Новости раздела

Экс-депутату Госдумы Бариеву грозят переселением из дома на «казанской Рублевке»

Кредиторы хотят забрать его особняк в Боровом Матюшино в конкурсную массу, а ему подобрать жилье там же поскромнее

Экс-депутату Госдумы Бариеву грозят переселением из дома на «казанской Рублевке»
Фото: youtube.com

Как стало известно «Реальному времени», проходящему через процедуру личного банкротства бывшему министру спорта Татарстана и депутату Госдумы Марату Бариеву грозит потеря жилого дома в Боровом Матюшино. АСВ, как конкурный управляющий ТФБ, добилось отмены ранее принятого судом решения об исключении из его конкурсной массы особняка площадью свыше 209 «квадратов», оцениваемого в 20 млн рублей. Этот дом на «казанской Рублевке» подпадал под исполнительский иммунитет как единственно пригодный для проживания экс-чиновника и его семьи. Однако управляющий ТФБ, а он в банкротном деле парламентария мажоритарный кредитор, посчитал, что тем самым из конкурсной массы VIP-должника было выведено единственное ликвидное имущество. Собрание кредиторов согласилось выделить на покупку замещающего жилья для Бариевых до 3 млн рублей. Эксперты «Реального времени» полагают, что за эту сумму в столь престижном поселке можно приобрести разве что «избушку, каковых там уже давно нет». Возможно, именно поэтому экс-парламентарию удалось оспорить эту сумму в суде первой инстанции.

Решение собрания кредиторов отменить

Арбитражный суд Татарстана частично удовлетворил заявление проходящего ныне процедуру личного банкротства бывшего министра спорта республики и депутата Госдумы Марата Бариева. Причина для его заявления была весомой. Дело в том, что кредиторы вознамерились выселить его из дома в Боровом Матюшино. Бариев, занимавший высокие посты, судя по документам, постоянно живет на «казанской Рублевке». Там у него довольно просторный, если судить по квадратуре, дом: свыше 209 кв. м. Еще недавно ситуация в этом плане казалась благополучной. По решению суда коттедж был исключен из конкурсной массы VIP-банкрота как единственное пригодное для проживания должника и членов его семьи жилье.

Вообще-то, у народного избранника в ходе процедуры банкротства описали два дома: в деревнях Вороновке (площадью в 62,5 кв. м) и Матюшино (209,4 кв. м) Лаишевского района, и два земельных участка там же (в 1,5 тыс. квадратных метров и 338 «квадратов»). Однако меньшее по площади жилье, как проинформировал суд сам должник, представляло собой недострой. То есть для постоянного проживания он не пригоден. Оставался единственный вариант: дом в Боровом Матюшино. Однако ситуация осложнялась тем, что вся эта недвижимость на тот момент находилась в залоге у «Энергобанка».

Марата Мансуровича выручила дочь Лилия. Она выкупила долг главы семьи в размере 7 млн рублей (по некоторым данным, это был кредит на ремонт дома) у этой кредитной организации. Как сотрудник базирующейся в Лозанне (Швейцария) Международной федерации студенческого спорта FISU (с 1 июля 2014 года трудится там в должности директора по образованию и развитию с годовым заработком 122 632 швейцарских франка) вполне могла себе позволить. Затем она подала ходатайство о процессуальном правопреемстве («Энергобанк» был включен с этой суммой в реестр) и отказалась от притязаний на имущество Бариева-старшего.

Бывший народный избранник подал заявление об исключении своего дома вместе с земельным участком из конкурсной массы. Фото: Максим Платонов

Бывший народный избранник подал заявление об исключении своего дома вместе с земельным участком из конкурсной массы в самом начале 2021 года. Арбитражный суд Татарстана пошел в этом вопросе навстречу должнику. Одиннадцатый Арбитражный апелляционный суд не нашел в этом ничего противозаконного. Однако АСВ подало кассационную жалобу на «вердикты» двух судебных инстанций. «Конкурсник» ТФБ отмечал, что стоимость недвижимости составляет больше 20 млн рублей, ввиду чего ее исключение из конкурсной массы «существенно нарушает права конкурсных кредиторов должника». В результате этот обособленный спор был направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«Многократно превышает установленную норму»

Как сообщили «Реальному времени» в пресс-службе АСВ, оно, как конкурсный управляющий «Татфондбанка», «проводит полный комплекс предусмотренных законом мероприятий, направленных на пополнение конкурсной массы» этой кредитной организации. В рассматриваемом случае «должник хотел исключить из нее «как единственное жилье дом общей площадью 209,4 квадратного метра». Банк выступал против вывода «единственного ликвидного имущества, за счет которого могли быть частично удовлетворены требования кредиторов Бариева М.М.».

В пресс-службе АСВ признают, что в российском законодательстве «не закреплено понятие роскошного жилья. Однако сложившаяся судебная практика предусматривает возможность ограничения запрета на обращение взыскания на единственное жилье должника и изменение жилищных условий должника и членов его семьи». Банк считает, говорится в ответе «Реальному времени», что с учетом федерального стандарта социальной нормы площади жилья (составляет 18 кв. м на одного члена семьи) площадь дома в 209 кв. м для проживания двух человек (Бариева М.М. и Бариевой Р.Р.) «многократно превышает установленную норму».

В материалах арбитражного дела говорится, что представитель агентства заявил о готовности приобрести экс-чиновнику замещающее жилье. Собрание кредиторов бывшего чиновника уже даже определилось с затратами на этот счет: оно готово выделить из конкурсной массы не больше 3 млн рублей.

В материалах арбитражного дела говорится, что представитель агентства заявил о готовности приобрести экс-чиновнику замещающее жилье. Фото: asv.org.ru

«Я на перепутье: как решить эту проблему?»

— Другой вопрос — поиски замещающего жилья с учетом того, что в Матюшино домов по такой цене нет, — рассказала «Реальному времени», тяжело вздохнув, финансовый управляющий Бариева Людмила Матвеева.

Почему именно эта сумма? Управляющий говорит, что «так решил «Татфондбанк», детали не объяснил. Однако ей известно, что, «вообще, это оценочный вопрос. Как и параметры роскошного жилья». По данным пресс-службы АСВ, эта сумма «была определена экспертным методом на основании анализа предложений в сети интернет о продаже недвижимого имущества в том же поселении».

— Исполнять решение кредиторов предстоит мне. 16 марта как раз будет рассматриваться вопрос по жилью, куда я, собственно говоря, должна представить хоть какую-то информацию. Сказать, что я в Матюшино поискала и нашла или не нашла. Я на перепутье: как решить эту проблему? — призналась она.

Матвеева, конечно же, в курсе, что буквально на днях решение о трех миллионах суд отменил. При этом, по ее словам, угроза потери дома для Бариева сохраняется. Она также сообщила, что особняк экс-парламентария на улице Прибрежной еще будет оценивать независимый оценщик «для того, чтобы четко понять его стоимость». Как выяснилось, фигурирующая в материалах дела цена в 20 млн рублей была названа не АСВ. «Это я в свое время делала заключение об оценке, когда сформировывала конкурсную массу. Тогда дом еще был в залоге у «Энергобанка», — уточнила финансовый управляющий.

По информации Матвеевой, дом в Матюшино полностью оформлен на Марата Мансуровича, хотя у них с женой в Лаишевском районном суде состоялся раздел имущества. Но, насколько ей известно, они не оформляли переход права собственности. Можно ли продать половину дома, если эта процедура все же пройдет? «За рубль — можно», — заметила Матвеева, добавив, что «это в целом очень сложная история, потому что практики совсем мало». Тем не менее она полна решимости: «Будем ее формировать».

«Там только земля стоит не меньше миллиона рублей за сотку»

Гендиректор казанского агентства недвижимости «Валери» Валерий Абсалямов считает, что это «однозначно невыполнимая задача».

— В Матюшино другой уровень цен, — говорит он. — За такую стоимость это может быть только избушка, да и то ее еще надо найти.

Второй вопрос, по его словам, — это наличие удобств. Абсалямов полагает, что «можно начинать искать от 6—8 млн рублей. Но и то жилье будет не вполне хорошее». К тому же, по его информации, в этом престижном месте если и продают, то большие дома.

С коллегой согласен и экс-президент Гильдии риелторов Татарстана Андрей Савельев:

— За озвученную сумму в Боровом ничего не купишь. Там только земля стоит не меньше миллиона рублей за сотку. Минимальный участок под дом — четыре сотки. То есть на такой лимит даже его не приобретешь.

Что касается цены замещающего жилья, он был еще более категоричен. По мнению собеседника «Реального времени», для этих целей «надо выделять 20—25 миллионов рублей, не меньше». Риелтор говорит, что «халуп в этом районе уже практически не осталось» и «даже если и отыщут старый домик маленькой площади 1950-х годов постройки, земля под ним все равно обойдется дороже выделяемой суммы».

— У нас сейчас вообще нигде за 3 миллиона рублей не купишь нормальный дом: ни в Казани, ни в пригороде, — резюмирует он. — Только что-то на удалении 40—50 километров. Боровое Матюшино, во-первых, гораздо ближе. Во-вторых, это достаточно изысканное и дорогое место. В лучшем случае за эту сумму можно приобрести сносное жилье где-нибудь в Пестрецах.

Как экс-парламентарий оказался в долговой яме

Как ранее рассказывало «Реальное время», Арбитражный суд РТ признал некогда именитого чиновника и парламентария банкротом и ввел процедуру реализации его имущества незадолго до наступления нового, 2021 года. Сумма долга была обозначена в 264,136 млн рублей. Причем он был предъявлен Марату Мансуровичу как поручителю по кредиту некоего ООО «Зайнап».

Ранее Бариев рассказывал, что эти обстоятельства действительно имели место несколько лет назад. Он не предполагал, что в итоге отвечать по этим долгам придется именно ему. Но с крахом «Татфондбанка» его конкурсный управляющий провел ревизию всех ранее выданных кредитов. Всплыл и заем, полученный этой компанией с женским именем. Экс-чиновник тогда пояснял, что сам кредит якобы составлял 105 млн рублей (по другим данным, 130 млн). Больше половины предъявленной ему впоследствии суммы составили пени и штрафы.

Впоследствии стало известно, что тяжба по поводу кредитов ООО «Зайнап», за которые Бариев лично поручился еще в 2014—2015 годах, не один год длилась в Вахитовском райсуде Казани, пока не завершилась в апреле 2018 года мировым соглашением. Его участниками стали ТФБ, «Зайнап», ООО «УК «Бугорос» (еще один поручитель, считавшийся близким к ТФБ), супруги Бариевы и Гузель Саттарова. Для ответчиков прописали рассрочку выплат по двум кредитным договорам. Бариева тогда предоставила в обеспечение свою квартиру площадью 174,4 кв. м, а Саттарова — даже две (в 64 и 60 «квадратов»). Но это мировое по каким-то причинам исполнить не удалось.

Во всех трех заявлениях в качестве третьего лица было указано ООО «Зайнап», банкротства которого также требовал «Татфондбанк». Фото: realnoevremya.ru

Впервые ТФБ в лице госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» подал на банкротство бывшего министра спорта Татарстана еще 10 января 2019 года на основании задолженности в 216,5 млн рублей. Иски на такую же сумму тогда «прилетели» от ТФБ (АСВ) также супруге парламентария Резиде Бариевой и Гузели Саттаровой. Во всех трех заявлениях в качестве третьего лица было указано ООО «Зайнап», банкротства которого также требовал «Татфондбанк». Но уже спустя неделю эти заявления были отозваны. Как оказалось, не навсегда.

23 октября того же года банкротный иск к Бариеву был зарегистрирован повторно. В реестре кредиторов бывшего народного избранника, помимо ТФБ, к тому моменту также значились «Энергобанк» и ВТБ. Финансовый управляющий Марата Бариева Людмила Матвеева, проанализировав финансовое состояние своего «подопечного», пришла к выводу, что он не располагает такими доходами, чтобы расплатиться по предъявленным ему долгам. Только на покрытие суммы основного долга в 79,8 млн рублей на протяжении трех лет он должен был бы каждый месяц вносить по 2,2 миллиона.

Судились, судились и отступились

Попытки переселить VIP-банкрота в Татарстане из просторного и комфортного дома в более скромный ради большего удовлетворения требований кредиторов предпринимаются не впервые. Самым известным благодаря СМИ стал случай с Ринатом Губайдуллиным. «Реальное время» также сообщало, как кредиторы несколько лет охотились за особняком в 800 с лишним «квадратов» в Адмиралтейской слободе Казани создателя агрохолдинга «Золотой колос» и бывшего депутата Госдумы.

Напомним, что Ринат Шайхуллович еще в самом начале 2018 года пытался добиться исключения своего особняка на берегу Казанки из конкурсной массы. Обоснование было одно: это единственное жилье для него и членов его семьи. Но этому воспротивились кредиторы. В частности, банк «Зенит» придерживался мнения, что к столь роскошным хоромам (трехэтажный особняк с черепичной крышей и огромными лоджиями, отгороженный от Казанки бетонной стеной) не может быть применен иммунитет. Кадастровая стоимость дома превышала 25 млн рублей, еще 3,5 млн стоил сам земельный участок. Кредитор считал, что именитый банкрот вместе с домочадцами мог бы приобрести себе менее претенциозное и более близкое к существующим нормативам жилье.

Ринат Шайхуллович еще в самом начале 2018 года пытался добиться исключения своего особняка на берегу Казанки из конкурсной массы. Фото: google.com/maps

Тем не менее татарстанский арбитраж сохранил дом за Губайдуллиным. С ним согласился и апелляционный суд. Служители Фемиды констатировали, что «действующим законодательством не определены пределы действия исполнительского иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания».

Кредиторы не хотели мириться с поражением. И в ноябре 2018 года Арбитражный суд Поволжского округа отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Он отмечал, что судьи, вынося решение, не учли «очевидное превышение характеристик спорного жилого помещения над разумно достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище». Губайдуллин подал жалобу в Верховный суд РФ. Но тот отказал в передаче жалобы в судебную коллегию по экономическим спорам.

Однако в итоге 11 октября 2021 года Арбитражный суд РТ принял отказ финансового управляющего Губайдуллина Евгения Борисова от своего ранее заявленного ходатайства о разрешении разногласий между ним, должником и кредитором — ПАО «Банк Зенит». Камнем преткновения между ними как раз и был упомянутый особняк на улице Сардара Ваисова, 15 в Казани и земельный участок в 1,5 тыс. «квадратов» под ним.

Вопрос заключался в одном: включать или нет этот дом в конкурсную массу. Сам экс-депутат, понятное дело, был за то, чтобы исключить. Банк, напротив, за то, чтобы он пополнил собой конкурсную массу. Борисов же выступал скорее в роли третейского судьи. В материалах арбитража говорится о том, что финансовый управляющий объяснил отказ от ходатайства тем, что теперь у банка «Зенит» нет возражений по поводу исключения упомянутой недвижимости из конкурсной массы должника. А значит, нет и каких-либо разногласий в этом вопросе. Это обстоятельство подтвердил и представитель самой кредитной организации. Банк «Зенит» тогда не пояснил «Реальному времени», почему изменил свою позицию после почти четырехлетней тяжбы.

Возможно, свою роль сыграло то обстоятельство, что супруга бывшего народного избранника подала на раздел совместно нажитого имущества. И ходатайство Ландыш Губайдуллиной было частично удовлетворено: за ней было признано право собственности на 1/2 доли коттеджа в Адмиралтейской слободе и участка. Между тем на практике часть дома можно продать лишь с большим дисконтом, да и то родственному с их владельцем лицу или компании.

Любовь Шебалова
НедвижимостьЭкономикаОбщество Татарстан Банк ЗенитТатфондбанкБариев Марат МансуровичАрбитражный суд Республики ТатарстанГубайдуллин Ринат Шайхуллович

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 21 фев
    Разумное решение.
    За всё в этом мире надо "платить".
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Как обычный мелкий чиновник, "слуга народа", мог построить особняк за 20 миллионов рублей?
    Реальная стоимость особняка, наверняка, гораздо выше.
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    да, если честно работать, такие дома не построить. Много вопросов конечно.
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    50 метровая водоохранная зона реки на снимке нарушена,все строения сносить надо по закону.
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    А разве жена не отвечает по долгам мужа?
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    отчет об оценке и фотографии есть в открытых источниках на сайте реестра банкротства, площадь участка 3 сотки, дом старенький. Удивительно что имея такие должности хоромы или хотя бы особняк себе не построил. ожидал большего
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    20 миллионов это для Вас "мелочь"???
    Для мелкого чиновника?
    Однако.
    Ответить
    Анонимно 21 фев
    Там по фото обычный дом из сруба не новый. Никаких 20 млн он не стоит. Максимум 10-12. И то из-за того, что это матюшино
    Ответить
  • Анонимно 21 фев
    Нет мира и счастья под черепичными крышами. Да так и должно быть.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии