Новости раздела

За сожженных несушек «Деревенька» отсудила компенсацию в 100 миллионов

Суд установил: «Нет никаких доказательств, что вирус начал распространяться с птицекомплекса», куры могли погибнуть из-за эпидемии в районе

За сожженных несушек «Деревенька» отсудила компенсацию в 100 миллионов
Фото: ko-ko.ru

Как стало известно «Реальному времени», птицекомплексу «Лаишевский», которому после нескольких лет тяжбы с главным управлением ветеринарии РТ было полностью отказано в компенсации ущерба за уничтоженное из-за эпидемии птичьего гриппа поголовье кур, удалось добиться сатисфакции в суде апелляционной инстанции. Согласно его постановлению, предприятие вправе претендовать на возмещение почти 100 млн рублей из республиканской казны. Что же касается представленного ранее в суд «компромата» Россельхознадзора, все было не совсем так, как представлено в документах: грубой неосторожности в своей работе птицефабрика не допускала. Суд также констатировал, что нет никаких доказательств того, что вирус начал распространяться с ее территории: причиной массового мора несушек могла стать эпидемия, которая на тот момент уже бушевала в районе.

Лаишевские птичники не сдаются

Птицекомплекс «Лаишевский», который уже несколько лет ведет тяжбу с главным управлением ветеринарии РТ по поводу компенсации ущерба за уничтоженное из-за птичьего гриппа поголовье кур, добился отмены «отказного» решения Арбитражного суда РТ.

Это предприятие связывали с бизнесменом из Омска Виктором Пашкеевым (владел им с ноября 2009 года, в 2017 году капитал «Лаишевского» был оформлен на Наталью Пашкееву). Оно выпускало продукцию под маркой «Деревенька» и было одним из крупных сельскохозяйственных птицеводческих предприятий в Татарстане. «Лаишевский» производил до 130 млн куриного яйца в год. Продукция реализовывалась во всех крупных торговых сетях республики.

Но с 12 по 24 мая 2017 года в этом хозяйстве из-за вспыхнувшей эпидемии было уничтожено все 450 тыс. несушек, яйца и другие продукты животноводства. В таких случаях государство компенсирует хозяйствам потери. Но татарстанские ветеринары придерживались мнения, что владельцы «Лаишевского» не могут рассчитывать на возмещение ущерба (для последних же этот вопрос был не праздным еще и потому, что после случившегося они продали «куриный» бизнес в Татарстане). Суд признавал обратное, и по сути спор свелся лишь к размеру убытков, по поводу которого у сторон были разночтения.

Однако, суд кассационной инстанции в конце прошлого года рекомендовал нижестоящим инстанциям копнуть куриное дело поглубже: выяснить, не имела ли место в этом случае «грубая неосторожность потерпевшего».

И в мае этого года татарстанский арбитраж при повторном рассмотрении дела вынес сенсационное решение. Птицекомплексу вменили длительные нарушения ветеринарных правил в 2016—2017 годах.

В результате «Лаишевский», который бился лишь за размер ущерба, полагая, что ему недосчитали 50 млн рублей, вообще лишили компенсации.

В решении суда содержалась отсылка к статье 1083 ГК РФ, согласно которой права владельцев животных и продукции животноводства на возмещение ущерба в результате их уничтожения по причине эпидемии «могут быть ограничены». В частности, при грубой неосторожности размер компенсации должен быть уменьшен или же в возмещении вреда может быть и вовсе отказано. Именно это птицефабрике и вменили.

В мае 2017 года в хозяйстве из-за вспыхнувшей эпидемии было уничтожено все 450 тыс. несушек, яйца и другие продукты животноводства. Фото: ko-ko.ru

Помет не вывозился годами, кустарники разрослись…

Дело в том, что при новом рассмотрении дела в качестве третьего лица привлекли Управление Россельхознадзора по РТ. Оно проинформировало суд о том, что 10 мая 2017 года (в разгар эпидемии), наведавшись в птицекомлекс «Лаишевский» с проверкой, нашло там нарушения ветеринарных правил. Так, дезинфицирующий раствор, которым был наполнен въездной дезбарьер, в холодное время года не подогревался. Общий санитарный пропускник вообще не был предусмотрен.

На территории птицекомплекса были замечены голуби и воробьи — больше всего их скопилось в районе кормового цеха. Сама птицефабрика была замусорена строительными отходами и на ее территории разрослись деревья, кустарники и многолетние сорняки, где гнездились водоплавающие и прочие дикие пернатые. Дороги не были промаркированы по принципу «чистые — грязные», не было типовых пометохранилищ. Проверяющие сделали вывод, что за последние 8—10 лет птичий помет практически никуда не вывозился. Зачастую вместе с ним выбрасывались остатки скорлупы куриных яиц. Задние навозные ворота не были оснащены дезбарьером, а корма не подвергались термической или химической обработке.

Руководство «Лаишевского» также обвиняли в том, что оно своевременно не проинформировало ветеринарную службу о все возрастающем падеже кур. 17 мая птицекомплексу выдали предписание: все исправить. Вместе с тем за выявленные нарушения было решено его оштрафовать. Но предприятию Пашкеевых удалось оспорить постановление Управления Россельхознадзора.

Проверяющие сделали вывод, что за последние 8—10 лет птичий помет практически никуда не вывозился. Фото: ko-ko.ru

Ущерб возник по вине самого истца

В решении татарстанского арбитража отмечалось, что это обстоятельство тем не менее «не свидетельствует об отсутствии вины общества в нарушении ветеринарно-санитарных правил». К тому же, оно все же нашло отражение в решении судов общей юрисдикции. В частности, при рассмотрении в Лаишевском райсуде иска все того же Россельхознадзора к «Лаишевскому» с требованием уничтожить корма (26 сентября 2017 года был удовлетворен в полном объеме и «устоял» в последующих инстанциях). Тогда был оглашен акт проверки от 2 июня 2017 года, проведенной в связи с карантином по птичьему гриппу. В нем были упомянуты практически все ранее перечисленные изъяны. А доступ дикой птицы на территорию предприятия, в том числе в помещения кормоцеха, подтверждался фотоснимками. За то, что скрыли внезапный падеж птицы 3—7 мая, были оштрафованы директор и ветврач.

Суд отметил «длительный характер и выраженность нарушений», допущенных птицекомплексом в 2016—2017 годах. И констатировал, что «Лаишевский» не принимал обязательных мер для биологической защиты птицефабрики — это и привело к возникновению очага птичьего гриппа на территории предприятия. Иначе говоря, ущерб возник по вине самого птицекомплекса.

А несоблюдение «Лаишевским» ветеринарных правил и пренебрежительное отношение к своим обязанностям свидетельствуют уже о «грубой неосторожности, что исключает возможность безусловного возмещения вреда». При таких обстоятельствах иск птицекомлекса, все поголовье несушек которого, а также яйца и другие продукты птицеводства были преданы огню, удовлетворению не подлежит.

Грубой неосторожности не было

16 ноября Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрел жалобу лаишевских птичников на без преувеличения сенсационное решение Арбитражного суда РТ от 5 мая этого года. Компания Пашкеевых ссылалась на то, что и при новом рассмотрении спора суд первой инстанции не полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела. В частности, не учел, что в ходе судебного разбирательства птицекомплекс «Лаишевский» опроверг доводы Управления по поводу тех нарушений, в которых его обвиняли.

К примеру, проверяющие отмечали, что на предприятии не предусмотрен санитарный пропускник, но птицефабрика представила в суд свидетельство о праве собственности на этот объект от 16 февраля 2016 года. Был прокомментирован и тот факт, что въездной барьер в рабочем состоянии, но без навеса: в приказе министерства сельского хозяйства РФ от 3 апреля 2006 года №104, на который и ссылался Россельхознадзор, такого требования нет.

Грубой неосторожности в действиях лаишевских птичников не было

Не согласился птицекомплекс и с утверждением о том, что у него нет типовых пометохранилищ, по причине чего последние 8—10 лет птичий помет практически никуда не вывозился. В соответствии с уже упомянутым приказом Минсельхоза РФ пометохранилище размещают на расстоянии не менее 300 метров от птицеводческих помещений. Как пояснил представитель «Лаишевского», он использует типовое пометохранилище площадью 4,6 тыс. квадратных метров. Оно находится в собственности, все подтверждающие документы (свидетельство о праве собственности и разрешение на ввод в эксплуатацию) в наличии. На вывоз птичьего помета заключен договор с КФХ Саетова.

Истец также просил учесть, что директор птицекомлекса был привлечен к ответственности по статье 10.7. КОАП РФ за несвоевременное уведомление ветеринарной службы о ежедневно увеличивающейся гибели поголовья птиц. Вообще же падеж животных здесь не скрывали.

В своем постановлении арбитражный суд кассационной инстанции прямо указал: «Что касается вмененных ООО «Птицекомплекс «Лаишевский» административных правонарушений, то общество доказало их отсутствие». Как вывод, грубой неосторожности в действиях лаишевских птичников не было.

Сначала вирус нашли в запечатанных мешках с кормами

Апелляционный суд также принял во внимание тот факт, что согласно материалам дела, распространение птичьего гриппа началось еще в 2016 году. Тогда вирус выявили у диких уток. Это привело к тому, что в 2017 году птичий грипп распространился на всей территории Лаишевского район. Что же касается птицекомплекса «Лаишевский», то если верить определению судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РТ от 11 января 2019 года первоначально вирус гриппа был выявлен в запечатанных мешках с кормами, которые хранились на его территории.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд констатировал, что «причинно-следственная связь между выявлением вируса в кормах на территории птицекомплекса и его распространением на всей территории республики не доказана». И в материалах дела нет доказательства того, что вирус начал распространяться именно с «Лаишевского» и по его вине.

А предписание от 17 мая 2017 года, согласно которому предприятие Пашкеевых обязали уничтожить корма, было выдано уже после того, как уничтожили зараженную птицу: это никак не может свидетельствовать о грубой неосторожности. К тому же у оказавшейся в очаге птичьего гриппа птицефабрики был заключен договор об оказании ветеринарных услуг с ГБУ «Лаишевское районное государственное ветеринарное объединение». Последнее взялось проводить ветеринарно-санитарную экспертизу продовольственного сырья и пищевых продуктов заказчика.

Апелляционный суд пришел к выводу, что до момента возникновения птичьего гриппа предприятие не нарушало ветеринарные нормы и правила, которые имели бы далеко идущие последствия

Договор был заключен на 2016 год с последующей пролонгацией. Местные ветеринары находились на птицефабрике ежедневно, проводили исследования производимой продукции (отбор проб, радиологические, токсикологические, микробиологические и другие исследования), консультировали предприятие, проверяли соблюдение им ветеринарных норм и правил и т. д. Эти услуги были возмездными, все платежки «Лаишевский» приложил. Последний, как выяснилось, платил не только за ветеринарное обслуживание, но и за ветеринарные свидетельства. При этом единственным учредителем Лаишевского райветобъединения было главное управление ветеринарии.

Апелляционный суд пришел к выводу, что до момента возникновения птичьего гриппа предприятие не нарушало ветеринарные нормы и правила, которые имели бы столь далеко идущие последствия, как повсеместное распространение этой заразы. Хотя, как напомнил он, закон о ветеринарии и правила №310 не предусматривают учета вины собственника при возмещении ущерба, причиненного ему в результате уничтожения заболевших животных. Судебная коллегия отклонила и довод о том, что охваченное эпидемией предприятие не своевременно уведомило Россельхознадзор о внезапном падеже птицы.

Убытки должны быть возмещены

В результате Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в Самаре констатировал, что птицекомлексу «Лаишевский» однозначно должны быть возмещены убытки от потери птицы, яиц и кормов. В случаях эпидемий, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению госорганов может быть изъято у собственника с выплатой ему стоимости имущества, говорится в статье 242 ГК РФ. То же самое декларируется и в статье 19 закона «О ветеринарии».

Само предприятие, как известно, оценивало свои потери в 148,002 млн рублей, ссылаясь на заключение ООО «АФ «Аудитцентр». Судебная экспертиза дала другой ответ: 96,9 млн. По результатам дополнительной экспертизы в феврале прошлого года (тогда учли возраст погибших кур) эта цифра чуть возросла, кроме того, к ней добавились 524,5 тыс. рублей убытков от уничтожения яйца.

Истец, судя по всему, не полностью разделял выводы экспертов (напомним, первоначальная внесудебная экспертиза показала, что размер ущерба больше на 50 млн) и просил о новой оценке.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в Самаре констатировал, что птицекомлексу «Лаишевский» однозначно должны быть возмещены убытки от потери птицы, яиц и кормов

Но в итоге в ходатайстве о назначении повторной судебной экспертизы предприятию Пашкеевых было отказано. Решение Арбитражного суда РТ от 5 мая этого года было отменено, принят новый вердикт: о частичном удовлетворении иска.

Предписано взыскать с РТ в лице Главного управления ветеринарии в пользу птицекомплекса «Лаишевский» 99,6 млн рублей ущерба. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Поволжского округа.

Любовь Шебалова, фото: ko-ko.ru
ПромышленностьАгропром Татарстан Управление Россельхознадзора по Республике ТатарстанГлавное управление ветеринарии Кабинета министров РТАрбитражный суд Республики Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 26 ноя
    Радуюсь как за своих! Наконец то смогли добиться! А то в татарстане никак не давали им ни копейки
    Ответить
  • Анонимно 26 ноя
    Молодцы такие. Стояли на своём до последнего
    Ответить
  • Анонимно 26 ноя
    В очередной раз доказывает, что у нас сначала делают, а уже потом думают
    Ответить
    Анонимно 26 ноя
    это очень страшно
    Ответить
  • Анонимно 26 ноя
    сколько птичек то сожгли?
    Ответить
    Анонимно 26 ноя
    посчитать заработок хотите?)))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии