Новости раздела

«Брат и друг звонила, «Адмираль» горела, я быстро на машина катай-катай...»

Суд по делу о страшном пожаре в торговом центре наткнулся на языковой барьер

«Брат и друг звонила, «Адмираль» горела, я быстро на машина катай-катай...»
Фото: Мария Горожанинова

Сегодня актовый зал ДК «Юность» снова на время превратился в судебный — в рамках уголовного дела по «Адмиралу» там продолжились допросы пострадавших. За несколько часов суд услышал воспоминания пяти предпринимателей, которые потеряли миллионы рублей и свое здоровье. Однако не обошлось и без сложностей — как оказалось, практически невозможно было общаться с предпринимательницей из Вьетнама, которая за 12 лет проживания в России так и не выучила язык. О том, как проходили допросы, — в материале «Реального времени».

«Я просто хочу все забыть»

Сегодня в ДК «Юность» предприниматели продолжили вспоминать трагедию в «Адмирале». В рассмотрении дела сделали перерыв на несколько недель, что, возможно, было связано с выступлением звезд татарской эстрады в этом же комплексе. Последние допросы пострадавших прошли 14 марта, а 16 марта на сцене ДК свой концерт дал Салават, следом за которым 21 марта — Флюра Сулейманова. Спустя неделю актовый зал «Юности» из развлекательного снова превратился в судебный и перед зрительскими рядами сбоку разместилась клетка с фигурантами уголовного дела.

Первой к трибуне вышла частный предприниматель родом из Казахстана Альбина Файзрахманова. На вопросы она отвечала тихо и грустно. По ее словам, в ТЦ «Адмирал» они арендовали площади с 2014 года, торговали в розницу сезонным товаром: зимой — головными уборами, летом — женскими футболками, осенью — школьными портфелями. За два торговых места, объединенных в одно, в месяц она платила 60 тысяч рублей, а у прилавка всегда стояла сама. Как и остальные четверо опрошенных сегодня пострадавших, предпринимательница указала на знакомство только с одним из фигурантов уголовного дела — директором ООО «Заря» Гусейном Гахрамановым. Дальше все истории повторялись — договор заключался в администрации ТЦ, где «сидели девочки», после чего каждый месяц продлялся, деньги вносились наличкой в кассу. Во время работы у них регулярно проверяли наличие огнетушителя, а за порядком на рынке следили сотрудники безопасности ТЦ. Правда, к кому они относились юридически — непонятно.

Как и остальные четверо опрошенных сегодня пострадавших, предпринимательница указала на знакомство только с одним из фигурантов уголовного дела — директором ООО «Заря» Гусейном Гахрамановым. Фото Олега Тихонова

Если сторона гособвинения после основных вопросов дополнительные не задавала, то защитники подозреваемых буквально закидывали пострадавшую уточнениями: с кем конкретно заключался договор, кому подчинялась служба безопасности, помнит ли она название общества, которому через кассу платила деньги за аренду? Отвечая, что не помнит или не знает, пострадавшая в итоге не выдержала и в сердцах заметила:

— Я не помню, как называлось это общество. Вы знаете, у меня такой стресс, я до сих пор… Я просто хочу все забыть.

В день пожара Альбина Файзрахманова отдыхала, а на месте ее подменяла сестра. О пожаре ей сообщила как раз сестра. Материальный ущерб от пожара предпринимательница оценила в 2 млн рублей — иск о взыскании этих средств она поддержала и в суде.

О мародерах и о том, как спасали товар, а не жизни

Следом за Файзрахмановой отвечать на вопросы вышла ее сестра Резеда Айдарова. У нее также была сдвоенная точка с сезонным товаром, за которую ежемесячно предпринимательница платила 60 тысяч рублей. В «Адмирале» она работала с его открытия и так же, как Альбина Файзрахманова, практически всегда продавала сама, за исключением тех дней, когда находилась в отъезде.

В день пожара она находилась на точке своей сестры, на ее рабочем месте помогала подруга.

— Для начала потух свет — все были в недоумении: почему? Потом сказали, что горим, но сначала все расценили это как шутку. Потом мой сосед напротив взял огнетушитель и побежал, я побежала за ним: подумала, действительно это так или нет, потому что до этого горела «Вьетнамка», горела «Тура», и я даже не могла подумать, что средь бела дня — куча огнетушителей, куча народа — и что-то может произойти.

Люди начали в панике выбегать на улицу, но, по словам пострадавшей, «они, скорее всего, спасали не свою жизнь, а больше — товар». Фото Романа Хасаева

Прибежав в пятый зал, она увидела, что он весь был в дыму. После этого она побежала спасать свой товар, началась давка, и все побежали на улицу. По ее словам, тут же кто-то, воспользовавшись ситуацией, пустился воровать — она выносила одну коробку с шапками, пока возвращалась за второй, первая уже пропадала. Потом головные уборы из коробок продавали по низким ценам в других торговых центрах и на рынках.

Также на втором этаже ТЦ у нее хранились большие остатки товара с другой точки, однако во время пожара предприниматель растерялась и вместо того, чтобы скидывать со второго этажа в окно тюки с товаром, начала собирать то, что лежало на прилавке на первом. Когда Айдарова все-таки побежала наверх — из-за дыма уже не было ничего видно дальше протянутой руки, и она, опасаясь за свою жизнь, оставила эту затею. «Я знаю, что когда вышла — осталась ни с чем», — говорит женщина.

Дальше люди просто начали в панике выбегать на улицу, но, по словам пострадавшей, «они, скорее всего, спасали не свою жизнь, а больше — товар».

В суде предприниматель поддержала иск на 2,1 млн рублей материального ущерба и заявила о моральном иске еще на 2 млн. На фоне стресса, по ее словам, у нее на щитовидной железе появилась опухоль и заболевание переросло в хроническое.

Что интересно, Айдарова рассказала, что товар не был застрахован, так как компании просто отказываются страховать рынки. Представитель какой-то страховой компании также ходил по ТЦ, однако она о такой фирме не слышала и отказалась с ними сотрудничать.

Пострадавший утверждает, что пожарные приехали не сразу, хотя пожарная часть находится в 700—800 метрах от «Адмирала». Фото Романа Хасаева

Охрана тушила, а пожарные припозднились?

Следующим отвечал на вопросы Абдулажанов из Киргизии. Он рассказал, что потерял в ходе пожара 2,5 млн рублей — полтора миллиона рублей он взял в кредит, чтобы открыть на втором этаже ТЦ кафе на 300 квадратных метров, и на первом этаже вложил еще миллион, чтобы построить кафе на 45 квадратных метров. Вместе с учетом электричества ежемесячно за эти площади он платил 275 тысяч рублей.

Что интересно, от требований вернуть ему потерянные 2,5 млн предприниматель отказался. Отвечая на закономерный вопрос одного из адвокатов фигурантов дела, он пояснил, что никакого давления на него не оказывалось.

Узнав о пожаре, Абдулажанов сразу же приехал туда с Центрального рынка и первым делом увидел, как директор ООО «Заря» Гусейн Гахраманов с сотрудниками администрации пытался потушить огонь. Он бросился им помогать. В то же время охрана ТЦ призывала людей покинуть помещение, однако это было практически безуспешно. «У всех самой главной проблемой была материальная, и из-за этого, хоть людям говорили и их толкали, они делали свое. Там такой был ажиотаж, что даже ни охранник, ни даже десять не помогли бы», — говорит предприниматель.

При этом пострадавший утверждает, что пожарные приехали не сразу, хотя пожарная часть находится в 700—800 метрах от «Адмирала». В качестве сравнения он привел тот факт, что дорога от Центрального рынка до ТЦ у него заняла 10 минут. Но сотрудников МЧС, когда он прибыл, еще не было. По приезде, по его словам, они действовали не оперативно, и самим предпринимателям пришлось помогать им справиться со шлангами с водой.

Эльнур Алиев из Азербайджана также выразил недоверие к действиям пожарных. Фото Романа Хасаева

Аналогичные показания дал и Эльнур Алиев из Азербайджана. Он рассказал, что также видел, как Гахраманов пытался потушить пожар, и также выразил недоверие к действиям пожарных. По его словам, пожарные машины приехали без воды, а сам пожар на самом деле можно было потушить, так как очаг возгорания был небольшим.

Сам предприниматель поддержал в суде иск о материальном ущербе на 6 млн рублей за вычетом 384 тысяч, которые ему вернули по страховке. Кроме того, он заверил, что администрация говорила им о необходимости страхования своего имущества.

Как в суде пытались преодолеть языковой барьер

Сложнее всех было общаться с предпринимательницей из Вьетнама Фам Хит Хут Хун, которая живет в России уже 12 лет, но практически не знает русского языка. Девушка сразу же предупредила суд, что «по-русски много не знать, чуть-чуть знаю». Как оказалось, во время следствия ее допрашивали без переводчика. Остается непонятным, как следователи сумели найти с ней общий язык.

На вопрос суда о том, знакома ли она с кем-то из фигурантов дела, пострадавшая ответила, что «который толстый — видела по рынку ходит, как звать, не знаю», имея в виду все того же директора ООО «Заря» Гусейна Гахраманова. В «Адмирале» она торговала куртками, шортами, трико. Помимо этого ТЦ, своя точка у нее до сих пор есть в «Новой Туре».

Вопрос гособвинения об арендной плате в сгоревшем центре завел предпринимательницу в тупик — общаться с вьетнамкой на русском оказалось очень непросто.

На вопрос суда о том, знакома ли она с кем-то из фигурантов дела, пострадавшая ответила, что «который толстый — видела по рынку ходит, как звать, не знаю», имея в виду все того же директора ООО «Заря» Гусейна Гахраманова. Фото Марии Горожаниновой

— Какую арендную плату вы вносили, помните? — спросила старший прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры РТ Ольга Зарипова.

— Я сейчас не помню, — ответила Фам Хит Хут Хун.

— В последнее время, перед пожаром?

— Честно, я не помнить.

— Тогда какую сумму помните, что вносили? Вы называли 30 тысяч рублей за одно торговое место.

— Сколько? — этот вопрос уже из уст пострадавшей прозвучал удивленно.

— 30 тысяч рублей.

— Наверно.

Донести вьетнамке смысл вопроса о том, проводился ли инструктаж по противопожарной безопасности, прокурору так и не удалось, однако получилось узнать, как предпринимательница узнала о пожаре.

— Брат и друг звонила, «Адмираль» горела, я быстро на машина катай-катай. Потом пробка, я вижу там горит, большо-о-ой горит! — экспрессивно рассказала пострадавшая.

В ходе следствия ею был заявлен гражданский иск на 3 млн рублей, однако сейчас она от него отказывается, объясняя, что деньги у них есть, поскольку им помогли мама, брат и кто-то из Москвы. Отпустив-таки после этого Фам Хит Хут Хун, суд решил других пострадавших допросить завтра, и, как следствие, судебное заседание было снова перенесено.

Мария Горожанинова

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 28 мар
    когда им надо, они русский лучше любого из нас знают...
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    Наверняка судебная атмосфера сказалась на зале
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    не надо было за носками в горящее здание бежать
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    Мародерство было страшное.
    Ответить
    Анонимно 28 мар
    Естественно, даже пожарные тащили тюки с вещами.
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    Так уж наш человек устроен, спасать будет не свою жизнь, а товар. Бедные погорельцы, потеряли все.
    Ответить
    Анонимно 28 мар
    А как бы вы действовали в такой ситуации, когда все на кон поставлено.
    Ответить
    Анонимно 29 мар
    Конечно потеряли и вряд ли это было застраховано.
    Ответить
  • Анонимно 28 мар
    моя ничего не понимает......
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    сумасшедшие люди, удит пожар, они хватают тюки. Как будто успеют что то спасти.
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Если участник уголовного судопроизводства не владеет языком, на котором оно ведётся, ему должен быть обеспечен переводчик. Аксиома.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии