Новости раздела

Татарская женщина в годы Первой мировой войны: повторное замужество, «приказчики в юбках» и трудности письма

Как мусульманские женщины Поволжья оказались на последнем месте в рейтинге самых работоспособных крестьянок

Татарская женщина в годы Первой мировой войны: повторное замужество, «приказчики в юбках» и трудности письма Фото: histrf.ru (Сестры Саиновы среди раненых и больных мусульманского военного госпиталя. Казань, 1915 г.)

Татарки, будучи мусульманскими хранительницами патриархального уклада, долгое время довольствовались лишь ролью любящей жены, заботливой мамы и умелой хозяйкой в доме. И многих такое положение вполне устраивало. Все изменилось в начале XX века: начавшаяся Первая мировая война вынудила женщин осваивать новые для себя роли. Как это происходило с мусульманками Урало-Поволжья, в авторской колонке, написанной специально для «Реального времени», рассказывает наш колумнист, историк Лилия Габдрафикова.

«Женщина создана для удовольствия мужчины»

«Женский вопрос» появился в татарском обществе еще на рубеже XIX—XX веков, однако вынужденная эмансипация татарских женщин была связана с Первой мировой войной. Еще до 1914 года исследователи указывали на то, что в татарских семьях наблюдается строгое разграничение женских и мужских обязанностей. Мир женщины ограничивался, как правило, домом, все полевые и иные работы выполнялись мужчинами.

«Если малмыжская татарка является хозяйкою в доме и заботливой матерью, то в полевых и других тяжелых работах она плохая помощница мужу, — писал автор конца XIX века о татарках Вятской губернии. — (…) татары никак не могут расстаться с традиционной мусульманской идеей о том, что женщина, во-первых, и главным образом создана для удовольствия мужчины, а не для работы; во-вторых, что показываться посторонним мужчинам женщине невозможно, а отсюда — стремление татар удалять своих жен, насколько возможно, от полевых и общественных работ».

Сравнивая женщин трех поволжских народностей по отношению к крестьянскому хозяйству, казанский исследователь А. Сухарев на рубеже XIX—XX веков составил следующий рейтинг. На первое место он поставил марийских женщин, которые, по его мнению, не уступают в работоспособности своим мужьям. На втором месте были русские женщины. Татаркам ученый отвел лишь третье место. «Муж не вправе требовать от нее ничего, кроме кормления грудных детей. Она должна мужу только верностью и повиновением, и это последнее в пределах разумных требований, если же она бдит и смотрит за хозяйством мужа, то это лишь по доброй воле и любви к мужу», — отмечал он.

Если до 1914 года об определенной инфантильности татарских женщин Волго-Уральского региона писали лишь сторонние наблюдатели, с началом войны данная особенность татарского быта стала очевидна и для самих мусульман. По его мнению, бугульминского муллы и ученого Хади Атласи, к началу 1915 года в татарских сельских семьях этого уезда наблюдалось значительное сокращение хозяйства: меньше стало или уже вовсе отсутствовали в них лошади, коровы, овцы и козы. Конечно, война отразилась на всех хозяйствах, но, по его мнению, быт татар расстроился сильнее. Помимо проданного скота и неумения женщин-солдаток вести хозяйство, жизнь некоторых из них была обременена долгами.

Шествие по Воскресенской улице по случаю объявления войны

Новые женские профессии

В городах резкого отличия между русскими солдатками и татарскими не было. Большинство женщин трудились на фабриках и заводах, либо же работали в качестве прислуги. Поэтому эти женщины не имели своего хозяйства и жили исключительно за счет жалованья. Война заставила многих татарских женщин осваивать неизвестные ранее виды работы, в том числе, и в области сельского хозяйства, и в сфере торговли. «У нас начали наблюдаться некоторые перемены в жизни женщин. В этом году в татарских деревнях женщины исполняли такие работы, за которые они до сих пор никогда не принимались. Хотя наши женщины уже с давних пор исполняли такие полевые работы, как жатва или молотьба, однако такие работы, как сеять, косить, снопы возить, ставить стога — всем этим до сих пор заведовали исключительно мужчины», — констатировал факты анонимный корреспондент уфимской газеты «Тормыш» в 1916 году. Кроме того, этот же автор писал о том, что некоторые татарки начали работать в качестве приказчиц, например, в магазине уфимского купца Усманова; росло количество женщин, торгующих в бакалейных лавках, а некоторые «молодые девушки поступали в конторы».

Для большинства татарок, еще несколько десятилетий назад скрывавшихся от мужчин, служба в конторах и лавках, действительно, стала небывалым явлением. На такой смелый шаг вынуждали их, прежде всего, материальные трудности. Кроме того, убыль мужского населения приводила к тому, что освобождались рабочие места, и женщины осваивали новые для себя занятия. Но даже в русском обществе появление «приказчиков в юбках» в первое время воспринималось с некоторым удивлением. Позднее покупатели признавали, что женщины-продавцы ничуть не уступают коллегам-мужчинам, а порой более вежливы и обходительны.

Довольно внушительную социально-профессиональную группу составляли татарские учительницы. С уходом многих мугаллимов на войну, их рабочие места заняли женщины. В военный период работали как краткосрочные учительские курсы, так и другие женские учебные заведения.

Некоторые татарки начали работать в качестве приказчиц, например, в магазине уфимского купца Усманова. Фото nailizakon.com

На эмансипацию женщин, на их профессиональную деятельность оказывало влияние не только отсутствие мужчин на потенциальных рабочих местах и меньшая конкуренция на трудовом рынке, но и отсутствие мужчин для создания семьи. Если в довоенное время для многих девушек именно замужество становилось решением материальных проблем, то с началом войны резко сократилось и количество браков.

При рассмотрении семейно-брачных взаимоотношений военного периода вырисовывается еще одна характерная тенденция это увеличение количества разводов. С одной стороны, расторжение брака имело место в обществе и в довоенное время. С другой, война, вероятно, обострила некоторые внутренние семейные конфликты. Например, несоответствие количества мужчин к количеству женщин, порождало определенную конкуренцию между представительницами слабого пола.

Солдатские жены

Среди солдаток были как фактические вдовы, так и те, чьи мужья продолжали воевать. Супруги раненых солдат иногда, невзирая на дорожные трудности, отправлялись в другие города на встречу с мужьями, находящимися в госпиталях. Некоторые брали собой и детей. Такого рода путешествия в условиях постоянного повышения цен порой осложнялись нехваткой денежных средств. Женщина могла остаться в чужом городе без единой копейки. Спасали правила военного времени, согласно которым солдатки могли претендовать на бесплатный проезд.

Самым ценным в это время было письмо от солдата. Но не все женщины были грамотными, поэтому чтение весточки с фронта и написание ответа было для них весьма затруднительным делом. Для этого надо было найти грамотного человека. К примеру, в 1916 году в Уфе поэт Шайхзада Бабич провел целый день в Нижегородской слободе, помогая солдаткам писать письма. Он в это время собирал образцы татарского народного творчества и в поисках народных песен забрел на городскую окраину. Однако солдатские жены, спев поэту свои баиты, стали просить его о помощи в написании писем. Сами они не умели писать.

В 1916 году в Уфе поэт Шайхзада Бабич провел целый день в Нижегородской слободе, помогая солдаткам писать письма. Фото ufa-trakt.ru (Шайхзада Бабич с друзьями (второй слева)

Жены, чьи мужья пропали без вести, писали прошения в губернские органы, чтобы получить хоть какие-то сведения о них. Военное делопроизводство было столь несовершенным, что легко могли сообщить о смерти и живого солдата.

Некоторые мусульманки, после таких известий, скоропалительно выходили замуж, а через некоторое время выяснялось, что «погибший» или же «пропавший без вести» первый супруг жив. Этим вопросом Оренбургское магометанское духовное собрание было озабочено еще с 1915 года. Некоторые имамы спрашивали у казыев о том, как им поступить в тех случаях, «когда жены нижних чинов (…), предъявляя сообщения командира частей о смерти мужа, ходатайствуют о совершении им браков с вновь избранными лицами…».

В ноябре 1915 года ОМДС дало предписание имамам воздержаться от совершения таких браков, до прекращения военных действий. Однако отказ указных мулл совершить никах не останавливал солдаток и их женихов. Находились частные лица готовые провести для желающих обряд бракосочетания. Так в феврале 1916 года в Духовное собрание обратился имам мечети дер. Калмашево Мензелинского уезда Уфимской губернии Ахмедлатиф Биккулов с жалобой на местного старика Гайфуллу Рахматуллина, совершившего «частный гакыд» солдатке Асылбаевой с ее новым избранником.

«В настоящее время в деревне Калмашевой находятся до 200 солдатских жен, о смерти мужей многих из них ходят в народе частные слухи», писал мулла, опасавшийся того, что эти женщины в итоге могут последовать примеру солдатки Асылбаевой. Мотивация большинства солдаток, вышедших замуж во второй раз, была вполне земной. В трудное военное время многие руководствовались материальными интересами, объясняя факт замужества тем, что «лишены средств», «не имеют работников». Повторно выходили замуж, как правило, бездетные женщины. В конце 1916 года Оренбургское магометанское духовное собрание запретило женщинам, чьи мужья погибли или пропали без вести на фронте, выходить замуж до окончания войны.

Письмо солдата Ибрагима

Женские университеты военной эпохи

Несколько в ином положении были женщины из состоятельных семейств. Нужда не заставляла их идти работать в качестве учительниц, приказчиц, работниц фабрик и заводов. Но они не хотели оставаться в стороне от социальных проблем военного времени. Представительницы купеческих и дворянских фамилий бросили все свои силы на общественную работу, собирали пожертвования в пользу раненых и беженцев, устраивали различные благотворительные акции. Участвовали в благотворительной работе в пользу раненых и военнослужащих женщины разных городов Российской империи.

Именно в годы Первой мировой войны реализовалась давняя мечта купеческой дочери и жены Фатихи Аитовой: в 1916 году в Казани открылась первая татарская женская гимназия. Так же она была в числе основных жертвователей казанского мусульманского госпиталя. Следует особо отметить, что в отличие от некоторых своих соратниц, мужья и сыновья которых сумели избежать мобилизации, Фатиху Аитову война коснулась лично. На фронт был призван ее средний сын — Ибрагим Аитов.

В годы Первой мировой войны для девушек из интеллигентных и состоятельных семейств открылись новые возможности в сфере высшего образования. На освободившиеся места в некоторых университетах начали принимать и представительниц женского пола. В 1915 году студентками Казанского университета стали Гайша Апанаева (медицинский факультет) и Амина Мухитдинова (юридический). Последняя в годы революции стала видным общественно-политическим деятелем, занимала руководящие должности в советское время.

Помимо мужской работы в тылу, некоторые девушки стремились попасть на фронт, записавшись сестрами милосердия. Эта практика была распространена среди российских студенток, девушек образованных и увлеченных романтикой войны и милосердия. Так на Кавказском фронте пропала без вести талантливая художница, студентка Строгановского художественного училища Хадича Акчурина. Попечительницей санитарного транспорта, организованного российскими мусульманами, была вдова Амина Сыртланова (в девичестве — Шайх-Али).

Фото wikipedia.org

Участие женщины в войне было вызовом для европейского общества того времени. Женщина, которая всегда являлась хранительницей домашнего очага, покинула пределы своего традиционного пространства и проникла в самую гущу мужского мира. Конечно же, подобные примеры вдохновляли татарок на решительные действия во всех сферах жизни.

Примером женской консолидации для решения своих насущных проблем стала эпоха революции. 24-27 апреля 1917 года в Казани прошел Всероссийский съезд мусульманок. Делегатки представляли самые разные регионы России, кроме них в зале присутствовали более 300 женщин-гостей. На съезде поднимались вопросы равноправия мужчин и женщин, отмена многоженства и калыма, право женщин на развод и другие социальные проблемы.

Татарские феминистки своими смелыми выступлениями на этом и других мусульманских съездах, на страницах национальной печати выражали известные тенденции в развитии мусульманского общества: в годы войны в повседневном укладе женская эмансипация стала вполне очевидным явлением. Как отмечал уже в 1920-е годы Г. Ибрагимов в своей статье «Историческое развитие татарской женщины», тяготы германской войны вынудили женщин отбросить прежние жизненные привычки, из-за материальной нужды она начала и пахать, и косить, и в одиночку ходить в лес за дровами. А деревенские старики, еще недавно державшие своих жен взаперти, смотрели на это как на привычное дело.

Лилия Габдрафикова, фото из фондов Национального архива РТ
Справка

Габдрафикова Лилия Рамилевна доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX – начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конец XIX — начало XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 08 мар
    раньше был правильный нормальный уклад, что женщина была дома. так должно быть.
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Надо же, я многого не знал!
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    женщина не для удовольствий создана, а для деторождения
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Для чего женщина создана она сама решит!
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Ха-ха...
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Хи -хи...
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Молодец Лилия Габдрафикова! Счастья тебе и долгих плодотворных лет жизни!
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    как можно повторно выходить замуж, когда еще война не закончилась, и, возможно муж жив?
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    "солдатки" звучит немного даже презрительно что ли
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    мало кто из современных девушек захотел бы стать сестрой милосердия, сейчас другие идеалы
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    а вот война начнется, и узнаете)
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Почему интересно Габдрафикова не написала, что именно в это время часть татарских женщин научилась пить, курить и играть в карты. Это было бы в её стиле.
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Почему она должна такое писать? Это скорее ваш стиль
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Что, довольны татарки теперь от своей эмансипации?
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    всяко лучше, чем ст лет назад
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Неужели?
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Лилия Рамилевна, огромное спасибо за очередной интересный материал!

    Мне просто интересно: на первой фотографии у сестер Саиновых на левом рукаве нашиты шестиконечные звезды Давида (???), на последней у Амины Сыртлановой - крест (хотя она "попечительница санитарного транспорта, организованного российскими мусульманами"). Есть ли какое-то объяснение этим символам на одежде женщин-мусульманок? Спасибо.
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Одним из благотворительных акций первого периода войны был день Красного Креста (27 сентября 1914 года): средства, собранные с продажи изделий с красным крестом, шли в пользу раненых. Однако не все мусульмане готовы были купить предметы с христианской символикой. Поэтому альтернативой кресту была выбрана красная звезда. «Дни звезды» проводились в разных городах империи. Средства от продажи флажков и значков направлялись в Петроградский Временный мусульманский комитет по оказанию помощи воинам и их семьям. Но вскоре министерство внутренних дел сочло недопустимым использование этого символа, как составной части турецкого флага.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/43911
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Спасибо за ответ, но это вызывает еще больше вопросов: если "не все мусульмане готовы были купить предметы с христианской символикой", то почему их представители всё же носили кресты на санитарной униформе (тем более, что санитарный транспорт был организован на средства собратьев-мусульман)?

    Я понимаю отсылку к ситуации с запретом властями "турецкой" пятиконечной звезды, но мне сложно найти логическое объяснение трансформации пятиконечной исламской звезды в шестиконечную иудейскую.

    Это ни в коей мере не претензии к ответу, просто, я думаю, есть какие-то исторические факты, которые могут объяснить подобные вещи со старых фотографий.
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Текст подробный, познавательный, взвешенный и корректный. Во всем видна высокая культура и компетентность. Что не скажешь о некоторых комментариях))
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Рамилевна! Только что увидел-прочитал. Маладис! С прошедшим, всего-всего наилучшего!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров