Новости раздела

Сталинская стройка на Магнитке: «Бараки объезжали мужики на «труповозках» и спрашивали: «Умершие есть?»

Как Сталин построил в степях Челябинской области вторую Татарскую Республику. Часть 2: побег через 40 хребтов, массовая смена татарами фамилий и «спасибо» Муртазе Рахимову

Сталинская стройка на Магнитке: «Бараки объезжали мужики на «труповозках» и спрашивали: «Умершие есть?» Фото: verstov.info

Первая часть интервью с историком Салаватом Ахметзяновым в «Реальном времени» о раскулаченных татарстанцах — строителях Магнитогорска — вызвала бурные дискуссии в социальных сетях. В сегодняшней беседе с корреспондентом нашей интернет-газеты директор Магнитогорского филиала Института истории им. Ш. Марджани рассказал, в каких тяжелых условиях жили спецпереселенцы. Также исследователь в беседе с нашим корреспондентом поведал о том, как потомки репрессированных татар ведут борьбу за историческую память первостроителей Магнитки.

«Труповозки» для спецпереселенцев

— Салават Харисович, большой террор 30-х годов затронул раскулаченных татар, оказавшихся в Магнитогорске?

— Затронул. Какое-то количество было репрессировано. Эту тему подробно не исследовал, но людей со спецпоселков забирали в 36—37 годах.

— Живы ли сейчас те спецпереселенцы, что строили Магнитку в 1930-е?

— Конечно. Они рассказывают, что была абсолютно ужасная жизнь. Был холод. Вспоминают, как приходилось вычесывать друг у друга вшей, постоянно одежду перетряхивать. Им все время не хватало еды, постоянно умирали их близкие. Вспоминают страшную тесноту, приходилось все время работать — независимо от возраста. Дети ходили и собирали кизяк для растопки, потому что дрова никто не привозил. Кто-то шел за водой далеко, потому что не всегда ее подвозили, не сразу она появилась централизованно в поселках. Люди уже с ночи вставали в очереди, это были многочасовые усилия, чтобы отоварить карточки. Для этого на руках писали чернилами номера.

Зима 1931—1932 года была очень холодной и голодной. Бараки объезжали мужики на телегах («труповозках»). Как правило, приезжали утром, заходили в барак и спрашивали: «Умершие есть?» Трупы обычно были, их складывали на телегу, мужики ехали дальше. Рыли яму, туда складывали тела.

— Получается, их хоронили не по мусульманскому обряду?

— Нет, конечно. Далеко не всегда это получалось сделать. Были ситуации, когда умирали целыми семьями, в том числе татарскими. Там трагедия была за трагедией.

Три категории строителей Магнитки

— То есть Магнитку строили комсомольцы-добровольцы и раскулаченные переселенцы?

— В начале 30-х годов были три группы строителей. Первая — вольные рабочие. По мере строительства города они стали приезжать, поскольку в Магнитогорске появилась более-менее устойчивая жизнь, инфраструктура, трамваи, кинотеатры, театр, школы, вузы и т.д. Многие со спецпоселков поначалу мечтали вернуться в отчий край, в свою деревню. Кто-то возвращался, но приезжали оттуда разочарованными, так как понимали, что там жить еще хуже в итоге, чем здесь, — к концу 1930-х годов или после войны. На родине уже не было такого снабжения, деревня обезлюдела, не было никакой перспективы в плане учебы, социального роста. А здесь были училища, техникумы, вузы. Хотя были ограничения: в институты далеко не сразу принимали. Понятно, что отнюдь не все вольные жили хорошо, тоже терпели лишения. Но спецпереселенцы еще больше были ограничены в правах. Вторая группа — это спецпереселенцы. Третья категория — заключенные. Из Татарстана направили определенное количество заключенных, сколько — точно не знаю, не исследовал этот вопрос. Но, безусловно, среди них были татары, которых посадили в том числе и по политическим статьям.

Я общался с историками, которые изучали Татарстан 30-х годов. Они сообщают, что в начале 30-х годов из Татарстана массово уезжали на добровольной основе строить завод и город.

— Какую долю от общего числа строителей составляли спецпереселенцы?

— В разные годы по-разному. В первые два года (1931—1933 годы) — не менее четверти. Наиболее массовые работы пришлись на 1931 год, до этого шла «раскачка». Первые спецпереселенцы из Татарстана приехали в 1930 году, но их первоначально было немного — пару тысяч человек. Если из Татарстана отправляли в Челябинскую область, это 100% — в Магнитогорск. И массовая отправка в Челябинскую область продолжалась с середины мая по середину сентября 1931 года. Дальше смысла не было высылать, так как начиналась зима, да и план выполнили. А почему семьями высылали из Татарстана? Потому что далеко бежать. У Байрамовой, кстати, есть книга «Кырык сырт» («Сорок хребтов»). Бежавшему, чтобы дойти до дома, нужно было пройти сорок хребтов. Здесь сплошные горы, дикие места, звери… Это большое испытание было, чтобы добраться через сотни километров по пересеченной местности. Кто-то доходил, потом их все равно возвращали.

Палаточный городок спецпереселенцев, 1931 г.

Из всех раскулаченных в Татарстане где-то треть отправляли в Магнитку. Остальных распределяли в другие места — на лесоповал, в Сибирь. Разнарядка такая выполнялась.

Должен добавить еще одну интересную деталь: очень часто люди меняли фамилии. Фамилию меняешь — к тебе меньше вопросов. В стране был известный бардак с документооборотом.

«К нам, татарам, повысился градус уважения»

— Расскажите, Салават Харисович, чем сегодня здесь живут татары?

— В городе сегодня достаточно сильные отделение Конгресса татар и национальная автономия. У нас есть Дом дружбы народов, в котором мы постоянно встречаемся, там ведутся кружки, отмечаются праздники. Осенью поставили мощный спектакль «Шурале», местный татарский композитор принимал в этом участие. В нем были постановки танцевальные, вокальные. Подготовили хорошие костюмы, декорации. В спектакле принимали участие несколько десятков человек. Постоянно проводятся конкурсы. Имеется газета «Татар рухы», выходит раз в месяц, тираж — 10 тысяч. Она распространяется не только в Магнитогорске, она отвозится в Казань, Челябинск, Москву, ребята распространяют. Там только вкладка на татарском, а так издание с удовольствием читают русские. Мы там много пишем о русско-татарской истории. Мы несколько лет назад создали в городе филиал Института истории им. Ш. Марджани — спасибо Рафаэлю Хакимову и Радику Салихову, они помогли. Под их эгидой издаем книги. Впервые в городе провели конференцию по спецпереселенцам, до этого не было. И создали вокруг себя общественное движение «За увековечивание памяти всех магнитогорских строителей». В одном из спецпоселков мы установили гранитный памятник. Чтобы зафиксировать эту историю, нужно сначала создать информационный памятник: как можно больше писать об этом в газетах, проводить соответствующие конференции. У нас работает исторический клуб «Татарика». В нем постоянно выступают разные спикеры, в том числе и я. Много раз приезжали специалисты из Казани, Уфы, Троицка, Оренбурга. У нас были писатель и историк Гали Еникеев, блогер Тимур Газиев и многие другие.

«Культурный» барак спецпоселка

Но мы уже поменяли городскую реальность во многих направлениях. До недавних пор замалчивались многие моменты о вкладе татар в Магнитогорск. Лет десять назад я ехал в трамвае, и одна женщина, увидев мечеть, сказала: «Я удивляюсь, почему в центре чисто русского города стоит мечеть?» А в свете того, что татары очень активно принимали участие в строительстве города, такие вопросы никто не должен задавать. Нам удалось вокруг себя объединить историков, краеведов, профессоров с университета, представителей средств массовой информации, служащих из городской администрации, работников музея, библиотек. Каждый свой шаг мы стали широко освещать в СМИ, пускали мощнейшую информационную волну. Мы начали пересматривать монументальную память в Магнитогорске. В городе стоят памятники комсомольцам-первостроителям, но они не играли такой роли, какую играли спецпереселенцы. И стоит памятник первой палатке — как что-то комсомольское, героическое. Мы же в СМИ сообщили, что палатки были местом массовой гибели народа от холода. Люди массово умирали, трупы из палаток вывозили. В одном из спецпоселков мы поставили гранитный памятник. Планируем и в других поселках поставить мемориальные знаки, провести там митинги. Мы сильно изменили ментальность города. У меня такое ощущение, что к нам, татарам, повысился градус уважения. Мы о себе заявляем, и мы стали очень заметны. Оживление исторической памяти очень серьезно работает на настоящее.

— Правда ли, что татарская молодежь города уже не знает татарский язык?

— К сожалению, это так. И к религии многие индифферентны. Само собой, «зацепить» всю молодежь через религию практически нереально, разве что только небольшую часть. Трудно привлечь к языку, элементам культуры. Поэтому несколько лет назад мы взяли новый курс. Только через понимание величия своей истории, через гордость великим народом может появиться желание считать себя татарином, принадлежать к этому этносу. На нас долго воздействовала советская власть, говорящая об интернационализме, бесклассовом обществе. Сейчас мы видим подъем русского национализма, зачастую через подъем православия. Для нас это неприемлемо. У многих это вызывает обратную реакцию: раз они такие православные, мы вынуждены быть мусульманами поневоле. Мы стараемся пробудить у молодежи интерес к истории. Мое поколение — люди в возрасте 55—60 лет — заключали браки только с татарами. Про поколение отцов и дедов я уже молчу. А вот следующие поколения уже спокойно сочетаются браком с представителями других народов. Если по своим родственникам возьму, у нас где-то только 10% — мононациональные браки, остальные — межнациональные. Такая теперь ситуация.

Барак спецпереселенцев комнатной системы, 1933 г.

В Башкирии и Татарстане бывают противоречия между татарами и башкирами, порой доходит до открытых конфликтов. В Магнитке случается что-то подобное?

— Отношения разные. Нагнетания бывают, особенно со стороны башкир. Рахимов сделал свое дело, в своих интервью он такого наговорил о преданных башкирах, татарских сепаратистах, что мама не горюй. У них представление: либо их татары поглотят, либо они должны как-то сохраняться. Поэтому стараются создавать какой-то противовес. Нас, татар, кто-то считает слишком высокомерными, городскими, оторванными от родной почвы. Может быть, есть доля правды. Мне не нравится это перетягивание одеяла на себя у татар с башкирами. Мне не нравится фольк-история, что мы строили, оказывается, пирамиды, сравнивание татарского языка с этрусским и шумерским. Я не собираюсь ни с кем пикироваться на эти темы. Я в детстве подолгу бывал в башкирских деревнях, жил с башкирами, особо не отличал от татар. Поэтому меня очень удивляли всякие выпады, которые начал чаще слышать в 90-е. Но в целом на городской площадке мы пытаемся с башкирами сближаться: дружим с местным курултаем, приглашаем на свои мероприятия.

Тимур Рахматуллин, фото из книги С. Ахметзянова «Раскулаченные – первостроители Магнитогорска»
комментарии 22

комментарии

  • Анонимно 27 марта
    страшно представить, как они тогда жили. не жили, а выживали
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Человек ко всяким реалиям привыкает. Страшно, конечно
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    какие там обряды, когда вокруг такое творится?( много и не-христиански похороненных, много общих захоронений...
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Интересно. Сейчас Ак Барс рубится с Магниткой, а тем временем выходит такая статья
    Ответить
    Анонимно 27 марта
    это точно подметили!
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Раз пошла речь о переселенцах, мне будет интересно почитать на РВ материал о переселенцах, в. т.ч. и раскулаченных татарах в Кировскую область. Поверьте, это материал, хоть и не так насыщен страстями о голоде и трупах младенцев, как этот, но более силен мудрыми, сильными духом приемами выживания в тяжелых условиях.
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    надо радоваться, что в наше время таких вещей нет
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Статья отличная, конец только смазан.
    У татар нет никакого высокомерия. Это нас всячески гнобят. А когда татары начинают говорить о своих достижениях и правах, тогда появляются эти изыски о высокомерии.
    Надо четко заявлять о своих правах, отстаивать свое достоинство, упорно говорить по татарски везде, тогда колесо начнет раскручиваться.
    Ответить
    Анонимно 27 марта
    может, это у мишар высокомерие. но это лишь небольшая часть татар.
    Ответить
    Анонимно 27 марта
    Только не надо о мишарах разводить споры
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Недалекая часть мишарей высокомерна. В основном Буинские, Дрожановские, Чистопольские, Алькеевские, Нурлатские, Кайбицкие Спасские, Алексеевские, Альметьевские, и т.д. очень. Мишари, живущие за пределами РТ - они другие особенно Нижегородские, Саратовские, Тамбовские, Самарские, Челябинские, Рязанские, Мордовские и др.
    Чувашские, Ульяновские сходны с татарстанскими. Все они очень разные. Вся передовая часть мишар - это нижгары, тамбовские и др. Зинатула Билялетдинов, Ринат Ахметов, Камиль Аблязов, Хайдар Бигичев, Марат Сафин, Шамиль Тарпищев, Рашид Вагапов, Абдурахман Абсалямов, Адель Кутуй, Хади Такташ можно продолжать бесконечно. Где татарстанские мишари? Нигде, вот оттуда и высокомерие. Мол мы мишари сливки татарского народа (хотя каймак - это сметана). Мишари из Нижегородской, Тамбовской, Саратовской, Рязанской, Республики Мордовия вообще не говорят, что они мишари. Мы татары и все. Единственный минус у данных мишарей они очень слабо знают родной татарский язык и многие из них если не все женятся на русских. А так, они выделяются на общем фоне ну просто разительно. Все московские татары - это нижгары (ну почти все).
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Время проходит, правда всплывает...
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    у нас сейчас тоже многие татарский язык не знают
    Ответить
    Анонимно 27 марта
    и это грустно. а те, кто знает, продолжают уходить в себя, превращаясь в полусекту
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Рахматуллин просто не мог не спросить о своих башкирах. Тимур, определись, с кем ты.
    Ответить
  • Анонимно 27 марта
    Еще в Кемеровской области много татар живут. Они туда по своей воли приехали???
    Ответить
  • Анонимно 28 марта
    Татарларга үзен дәүләт булмагач татар телен сакларга бигрәк тә авыр. Авылларыбызда гына телебез үлми кала. Мәдәният пропагандасыз күрмәгән булып ятып тора. Урысларның мәдәният белән шәхәрләрдә үсәбез бит.
    Ответить
  • Анонимно 29 марта
    Рәхмәт авторга.
    Магнитогорскида минем туганнардан гына да өч дистәгә якын кеше яши. Алар арасында спеспереселенсылары да бар. Кызганыч, яшләре ана телен белми. Урта буыннары да (30-40 аралары) аңлый гына, татарча дәшсәң, русча җавап бирә. 3 буындагыларының күбесе - катнаш никахта.
    Ответить
  • Анонимно 29 марта
    Мои прабабка с прадедом смогли вернутся из Челябинской области в Альметьевский район с 5 дочерьми, правда, старшие 2 сразу умерли - проходили как спецпоселенцы, слышал, что дали большую взятку и их посадили в поезд обратно...
    Ответить
  • Анонимно 31 марта
    Большое спасибо за огромный проделанный труд по поиску и переработке информации и донесению до нас всех. Это будет большая память для нас всех.
    Ответить
  • Анонимно 31 мая
    Вообще-то на Магнитку ссылали из республики не только татар :)
    Ответить
    Анонимно 16 сент
    прочитайте первую часть интервью. Там об этом говорилось. "Этот слой репрессированных, раскулаченных отражал общую раскладку в республике. По переписи 1926 года общее количество русских в Татарстане было 45%, татар — 45%. Так и здесь где-то 45% было татар-мусульман"
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров