Новости

05:03 МСК
Все новости

Почему президент России оборвал 15-летнее «правление» генерала Дауфита Хамадишина?

Эксперты «Реального времени» о добровольно-принудительной отставке генерала ФСИН

Почему президент России оборвал 15-летнее «правление» генерала Дауфита Хамадишина? Фото: 16.fsin.su

Первомайский указ Владимира Путина об отставках и назначениях 24 силовиков подтвердил информацию «Реального времени». Должность начальника полиции и замглавы МВД Башкортостана получил Андрей Демидов, ранее работавший замначальника полиции МВД по РТ. А вот система ФСИН Татарстана осталась без руководителя. После 14 лет и 4 месяцев этого поста лишился генерал-лейтенант внутренней службы Дауфит Хамадишин. На фоне череды уголовных дел «провожать» его правозащитники начали еще несколько лет назад, однако источники в УФСИН по РТ уверяют: решение уйти Хамадишин принял сам. «Реальное время» опросило экспертов об отставке силовика.

Он сам ушел или Путин отправил?

Правозащитники связали ожидаемую отставку с коррупционными скандалами в УФСИН, однако приближенные к начальнику говорят, что решение Хамадишин принимал сам. «Он еще 1,5 месяца назад сказал, что покинет пост в связи с переходом на новую должность. Должность не в нашем ведомстве», — сообщил источник «Реального времени» в УФСИН.

Впрочем, фон для прощания с должностью не самый благоприятный. В последнее время татарстанскую пенитенциарную систему трясет от скандалов и посадок руководителей. Очередное дело было возбуждено 20 апреля в отношении 35-летнего начальника ИК-3 Руслана Фаррахова. Его заподозрили в получении взятки в 100 тысяч рублей и арестовали.

Кроме того, сейчас в Казани за поборы на ремонт зоны и взятку судят замначальника ИК-2 Игоря Леонидова. В коррупции обвиняют и начальника ИК-19 Алмаза Тазеева. Также ждут приговора экс-начальник менделеевской ИК-10 Фаиль Каримов и его подчиненные, которым инкриминируют получение мзды за свидания, положительные характеристики и облегчение режима. За взятки и превышение должностных полномочий уже осуждены бывший замначальника нижнекамской ИК-4 Эдуард Абзалов и экс-начальник медчасти альметьевской ИК-8 Олег Герасимов. Первого отправили на 9 лет в колонию строгого режима, второго на 3 года в колонию общего режима.

Первомайский указ Владимира Путина касается отставок и назначений 24 силовиков. Фото kremlin.ru

Кто сменит Хамадишина?

Что же касается возможного сменщика ушедшего в отставку главы татарстанского УФСИН, то, по мнению Владимира Рубашного, эксперта Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, могут поставить совершенно нового человека, не из окружения Хамадишина.

«Опять может сыграть роль какая-то фигура из МВД, чтобы не было сращивания или из какого-нибудь федерального органа. До назначения Хамадишина обсуждали кандидатуру, по-моему, Безуевского. Он был начальником по безопасности в СИЗО-1, он исполнял обязанности начальника управления, был первым замом и он уже примерял это кресло, но в последний момент… Раньше же, как было, всегда Москва назначала, а здесь, мне кажется, сыграло роль то, что местные продавили Дауфита Закировича, и Безуевский сразу ушел. Но он достаточно лояльный, грамотный специалист был», — рассказывает эксперт.

По коррупции позиция начальника была очень жесткая: «Не дай бог, не вздумайте!»

Инга Мазуренко, пресс-секретарь УФСИН по РТ

— Когда его только назначили 15 лет назад, тогда был УИН, там действительно было очень сложное положение дел. Начиная даже со здания главного управления — оно было совершенно в плачевном состоянии. А в каком состоянии была казанская воспитательная колония! Это касалось абсолютно всех служб. Если взять ИК-3, там еще не было Фаррахова, но именно там было построено здание для личного состава. Потому что то здание, которое было до этого, — это было что-то вроде сельского клуба. Даже если прошерстить наши пресс-релизы и посмотреть, как много было сделано и по поводу видеокамер, и по санобеспеченности, и по развитию каких-то сельскохозяйственных вещей. То, что Путин подписал приказ об отставке — это не потому что там вот эти уголовные дела (коррупционные скандалы в рядах УФСИН, — прим. ред.) и т. д.

Ну да, к сожалению, они есть. Но это в том числе и позиция руководства. Там большая часть уголовных дел — это была совместная работа наших сотрудников управления собственной безопасности. Это очень жесткая позиция и политика нашего руководителя, и он об этом неоднократно говорил на совещаниях: «Не дай бог, не вздумайте!».

Если абсолютно все направления взять, это не только создание условий, но и ремонтные работы, причем и для личного состава, и для осужденных — действительно очень многое было сделано. 15 лет назад татарстанская служба стояла на особом контроле в Москве, потому что ситуация была очень сложная. А последние несколько лет наше управление входило в тройку лидеров в системе ФСИН. Это, наверное, о чем-то говорит?!

«Начальники не от хорошей жизни поборами занимались...»

Владимир Рубашный, эксперт Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, экс-начальник психологической службы УФСИН по РТ

— Я вообще ждал этой отставки с того момента, как он только из МВД перешел. Я понял, что он представляет из себя, какой он руководитель. И в милиции у него не все хорошо было — и на уровне слухов, и на уровне книжек, гуляющих в интернете. Видел, как общается с людьми, какой стиль руководства — достаточно жесткий был. Закручивал гайки, на людей внимания особо не обращал, то есть был жесткий достаточно человек.

До него были руководители — тоже, может, не сахар, но какие-то человеческие качества проявляли, и в сравнении с ним мне было неприятно на это смотреть, тем более работая в управлении. При нем я уволился, но меня это не касалось, это касалось абсолютно любого сотрудника. Того же Кадирова (посмертно обвиненного в поборах начальника ИК-2, который в январе 2016 года повесился в своем кабинете, — прим. ред.), которого Хамадишин переставлял из учреждения в учреждение. Потом видите, когда с ним (Кадировым) такое случилось…

Начальники не от хорошей жизни занимаются этими поборами. Задача стоит, она должна выполняться, а какими средствами, какими путями? Начальники шли на нарушения закона с этими поборами, вымогательствами и прочим. Некоторые заходили совершенно далеко, как вот сейчас вскрывается.

Шло ли это от колоссального недофинансирования? Может быть, но значит, в Татарстане есть какая-то установка, хоть в МВД, хоть в УФСИН, что у него задача была выводить территориальный орган в первые позиции рейтинга, то есть в первой десятке как минимум Татарстан должен находиться. В связи с этим это происходило. Что можно показать в тюрьме? Только стены, евроремонты, условия бытовые. Как это достигается, какими путями — это не афишируется. Какая работа проводится с людьми в местах лишения свободы — это не покажешь, это можно какое-то формальное собрание провести, но это все фигня, туфта. А можно показать, какие условия замечательные созданы для осужденных, и такая задача была поставлена. Все начальники начинали ремонты за счет средств осужденных.

Владимир Рубашный: «В бытность Хамадишина бытовые условия осужденных улучшились в разы. По сравнению с тем, что было, в 90-е там вообще система выживала...» Фото Максима Платонова

Когда это началось? С момента, как он заступил, где-то в 2002 году. И до этого было, но не такими темпами и не с таким давлением со стороны управления. В бытность Хамадишина бытовые условия осужденных улучшились в разы. По сравнению с тем, что было, в 90-е там вообще система выживала, а уж как нулевые пошли, 2000-е и пришел Хамадишин, естественно, все это дожали. Но все-таки нужно говорить, что и денежки немножко появились из центра, то есть это не только здесь на местах. Но здесь тоже эти деньги, которые шли официально, каким-то образом расходовались, но давление все время на руководство колоний оказывалось сильное, чтобы они делали, договаривались, ремонтировали и прочее. Да, изменения произошли, ремонты делали. За какой счет? Молчат. Видимо, это все не кончится. Есть люди, которых под домашний арест посадили, и они, наверное, все рассказывают, видите, Фаррахова (начальник ИК-3 Руслана Фаррахова, — прим. ред.) приняли. Я ему (Фаррахову, — прим. ред.) еще в бытность в ОНК говорил: «Так не может продолжаться». Он негативно относился к нашей деятельности, а мы ничего такого не делали в 19-й колонии.

Смотрите, в Закамье в прошлом году целую пачку пересажали. Нет-нет, да возникала тема ФСБ, все равно просто так снаряды не падают. Все, что можно было сделать негативного в плане службы: начальники у него стрелялись, вешались, сотрудники вор на воре, поборы дикие, люди чемоданами деньги носят, миллионами — и все это на слуху. Они же рассказывают, какие-то люди садятся, какие-то выходят. И я говорил, что в конечном итоге нацелено на него, но, видимо, точка кипения настала, и посчитали, что действительно нужно… Увидели, что человек не справляется, хотя это можно было увидеть и раньше. Я считаю, что таким руководитель вообще не может быть, но меня сейчас оспорят, скажут, что он отличный руководитель, жесткий, у нас же любят такую руку хозяйскую, а-ля сталинскую. А то, что закономерный исход — увольнение, это малой кровью, я считаю.

«Сильный и мужественный человек»

Лариса Расческова, председатель ОНК РТ

— Несмотря на уголовные дела, которые в последнее время на сотрудников УФСИН возбуждаются, все-таки на последней коллегии ведомства Хамадишина наградили (медалью ордена «За заслуги перед РТ», — прим. ред.). По нашей работе всякое бывало, но он всегда искал возможности взаимодействовать [с представителями общественности]. И то, что в последние пять лет ведомство стало достаточно открытым, тоже говорит о нем, как о мудром руководителе.

Чисто по-человечески, это достаточно сильный и мужественный человек. Чтобы так долго возглавлять очень непростое ведомство со своей спецификой и непростым контингентом, нужно обладать и достаточной силой духа, и мужеством. Очень крупный руководитель, и я думаю, мы о нем еще услышим.

Если вернуться к уголовным делам, то, по большому счету, в этой системе начальник каждой колонии — сам себе хозяин. И проконтролировать все сверху нельзя. Да и вопросы недофинансирования в системе имеют место. Сейчас вот, например, очень остро стоит вопрос по медицинскому обслуживанию осужденных. Если раньше УФСИН заключал договоры с клиниками на привлечение узких специалистов к обследованию и лечению контингента, то сейчас по новым приказам и распоряжениям — это должно идти через тендер. А государственные клиники участвовать в них не спешат. Я шесть лет с этой системой работаю и плотно… Там ведь получается все: каждый начальник колонии — сам себе хозяин.

Мы с Нового года боролись за одного человека. У него были проблемы с глазами и еще целый букет, а диагноз ему ставил врач общей практики. Потому что офтальмолога в БДО (больница для осужденных, — прим. ред.) нет. В итоге, пока правильный диагноз ему поставили, лечить зрение было уже поздно. А гражданские клиники на тендеры не спешат. Мы с Сарией Харисовной Сабурской (уполномоченный по правам человека в РТ, — прим. ред.) уже разговаривали об этом, надо будет что-то делать.

Ирина Плотникова, Василя Ширшова
Справка

Дауфит Закирович Хамадишин

  • Родился 1 января 1959 года в д. Баюково Муслюмовского р-на ТАССР
  • Окончил Академию МВД СССР (1987 г.)
  • В 1992 — 1995 гг. — начальник криминальной милиции УВД г. Набережные Челны.
  • В 1995 — 1998 гг. — начальник УВД г. Нижнекамска.
  • В 1998 — 2002 гг. — начальник УВД г. Набережные Челны.
  • С 30 декабря 2002 года — начальник ГУФСИН России по Республике Татарстан.
  • 23 мая 2010 года указом Президента РФ назначен начальником УФСИН России по Республике Татарстан.

Заслуженный юрист Республики Татарстан.
Член Координационного совета руководителей правоохранительных органов Республики Татарстан.
Член Межведомственной комиссии Совета безопасности Республики Татарстан
Почетный сотрудник МВД России.
Почетный сотрудник МВД Республики Татарстан.
Почетный гражданин г. Набережные Челны.

Награжден: медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения в 2002 году», Почетной грамотой республики Татарстан, медалью «В память 1000-летия г. Казани», медалью «В память 125-летия уголовно-исполнительной системы России», медалью «За усердие» II степени, нагрудным знаком «Почетный сотрудник МВД», серебряной медалью «За укрепление уголовно-исполнительной системы России», медалями «За службу» I, II, III степеней, почетным знаком уголовно-исполнительной системы «За отличие в службе» II степени, медалью «Ветеран уголовно-исполнительной системы России», медалью «За боевое содружество», почетным орденом II степени «Аль-Фахр» от Духовного управления мусульман Европейской части России, именным оружием — пистолетом Макарова от министра МВД РФ.

комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 02 мая
    Нам пусть из Башкортостана кого-нибудь пришлют)
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    Прав Рубашный, ох как прав, к сожалению... А женщины-эксперты машут хвостом, так надо по службе. Урфин Джюс и его деревянные солдаты, вот во что превратился ГУФСИН РТ при Хамадишине. Пол личного состава сидит, а генерал говорит, что за 14 лет ни одного ЧП у него не было!
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    а о чем говорит, что мы в тройке лидеров ФСИН? если посмотреть на общую картину, совсем она не радужная
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    На такой должности и должен быть жесткий человек, по-моему
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    У многих жизнь не сладкая- это не повод идти по кривой дорожке поборов, взяток и воровства
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    Интересно все-таки, кто сменит Хамадишина
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    15 лет суровой службы - в сложнейшей системе отношений. Это сильный человек!
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    А где нашли такую страшную фотографию Рубашного? Если бы он продолжал служить, то выглядел бы гораздо свежее. Надо же, экперд сразу "понял какой он руководитель", что даже кушать не могу.
    Ответить
    Анонимно 02 мая
    суровое лицо и на фото суровое)
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    Ну освободили место для "своего"
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    характерная ситуация для многих проментовских ведомств. накаты ФСБ достигли цели. что дальше?
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    Неужели не страшно руководителям деньги трясти, даже если и на "благородные нужды-стройку"? Ведь в любом случае это незаконно. Что движет людьми?
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    А ещё офицеры УФСИНа занимаются бизнесом. Все документы оформляют на родственников, супругу.
    Ответить
    Анонимно 02 мая
    не надо уж всех-то под одну гребенку
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    людей за людей не считают( плевать всем на здоровье заключенных
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии