Новости

12:40 МСК
Все новости

Михаил Девятаев: от угона немецкого бомбардировщика до атаки на ракетную базу «Фау-2»

Как подвиг казанцу помогла совершить подпольная сеть, созданная специалистами советской военной разведки

Михаил Девятаев: от угона немецкого бомбардировщика до атаки на ракетную базу «Фау-2» Фото: могила Михаила Девятаева на Арском кладбище

8 февраля 1945 года уроженец Татарстана Михаил Девятаев сбежал с немецкой ракетной базы Пенемюнде на бомбардировщике Хе-111. Через шесть дней советские бомбардировщики уничтожили 12 пусковых площадок ракет «Фау-2» фашистской Германии. Казалось бы, события совершенно разные. Однако имена Девятаева и Андрея Рыбальченко расставляют все по своим местам. Заведующий Музеем-мемориалом ВОВ Казанского кремля, наш колумнист Михаил Черепанов в авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказывает о приключениях неунывающего бойца из ТАССР.

Летчик, «студент» и «учитель»

8 февраля 1945 года Михаил Петрович Девятаев (которому 8 июля исполняется 100 лет) совершил свой побег с немецкой ракетной базы Пенемюнде на бомбардировщике Хе-111.

14 февраля с точностью до метра нашими бомбардировщиками уничтожены 12 из 13 пусковых площадок ракет «Фау-2» на самом стратегически важном объекте фашистской Германии.

Как связаны между собой эти события?

Спор о том, какую роль сыграл М.П. Девятаев в ликвидации главного объекта гитлеровского «оружия возмездия», не утихает до сих пор. Шел об этом разговор и 8 февраля в Музее-мемориале Великой Отечественной войны в Казанском кремле.

Автор этих строк напомнил собравшимся любителям истории о том, что Михаил Девятаев попал в плен после того, как сбил девятый немецкий самолет и на ленд-лизовской «Аэрокобре» был пятый раз сбит в бою.

Протокол допроса

На допросе следователь 6-й авиационной армии люфтваффе сделал вывод:

«Летчик-истребитель 237-го авиаполка. Имеет около 100 боевых вылетов. Сбил 5 самолетов. Награжден орденом Красного Знамени. Сообщает, что самолеты второй эскадрильи имеют по две 37-мм пушки, по 40 снарядов к каждой. Без РС, но по 200 кг бомбогруза. Заключенный разговаривает с трудом. Его информация достоверна».

Судя по фото на карте пленного, где Девятаев весьма улыбчив, он пытался сыграть роль недалекого простачка. Даже свою довоенную профессию при регистрации в лагере он назвал символично: «студент».

Поначалу такого пленного передали в разведотдел абвера. Оттуда — в Польшу, Лодзинский лагерь. Воспользовавшись первоначальным «доверием» фашистов, студент-весельчак с группой пленных летчиков 13 августа 1944 года попытался бежать. Этого фашисты уже не прощали. Пойманные беглецы приговорены к казни и отправлены в лагерь Заксенхаузен. Судя по спискам фабрики смерти, летчик Девятаев казнен. Но…

Карта пленного

В своей книге «Побег из ада», переизданной в 2000 году, герой поведал о тех, кто дал ему вторую жизнь. Узнав, что он летчик и пытался бежать, «вятич-регистратор» и «украинец с черными глазами в фартуке парикмахера» передали ему бирку умершего узника: «Теперь ты учитель из-под Киева Степан Никитенко».

Долгое время никто из биографов Девятаева не обращал внимания на фотографии 50—60-х годов, на которых Михаил Петрович вместе с писателем Гарифом Ахуновым сидят рядом с Андреем Дмитриевичем Рыбальченко.

Вспомнился один из рассказов летчика-героя об этом человеке:

«Это было в 1957 году на встрече бывших узников Заксенхаузена в Москве. Я еще не успел привыкнуть к высокой награде. Вижу во втором ряду знакомое лицо. Я на всю жизнь запомнил эти черты. Это был Андрей Рыбальченко, смертник-политрук. Он тоже узнал меня и заметно разволновался. Едва дождавшись перерыва, бросились друг к другу. Обнялись, у обоих слезы.

— Значит, все же улетел! — с улыбкой сказал Андрей, — а говорил: «Не сумею»…

За пять дней в московской гостинице мы успели вспомнить и о страшной жизни в лагере, и о тех, кто был рядом. И, прежде всего, конечно, о полковнике Николае Степановиче Бушманове. В 1958 и 1961 годах я дважды побывал в Майкопе в гостях у Андрея Дмитриевича Рыбальченко».

Девятаев и Ахунов с Рыбальченко

Библиотекарь власовцев

Так что же это был за узник Заксенхаузена, который задолго до побега Девятаева был уверен, что летчик улетит с ракетной немецкой базы?

Судьба этого человека загадочна и противоречива. Судя по документам Центрального архива МО РФ, уроженец Краснодарского края, мобилизованный на фронт из Сталинграда редактор газеты первой воздушно-десантной бригады Андрей Дмитриевич Рыбальченко в августе 1941 года «пропал без вести». В 1953 году состоял на учете офицеров запаса в Котласском военкомате Архангельской области.

Известно, что, попав в плен в 1941 году, А.Д. Рыбальченко был библиотекарем в Русской освободительной армии (так называемой Власовской). В 1943 году оказался в подпольной группе «Берлинский комитет ВКП(б)» под руководством полковника ГРУ Н.С. Бушманова.

Девятаев в своей книге «Побег из ада» свидетельствует:

«Я подружился с двумя смертниками: полковником Николаем Степановичем Бушмановым и политруком Андреем Дмитриевичем Рыбальченко… Они организовывали массы заключенных на активную борьбу с врагом в условиях концлагеря… Еще в 1942 году в одном из лагерей военнопленных под Берлином они создали подпольную организацию, которая срывала многие мероприятия немцев, направленные против нашей Родины.

Девятаев и Рыбальченко

С 1943 года Бушманов и Рыбальченко вели активную работу в берлинском подполье, выпуская и распространяя листовки, призывающие военнопленных и увезенных на работу в Германию иностранных рабочих к активному сопротивлению и саботажу на военных предприятиях… Через иностранных коммунистов Бушманов и Рыбальченко организовали материальную помощь выбившимся из сил советским патриотам и иностранным антифашистам...»

Именно после знакомства с этими людьми Девятаев не просто стал учителем Никитенко, а сравнительно быстро оказался на базе Пенемюнде. Не стихийное везение, и не архангел Михаил (по новомодной версии), а возможности разветвленной сети подпольного «Берлинского комитета», созданного профессионалами из Главного разведуправления СССР, и, конечно, собственная житейская мудрость и мужество позволили пленному летчику совершить невероятное. Сначала попасть в команду маскировки ракетных установок и шагами измерить расстояние до побережья. Устроиться в «бомбокоманду», которая откапывала и извлекала неразорвавшиеся фугасы, чтобы подобраться к разбитым немецким самолетам и изучить пульт управления Хе-111. Чудом захватить с товарищами самолет Штейнгофа — единственный на Пенемюнде пульт управления ракетами «Фау-2» — и оторваться от десятка преследовавших немецких истребителей. А главное — несмотря на недоверие Смерша, передать куда следует точные координаты вражеских ракетных установок и способствовать их весьма своевременному уничтожению.

Вот откуда взялась уверенность Андрея Рыбальченко в успехе Михаила Девятаева. Он сам участвовал в реализации этой грандиозной операции. Его непосредственным командиром был полковник Николай Степанович Бушманов. Когда же последний был в 1941 году заведующим кафедрой в академии им. Фрунзе и готовил разведчиков ГРУ, руководил этой организацией Генштаба СССР уроженец Казани генерал-майор Алексей Павлович Панфилов.

Но это уже совсем другая история…

Осколки «Фау-2»

Послесловие

М.П. Девятаев, доставив стратегически важные разведданные на родину, с февраля по сентябрь 1945 года был помещен в лагерь советских спецслужб в Польше. Он с юмором вспоминал: «Пришел генерал, видимо, из Смерша, и спрашивает: «Вы какую кончали школу у немцев? Кто и где вас готовил? Какое у вас задание? Не может истребитель сразу пересесть на бомбардировщик. Тем более на немецкий!»

Что я мог ответить? Не рассказывать же про Рыбальченко и Бушманова. «Знаешь, — говорю, — зря тебе кто-то генерала дал». Тот обиделся…

Судя по всему, большинство подобных особистов и военных историков до сих пор не знают, а главное — не хотят знать о колоссальной работе советских разведчиков и подпольщиков в глубоком тылу врага. Пример тому — сегодняшнее упорное нежелание на официальном уровне признать заслуги Героя Советского Союза Михаила Петровича Девятаева в полном их объеме, по достоинству оценить всемирное значение результатов того легендарного побега.

Может, хотя бы к 100-летию Девятаева, которое будет отмечаться 8 июля 2017 года, что-то изменится?

Автограф Михаила Девятаева

Михаил Черепанов, фото предоставлены автором
Справка

Михаил Валерьевич Черепанов — заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля; председатель ассоциации «Клуб воинской славы»; заслуженный работник культуры Республики Татарстан, член-корреспондент Академии военно-исторических наук, лауреат Государственной премии РТ.

  • Родился в 1960 году.
  • Окончил Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина по специальности «Журналистика».
  • С 2007 года работает в Национальном музее РТ.
  • Один из создателей 28-томной книги «Память» Республики Татарстан о погибших в годы Второй мировой войны, 19 томов Книги памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан и др.
  • Создатель электронной Книги памяти Республики Татарстан (списка уроженцев и жителей Татарстана, погибших в годы Второй мировой войны).
  • Автор тематических лекций из цикла «Татарстан в годы войны», тематических экскурсий «Подвиг земляков на фронтах Великой Отечественной».
  • Соавтор концепции виртуального музея «Татарстан — Отечеству».
  • Участник 60 поисковых экспедиций по захоронению останков солдат, павших в Великой Отечественной войне (с 1980 года), член правления Союза поисковых отрядов России.
  • Автор более 100 научных и научно-просветительских статей, книг, участник всероссийских, региональных, международных конференций. Колумнист «Реального времени».

комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 12 февр
    Великие люди! Читаешь и просто не веришь что такое вообще было под силу простым людям сделать. Это не просто борьба, это великое служение своей родине, вопреки здравому смыслу.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Читаю, а внутри такая гордость за наших людей, аж до слез. Спасибо вам простые великие труженики.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Какая удивительная история. И хороший пример. И очень тактично написал о власовцах, не оправдывая и не смешивая с грязью
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Про библиотекаря власовцев - это, наверное, привет Кузнецовой из Госархива))
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Гордимся своей страной и людьми!
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Был знаком с Михаилом Петровичем,удивительный и скромный человек.Гордимся своим земляком!
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    С ума сойти, на что только люди не шли ради победы!
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    У немцев под носом создали подпольную сеть, вот это да. Моё почтение!
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Где те люди, были и перевелись давно. Щас если нападут, многие тут же побегут с корабля. Даже представить невозможно, чтобы тогда люди побежали, со своей земли, со своей родины.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Эти люди прошли ад на земле. Вечная слава героям.
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Зачётная такая СКАЗОЧКА! Типа, Судоплатов руководил кадровиками гитлеровских концлагерей и мог отправить свою резидентуру даже в гитлеровскую ставку, а на секретный полигон вообще без проблем ;)))))
    Ответить
  • Анонимно 12 февр
    Девятаев мукшы булса да, татарча чип-чиста сөйләшә иде. Хәзерге Казан манкортларыннан аермалы буларак. Ул безнең белән ике тапкыр очрашты мин мәктәптә укыган вакытта. Хатыны татар, Фәүзия апа. Актанышта.(Мин Актанышныкы) ниндидер туганнары булып кышкы отпускысы вакытында Актанышка еш килә иде. Казан-Чаллы маршрутында Ракета Метеор теплоходларын йөртә иде җәен. Капитаны мин аларның дип сөйләде безгә. Сугыш елларын сөйләгән вакытта күзеннә яшләр агып китә иде.
    Хәзерге вакытта татарның иң зур чиновниклары да Девятаев татарча сөйләгән кебек татарча сөйләшә белмиләр.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии