Новости

09:16 МСК
Все новости

Как в очереди желающих поставить Татарстан к станку остались лишь китайцы

Российские регионы стремятся создавать станкостроительные СП с зарубежными партнерами, но те хотели бы ограничиться лишь продажей оборудования

Как в очереди желающих поставить Татарстан к станку остались лишь китайцы Фото: cccme.org.cn

Прямой запрет на поставку европейскими производителями универсальных и механообрабатывающих станков для российского ОПК, действующий с 2014 года, спровоцировал хаотичные попытки регионов локализовать станочное производство в партнерстве с мировыми лидерами. В ожидании скорого принятия государственной программы по развитию станкостроения до 2030 года Татарстан, как выяснило «Реальное время», проводит переговоры с китайской национальной станкостроительной корпорацией CNMTC. Причем татарстанская сторона готова идти на всяческие уступки, памятуя о провале переговоров с европейским лидером станкостроения Niles-Simmons-Hegenscheidt.

Вслед за Haier

На фоне скандала с турбинами «Сименс» и расширения международных санкций, бьющих по отечественному ОПК и не только, и встречных контрсанкций со стороны России «центр тяжести» в отрасли станкостроения постепенно сместился на российские заводы, либо на зарубежных производителей с «российской пропиской». Уже сейчас, по оценке российской ассоциации «Станкоинструмент», в нашей стране работает около десяти иностранных компаний по сборке станков, а после принятия на федеральном уровне стратегии развития станкостроения до 2030 года (должна быть готова к концу этого года) таких производств может стать еще больше — многие регионы стараются заманить их к себе льготным режимом налогообложения.

Как стало известно «Реальному времени», одновременно с переговорами с глобальным игроком на рынке бытовой техники китайской компанией Haier татарстанские власти подписали рамочное соглашение о сотрудничестве с Китайской национальной станкостроительной корпорацией China National Machine Tool Corporation (CNMTC). Окончательный ответ от последней должен поступить вслед за решением Haier о разворачивании в Набережных Челнах второго проекта по производству стиральных машин и индустриального парка для поставщиков комплектующих, которые будут работать в режиме ТОСЭР. В этом парке и может разместиться сборка универсальных станков.

«С CNMTC мы подписали соглашение еще в 2016 году, — рассказывает источник в отрасли, участвующий в переговорах с китайцами. — Они два раза приезжали в Татарстан, по итогам этих встреч был подписан отдельный протокол. Решающая встреча состоялась в мае, когда мы прямо спросили у китайских представителей, намерены ли они строиться здесь».

Однако вопрос уперся в условия аренды производственных площадей. «Условия, которые запрашивают китайцы, трудновыполнимы — они хотят аренду, близкую к безвозмездной. Мы пока не знаем, что с этим делать и как на это отвечать. Вообще, с китайской стороной разговаривать сложно: они идут на контакт только тогда, когда им надо», — поделился информацией о ходе переговоров источник «Реального времени».

Эльдар Тимергалиев подтвердил информацию о переговорах, уточнив, что сейчас главным для ТОСЭР является получение положительного ответа от Haier по стиральным машинам. Фото nabchelny.ru

Так или иначе, власти Татарстана, по словам собеседника, уже пошли на некоторые уступки, предложив несколько вариантов размещения производства, так что «мяч» сейчас на стороне китайцев. Замруководителя исполкома Набережных Челнов Эльдар Тимергалиев, курирующий взаимоотношения с резидентами ТОСЭР, подтвердил «Реальному времени» информацию о переговорах, уточнив при этом, что сейчас главным для ТОСЭР является получение положительного ответа от Haier по стиральным машинам. «Ответа пока нет, ждем», — лаконично пояснил он.

Сговорчивость в отношениях с китайским CNMTC объясняется не только дружественными связями Татарстана с Haier, являющимся якорным инвестором всего челнинского ТОСЭР. Дело в том, что татарстанские власти упорно и уже не первый год ищут глобального партнера для организации станкостроительного производства на территории республики. Результата это так и не принесло, поэтому, похоже, решено остановиться на варианте CNMTC.

Уроки немецкого, или почему не срослось с Niles-Simmons-Hegenscheidt

Напомним, за 2 года правительство Татарстана приблизилось к подписанию соглашения с германо-японским концерном Niles-Simmons-Hegenscheidt (NSH). Это крупнейшая станкостроительная компания, объединяющая два предприятия в Германии и одно в Японии. Ежегодно она выпускает 300 тысяч станков. «Я знаю, что Татарстан прорабатывал вопрос с Niles-Simmons по организации производства и даже велся поиск площадки, — рассказал «Реальному времени» один из руководителей федеральной станкостроительной компании, входящей в «Ростех». — Об этих переговорах мне рассказывал лично президент компании Джон Науманн: он имел виды на Татарстан. Но, судя по тому, что ничего не создано, воз и ныне там».

Заметим, что тогда этот проект патронировался вице-премьером — министром промышленности и торговли РТ Равилем Зариповым. Как следует из сообщения пресс-службы президента РТ, 15 сентября 2015 года вице-премьер привез в казанский Кремль на встречу с президентом РТ Рустамом Миннихановым Науманна и его советника Гарри Берштейна. Татарстанскую сторону представляли председатель совета директоров ООО «Инвэнт» Эльбек Сафаев и учредитель ЗАО «Алсэф» Ильдар Кадыров. По всей видимости, в качестве производственной площадки рассматривался технополис «Инвэнт» в Столбищах, что в пригороде Казани. Однако подтвердить это предположение не удалось — Сафаев отказался от комментариев, а Кадыров не ответил на наш запрос.

Niles-Simmons-Hegenscheidt — это крупнейшая станкостроительная компания, объединяющая два предприятия в Германии и одно в Японии. Фото simply-saxony.com

Почему переговоры внезапно оборвались, доподлинно неизвестно. По версии собеседника «Реального времени», вероятной причиной могло быть нежелание Татарстана участвовать в финансовой поддержке проекта. «Я несколько раз докладывал об этом, но инициатива заглохла, — рассказывает один из руководителей федеральной станкостроительной компании, входящей в «Ростех». — Эта река с двусторонним движением: как только встает вопрос финансирования, начинается самый большой «затык». Инвестиционные программы в станкостроении капиталоемкие, и Минпромторг РФ их не финансирует. Просто нет денег. У них есть план и подпрограмма станкостроения, но там стоит ноль. Поэтому регионам нужно самим иметь иметь два источника — желание и небольшое финансирование».

По случайному ли совпадению, или нет, но в ноябре 2015 года Равиль Зарипов ушел с поста министра промышленности и торговли, что в его окружении объясняли усталостью.

Немцы предпочли Казани московский Зеленоград

Между тем, руководство Niles-Simmons-Hegenscheidt продолжило поиски «точки входа» на российский рынок, и через некоторое время эту идею подхватили московские власти. В середине мая этого года они объявили о подписании соглашения о сотрудничестве с NSH, по которому немцы локализуют свое производство в Зеленограде. «Реализация проекта начнется в конце 2017 года. Объем инвестиций в производство составит около 750 млн рублей, будет создано 153 рабочих места», — сообщало ТАСС со ссылкой на вице-мэра Москвы Наталью Сергунину. Интересно, что гендиректором московской «дочки» NSD стал тот самый Ильдар Кадыров, участвовавший в переговорах в казанском Кремле, а после назначения вышедший из учредителей ЗАО «Алсэф».

Задолго до москвичей свой «счастливый билет» вытянула и соседняя с Татарстаном Ульяновская область. Год назад немецкая компания DNG Mori открыла отверточную сборку токарных и фрезерных станков в ОЭЗ «Заволжье» с объемом инвестиций 70 млн евро, а с этого года DMG Mori стала официально считаться российским производителем.

В качестве еще одного станкостроительного партнера Татарстана рассматривалась японская компания FANUC Corporation, имеющая контракты на поставку оборудования на КАМАЗ и на предприятия ОЭЗ «Алабуга». Но она ограничилась лишь созданием центра станкостроения в КНИТУ-КАИ, который открылся в мае этого года. «Их политика — продавать, а не организовывать СП», — отмечают эксперты отрасли.

FANUC Corporation ограничилась лишь созданием центра станкостроения в КНИТУ-КАИ. Фото kai.ru

Татарстан и «Стан»

Между тем, авиационные и машиностроительные предприятия Татарстана продолжают закупать новые станки, но уже отечественного производства. На прошлой неделе министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов сообщил журналистам, что ставка делается на российскую компанию «СТАН». «Я не могу сказать, на какую сумму мы покупаем (нужно отдельно готовить цифры по закупкам), но нам интересны не только японские, но и российские станки, — сказал он. — Это группа «СТАН», которая занимается производством универсальной техники».

Позднее Равиль Зарипов (ныне — помощник президента РТ по авиакомплексу) сообщил на авиакосмическом салоне МАКС-2017, что Казанский вертолетный завод и компания «СТАН» обсудили совместное сотрудничество. «Сегодня мы рассматривали очень близко вопросы перспектив развития, продажи станков и оборудования с компанией «СТАН» — это уже новые подходы в рамках предложения услуг по механической обработке. Это революционный подход в решении многих проблем для авиастроительных предприятий, которые нуждаются в механической обработке, что позволит минимизировать издержки и в дальнейшем увеличить объем производства», — отметил помощник президента РТ (цитата по «Татар-информ»). Правда, пресс-служба «СТАН» не смогла подтвердить эти слова.

Регионы торопятся объявлять о создании станочных СП, так как сейчас готовится постановление правительства РФ о стратегии развития отечественного станкостроения до 2030 года, нацеленной фактически на реанимацию отрасли. Актуальных параметров этой программы нет, но ранее в Минпромторге говорили о существенном росте производства станков в России к этому сроку — в восемь раз (до 64 млрд рублей). «Мы должны быть к этому готовы, — говорит председатель правления машиностроительного кластера РТ Сергей Майоров. — На выставке «Иннопром» разговаривали с пятью компаниями — не каждая может локализовать производство. Должна быть мощная компания, которая имеет в России сбытовую сеть и сервисные службы по всей стране. А у кого они есть, кроме как у FANUC? У FANUC есть сервисный центр в Набережных Челнах, в Казани. Но они заточены на продажу».

Группа «СТАН» занимается производством универсальной техники. Фото stan-company.ru

Говоря о вероятности сотрудничества со «СТАН», Майоров подчеркнул, что у этой компании есть избыточные площади, которые она хотела бы заполнить. «Об этом они не говорят. Мы рассматриваем их в качестве поставщика комплектующих», — отметил глава машиностроительного кластера РТ.

Луиза Игнатьева
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 28 июля
    Любят наши с китайцами сотрудничать. Что таково в китайцах нашли)
    Ответить
    Анонимно 28 июля
    Как минимум трудолюбивые, разве этого мало?
    Ответить
  • Анонимно 28 июля
    А че, ты боишся китайцев? Китайскому государству 4 тыс лет, мы для них варвары.
    Ответить
  • Анонимно 28 июля
    Хорошая статья. Спасибо
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии