Новости раздела

Россияне все больше тратят денег в экосистемах: настала пора регулирования сферы?

Россияне все больше тратят денег в экосистемах: настала пора регулирования сферы?
Фото: Максим Платонов

Все мы уже хоть раз сталкивались с так называемыми экосистемами и пользовались их услугами. Растущая цифровизация экономики дала нам целую сеть площадок, таких как Mail.ru Group, Яндекс, Сбербанк, МТС, Озон, Тинькофф, Wildberries. Доля трат россиян в этом сегменте неуклонно растет, и, как и в любом большом бизнесе, с ростом выручки и прибыльности вендора растут и риски схлопывания бизнеса в силу некачественного менеджмента, неправильной модели бизнеса. Все это грозит потерями для рядовых потребителей, в системах крутятся колоссальные объемы средств клиентов. Поэтому Минэкономразвития РФ и Центробанк готовят законопроект, который заложит основу для регулирования данной сферы. Колумнист «Реального времени», экономист с многолетним банковским стажем предлагает присмотреться к деталям рынка и предложениям профильных ведомств.

Что происходит на рынке экосистем?

На данный момент уже порядка 10% от объема общих трат россиян приходится на товары и услуги экосистем, и данный показатель продолжает расти. В основном они приходятся на агрегаторы такси, доставку еды, онлайн-ретейл и финтех. Например, в первом квартале 2021 года доля расходов на рынках присутствия уже составила более 11,27% (без учета расходов на ЖКХ, мебель, табачные изделия и прочие). Росту проникновения на потребительский рынок способствует консолидация активов крупными игроками, такими как Яндекс, Mail.ru Group и другими. В 2018 году этот показатель составлял 5%.

Если сравнивать с мировым опытом, то пока доля экосистем ниже, чем в развитых странах. Тем не менее по прогнозу оборот экосистем к 2025 году вырастет до 134 млрд долларов, прирастая на 21% каждый год. Особая конкуренция ожидается в сегменте интернет-торговли, где уже присутствуют гиганты вроде Озона и Wildberries (компания не является частью какой-либо экосистемы и остается самостоятельным игроком).

По мнению экспертов, барьером для роста выручки является то, что человек зачастую пользуется только одним сервисом из предлагаемых экосистемой, например доставкой. На первый план выходит размер маркетингового бюджета: кто сможет привлечь больше внимания клиентов, тот и получит рост выручки. В этом и заключается основной риск этих площадок: в погоне за клиентами компании зачастую работают в минус, будучи «планово убыточными» все время своего существования. Продвижение одного сегмента происходит за счет обескровливания другого либо за счет привлечения новых инвестиций. Все это делает бизнес системно неустойчивым.

Необходимость регулирования

Профильные ведомства в лице Минэкономразвития и ЦБ РФ озаботились взрывным ростом данного сегмента и разработали критерии для отнесения бизнесов к сегменту экосистем.

Первый критерий — тесная внутренняя интеграция связанных сервисов, которые отличаются от основного бизнеса материнской компании. Сейчас мы видим, что в экосистемах смешаны всевозможные сервисы — от финтеха до доставки еды, когда основной бизнес выступает в роли сервиса для всех остальных направлений, по сути, являясь инфраструктурным, но не основным по отношению к самой системе.

Второй критерий — осуществление постоянных инвестиций в цифровые инновации в различных сферах экономики. Для привлечения максимальной аудитории одни сервисы работают в минус, чтобы другие работали в плюс. Это как раз та самая системная неустойчивость, о которой писалось выше, и этот фактор вызывает наибольшую озабоченность у профильных ведомств в лице ЦБ и Минэкономразвития. Абсолютная непрозрачность деятельности экосистем не позволяет видеть, какая из компаний в системе наращивает убытки и когда и каким образом этот минус компенсируется.

Согласно разработанным критериям, признаками экосистемы являются сетевой эффект (минус в одном направлении для привлечения аудитории и плюс в других направлениях), множественность сторонних видов бизнеса, количество сервисов для клиентов, система лояльности, логистическое решение.

Предлагаемое регулирование данного сегмента будет строиться на принципе равности для всех участников рынка — как банковских, так и небанковских экосистем. Для финансового сектора будут свои специфические требования: ЦБ предложил повысить требования к капиталу банков, которые развивают крупные экосистемы, через введение так называемого риск-чувствительного лимита (РЧЛ) к 2023 году. Лимит показывает предельную долю вложений в так называемые иммобилизованные активы относительно ее совокупного капитала. Для расчета показателя банки должны будут разделить на группы все иммобилизованные активы, потом умножить их объем на повышающие коэффициенты иммобилизации. Показатель не должен превышать 30% от капитала кредитной организации. Банкам дается время до 2025-2027 годов для приведения показателей в норму в случае превышения за счет увеличения капитала на сумму скорректированных активов. Естественно, банкиры не в восторге от таких предложений, и сейчас идет активное обсуждение данной меры. Надо отметить, что банки все-таки должны оставаться более консервативными учреждениями и не заигрываться в «цифру».

«Когда два-три игрока контролируют рынок и фиксируют свои тарифы в сговоре»

В целом речь идет о неком рамочном верхнеуровнем законе, который установит общие принципы регулирования. Над проектом работает правительство, в ноябре 2021 года появится план выпуска нормативных актов, где уже будет четкое определение того, что будет регулироваться и как. При этом в Минэкономразвития не исключают, что нормы регулирования экосистем будут погружены в пятый антимонопольный пакет — законопроект, призванный расширить действие норм закона о защите конкуренции на цифровую отрасль (маркетплейсы и агрегаторы), который внесен в план законодательной деятельности правительства на 2021 год.

В заключении хотелось бы отметить, что термин из биологии уже плотно закрепился в нашем словаре и развитие экосистем является логичным продолжением нарастающей цифровизации бизнеса. Развитие технологий позволяет удовлетворить потребности клиента в любой услуге практически моментально, в одном месте и с помощью нажатия одной кнопки. Причем это уже касается не только банальных потребностей, но и таких сфер, как творчество и наука. В этом есть огромный плюс, это даже не обсуждается.

Но есть и свои минусы: риск олигополизации рынка (ситуация, когда два-три игрока контролируют рынок и фиксируют свои тарифы в сговоре — явном/неявном), угроза для безопасности данных пользователей (системы слишком много знают о наших предпочтениях, покупках, передвижениях, личных документах). Где гарантия, что это не станет хорошим подспорьем для всякого рода мошенников? Помимо этого, экосистемы имеют колоссальные возможности по управлению общественным мнением, что тоже вызывает вопросы в части необходимости правильного регулирования деятельности игроков, которые должны заниматься сугубо бизнесом и сконцентрироваться на разработке и внедрении инновационных технологий и таким образом двигать высокотехнологичный рынок, развивая новую цифровую реальность.

Артур Сафиулин, фото: Максим Платонов
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ЭкономикаФинансыБюджетБанкиИнвестиции

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 06 окт
    Экосистемы это рабство, банковские карты тоже рабство. Все рабы в этом смысле.
    Ответить
    Анонимно 06 окт
    Как-то пессимистично. Кредиты - рабство. А вот все вами пересисленное - прогресс и удобство. Способ лишний раз не покинуть диван
    Ответить
    Анонимно 06 окт
    Поколение лежебоков
    Ответить
  • Анонимно 06 окт
    Это просто удобно. Вот и тратят
    Ответить
  • Анонимно 06 окт
    Иногда страшно становится, когда видишь баннерную рекламу в инете о том, о чем ты только подумал, даже еще не искал. Система не просто знает что мы хотим, но и может прогнозировать наши потребности
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии