Новости раздела

​Аресты по делу Татфондбанка: обыск в чужой квартире, 1 000 обманутых вкладчиков и свидетельство Коха

Фигурантов дела о переводе вкладов в доверительное управление оставили за решеткой, несмотря на заступничество завкафедрой ценных бумаг КФУ

​Аресты по делу Татфондбанка: обыск в чужой квартире, 1 000 обманутых вкладчиков и свидетельство Коха Фото: Ирина Плотникова

Жертвоприношением ради снятия социальной напряженности назвала сегодня аресты фигурантов дела «ТФБ Финанс» адвокат экс-зампреда Татфондбанка Сергея Мещанова. По версии защиты, хищений путем передачи в доверительное управление не было. Законной эту схему назвал на допросе и профессор КФУ, завкафедрой ценных бумаг, биржевого дела и страхования Игорь Кох, на которого ссылаются обвиняемые. Правда, заступничество такого эксперта не помогло. Четырех фигурантов казанский суд сегодня оставил в СИЗО еще на три месяца, материалы в отношении еще одного сейчас рассматриваются. Корреспонденты «Реального времени» присутствовали на всех судебных заседаниях.

Ущерб потянет на 2 млрд рублей?

Количество потерпевших перевалило за тысячу, срок следствия продлен до 2 июля, всем пятерым фигурантам дела о хищении предъявлены обвинения. Пожалуй, это все новости о ходе расследования уголовного дела «ТФБ Финанс», которые можно было почерпнуть из выступления в суде майора юстиции Айгуль Гильфановой. Она возглавляет следственную группу ГСУ МВД Татарстана по этому делу.

Размер предполагаемого ущерба Гильфанова не называла, однако один из адвокатов утверждает — он вырос с 90 до 245 млн рублей. Правда, реальной картины новая цифра не отражает, ведь в доверительное управление передавались вклады ТФБ от 1 млн рублей и выше. Поскольку доверившихся было порядка 2 тысяч человек, итоговый ущерб может составить 2 млрд рублей. Любопытно, что в счет его погашения по уголовному делу пока арестован лишь гараж гендиректора «ТФБ Финанс» Тимура Вальшина. С остальных фигурантов взять нечего, утверждают адвокаты.

«На самом деле, люди приносили деньги в Татфондбанк и больше их не видели! Все транзакции совершались внутри банка», — говорит Борис Рыбак, подключившийся к защите Вальшина. Фото Марии Горожаниновой

По существу обвинений позиции защитников расходятся. Одни считают передачу вкладов в ДУ совершенно законной процедурой, что исключает хищение. Другие апеллируют к решениям Вахитовского райсуда Казани о расторжении договоров перевода вкладов социально незащищенных казанцев по искам прокуратуры. «Это лишь подтверждает наши доводы, что преступления тут нет, есть гражданско-правовые отношения», — говорит адвокат Ирина Хрунова, представляющая интересы зампреда ТФБ Вадима Мерзлякова.

А вот адвокат Борис Рыбак не исключает, что деньги вкладчиков ТФБ действительно могли похитить. Еще до их бумажной передачи в «ТФБ Финанс».

— На самом деле, люди приносили деньги в Татфондбанк и больше их не видели! Все транзакции совершались внутри банка, — говорит Борис Рыбак, подключившийся к защите Вальшина. — У «ТФБ Финанс» даже кассы не было. Эта компания напрямую не принимала деньги у населения, а получала их в виде проводок Татфондбанка. И делалось это, чтобы освободить нишу по привлечению новых вкладов, ведь Центробанк требовал снизить уровень депозитов…

Промашка оперов — козырь адвоката

Первым перед судом предстал москвич Сергей Мещанов, бывший зампред ТФБ, занявший в январе пост вице-президента «Промсвязьбанка». Под стражу он был заключен 2 марта, последним из фигурантов. Его защитник Дамира Идрисова сегодня сообщила суду о проведенном ею адвокатском расследовании, подтверждающем незаконность объявления Мещанова в розыск. От родственников клиента она выяснила — никаких повесток в их адрес не направлялось, сотрудники МВД слали их, ошибочно указывая иной дом в поселке Сосновка. «Оперативники указывают дом 12, я сходила туда — это сгоревший сарай, если бы они съездили на место — то установили бы этот факт. Налицо — лживые показания», — заявила Идрисова.

Дальше адвокат рассказала, что в элитной многоэтажке по улице Меридианной в Казани полиция по ошибке провела обыск в квартире, где живут люди, не имеющие никакого отношения к Мещанову. «Эти люди уже написали жалобу на незаконные действия полиции», — сообщила Идрисова.

— Мой [подзащитный] и четверо ребят стали жертвами в угоду снятия социальной напряженности. Я считаю, это слишком высокая плата — невиновных людей посадили за решетку, — обратилась к суду адвокат Идрисова с просьбой освободить Мещанова под залог или подписку о невыезде.

Профессор защищает бывших студентов?

По просьбе защиты в суде огласили протокол допроса доктора экономических наук, завкафедрой ценных бумаг, биржевого дела и страхования КФУ Игоря Коха. У него когда-то учились несколько фигурантов дела. Из сказанного Кохом следует: сделки по передаче средств в доверительное управление вполне законны, как и покупка облигаций. Кох поделился со следствием мнением, что цели хищения средств клиентов в этих операциях не было: «Если бы Татфондбанк продолжал нормально функционировать, клиенты получили бы инвестиционные вклады и проценты».

На слова Коха ссылался и сам обвиняемый, периодически говоря о самом себе в третьем лице. «Мещанов готов сотрудничать со следствием, представлять все показания и так далее, — сказал он, добавив, что аргументы о возможности «оказать воздействие на свидетелей и пострадавших» несостоятельны. — У банка отозвана лицензия. Оказать воздействие не могу. Сама мера пресечения — избыточная».

Несмотря на яркие выступления защитников и откровения самих обвиняемых, судья Эрик Хабибуллин удовлетворял ходатайства следствия одно за другим. А родственники фигурантов в перерыве проклинали следователя и представителя районной прокуратуры.

«Желаю добра… и денег побольше»

Начальника службы клиентского сервиса ТФБ и «ТФБ Финанс» Рустама Тимербаева сегодня защищали три адвоката. Под арестом он с 9 февраля. С того времени — ни разу не допрашивался и не участвовал в каких-либо следственных действиях, заявил Тимербаев. Следователь же заявила: допросы и следственные действия были. «Никакого преступления я не совершал. В показаниях свидетелей это указывается», — сказал Тимербаев. Он также вспомнил слова Коха о «законности продукта», заявил, что по законодательству деньги и ценные бумаги по договорам доверительного управления «обязаны отделятся» от активов банка: «Соответственно, они хранятся на отдельных лицевых счетах, принадлежат полностью доверителям и в данном случае никакого хищения ценных бумаг и денежных средств в принципе невозможно...»

Тимербаев напомнил про две проверки в Татфондбанке — в третьем квартале 2014 года и в середине 2016 года — со стороны ЦБ РФ. «Если бы данный продукт реализовывался не по правилам, либо это были какие-то мошеннические действия, Центробанк указал бы на это и предпринял бы меры, для того чтобы компания не занималась мошеннической деятельностью». Последнее слово этого обвиняемого оказалось не просьбой к суду, а пожеланием: «Я всем желаю добра!»

— И денег побольше, — эхом отозвался активист Дмитрий Бердников, который исправно ходит на судебные заседания ТФБ с плакатом «Вор должен сидеть в тюрьме».

— И денег побольше, — улыбаясь, мирно повторил за ним Тимербаев.

К больным детям отца-добытчика не отпустили

Начальник управления активных операций на рынке ценных бумаг ТФБ и «ТФБ Финанс» Илнар Абдульманов рассказал судье, что от его решения зависит судьба целой семьи — неработающей супруги и двух маленьких детей, которые остались без средств к существованию:

— Меру пресечения считаю незаконной. Считаю себя непричастным к тем преступлениям, которые мне инкриминируют. Данной мерой, считаю, мою семью поставили в сложную ситуацию. Потому что есть два кредита ипотечных и автокредит. Ну и два несовершеннолетних ребенка. И неработающая супруга…

Защита попросила суд приобщить документы о том, что малолетние дети сотрудника банка болеют и им необходимо лечение. Адвокат Всеволод Добрынин также настоял на приобщении протокола очной ставки его подзащитного с Тимуром Вальшиным. Дело в том, что причастность Абдульманова к хищению следствие подтверждало показаниями Вальшина, что инвестиционный продукт согласовывался именно с ним. Уже на очной ставке гендиректор «ТФБ Финанс» пояснил, что имел в виду другое, а юридически никаких согласований продукта с Абдульмановым не было.

А еще защита акцентировала внимание на том, кто именно вводил клиентов в заблуждение: не руководящий состав организации, а операторы банка.

— По тому, каким образом Абдульманов оказался в этом уголовном деле, можно было посадить любого сотрудника банка, вплоть до охранника. И сказать, что он охранял банк, когда внедрился данный продукт. Поэтому мы считаем, что наш подзащитный незаконно содержится под стражей и к нему не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, — закончила выступление защиты адвокат Гаянэ Емельянова.

В перерыве к Абдульманову подошла его жена и рассказала ему о том, как их ребенок обрадовался письму, присланному отцом из СИЗО. Увидев улыбку своего мужа, она сама заулыбалась, но потом не выдержала и, отвернувшись, заплакала.

Защита Вальшина оспорила постановление о возбуждении дела

Следом в «клетку» завели зампреда ТФБ Вадима Мерзлякова. Его адвокат Ирина Хрунова просила смягчить ему меру пресечения. Она сообщила: в собственности ребенка ее клиента имеется квартира, в которой проживает вся семья. Супруга Мерзлякова, как доверенное лицо ребенка, согласна предоставить жилье для домашнего ареста. Также жена имеет вклад, который готова предоставить суду в качестве залога, что муж не скроется.

Получив слово, Вадим Мерзляков заявил судье — доказательств хищения денег «нет и быть не может лишь потому, что каждый рубль клиентов использовался» на приобретение облигаций ТФБ, и этот факт зафиксирован в отчетах и подтвержден АСВ и ЦБ. По словам обвиняемого, в случае санации, в которую он «верил до последнего момента», интересы вкладчиков и держателей облигаций «были бы учтены абсолютно идентично, в полном объеме».

Мерзляков рассказал, что был задержан прямо на рабочем месте, где проводил переговоры с партнерами, в том числе по финансовому оздоровлению банка. А следующие два месяца без малого провел в СИЗО-2 за госсчет, не участвуя ни в каких следственных действиях. Довод следствия, что на свободе он может «продолжить заниматься преступной деятельностью», банкир парировал так:

— Лицензия у Татфондбанка отозвана, компания «ТФБ-Финанс» находится в финансовом коллапсе… Все документы, материалы до последней скрепки изъяты следствием еще 7—8 февраля 2017 года. Проведены обыски в квартирах, в офисах, в домах обвиняемых, в моем в том числе. Что касается потерпевших и свидетелей, говорить о каком-то влиянии сотни человек, на мой взгляд, просто неразумно…

Закончил свое выступление Мерзляков словами с просьбой отпустить его под домашний арест. «Мы не представляем никакой угрозы обществу», — сказал он.

К защите Мерзлякова также подключился адвокат Александр Клюкин, одновременно представляющий интересы первого зампреда ТФБ Рамиля Насырова, обвиненного Следкомом по РТ в хищении трехмиллиардного кредита Банка России. Однако усиление защиты на результат не повлияло. Забегая вперед, скажем, ни одному из фигурантов меру пресечения не смягчили. Все пятеро до 2 июля 2016 года останутся в СИЗО. Если Верховный суд РТ при рассмотрении апелляций согласится с сегодняшними решениями Советского райсуда.

Последним перед судом сегодня предстал гендиректор «ТФБ Финанс», который находится под стражей дольше всех. Тимура Вальшина задержали еще 6 февраля. И за это время он лишь укрепился в своей невиновности, считая, что прозрачность всех операций обязательно покажет назначенная по делу экспертиза. «В интересах клиентов со стороны следствия было бы благоразумнее нас отпустить и привлечь, допустим, к решению проблем клиентов в рамках уголовного дела», — считает Вальшин, объясняя, что иски клиентов «ТФБ Финанс» о признании их вкладчиками потребуют проведения «большого объема мероприятий», а людей, которые могут это делать, «не так уж много».

Защита предоставила суду справки о том, что Вальшину регулярно требуются осмотры у офтальмолога и лечение. А еще поставила под сомнение законность возбуждения уголовного дела «ТФБ Финанс». Соответствующая жалоба уже направлена в суд.

Мария Горожанинова, Ирина Плотникова, фото и видео авторов, видео Камиля Исмаилова
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 30 марта
    Куда ушли 100 млр ??? Когда следствие начнет изучать этот вопрос?
    Ответить
  • Анонимно 30 марта
    почему то у всех подозреваемых обнаруживаются больные дети, неработающие супруги, по 2 ипотеки (?), автокредиты.........
    Ответить
    Анонимно 30 марта
    При таких-то действиях и зарплатах мужей, супруги могут позволить себе не работать, семья-брать ипотеки и прочие кредиты...
    Ответить
    Анонимно 30 марта
    А вы не думали, что при двух маленьких детях, одному из которых ещё только 7 месяцев жена находится в декретном отпуске. А кредиты и ипотека, потому что при такой зарплате, как в Татфонбанке без кредитов ничего не купишь. У этой семьи вот нет миллионов, которые они в банке хранят. Завидовать нечему! Отпустите невиновных!
    Ответить
    Анонимно 31 марта
    Заплакать аж захотелось. Может деньгами им скинутся вкладчики?
    Ответить
    Анонимно 30 марта
    Тоже удивился, аж две ипотеки! При больных детях! Это же какая зарплата была, что на все хватало?
    Ответить
    Анонимно 31 марта
    Потому что это обычные семьи. Поэтому и кредиты и жены в декретах. Никому не пожелаешь оказаться в их положении. Папа за госуд средства в СИЗО. А мама с двумя детьми на руках. Притом что никаких оснований для удержания нет!
    Ответить
  • Анонимно 30 марта
    а зачем все белые и пушистые и глаза у всех честные
    Ответить
  • Анонимно 30 марта
    В очередной раз стыдно и страшно .....
    Ответить
  • Анонимно 30 марта
    Похоже судья чувствовал себя не в своей тарелке, уткнулся носом в бумажку и чуть слышно бормотал. Да уж , стыдобища.
    Ответить
  • Анонимно 30 марта
    Да уж не позавидуешь работе следователя и прокурора.
    Ответить
    Анонимно 30 марта
    Завидуете подозреваемым?....?.....
    Ответить
  • Анонимно 31 марта
    А дело продолжается...
    Ответить
  • Анонимно 31 марта
    Не работают может потому что дети и вправду больные. Такими вещами не шутят. А вам должно быть стыдно за такие усмешки. Вам кинули кость, а вы и рады злорадствовать. Не на тех смотрите. Как стадо!!!
    Ответить
    Анонимно 31 марта
    При стандартной зарплате и при больных детях (соответственно, неработающей супруге) невозможно позволить себе две ипотеки!
    Одну то не факт, что потянешь!
    Очевидный вывод - зарплата была не стандартная. Доплата за риск?
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    У всех мошенников по три адвоката,а я не смогу себе позволить и одного,чтобы защитили и доказали на суде о том ,что меня ввели в заблуждение вот эти лихие менеджеры и руководители ТФ Финанс.
    Ответить
  • Анонимно 07 апр
    Главный вопрос - куда делись деньги. Замы ТФБ конечно же ничего не знали. Их вина не в том, что они дуракам втюхивали облигации ТФБ. Так многие банки сейчас делают. Их вина в том, что из банка слябмзили 100 млрд, а они людям лапшу на уши вешали и активы выводили. Хотя наверняка все знали.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров