Новости

23:40 МСК
Все новости

Галопом по Африке: ​выкуп из рабства, наесться на неделю и страшные больницы ЮАР

Продолжаем разговор со студентом из Казани, который за месяц объехал половину Черного континента

Галопом по Африке: ​выкуп из рабства, наесться на неделю и страшные больницы ЮАР Фото: Арсений Петров - в центре

В первой части интервью Арсений Петров рассказал о том, как встретил русскую автостопщицу посреди намибийской пустыни, объяснялся с пограничниками на языке жестов и ночевал на лавочке в аэропорту Руанды. Теперь мы поговорим о том, как живет современная Африка: о торговле и медицине, нищете и счастье, детях без будущего и ангелах из России. Почему люди в Африке счастливее, чем в Израиле, легко ли путешествовать сегодня россиянам и почему кощунственно ругать Казань – обо все этом во второй части интервью «Реального времени» со студентом из Казани Арсением Петровым.

«Когда Лиза и Соня снимают дома и покупают еду, дети едят больше, чем может вместить их желудок»

— Наверное, порой эмоционально было тяжело воспринимать африканскую социальную действительность?

— Когда мы останавливались на каком-то перевалочном пункте, и машину со всех сторон окружали дети и взрослые, тыкали пальцем в пустой рот пальцем, закатывали глаза и говорили, что им нечего есть, это было действительно эмоционально тяжело. Мы вспоминали нашего третьего товарища и понимали, как хорошо для него, что он не поехал, потому что уже в Даунтауне Йоханнесбурга ему становилось нехорошо, а что бы с ним было здесь — я даже не знаю. И я знаю людей, у которых точно бы началась истерика в эти моменты. Я даже не знаю, как это описать — это как оказаться в каком-то фантастическом фильме в реальности. Мы как будто отправились в параллельный мир и, такие инопланетяне, на это все смотрели. И нас воспринимали как инопланетян, и мы на это все смотрели как на что-то чужеродное и страшное. И оставаться там совсем не хотелось. Хотелось как можно больше в себя вместить, чтобы это осталось в памяти, но сливаться с этим воедино — точно нет.

А в Свазиленде мы были на таком импровизированном рынке. Там продавались всякие сувениры. Рынок рассчитан на туристов, но туристов в Свазиленде нет. Там несколько рядов, стоят продавцы, и когда мы зашли, они были настолько возбуждены, настолько озабочены этим, ведь каждый зашедший на рынок человек может принести им недельный доход. И когда мой товарищ купил несколько статуэток у одной из продавщиц, она наверное минут десять чуть ли не в ноги ему кланялась, искренне благодарила и говорила «спасибо, спасибо тебе огромное, что ты есть, что ты пришел. Я молила Господа, чтобы сегодня я что-то могла продать, я видела тебя во сне». Ты покупаешь статуэтку за двести условных рублей и понимаешь, что обеспечиваешь человеку жизнь на несколько дней.

Нужно отметить, природа там безумная. Вот эта вся дичь, вся нищета, бедность — все на фоне невероятных холмов, рек, водопадов, гор, пышной растительности, каких-то пальм. Контраст безумный.

— Вы столкнулись не только с такими госструктурами, как граница, вы ведь также побывали в африканских больницах.

— Так, где это было… Это было в ЮАР, — и повезло, что это было в ЮАР! Нашему товарищу стало плохо, у него воспалился зуб, очень сильно болел. Мы искали клинику, но, как назло, это был выходной день, и мы не могли ничего найти. Мы объездили все поликлиники в ближайшем городке, побывали в частных, в муниципальных, платных, бесплатных — нигде не было врачей. Мы в итоге ограничились покупкой обезболивающего, и оно помогло.

Мы, конечно, посмотрели изнутри на все эти учреждения. Даже платные выглядели как те, в которых лечиться совсем не хочется, скажем так.

— До конца поездки он держался на одном обезболивающем?

— Ему стало лучше, антибиотики помогли, и, видимо, сейчас в России он уже может лечиться. Но хорошо, что все это произошло не в Замбии, не в Зимбабве и не в Восточной Африке, не дай бог. Там даже если бы у него очень сильно что-то заболело, мало того, что страшно идти лечиться, так и некуда. Особо больниц там нет.

Природа там безумная. Вот эта вся дичь, вся нищета, бедность — все на фоне невероятных холмов, рек, водопадов, гор, пышной растительности, каких-то пальм

— Традиционная медицина — вырвать и все?

— Да, и без наркоза.

— Как вы за месяц тесного общения не устали друг от друга? Напряжение не перерастало в конфликты?

— Мы были бок о бок 24 часа в сутки, и бывали, конечно, нервные срывы. Но мы как люди, давно друг друга знающие и путешествующие не в первый раз, старались находить компромиссы. На автовокзале Руанды, уже отправляясь в Уганду, мы с моим товарищем Андреем сильно поругались. И, проведя 12 часов в молчании, на автовокзале Уганды мы разошлись. Уганда — не самое лучшее место, чтобы расходиться: как потом рассказывал Андрей, его чуть не избили, прямым текстом угрожали, — такое место, действительно опасное. Но мы разошлись, каждый поехал своей дорогой, и встретились мы уже, отправляясь в Кению. Тогда и помирились.

Два дня в Уганде я провел в обществе очень приятных девушек из России. Эти девушки — Лиза и Соня, которые не первый год ездят в Уганду и занимаются тем, что помогают местным беспризорным детям найти спонсоров в России: они встречаются с детьми, размещают о них информацию в интернете и находят спонсоров, которые помогают им жить. Какие-то, казалось бы, базовые потребности, помогают реализовывать — например, ботинки купить. Они ездят туда несколько раз в год, снимают на пожертвование дома, живут с детьми, общаются с ними, проводят мероприятия, возят на всякие озера — по сути, заменяют матерей.

Все эти дети, с которыми мне посчастливилось пообщаться за два дня, где и меня приютили, — это серьезный удар по психике, но удар не в отрицательном проявлении. Такая встряска. Я пообщался с детьми, у которых ничего нет, нет планов на будущее, нет толком образования (в Уганде нет государственных школ). Они смотрели на меня с радостью, с улыбками на лицах, впитывали мои положительные эмоции, и это трогало до глубины души. Насколько они уже не дети, через какие трудности, неведомые российскому обывателю, они прошли. Не задержка зарплаты или пробитое колесо, а отсутствие крыши над головой на протяжении месяцев, избиение в школе директором за общение с белыми (как раз Лизой и Соней), отсутствие возможности посмотреть фильм. Да о чем я банально поесть. Когда Лиза и Соня снимают дома и покупают еду, дети едят больше, чем может вместить их желудок, потому что они долгое время недоедали и не знают, когда поедят в следующий раз. Как бездомную кошку или собаку, когда берешь, они первые несколько дней едят и думают, что еда закончится.

На них смотришь и понимаешь, насколько тебе в жизни повезло и насколько повезло встретиться сейчас с этими детьми. Я хотел бы от всей души поблагодарить этих девушек и пожелать им всех успехов: а их деятельность не ограничивается детьми. Недавно они нашли деньги, чтобы выкупить из рабства девушек, оказывали психологическую помощь женщинам, бывшим долгое время в сексуальном рабстве, ездили в тюрьмы к заключенным. Они отдают себя полностью и безвозмездно во имя помощи другим. Абсолютный отказ от жизни во имя себя. Поразительно, что есть такие люди. Моя мама называет их ангелами.

— Ты мог бы представить себя на их месте?

— Я задавал себе этот вопрос, находясь там. И к своему не знаю стыду, ответ: нет. Очень круто отдавать, дарить часть себя кому-то, помогать. Это дает положительные эмоции. Но посвящать всю свою жизнь это надо быть действительно ангелом. Я не готов.

— Это не для всех.

— Если бы все были такими, у нас бы не было в мире бездомных, беспризорных, бедных, умирающих от голода людей.

Я пообщался с детьми, у которых ничего нет, нет планов на будущее, нет толком образования. Они смотрели на меня с радостью, с улыбками на лицах, впитывали мои положительные эмоции, и это трогало до глубины души

«У них нет будущего, но есть радость от настоящего»

— Если подвести итог твоим африканским приключениям, что ты ожидал увидеть в Африке и что ты увидел на самом деле?

— Я давно стараюсь ничего не ждать от поездок. Во-первых, это оберегает от возможного разочарования. А во-вторых позволяет испытать безудержный восторг и впечатлиться гораздо больше увиденным. Это всегда сюрприз, всегда что-то новое. В этой поездке я преодолел рубеж в 60 посещенных стран. И если бы было нужно выдвинуть одно какое-то умозаключение, я бы сказал, что чем беднее страна тем счастливее люди, которые там живут. В той же Африке мы столкнулись с, можно сказать, феноменом: дети, взрослые, у которых почти ничего нет, которые невероятно усердно работают, трудятся за то, чтобы просто не умереть с голоду, — они счастливы! Они улыбаются, веселятся, им не нужно много, чтобы испытать радость. Тогда как у нас, в более зажиточных странах, встречается такое, что люди обладают всем нужным, всем тем, о чем даже не могут мечтать жители Африки, но при этом их гложут какие-то надуманные проблемы, переживания, тревоги, всякий груз на плечах, который делает их несчастными. То есть материальный достаток никак не компенсирует положительное мироощущение, счастье. В Африке это наиболее чувствуется. На материке, на котором расположены беднейшие страны мира, где люди живут чуть ли не на улице, радости часто больше, чем в той же России не только провинциальной, но и в Москве, и даже в каком-нибудь Израиле. Там у большинства населения все в порядке, но они сильно погрязли в бесконечной работе: словно кролики, постоянно как заведенные бегают. Наверное, и там есть счастливые люди, но их не так много.

— Для тебя это стало откровением, или ты и раньше так думал?

— Я и раньше об этом думал, но именно в Африке это наиболее показательно. Я никогда прежде не бывал в таких бедных странах и никогда прежде не созерцал воочию страшные, реально страшные вещи для нашего восприятия. Для местных это норма, в порядке вещей. Люди, у которых нет родителей, которые живут на улице, у которых нет будущего как такового. В Руанде, Бурунди, Уганде мы не встретили ни одного старика люди просто не доживают. У них нет будущего, но есть радость от настоящего. Это очень круто и необычно, наводит на определенные мысли.

— И ты действительно стал, когда вернулся в Россию, мыслить иначе?

— Вообще я езжу по странам, чтобы добавлять красок в свою жизнь и так или иначе меняться. И эта поездка по таким диким местам меня определенно изменила. Внесла свою лепту, очень серьезную. Вернувшись оттуда, я понимаю, что я действительно по-другому смотрю на то, что происходит в моей жизни и жизни окружающих меня людей. Посещение подобных мест позволяет радоваться каким-то, казалось бы, обычным вещам, намного больше. Ты осознаешь, что какие-то базовые, стандартные события в твоей жизни, это на самом деле очень много. Воспринимается как должное, но этому можно радоваться и получать большое удовольствие, когда ты понимаешь, что у, может быть, половины населения земного шара, этого и близко нет. Открывает глаза. Хочется радоваться жизни.

— Не могу не спросить о финансовой стороне вопроса. Насколько дорогим может оказаться такое путешествие и жалеешь ли ты о чем-нибудь?

— Абсолютно искренне не жалею ни об одной копейке, ни об одном событии, ни об одном моменте в этом путешествии. Все это того стоило. Стоит оговориться, что параллельно учебе я работаю, и большая часть моей зарплаты как раз уходит на путешествия. Это неотъемлемая часть моей жизни, это то, чем я живу, о чем мечтаю и что планирую. Не жалею, что процентов 80 моей зарплаты уходит на это: пока у меня нет семьи и каких-то ипотек-кредитов, я могу себе это позволить.

Конкретно в этой поездке, так как мы сильно экономили, большая часть финансовых вложений пришлась на перелет около 50 тысяч рублей. На жилье я рассчитывал бюджет, исходя из суммы не более тысячи за ночь, а в Африке, заточенной под богатых белых, это очень дешево. Плюс питание. Но питаюсь я весьма специфическим образом (я сыроед), и первые пятнадцать дней я ел одни фрукты. Кстати, я вполне отлично себя чувствовал: никакого упадка сил, которого обычно ожидают от людей с таким типом питания (смеется). В Африке фрукты очень дешевые, и тут я тоже экономил: в день уходило рублей 600700. Плюс визы. Сильно ударила по бюджету аренда машины, но это было необходимостью — мы девять тысяч километров проехали на ней. Бензин в Африке дороже, чем в России.

«Под ключ», за месяц на все перелет, проживание, еда, аренда машины и бензин, визы, сувениры, — ушло около 150 тысяч. Намного меньше, чем может подумать среднестатистический российский турист, привыкший к туроператорам, путевкам, «все включено» и т. д. А у нас двенадцать стран, куча границ, которые мы как только не пересекали. В Лесото, например, мы просто за «пожалуйста» заехали.

— Это был «добрый полицейский», злой вас поджидал потом, в Руанде.

— Да, это был добрый полицейский. Мы уговорили пограничника запустить нас, бедных российских студентов, бесплатно, на что она ответила, что это будет нашим маленьким секретом. Нормально?

«Под ключ», за месяц на все – перелет, проживание, еда, аренда машины и бензин, визы, сувениры, — ушло около 150 тысяч. Намного меньше, чем может подумать среднестатистический российский турист

«Людям больше интересны передачи типа «Орла и решки», в которых очень много показухи, наигранности и подставы, а правды меньше 50 процентов»

— Ты не раз уже упомянул, что про ваши приключения можно книгу написать. Сейчас ведь популярен тревел-блогинг: люди заводят себе аккаунты, делают красивые фотографии, пишут посты и зарабатывают на этом. Ты тоже движешься в этом направлении?

— Я не первый год езжу, и у меня есть целый ряд знакомых и друзей, родственников, которые мне говорят: «Арсений, что ж ты нигде не пишешь, никакой паблик не ведешь, живой журнал, в «Инстаграме» не пишешь? Это же интересно!». А я думаю: да кому это может быть интересно? Ну езжу я себе и езжу, что тут такого? Зачем я буду захламлять ленты друзей? Видимо, когда ты ездишь довольно много, у тебя стирается восприятие того, что это несколько необычно для среднестатистического человека представить себя в Уганде. И так я ездил несколько лет, пока наконец меня эти разговоры не добили, и я решил: попробую. Открыл аккаунт в «Инстаграме», который ранее был чисто для друзей, и решил, начиная с этой поездки, что-то писать. И эту поездку я освещал там, прямо по дням: расписывал дни и что в этот день происходило, разумеется, с фотографиями. И оказалось, что это кому-то интересно! На меня стали подписываться люди, при том, что я даже хештеги не ставил, и писать, что это все очень сильно будоражит их сознание, воображение, что это классно. Я был, честно сказать, приятно удивлен, что это кому-то нужно. Возможно, я буду продолжать в «Инстаграм» писать о будущих поездках.

— А как-то специально раскручиваться, учиться фотографировать и обрабатывать фотографии? На этом ведь можно реально зарабатывать.

— Кто-то, действительно, на этом зарабатывает, но (здесь я, возможно, оправдываю свою лень) мне кажется, что люди, которые на этом серьезно зарабатывают и ставят подобные мероприятия, как описание того или иного города, на поток они уже не путешествуют ради того, чтобы путешествовать, они путешествуют ради того, чтобы зарабатывать. Это становится частью их долга, их работы. А я получаю удовольствие от процесса и не хочу эту, возможно, романтическую нотку разрушать. Не хочу, чтобы это становилось рутиной. Я путешествую в первую очередь для самого себя, для своего внутреннего мира, чтобы наслаждаться каждым моментом путешествия.

Тем не менее, есть люди, которые очень на этом зарабатывают, у которых каналы на YouTube и сотни тысяч подписчиков. Но людям, к сожалению, больше интересны передачи типа «Орла и решки», против которых ничего не имею, но в которых очень много показухи, наигранности и подставы, а правды меньше 50 процентов. Уверен, что если бы ребята из этой передачи очутились в тех местах в Бурунди, в которых были мы, они бы без материала оттуда вернулись, просто потому, что камеру они бы не сохранили. Людям нужен контент, нужна определенная подача, нужно шоу и не всегда разнообразный текст или даже фотографии в «Инстаграме» привлекут внимание. Но я решил задаться целью и стараться как можно большему числу людей рассказать о том, что им интересно. Я действительно поражен тем, что пришел в университет, и мне одногруппники рассказывали, что читали своим родителям эти истории, что чуть ли не всей семьей читали. Это приятно и это мотивирует, скажем так.

Хотя я себя с большой натяжкой могу назвать туристом, потому что тот образ путешествия, тот стиль, он от туристического сильно отличается.

— Надо различать образ туриста и образ путешественника.

— Да, наверное.

— Ты, кроме всего прочего, еще и большой спортивный болельщик…

— Угораздило, да (смеется).

—… И часто свои путешествия подстраиваешь под соревнования. Зачем тебе это? В чем принципиальность поехать именно на место?

— Так уж получилось, что с детства я связан со спортом: я занимался футболом и баскетболом. Но по большей мере я все же болельщик. Отец меня впервые привел на стадион в четыре года на футбол он большой болельщик московского «Спартака», и я тоже стал за этот клуб болеть. И, начиная с бессознательного возраста, я переживал за команду, радовался до слез…

— Для «Рубина» места уже не было?

— Я самые ранние годы провел в Москве, переехал в Казань в возрасте семи лет, уже будучи болельщиком «Спартака». Всегда в школе, в каких-­то кругах отстаивал интересы «Спартака», живя в Казани. Поддерживаю этот клуб, езжу за ним по городам России и Европы, и это никак не объяснить логически. Это глупо: я езжу по миру, смотрю на то, как потные ребята в грязной форме…

— В каком-нибудь Хабаровске…

— …В Хабаровске, бегают, пинают эту сферу, при этом очень плохо пинают. И я как истерик последний кричу на трибуне, радуюсь победам. Это глупо, но это дарит мне эмоции, а это самое главное, что у нас есть, наверное. Это дарит мне радость, я искренне переживаю за клуб.

А уже в Казани я пошел заниматься баскетболом, и, опять же, в возрасте шести-семи лет заболел баскетболом и местным УНИКСом. И вот получается, что я поддерживаю футбольный «Спартак» и баскетбольный УНИКС. И, что интересно, на Балканах 25 марта играет «Спартак» с футбольной «Црвеной Звездой» (Белград, Сербия), а 31 марта УНИКС — с баскетбольной. И я не могу пропустить такой двойной выезд.

Это некое сумасшествие, которое не поддается объяснению. Мне часто говорят: «Ты, вроде, здравомыслящий человек. Вроде, с головой все порядке. Что ты делаешь на трибуне? Зачем тебе эти гопники, это быдло (это цитата, я сам никого так не называю). Ты не вписываешься в общую концепцию этого мероприятия». А я не знаю, мне хочется я езжу. Я получаю удовольствие от спорта, который не всегда связан с грязью и ужасной погодой я ищу прекрасное.

В Казани я пошел заниматься баскетболом, и, опять же, в возрасте шести-семи лет заболел баскетболом и местным УНИКСом

— Получается, ты путешествуешь много и по России, и за рубежом. Куда тебе приятнее выезжать в другой российский город или в другую страну куда-нибудь подальше?

— В России много мест хороших и разных и есть, безусловно, красивые и приятные душе и сердцу места, но, пожалуй, чаще интереснее все-таки покидать территорию государства. Не потому что не патриот или мне не нравится российская среда. В путешествиях круто не только ландшафт менять, но и наблюдать новые культурные слои, разные традиции, разных людей. А чтобы встретить новых, надо все же сменить страну. Даже если ты перелетишь во Владивосток, там все равно будут россияне. Они, конечно, отличаются у них другой склад характера, другая жизнь, но это все равно россияне. А если ты едешь в Европу, которая мне уже кажется соседней, — там люди другие, менталитет другой. Это позволяет кругозору расширяться и быть менее зашоренным. Путешествие вообще позволяет шоры снимать, ты перестаешь быть зажатым в своих стереотипах, в своих рамках и смотришь на мир более широко и глубоко.

— В России среднему гражданину тяжело путешествовать или каждый может?

— Каждый может. Я убежден в этом, и есть куча примеров, когда люди выезжали со ста долларами в кармане и путешествовали, зарабатывая в пути. Множество каналов в YouTube, блогов, где люди описывают такую жизнь. Они получают удовольствие, их не держит страх того, что это дорого, что они не могут себе этого позволить. Они не гниют 365 дней в году в коробках и не думают, что поехать куда-то для них несбыточно. Они берут и едут. В процессе поездки становятся богаче духовно, более свободными и раскрепощенными. И когда так вырываешься, то чувствуешь, что на многое способен. Любой, кто сейчас это читает, он может, и не надо искать оправданий типа «ну да, он студент, у него нет обуз», «ну да, у него нет работы», «это все не про меня». Про тебя. Человек и сам не догадывается, насколько сильно он может следовать своим желаниям.

— Ну вот среди твоих родных, в том числе старшего возраста, многие путешествуют?

— Человек окружает себя людьми, близкими по духу. Моя сестра любит путешествовать, правда, не в такие места, [в каких бывал я]. Родители любят. Не всегда ездят, но очень любят.

«Я побывал во многих городах, и могу сказать, что ругать Казань кощунство. Это один из лучших городов России»

— Что тогда с точки зрения бывалого туриста можно сказать о «третьей столице» России — Казани?

— Я по-прежнему живу на два города, семья у меня в Казани, и несмотря на то, что учусь я в Москве, работа у меня так или иначе связана с Казанью, и я там часто бываю, что меня радует. Казань мне нравится больше, чем Москва. И вообще я хочу всем читателям и жителям Казани пожелать не быть настолько критичными к городу. Я знаю много людей, которые искренне ругают Казань и говорят, что здесь не так, это плохо, тут могло быть лучше. Ребят, я побывал во многих городах и могу сказать, что ругать Казань кощунство. Это один из лучших городов России, это объективно так. Инфраструктура, ландшафт, объекты, архитектура, история все на высшем уровне. Даже после поездок по «злачным» местам в Европе, мне нравится возвращаться в Казань.

— Над туризмом там точно работают безустанно.

— Да, и это очень круто. Универсиада, чемпионат мира по водным видам спорта, сейчас будут Кубок конфедераций и чемпионат мира кто-то жалуется, но ведь улучшаются не только спортивные объекты, а инфраструктура в общем. Очень многие переживали насчет пробок, но то, что сейчас называется пробками в Казани, в Москве это светофор. И всякие велодорожки и прочее, это очень радует. Если зайти в Кремль, там всегда туристы из Европы, из более дальних стран. Туристы приезжают в Россию, и среди пунктов к посещению обязательно Казань. Слава широко развита и за пределами страны. По-прежнему часто город знают по «Рубину», тем не менее все чаще и чаще она узнается. Я очень сильно призываю гордиться Казанью это очень крутой город, не только по российским меркам. Конечно, не без минусов: пусть и свое государство, но это все равно Россия со своей спецификой. А так аэропорт хороший, вокзалов два, гостиницы, рестораны.

— Ты вернешься в Казань после учебы?

— Я стараюсь допускать все, но я не могу долго усидеть на одном месте. Мне постоянно хочется двигаться, смотреть новое. Как бы мне в Казани не нравилось, через какое-то время мне здесь становится скучно и тесно. В Казань классно возвращаться, но не знаю, когда у меня получится жить и находиться долго в одном месте.

Иногда, бывает, физически становится тяжело после суток без сна. Когда я добирался до дома из Африки, я провел 27 часов в пути, побывал в четырех аэропортах без выхода в города. И приехав в Казань, я понял, как я устал. Но спустя два дня я снова был в дороге. Порой думаешь: все, выжат. Но потом тебя снова зовет в путь.

1/36
Ринат Таиров, фото предоставлены Арсением Петровым
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 17 февр
    круто, что нет будущего? что ж тут крутого?
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    круто то, что у них есть радость от настоящего
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    По фотографиям не похоже, что они плохо живут. Судя фото дороги у них в отличие от наших отличные.
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    у них как у нас - кто-то живет хорошо, кто-то нищенствует
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    тоже обратила внимание на дороги. но у них и погодные условия другие.
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    а как можно подписаться на страничку с блогом?? очень хочу :)
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    вопрос снят, нашла страничку
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    Так кто им будет портить дороги если население живет бедно, машин то особо нет.
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    почему же не сфоткали этих прекрасных ангелов Соню и Лизу?
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    Классные по ходу девчонки. И сами живут там за счет денег из фонда - неплохо устроились, и другим помогают, умницы!
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    Это мой ночной кошмар! Когда ты где-то в Африке и вдруг заболел зуб!
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    повезло парню с обезболивающим
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    Какие Люди с большой буквы эти две девушки! Низкий им поклон! Настоящие русские сострадательные! Хотел бы с ними познакомиться!
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    крутой трип
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    Вот супер чувак! Но вы реальное время молодцы, конечно, что пишете про таких крутых ребят, и рядом зачем-то материалы про гомеопатию. Даже не знаю, что хуже - Ермакова как факт у вас или Метшин, который говорит, что Идальго хороший мэр, хотя и женщина.
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    Куян

    "в Уганде нет государственных школ"

    Нет и дефицит - это не синонимы.
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    Для тех, кому интересно, аккаунты девочек в Инстаграм – lizkaralkina, sonya.credo. Помимо благотворительной деятельности в Уганде, они помогают и детям из малоимущих семей в России. В их аккаунтах вся информация, если у кого-то есть желание помочь. Арсений.
    Ответить
  • Анонимно 17 февр
    /Они не гниют 365 дней в году в коробках и не думают, что поехать куда-то для них несбыточно. Они берут и едут. В процессе поездки становятся богаче духовно, более свободными и раскрепощенными./
    Не стать таким, если просто поедешь, ничего не понимая в жизни. Такие путешествия просто "масскультура", вот девушки-благотворительницы реально побывали там.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии