Новости раздела

Проклятье джадидизма: как устроена история прогресса у мусульман России?

Заметки ученого о джадидах начала XX века

Проклятье джадидизма: как устроена история прогресса у мусульман России?

Колумнист «Реального времени» Альфрид Бустанов в авторской колонке рассуждает о таком явлении, как джадидизм. По мнению историка, разговоров об этом много, а хороших исследований мало. И большинство людей априори противопоставляют джадидизм и кадимизм, хотя разделение это весьма условно.

Опять джадиды?

Недавно я спросил в студенческой аудитории, какими темами интересуются мои слушатели. Двое сразу признались, что хотят изучать джадидизм.

Сложно найти более политизированную и всеобъемлющую мисконцепцию, чем рассказ о джадидизме – триумфальной борьбе просветителей за прогресс против отсталости, за секулярный мир против религиозного мракобесия, за новый журнал против старинной рукописи, за крутизну против скукоты. Историки и сами джадиды рассказывают нам, как в недрах изнемогавшего от невежества и темноты «традиционного» общества родились новые люди, смело шагнувшие навстречу передовой западной мысли в русских или османских переводах, приблизив тем самым неизбежную модернизацию и европеизацию общества. Гладко выбритый, в европейском костюме, шляпе и очках, заботящийся о пользе народа, хорошо говорит по-русски – таков идеальный прогрессист. В огромной чалме, бухарском халате и с остатками плова в бороде – проклятый традиционалист. Эти карикатуры волей-неволей встречаются читателям при знакомстве с историей мусульман России в начале XX века.

Нельзя сказать, что не предпринималось попыток сгладить эту карикатурность. Коллегами уже замечено, что школы, открывавшиеся джадидами, не так уж радикально отличались от их предполагаемых противников, а среди «чалмоносцев» были вполне просвещенные деятели. Тем не менее, по большому счету, джадидизм как рассказ о неизбежном прогрессе по-прежнему с нами, и яркое тому подтверждение – желание студентов изучать его, ориентироваться на него, противопоставлять его всему «отсталому».

Cпор джадидов с кадимистами, карикатура в журнале «Мулла Насретдин»

За последние несколько месяцев появился целый ряд важных книг и статей, в которых поднимается тема джадидизма. Кто-то из авторов повторяет старую мантру о великих реформаторах, убеждая себя в ее правоте не через анализ контекста, а через узнавание в материале устоявшихся догм. Кто-то, напротив, берет большую кувалду и разбивает вдребезги закостенелые представления о джадидах и «всех остальных». Мне кажется важным знать об этих дискуссиях и размышлять о них в том числе за пределами академического пространства, поскольку рассказ о джадидах очень сильно влияет на то, как в обществе воспринимается история мусульман и как она интерпретируется. Ниже я приведу некоторые идеи американского профессора Девина ДеВиза о джадидизме из его новой статьи и свои размышления по этому поводу.

Узнавание

Джадиды интересны тем, что они похожи на нас. Каждый, кто читает о них, видит что-то близкое и понятное. Иными словами, интерес к (воображаемому) исламскому реформизму объясняется не уникальностью местной культуры, ее особым языком и системой ценностей, а ее похожестью, близостью к европейским ценностям. Споры о громком зикре в рукописях на персидском языке или конкуренция между членами святых семейств за социальный статус кажутся невероятной экзотикой для читателя, не искушенного в исламоведении. А вот игра в театре, создание мусульманской фракции в Госдуме, непокрытые женщины на фотографиях, статьи на русском языке – это близко, понятно и доступно. Узнавание джадидов объясняет потрясающий дисбаланс в истории – мы не знаем о мусульманах в России практически ничего, кроме борьбы за реформу.

Получается, все, что было до джадидов – не имеет смысла, это период темноты и невежества, в котором вынужденно пребывали мусульмане, без конца зубрившие богословские тексты, не понимая в них ни буквы. Как точно замечает Девин ДеВиз, действительно, в этом «царстве тьмы» нет ничего интересного, кроме гор неисследованных текстов, где запечатлены голоса «всех остальных», кто жил до, одновременно и после джадидов, не замечая, поддерживая или яростно критикуя их.

Ножницы истории

Принято считать, что джадиды принесли с собой что-то совершенно новое и разительно отличались от современного им окружения и их предшественников. Такой фокус на новизне в поиске прогресса полностью изолирует тех, кого мы называем джадидами, от любого контекста, как временного, так и пространственного. Даже их противники, традиционалисты, становятся нам интересны лишь тогда, когда они вступают в полемику с джадидами. Во всех других случаях традиционалисты погружаются во тьму безвестности и ненужности для истории. Не спасает и «альтернативная» позиция, что-то вроде научной поддержки традиционалистов – в таком случае на сотни фотографий девушек без платков в Интернет выкладываются фото другой сотни девушек уже в платках. Счет 1:1.

Письмо имамов Бирского уезда против джадидов

В этом месте разумно сказать, что помимо джадидских и национальных ножниц в истории мусульман России есть еще ножницы имперские или государственные. До появления джадидов мы обычно слышим только две важные даты – 1552 и 1789. Взятие Казани и открытие Оренбургского магометанского собрания. Между этими событиями – огромный провал, заполняемый знакомыми темно-серыми тонами до тех пор, пока не появляется свеча просвещения, зажженная сначала Екатериной Второй, а потом джадидами. И это не только проблема источников (их и правда немного), но в большей степени проблема угла зрения.

«Не похожий на тебя, не похожий на меня…»

Разговоры о джадидизме – это всегда обсуждение настоящего и будущего, нежели прошлого. Это надежда на особый путь модернизации, прерванный большевиками. Некоторые люди даже напрямую ассоциируют себя с джадидами, встраивая себя в черно-белый мир прогресса и стагнации. Чего, например, стоят полные насилия спектакли, высмеивающие религиозную отсталость традиционалистов, повергающие в ужас неподготовленных студентов. Хотя полностью разрушить мифы о джадидизме не получится, потому что они прочно вплетены в ткань национальных идеологий, размышлять о мире вне джадидизма – вполне перспективно, тем более что в нашем распоряжении оказываются очень внимательные исследования о ростках прогресса в дореволюционном татарском обществе, в частности шикарно изданная книга Лилии Габдрафиковой.

Но главное препятствие на пути к пересмотру джадидского наследия – это ограниченность наших знаний. Это отсутствие легкодоступных оцифрованных образцов устной культуры и письменных текстов (даже поэма Кул Гали «Кысса-йи Йусуф» не доступна в арабографическом оригинале с функцией поиска). Да, тексты не расскажут нам всей истории, и глупо полагаться только на случайно зафиксированную информацию. Но что-то мне подсказывает, что сотни тысяч поэтических строк в татарских рукописях помогут несколько расширить наши представления о том мире, в котором жили мусульмане России на протяжении последних столетий. Тогда, может быть, удастся лучше понять себя настоящего, чем себя, вечно похожего на кого-то еще.

Альфрид Бустанов, иллюстрации предоставлены автором
Справка

Альфрид Бустанов — профессор компании ТАИФ по истории исламских народов в России, Европейский университет в Санкт-Петербурге.

  • Научная степень: доктор философии (Ph.D., Амстердамский университет).
  • Исследовательские интересы: история ислама в Северной Евразии, востоковедение в России и Советском Союзе, татарская история и литература.
  • С отличием окончил Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского (факультет истории) в 2009 г. и аспирантуру на кафедре восточноевропейских исследований Амстердамского университета в 2013 г.
  • Автор пяти монографий на русском, татарском и английском языках и около 40 научных статей.

Новости партнеров

комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 13 июн
    забавная карикатура:)
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    В татарской историографии сложилось, на мой взгляд, крайне однобокое восприятие кадимистов как своеобразных средневековых мракобесов, а их оппоненты - джадидисты - рисуются как сторонники прогресса. Но что это за прогресс? Вот Габдулла Тукай и его приятель-событульник Фатих Амирхан - типичный пример джадидистов своего времени. Но что это значило и во что выливалось: это свобода нравов, добрачный секс, желание курить, светский образ жизни. Хорошо ли это? Кадимисты как раз против этого выступали, поскольку выступали в роли апологетов нравственности и морали.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    я тоже считаю, что не надо ничего нового выдумывать, все уже придумано, надо только достойно этим пользоваться. а все эти новые течения совершенно ни к чему хорошему не приведут
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Ничего необычного для татарской истории здесь нет. Слишком много сил работало, чтобы стереть татарскую историю, в том числе и духовную. Поэтому джадистам было легко идти победным маршем до поры-времени-до гражданской войны в России. А гражданская война сравняла и сровняла всех.
    Также футуристы в Питере и Москве хотели скинуть "с палубы истории" и Пушкина, и других великих поэтов. А по сути скинули себя в море пучины.
    А для настоящего ученого есть огромное поле деятельности для восстановления истины, воссоздания истинной картины, с установлением масштаба величин: кто есть кто-с их влиянием на события.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    роящий яму другому упадет в нее сам, там было во все времена. созидать надо, а не идти по головам
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Сегодня востребованы опыт и ученость кадимистов,чем конформизм и пустословие джадистов в вопросах истории татар и ислама на Волге.
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Мне кажется, что в итоге идеи джадистов победили, пусть и опосредованно с помощью большевиков. Мусульманин в современном Татарстане гладко выбрит и цивильно одет. А бухарские халаты остались в далеком прошлом.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    не все их идеи победили, только некоторые
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    К чему это все?
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Джадидизм у татар фактически вел к "хакимовщине" (евроислам по Рафаэлю Хакимову), которую можно назвать еще секулярном исламом, т.е. намазы и прочие обряды - долой, достаточно просто себя именовать мусульманином, вести светский образ жизни (с употреблением алкоголя и добрачного секса), а религиозные обряды выполнять только в виде никаха, имянаречение ребенка, похорон с поминками и может быть одного меджлиса на дому с приглашением муллы/абыстай с поеданием губадьи и перемечей. Значительная масса татар так и живет. Джадидизм рано или поздно привел бы к евроисламу. А кадимизм как раз был за консерватизм с бородами, намазами и халатами.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    Кадимизм ушел, так как ушло его время. Никакой джадид не победил бы, если бы не логика исторического процесса. Да и вряд ли можно говорить о чьей-то победе. В те времена не было чистых кадимистов или джадидов. Об этом кажется хотел сказать автор, хотя мог бы более ясно изложить свои мысли, чтобы не вызывать радостные отклики современных ортодоксов.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    в чем "логика исторического процесса"? в том, что поставили в итоге всех к стенке?
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    По описанию евроислам очень похож на ислам в Татарстане. По крайней мере, мои знакомые мусульмане именно так себя и ведут.
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Татарские большевики - это ведь тоже джадиды. Хусаин Ямашев, Мулланур Вахитов, Султан-Галеев, Саид-Галеев - разве они не были выпускниками джадидистских медресе? Джадидизм неизбежно вел к атеизму, причем воинствующему. Джадидист Тукай в своих стихах обливал грязью духовенство, которое в своей массе было кадимистским (консервативным). Следующий шаг от обличения духовенства - это борьба с духовенством. А потому джадидизм - это предтече воинствующего атеизма у татар. Ну а то, что некоторые из джадидов пострадали от большевиков, так это неизбежные издержки при любом революционном процессе.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    Это уже надоевшие стереотипы. Не надо путать питомцев джадидских медресе и выпускников различных русско-татарских училищ и учительских школ. Тукай и Амирхан не были джадидами, они их терпеть не могли. Поэтому в стихах Тукая сильно достается и лидерам джадидизма.
    О каком атеизме можно вести речь, когда обращаешься к трудам и опыту жизни Г.Баруди, Р.Фахретдина, Х.Габаши, М.Бигиева, Н.Тюнтяри. Они были истовыми мусульманами, не мыслившими национальной жизни без Ислама. У них были тысячи сподвижников в сельских аулах и при советской власти они первыми попали под репрессии как религиозные мракобесы.
    Ответить
  • Анонимно 14 июн
    Габдулла Тукай не зрелый какой-то был поэт, молодой что-ли.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии