Новости

16:42 МСК
Все новости

​Казанский «тюремный замок» переедет к «Оргсинтезу», а судам поставят планку арестов?

На закрытом совещании Генпрокуратуры РФ в Казани выясняли, кто больше виноват в переполненности российских СИЗО: суды, следователи, прокуроры или сами преступники

​Казанский «тюремный замок» переедет к «Оргсинтезу», а судам поставят планку арестов? Фото: Олег Тихонов

В Татарстане арестованных больше, чем мест в СИЗО. Сверх установленного лимита в СИЗО республики сейчас содержатся 450 человек — сообщил сегодня «Реальному времени» глава УФСИН по РТ, генерал-лейтенант Дауфит Хамадишин перед началом межведомственного совещания по проблемам размещения подследственных и осужденных в следственных изоляторах. Встречу руководителей региональных подразделений прокуратуры, Следкома, МВД и судов в Казани инициировала Генпрокуратура РФ. Открывая заседание, заместитель генпрокурора Сергей Зайцев назвал тему защиты прав лиц за решеткой «перезревшей».

Как Чайка в СИЗО ходил

Об актуальности проблем содержания людей в СИЗО говорят давно и много. В апреле 2016 года генпрокурор РФ Юрий Чайка сообщил: за прошлый год в российских колониях и СИЗО умерли 3977 человек. Причем 87% из них скончались от болезней, с которыми живут и борются по эту сторону решетки. А по ту — медицинская база куда слабее, а некоторых видов медуслуг просто нет. В числе других проблем системы исполнения наказаний Чайка обозначил грубые нарушения режима, рост преступности и перенаселенность учреждений в 25 регионах страны.

Любопытно, но 8 лет назад, после посещения СИЗО в подмосковном Ногинске тот же Чайка обнаружил массу нарушений, включая несоблюдение санитарных норм — 2,6 квадратных метра на арестанта вместо 4-х. И еще тогда генпрокурор озвучил основную причину перенаселенности, сказав, что суды удовлетворяют более 90% ходатайств следователей о заключении подозреваемых под стражу. А когда санкцию на арест давал прокурор, тот же показатель не превышал 70%.

В апреле 2016 года Верховный суд РФ констатировал: если до 2015 года в целом по стране число арестов подозреваемых и обвиняемых снижалось, то в 2015-м начало расти. В суды от следователей поступило 154 тыс. ходатайств об избрании именно этой меры пресечения (на 4,5% больше, чем в 2014 году), более 90% ходатайств были удовлетворены. Сразу на 10% выросло число прошений о продлении ареста — из 230 тысяч ходатайств суды удовлетворили 98%. Под домашний арест за год попали меньше 5 тысяч человек по всей стране, ну, а под денежный залог отпустили всего 190 подследственных.

Сергей Зайцев сообщил, что цель встречи — обменяться мнениями и найти «единственно правильный алгоритм действий, который позволит нам обеспечить защиту прав граждан, которые находятся в местах изоляции»

«Тема перезрела»

В общем, хвастаться нечем. Не удивительно, что важное межведомственное совещание по проблеме закрытых учреждений решили провести в закрытом режиме. Прессу в Казанскую Ратушу сегодня позвали лишь ради протокольных снимков и приветственных слов и деклараций. Так, заместитель генпрокурора РФ Сергей Зайцев сообщил, что цель встречи — обменяться мнениями и найти «единственно правильный алгоритм действий, который позволит нам обеспечить защиту прав граждан, которые находятся в местах изоляции». «Тема, что называется, перезрела, — сказал он, — Поэтому нужно плодотворно работать и, конечно, отсюда, из Казани должна начаться новая практика...».

Какие предложения содержались в основном докладе заместителя генпрокурора РФ Николая Винниченко и выступления врио замдиректора ФСИН России Александра Хабарова, пока можно лишь гадать. Из программки следовало: прокурору РТ Илдусу Нафикову поручено доложить о путях решения проблем с размещением арестованных в татарстанских СИЗО, врио руководителя СУ СКР по Свердловской области Михаилу Бусылко — рассказать о мерах по снижению числа ходатайств об арестах, а замглавы МВД Башкортостана Виктору Михайлову — о соблюдении конституционных прав граждан при избрании меры пресечения.

Что думает прокурор РТ о проблеме, можно судить по его словам на встрече в рамках проекта «Бизнес и власть: откровенный разговор» в апреле 2016 года: «В последнее время немножко, может быть, эта мера [заключение под стражу — прим. ред.] поспешно, легковесно начала приниматься. В отношении женщин часто бывает такое, не только по экономическим преступлениям… Хотим в конце апреля-начале мая разбор полетов посвятить теме избрания органами следствия меры пресечения, посмотреть, где мы оказались правы, где не правы».

Сейчас перелимит в СИЗО доходит до 450 человек в целом по республике, рассказал Дауфит Хамадишин

Амнистия как регулятор населенности СИЗО

Слово для доклада главе УФСИН по РТ Дауфиту Хамадишину не представляли. Но он поделился своим мнением с журналистом «Реального времени».

— Перелимит в СИЗО всегда был… Когда прошла амнистия — мы немножко разгрузились и вошли в лимитный норматив, — рассказал генерал-лейтенант внутренней службы. — Было 4 квадратных метра [на человека в камерах, — прим. ред.] и даже чуть более. Сейчас потихонечку каждый год набираем. Сейчас у нас перелимит доходит до 450 человек в целом по республике.

— А с переездом казанского СИЗО-2 вопрос решен?

— Нет. Мы давно этот вопрос будируем. Сейчас должна быть принята программа развития уголовно-исполнительной системы на 2017 — 2025 годы. Мы свои предложения дали. Разговор идет о строительстве нового СИЗО в Казани на 900 с лишним мест.

Для информации: лимит наполнения пяти татарстанских СИЗО — 2,2 тысячи человек, при этом лимит казанского СИЗО-2 — 673 человека. Напомним, этот «тюремный замок» находится в Адмиралтейской слободе в здании Макарьевской церкви 1712 года постройки, перепрофилированной в пересыльную тюрьму НКВД в 1936 году. Вопрос переселения СИЗО-2 обсуждается уже не первый год. Сегодня из разговора с Дауфитом Хамадишиным стало известно и возможное место размещения нового СИЗО — в районе «Оргсинтеза», чуть дальше территории Казанской воспитательной колонии.

По словам Алеткина, многие арестанты месяцами не видят следователя, который в это время, вероятно, занимается расследованием других дел. Фото marimedia.ru

«Сотрудники ФСИН волком воют»

Проблемы московских изоляторов, где людям приходится спать в 2-3 смены — кроватей на всех не хватает, в Татарстане стоят менее остро, считает зампред Общественной наблюдательной комиссии РТ Герман Алеткин. «Могут раскладушки поставить, один, помню, в изоляторе временного содержания (ИВС) вообще на полу спал, сотрудники объясняли, что это его личное желание», — говорит он.

— Года 3-4 назад лимит в татарстанских СИЗО на границе сдерживался. Сейчас сами сотрудники ФСИН волком воют — не могут они воздействовать ни на следствие, ни на суды. Очень часто — преступление мелкое, а мера пресечения — реальная. Иногда такие дела и до суда не доходят, разваливаются, а человек уже сидел, — комментирует ситуацию зампред Общественной наблюдательной комиссии РТ Герман Алеткин. — Почему суды чаще соглашаются с арестом? Это подход чиновника: если я запрещу — меня не накажут, а разрешу — не дай Бог, что случится, виноватым я буду.

Отдельная проблема — посадки матерей, отмечает Алеткин, когда сажают женщину, скажем, торговку наркотиками, а ребенка забирают в детдом. «Причем, там он и усыновлен может быть, она выйдет, а на ребенка прав уже нет. Неужели нельзя на время следствия под домашним арестом оставлять? Я считаю, что вопрос со следователями и судьями нужно решать жестко, прописав — вот эти категории в СИЗО помещать нельзя!», — комментирует ситуацию правозащитник. По его словам, многие арестанты месяцами не видят следователя, который в это время, вероятно, занимается расследованием других дел.

В числе других проблем сидельцев и условий для них — ветхость строений, и не только в Казани. Особо зимний визит в бугульминский изолятор — промерзла канализация и арестантам закрыли туалет. Нужно строить новые современные здания, считает Герман Алеткин. Кстати, проблемы с размещением в полицейских ИВС не менее серьезны. По закону там разрешено держать подследственных до 10 дней, однако на практике сроки не соблюдаются. Так, беременную подругу татарстанского «амира» Гульназ Гилячову, бросившую гранату в полицейских, в ИВС на Дзержинского продержали больше месяца, пока ей не пришло время рожать, вспоминает зампред ОНК по РТ.

Практика такова, что «по умолчанию» в России избираются аресты, — констатирует руководитель «Агоры», отмечая, что в результате государство несет гигантские расходы, ответственность и риски быть виноватым, если с человеком в СИЗО что-то произойдет. Фото openrussia.org

«Страх и инерция — вот причины»

«Когда я был в Великобритании и разговаривал с судьями, то узнал — при назначении наказания они смотрят, насколько заполнены тюрьмы. Если мест нет — дают небольшие сроки, если наоборот — побольше», — говорит член Совета по внешней и оборонной политике РФ, генерал-майор ФСБ запаса Александр Михайлов.

А вот председатель международной правозащитной группы «Агора», член Совета по правам человека при президенте РФ Павел Чиков напоминает, что ФСИН России тоже выступала с предложением ввести ограничения на арест обвиняемых при отсутствии мест в СИЗО.

— Предложение верное, но непроходное. Повальные аресты без разбора остаются системно нерешенной проблемой, — считает он. — Потому что изначальный подход — неверный. Должен быть «по умолчанию» залог, в том числе путем ареста на имущество и ценные бумаги. В крайнем случае — домашний арест. И только когда реально доказано, что обвиняемый продолжит совершать преступления (уже совершил или готовился), сбежит (попытался, например) или окажет давление на свидетелей (тоже попытался) — заключение под стражу. Именно так и написано в УПК. И объективно — 90% сидящих не убегут, не продолжат совершать преступления, не будут оказывать давления.

Но практика такова, что «по умолчанию» в России избираются аресты, — констатирует руководитель «Агоры», отмечая, что в результате государство несет гигантские расходы, ответственность и риски быть виноватым, если с человеком в СИЗО что-то произойдет. Почему так? «Карательный характер уголовного процесса — вот ответ. И инерция сложившейся практики. Страх и инерция — вот причины», — говорит Павел Чиков.

1/13
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
Ирина Плотникова
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 30 сент
    преступность растет, надо увеличивать площади для уголовников и хулиганов
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    планку арестов ставить нельзя - это абсурд
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    без туалета плохо
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    вот это условия, жуть
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    лишь бы осудить человека, а там трава не расти, если умрет в сизо от недостатка лекарств, видимо его проблемы.
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    3977 людей умерло в сизо. пора бы задуматься, что не так с системой?
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    страх - это кто кого боится? Система боится преступников? Это плохо. Инерция - это привычка бояться? Оба фактора - это страх и инерция за потерю своего места и статуса.... и что делать? Платит государство за страх и инерцию? Абсурд. Проверять и взыскивать по тарифу за ошибки - все можно посчитать...
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Часть Проблемы в безответственности следователей и прокуроров и безнаказанности судей ...
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Как и в детсадах, там тоже свыше...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии