вы какую целлюлозу используете?

— Мы используем отечественную целлюлозу из хвойных и лиственных пород деревьев. Но производители целлюлозы сегодня ориентируются на западный рынок и выставляют цену, близкую к мировой биржевой цене.

— А бумага из эвкалипта лучше получается?

— Она получается эластичнее и мягче, но намного дороже.

Маркетинговые исследования показывают, что основной покупатель нашей продукции — это женщины. И их нельзя переубедить, если они хотят голубую или розовую туалетную бумагу с ароматом, к примеру, земляники

— Некоторые ваши покупатели жалуются, что туалетная бумага Nega слишком тонкая. Это особенность производства?

— Чем мы уступаем другим производителям туалетной бумаги? Мы используем старую технологию скрепления слоев рулона. Мы их скрепляем путем сжатия. Это технология без использования клея, то есть без химии. Но бумага кажется более тонкой по сравнению с бумагой других производителей, которые для скрепления слоев используют клей. Их бумага выглядит более пухлой. А наши покупатели говорят, что мы делаем очень тонкую бумагу. Хотя если взвесить наш ролик туалетной бумаги и чей-то другой, вес у них будет одинаковый. Но за счет этой «пухлости» некоторые фабрики делают рулоны бумаги с меньшим количеством метров. Когда я начинал работать на этом производстве 10 лет назад, длина стандартного ролика туалетной бумаги была 25 метров. А сейчас некоторые делают ролик в 15—16 метров. Этот тренд сейчас не только в нашей отрасли. И шоколадные батончики стали меньше по весу, и батон хлеба. Такие условия диктуют торговые сети.

— Но ведь ваша бумага более безвредная из-за отсутствия клея?

— Конечно. И намного. Мы стараемся объяснять это нашим покупателям. Но, во-первых, мы производим не так много бумаги. А чтобы дойти до конечного потребителя, надо объяснять наши преимущества через максимальное число масс-медиа. И чтобы в телевизор «войти», надо иметь сумасшедшие деньги.

— Сейчас достаточно популярна цветная и ароматизированная туалетная бумага. Это ведь тоже химия?

— У нас есть в России ведущие бренды в области производства туалетной бумаги. Они производят и ароматизированную, и цветную продукцию. Причем выпускают ее из макулатурного сырья. Просто западные технологии позволяют очень хорошо очистить и восстановить такое волокно. Но в любом случае его невозможно очистить в полной мере. Остается сероватый оттенок. И вся макулатура имеет специфический запах. Поэтому такую бумагу ароматизируют и красят. Тот производитель, который первым стал делать цветную ароматизированную бумагу, пошел на это не от хорошей жизни. Но таким образом он свои минусы превратил в плюсы. Хотя европейский потребитель крайне редко приобретает бумагу с цветом и ароматизаторами, в основном, предпочитают белую бумагу. Потому что она максимально безвредная для человеческого организма.

— Чем объясняется такой высокий спрос на ароматизаторы и красители в туалетной бумаге?

— Маркетинговые исследования показывают, что основной покупатель нашей продукции — это женщины. И их нельзя переубедить, если они хотят голубую или розовую туалетную бумагу с ароматом, к примеру, земляники. Один из производителей буквально приучил наше население к такой бумаге. Но наконец-то рынок начал отходить от этого и сейчас люди начали приобретать больше белой бумаги.

Евгения Газизова, фото Олега Тихонова
Справка

ЗАО «Агротехмашстройсервис» основано в 2005 году на базе обанкротившегося сельхозпредприятия «Птицепромоборудование», производившего механическое оборудование для птицеводческих фабрик. Основная продукция — туалетная бумага, салфетки, бумажные полотенца. Выручка в 2016 году — 562,224 млн рублей.

Эрик Акчурин родился в Казани в 1964 году. Окончил Казанский филиал Волгоградского института физкультуры, специальность — педагог физического воспитания. Мастер спорта СССР по плаванию. Позже закончил мини-MBA. С 2007 года — генеральный директор ЗАО «Агротехмашстройсервис».

комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 21 авг
    Спасибо, буду знать.
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Круто - развитие за счет собственных средств. Молодцы, что скажешь. Развивайтесь!
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Отличное производство. Теперь буду стараться выбирать Негу, а не продукцию конкурентов. Хочется поддержать своим выбором хороший бизнес
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Про офшоры согласен, но важно вовремя вывести оттуда
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Почему то Эрик забывает упомянуть, что этим таинственным инвестором был М.Загидуллов, который на момент продажи АТМСС также контролировал Мотовилихинские заводы
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Нужно уходить в нишевые продукты. Салфетки для диспенсеров, например, дорого стоят и мало где их можно купить.
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    Посижу, послушаю. может интересные бизнес идеи выдадут еще)
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Не думала, что цветная бумага вредная
    Ответить
    Анонимно 21 авг
    Конечно вредная. Там столько химии
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Белоснежная тоже наверное не полезная, ее как то отбеливают же.
    Ответить
    Анонимно 13 сент
    её отбеливают сульфитной варкой реагентами)
    Ответить
    Анонимно 13 сент
    интересно, что забыл упомянуть ООО "Вторресурсы".У них тож не маленькое производство.
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Как-то брал негу колор. Как наждак. Пошла вместо салфеток для рук. Снова перешли на более дешёвую зеву. Вроде и хочется местных поддержать, а некого.
    Ответить
    Анонимно 23 авг
    а ты более безвредную белую попробуй ))) Вообще давно их продукцию покупаю и вполне довольна.
    Ответить
    Анонимно 23 авг
    Согласен, белая бумага - отличная и недорогая
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии