Новости раздела

Счастье быть паломником: какие записи вели хаджии во время путешествия в Мекку, Медину и Стамбул

Хаджнаме: путевые заметки, мемуары, приключения и документалистика

Счастье быть паломником: какие записи вели хаджии во время путешествия в Мекку, Медину и Стамбул Фото: traidnt.net

Вот и подошел к концу хадж-2016. Скоро из Саудовской Аравии начнут возвращаться первые паломники, угощать всех водой Замзам и делиться впечатлениями об увиденном. Если сейчас для пересказа своего путешествия достаточно фотографий и видеозаписей, сделанных во время поездки, то сто лет назад верующие вели дневники о каждом дне. Колумнист «Реального времени» Альфина Сибгатуллина свой цикл колонок о хадже российских магометан завершает материалом о таком явлении, как хаджнаме.

Литературный жанр без строгих правил

Среди пяти столпов ислама, без исполнения которых невозможно быть истинным мусульманином, хадж является пятой и последней обязанностью верующего. Считается, что при совершении мусульманином паломничества в Мекку и Медину прощаются все грехи. Однако в виду различных причин не всем удается выполнить эту обязанность. Поэтому человек, имевший счастливую возможность совершить хадж, испокон веков пользуется большим уважением среди единоверцев, получает почетное звание «хаджи» и носит его до самой смерти. В некоторых регионах даже сейчас на дверях дома, где проживает хаджи, вывешивается зеленая дощечка с надписью, напоминающей о совершенном хозяином паломничества в святые для всех мусульман мира места.

До чего велико было раньше уважение к хаджиям, можно судить и по тем торжественным проводам и встречам, какие устраивали паломникам односельчане, соседи и многочисленные родственники. После приезда из Хиджаза новоиспеченного паломника в течение недели (а иногда и месяца) навещали родные и друзья, с удовольствием принимали от него различные экзотические подарки и гостинцы (эфирные масла, четки, намазлык, финики и т. п.) и обязательно водичку из святого колодца Замзам. Они, не без зависти, слушали увлекательные рассказы о путешествии хаджи по странам Востока. Некоторые паломники в пути вели и дневники, где подробно описывали все увиденное.

Торговля святой водой из колодца Замзам в Мекке. Фото idmedina.ru

Часть этих устных рассказов и путевых записей позже составили основу тех письменных произведений, которые называются хаджнаме. Это одна из разновидностей саяхатнаме, путевых записок, где пилигрим описывает свое путешествие в Хиджаз, процесс совершения хаджа, посещение святых мест. Хаджнаме является произвольным тематическим жанром и не имеет определенных условностей и канонов, поэтому существуют как прозаические, так и поэтические произведения, при этом как художественная сторона, так и содержательно-информационная суть данных произведений довольно сильно отличаются друг от друга. Для нас эти памятники имеют некую ценность, так как по таким источникам можно определить, например, маршруты российских паломников, места их остановок, условия пребывания в Османской империи, Египте, Афганистане, Индии, Сирии, Аравии и т. д., особенности прохождения таможен, карантинов, даже конкретные имена тех лиц, с кем они контактировали за рубежом, у кого получали наставления, чьи могилы посещали и прочее.

Хадж: и себя показать, и других посмотреть

Читая хаджнаме, написанные в XIX – начале XX веков представителями тюркоязычных мусульман Российской империи, приходишь к такому мнению, что совершение паломничества для многих из них являлось основной и зачастую единственной возможностью выйти из своей глубинки в «большой свет» и увидеть мир. Именно по причине хаджа, выезжая в путь, многие из них впервые в своей жизни сталкивались с достижениями цивилизации: ездили на поезде — «железной арбе без лошади», плавали на пароходе, катались на автомобиле. Мусульманину из Поволжья или Сибири все было в диковинку: огромные морские волны и безбрежное водное пространство, так же, как и пустыни с верблюдами и бедуинами, и караваны с огромным количеством паломников, и невыносимая жара, и устои жизни арабов. Обычно хаджнаме начинаются с детального описания атмосферы подготовки к дороге, прощания паломника со своей семьей, родственниками и односельчанами. Основу большей части таких сочинений, как уже сказано, составляют дневниковые записи, поэтому часто указываются точные даты, дни недели, порой даже час, как например: «В 1892 году, 4 марта, рано утром, напутствуемые пожеланиями огромной толпы провожающих, мы, шесть человек мусульман Уфимской губернии, тронулись от Уфимского вокзала в далекую Мекку, чтобы исполнить там религиозную обязанность (фарз)».

Чувство тоски по родным постепенно проходило, вернее, забывалось на время, когда паломники в Одессе или Севастополе садились на пароходы и покидали пределы России. Новые места, новые события отвлекали их внимание: Золотой Рог, Босфор, Царьград, красоты и прелести чудных его окрестностей, мечети султанов Сулеймана, Махмуда, Ахмеда, Салима, Баязита; приморский, бойкий торговый город Смирна и острова Эгейского моря, Триполи, мечеть Омейядов в Дамаске, мечети Аль-Акса, Харам-шериф и Омара в Иерусалиме, небольшая крепость Ямбо, наконец, историческая священная Медина, «Вечный рай» («Джаннатуль-баки»), где покоятся родные и близкие пророка, величественная Мекка, главная святыня Кааба (Бейтуллах), знаменитый черный камень, колодец Замзам, обряды таваф и саги, долина Арафат, равнина Муздалифа, долина Мина… Хотя караванный путь на спине верблюда в глубоких плетеных корзинах «шюрдюфах» под тропическими жгучими лучами солнца, по песчаным аравийским пустыням и горам был тяжел и сопряжен с большими лишениями, паломники стойко переносили трудности, полагая, что они увеличивают заслугу хаджа. Но даже дальняя дорога продолжительностью в несколько месяцев, отрицательные эмоции, вызванные различными обманами, непривычным климатом, условиями жизни в Аравии, карантинами и т. д., не могли омрачить их восторг, связанный с пребыванием на Святой Земле.

Страница хаджнаме Хамидуллы-хазрата Альмушева. Фото idmedina.ru

Они были счастливы в истинном смысле этого слова, так как могли ходить по той священной земле, где жили пророки трех религий, совершать молитву в той мечети, которая помнит самого Любимца Аллаха, утолить жажду водой из святого колодца. Находясь в Хиджазе, паломники, независимо от возраста и расы, гражданства и языка, чувствовали родство между собой, знакомились друг с другом, расширяли свой кругозор, представляя наглядным образом идею религиозного единства. Безусловно, хадж в Мекку и Медину был и является одним из действенных средств объединения последователей ислама разных стран в единую религиозно-политическую общину.

Стамбул, как много в этом звуке…

Обратная дорога, Джидда, Синайские горы, Порт-Саид и Стамбул…

Нужно отметить, что в хаджнаме довольно подробно рассказывается о пребывании паломников в Стамбуле. Это объясняется тем, что в Османской империи, чей султан считался халифом всех мусульман-суннитов, тюркоязычным российским подданным оказывали теплый прием. Как известно, Стамбул из века в век считался основным перевалочным пунктом для российских мусульман по пути в священные города Мекку и Медину. Здесь путники могли передохнуть после Черного моря, набраться новых физических и моральных сил для продолжения дальней дороги через пустыни и моря, а также запастись продуктами и водой.

Как видно из путевых записей, паломники, благополучно проходившие таможню, в Стамбуле устраивались в «ханах» — постоялых дворах или карвансараях. Но многие имели здесь также знакомых или родственников и останавливались у них. Паломники находились в Стамбуле самое малое неделю и не теряли времени впустую: вели оживленную торговлю, посещали наиболее интересные для мусульманина места. Многие считали своим долгом посещение (зийарат) мавзолеев святых, коих было довольно много в городе, мечетей. Но, прежде всего, всем хотелось увидеть реликвии пророка Мухаммеда (отпечаток ноги, одежду (хирка-и саадат) и его сподвижников (сахаба-и кирам). О них описывается почти во всех указанных произведениях.

Религиозные деятели с передовыми взглядами ходили в библиотеки Айасофия, Баязид, Фатих, в музей восковых фигур янычаров, в чудесный сад султана Абдулхамита, где много бассейнов, озер, лодок и автомобилей. Для купцов же настоящим музеем являлся «Чаршы кябир», большой базар, где продавалась всякая всячина, в том числе антиквариат, золото, серебро.

Мост через Золотой Рог в Стамбуле. Фото idmedina.ru

Скорей бы домой!

Чувство выполненного долга перед Всевышним, восторг от увиденного во время самого процесса хаджа в путевых записях постепенно сменялись невыносимой тоской по родным, с которыми уже не виделись четыре — шесть месяцев, усталостью и материальными затруднениями… Скорей бы домой! Сочинено немало грустных, проникновенных песен на эту тему в такие минуты паломниками, чувствовавших себя в «гурбат», то есть вдали от Отчизны. И само понятие «Родина» становилось шире для паломника: в начале пути оно больше означало родное село, волость и, может быть, уезд, но, побывав в Турции, Сирии, Египте, Аравии и других странах, в зависимости от выбранного маршрута, паломник из провинции начинал ощущать себя гражданином большой и сильной империи — России.

Например, Абульманих Каргалы (1782 — после 1833) из далекого Оренбуржья, приехавший в составе посольства Бухарского эмира в Константинополь, после того как совершил хадж, не смог долго удержаться на службе и уехал в родные края. В начале своего стихотворного «Саяхатнаме» (1817) он с гордостью сообщает о себе, что является гражданином «Московского государства», которое, по его наблюдениям, ни в чем не уступает тем странам, в которых он побывал. Поэт осмеливается даже критиковать османского султана, египетского эмира и арабского правителя за их различные недостатки в государственной политике.

Другой автор «Хаджнаме» (1872) Гали Чокрый (1826 — 1889), выходец из темного башкирского аула, также восхищается цивилизацией в Российской империи, сравнивает ее общественные порядки с порядками в странах, посетивших им, и ему кажутся удобными, чистыми и ухоженными вокзалы и порты именно в России. Поистине, чтобы узнать цену родной земли, нужно побывать в чужбине. Это доказывал себе почти каждый паломник…

Хаджнаме, как документальному, литературному, мемуарному и приключенческому жанру Востока, не грозит исчезновение. Пока жива мусульманская умма, ее будет вечно тянуть в Мекке-и-мукаррама (Благородная Мекка, – прим. ред.) и Медине-и-мунаввара (Лучезарная Медина, – прим. ред.). Каждый будет проходить и переживать путь на Святую Землю по-своему, потому что счастье всегда индивидуально. Это блаженное чувство, переживаемое паломником во время посещения родины Пророка, составляло и будет составлять основу тех произведений, которые именуют «хаджнаме».

Альфина Сибгатуллина
Справка

Альфина Тагировна Сибгатуллина — доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН (Москва).

  • В 1979 году с отличием окончила среднюю школу.
  • В 1984 году с отличием окончила Елабужский государственный педагогический институт (специальность: русский язык и литература, татарский язык и литература). Принята на кафедру русского языка.
  • В 1990 году в Институте языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова АН РТ защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Эволюция концепции личности в татарской поэзии XIX века».
  • В 2000 году в Казанском государственном университете защитила докторскую диссертацию на тему: «Суфизм в татарской литературе (истоки, тематика и жанровые особенности)».
  • В 2002 году присвоено ученое звание профессора.

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 14 сент
    ждем следующего года теперь
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Это чувство не передать, всеи хадж!
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    паломники странные люди, что им это дает непонятно, только трата денег
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    российские вокзалы отвратительны
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Патриоты тогда тоже были
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Это непередаваемые ощущения, когда ты прикасаешься к древним камням...
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Альфина Тагировна! Очень интересный цикл. Читала с огромным удовольствием. Привет от Вашей бывшей студентки.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии