Новости

18:18 МСК
Все новости

Как «Нэфис» в суде доказывал, что был обманут Робертом Мусиным

По словам представителей «Татфондбанка», проблемы возникли из-за сентябрьских предписаний Центробанка

Как «Нэфис» в суде доказывал, что был обманут Робертом Мусиным Фото: foto.cheb.ru

Юристы «Нэфис Косметикс» три с половиной часа убеждали суд в том, что оказались обмануты руководством «Татфондбанка». «Нэфис» просил отозвать свое поручительство по кредиту на 3,4 млрд рублей, выданному ООО «Завод СМС» на проект по производству моющих средств. Перед крахом ТФБ успел предоставить лишь часть денег, и проект, по их словам, забуксовал из-за нехватки 500 млн рублей. Как выяснилось в суде, судьбу проекта решило предписание ЦБ.

«926 миллионов — это не 926 рублей»

Арбитражный суд Татарстана продолжает рассмотрение иска АО «Нэфис Косметикс» к «Татфондбанку». Накануне в суд «Нэфис» пришел, чтобы расторгнуть договор своего поручительства по кредиту на 3,4 млрд рублей, который ТФБ предоставил ООО «Завод по производству СМС» (ЗСМС) на строительство предприятия по выпуску синтетических моющих средств.

Как сообщил в суде представитель «Нэфис Косметикс», по кредиту компания поручилась, поскольку сама собиралась участвовать в этом проекте и в качестве аванса вложила в него 926 млн рублей. Договор поручительства с ТФБ, аннулировать который теперь просит истец, был заключен 9 сентября 2016 года. Вскоре из-за дефолта банка проект завода оказался под вопросом.

«Нэфис» заявляет, что в результате затягивания проекта понес убытки: с учетом мощностей нового завода «были спланированы продажи, взяты обязательства». «926 миллионов — это не 926 рублей, которые можно просто взять и вынуть из производства», — объясняли представители компании.

Юристы «Нэфис Косметикс» три с половиной часа убеждали суд в том, что оказались обмануты руководством «Татфондбанка». Фото Максима Платонова

Достроить завод помешал ЦБ

По словам представителя ЗСМС (в деле компания участвует как третье лицо), на момент обращения за кредитом на завершение строительства завода требовалось 3,9 млрд рублей, часть из них компания готова была выделить сама. Работы по заводу сперва предполагалось закончить в январе нынешнего года. С февраля завод должен был выйти на эксплуатацию, и из его прибыли ЗСМС рассчитывал выплачивать ТФБ основной долг и проценты. Но затем у банка начались проблемы с ликвидностью, и выдать кредит целиком он не смог. В итоге проекту не хватило 503 млн рублей.

На заседании выяснилось, что помешало ТФБ выдать кредит в полном объеме: оказалось, по словам представителей «Татфонда», все решило предписание Центробанка. Еще летом ЦБ проводил в «Татфондбанке» проверку, по итогам которой банку 30 сентября 2016 года было предписано доформировать резервы. Предположительно из-за этого у ТФБ возник недостаток свободных средств. Этим же, судя по всему, объяснялось и подписание второго договора поручительства уже 14 декабря (подробнее читайте в материале «Татфондбанк» перед крахом профинансировал инвестпроект «Нэфиса»).

Так как завод не был запущен в срок, кредит впоследствии пролонгировали. По новому соглашению, ЗСМС должен начать выплачивать тело долга с сентября 2019 года. Переписали и бизнес-план завода: теперь запуск намечен на сентябрь 2018 года.

Сейчас ЗСМС ищет новых инвесторов, однако пока финансировать проект никто не берется. Два банка, куда обращалась компания, ответили отказами. Все усложняется тем, сетовала представитель завода, что получить новое поручительство от «Нэфиса» компания не может, а иного имущества для залога, кроме недостроенного завода, у нее нет.

«Нэфис» был введен в заблуждение — зная о реальном состоянии ТФБ, он «никогда бы не вступил» в проект, заявила в суде юрист компании Юлия Благиных. Фото Максима Платонова

«Нэфис» заблуждался?

Юристы «Нэфис Косметикс» с самого начала поставили вопрос ребром. Их позиция такова. О проблемах в банке руководству ТФБ было известно задолго до заключения договоров кредита и поручительства. Следовательно, выдавая кредит, банк не мог не знать, что не способен исполнить обязательства в полном объеме. То, что завод не был запущен в срок, — лишь последствие обстоятельств, объективно существовавших на момент сделки, указывали представители истца. А именно: в сентябре у банка были финансовые проблемы, наличие которых ТФБ скрыл. Выходит, «Нэфис» был введен в заблуждение — зная о реальном состоянии ТФБ, он «никогда бы не вступил» в проект, заявила в суде юрист компании Юлия Благиных.

В качестве доказательств с той и с другой стороны в суде звучали цитаты первого зампреда ЦБ Дмитрия Тулина, а также выдержки из материалов газет «Коммерсантъ», «Ведомости» и других СМИ. 3 марта, в день отзыва лицензии «Татфондбанка», Тулин сказал, что о проблемах регулятор знал еще с мая прошлого года, как и о том, что отчетность ТФБ «существенно недостоверна». Это заявление «Нэфис» использовал в качестве одного из своих центральных доводов. «Они раскрывали недостоверную отчетность на публичных ресурсах», — объясняли представители компании.

В ответ юристы со стороны ТФБ заявляли, что на момент заключения сделки никто не мог предугадать, по какому сценарию будет развиваться ситуация. По их словам, в день предоставления кредита у ТФБ были деньги в необходимом объеме, а все, что произошло потом, от банка не зависело. Они заявили, что проблемы банка «официально были подтверждены» только 30 сентября, после выдачи предписания ЦБ. «Раньше этой даты никаких санкций, никаких предписаний не было вынесено. Соответственно, ни сам «Татфондбанк», ни органы управления не могли сделать вывод о том, что наступит несостоятельность», — сказала представитель ТФБ.

Заседание длилось больше трех часов. За это время стороны по нескольку раз успели повторить все свои аргументы и, казалось, зашли в тупик. В итоге суд отложил рассмотрение дела до 17 июля.

Речь шла о реконструкции имеющегося производства синтетических моющих средств стоимостью 3,5 млрд рублей, а не о новом производстве. Фото news.tut.by

«Тайный» завод

При всем этом представители АО «Нэфис косметикс» в суде неоднократно подчеркивали: ООО «Завод по производству СМС» не входит в ГК «Нэфис», а АО «Нэфис косметикс» участвовал в проекте лишь в качестве стороннего инвестора.

Впрочем, как писало ранее «Реальное время», ситуация с заводом синтетических моющих средств до конца неясна. В 2005 году о его строительстве заявляла ГК «Нэфис». Но тогда речь фактически шла о реконструкции цеха синтетических моющих средств на самом «Нэфис Косметикс», которая была закончена в 2007 году. В 2013 году о заводе синтетических моющих средств снова заявлял Дмитрий Хайбуллин, тогда гендиректор ОАО «Нэфис Косметикс». Но речь шла опять же о реконструкции имеющегося производства синтетических моющих средств стоимостью 3,5 млрд рублей, а не о новом производстве. К слову, сумма практически совпадает с размером полученного ЗСМС кредита.

Формально ООО «Завод по производству синтетических моющих средств» действительно структурам ГК «Нэфис» не принадлежит. Однако юридический адрес компании совпадает с адресом головного офиса ГК «Нэфис»: Казань, ул. Тукая, 152. Директором и единственным официальным владельцем является Юрий Владимирович Ляшенко, который был некогда акционером АО «Нэфис Косметикс», а также был замечен в других проектах ГК «Нэфис».

Артем Малютин
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 27 июня
    юристы Нэфиса правильно говорят
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Ловко они деньги прикарманили
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Нафис пусть не юлит. СМС это их завод. Пусть отвечают по кредиту. Еще не ясно как эти лица из Нафис за день до банкротства вывели 2.5 млрд рублей.
    Почему юристы из АСВ не смотрят. Видимо их уже тоже купили?
    Ответить
    Анонимно 27 июня
    интересное предположение, но вряд ли верное. юристы как раз там активно трясут неплательщиков
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    нэфис что-то мутит)
    Ответить
    Анонимно 27 июня
    Земли)
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Сейчас все начнут говорить, что Мусин их обманывал, пользуясь его нынешним положением
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    какое коварное руководство татфонда, всех-то оно обмануло
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    очень напоминает дольщиков Фона, они никогда бы не отдали деньги, " зная о реальном состоянии дел ", но в том то и дело, что состояние было нормальное. ?
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Мои деньги, нет мои деньги. Не виноватая я, он сам.....
    Ответить
  • Анонимно 28 июня
    Что натворил ЦБ, что натворил. Чудовищная машина все рушит.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии