Новости раздела

Минниханов о бензиновом демпфере: «У нефтяников изъяли все, а потом обсуждают, как цену сбалансировать»

Замминистра Минэнерго РФ Павел Сорокин объяснял, почему растет цена на бензин, а его коллега из Минфина РФ Алексей Сазанов обещал вернуть нефтяникам льготы в 2023—2024 годах

Минниханов о бензиновом демпфере: «У нефтяников изъяли все, а потом обсуждают, как цену сбалансировать»
Фото: tatarstan.ru

На ежегодном нефтяном саммите в Альметьевске президент Татарстана раскритиковал механизмы Минфина РФ по налоговому регулированию нефтяных компаний, работающих в режиме ограничений добычи нефти по соглашению с ОПЕК+. По его мнению, механизм топливного демпфера привел к изъятию «всего, что можно», у нефтяников, но прямые потребители все равно не получили дешевого топлива. В качестве примера действия «кривого зеркала» госрегулирования Рустам Минниханов привел АПК, которому продают дорогой дизель, а потом государство ищет пути его субсидировать.

«Горячий» вопрос студента Горячева: доколе будет расти цена на бензин

Полемика об эффективности налогового регулирования нефтяных компаний разгорелась на панельной сессии саммита абсолютно неожиданно и оказалась за пределами основной повестки. В этом году нефтяной саммит был полностью посвящен проблеме устойчивого развития российского ТЭК в свете новых экологических требований ЕС, а его организаторами выступили Минэнерго РФ и «Татнефть».

Для участия в стратегической сессии в Альметьевск уже в третий раз приехал замминистра энергетики РФ Павел Сорокин, который, как известно, возглавил этот пост после победы во Всероссийском конкурсе «Лидеры России» в 2018 году. Впервые прибыл 38-летний замминистра финансов РФ Алексей Сазанов, окончивший, плюс к российскому образованию, университет в Оксфорде. По большому счету их можно считать наиболее новыми продвинутыми фигурами в формировании подходов в регулировании российского ТЭК.

«Углеродный след», «декарбонизация», «углеродные фермы»: вокруг этих основных тем строилась дискуссия во время стратегической сессии нефтяного саммита. Ведь из-за вводимых ЕС «штрафных» налогов за ввоз товаров, при производстве которых выбрасываются парниковые газы, предприятия-экспортеры могут потерять сотни миллиардов рублей.

Казанский студент–старшекурсник Андрей Горячев, которому передали микрофон на время сессии, честно предупредил, что его волнует другой вопрос, не относящийся к глобальной повестке.

«Доколе будет продолжаться повышение цен на топливо? — спросил он, обращаясь к замминистра энергетики РФ Павлу Сорокину. — Почему демпферный механизм не эффективен и планируется ли его корректировка в ближайшее время?» — добавил он.

Вопрос студента Горячева в зале поддержали аплодисментами.

Полемика об эффективности налогового регулирования нефтяных компаний разгорелась на панельной сессии саммита абсолютно неожиданно и оказалась за пределами основной повестки

«Если бы не госрегулирование, цена могла бы быть выше на 10—12 рублей»

Павел Сорокин принял удар стоически, заявив, что благодаря демпферу бензин стоит на 10—12 рублей дешевле, чем мог бы стоить без государственного регулирования.

«Если бы не было демпфера, тогда к цене вы должны накинуть 10—12 рублей. Это та цена, которая складывалась на основании чисто рыночных отношений», — сообщил он. По его словам, сейчас цена на заправках растет вслед за темпами инфляции.

Он объяснил, как эта мера защищает внутренний рынок от скачков цен. По его словам, еще в 2018 году перед ними была поставлена задача сделать цены на заправках предсказуемыми, поэтому и был разработан механизм по регулированию прибыли у добывающих нефтяных компаний и нефтеперерабатывающих компаний.

«Вся сверхприбыль, которая работает в сегменте добычи, изымается и переносится в сферу нефтепереработки. Как раз для того, чтобы оптовая цена на заводе не повышалась. Это некая ребалансировка. Иначе такого эффекта достичь невозможно», — рассказал он, подчеркнув, что «на самом деле механизм работает, и очень эффективно».

При этом он напомнил: в начале года все нефтеперерабатывающие заводы страны были в убытках из-за того, что цена на нефть выросла, а цена на заправках не росла, и, соответственно, маржинальности не хватало, чтобы покрыть эти убытки.

Но сейчас розничные цены на топливо растут под влиянием мировых цен, на которые, как видно, сложно «накинуть» демпфер. «Мы не можем сами по себе от него отвязаться. Потому что нефть — это коммодити (активно продаваемый на биржевых рынках товар, — прим. ред.), который образуется на свободном мировом рынке. Тут реально работает рука рынка», — объяснил он текущую ситуацию.

Павел Сорокин принял удар стоически, заявив, что благодаря демпферу бензин стоит на 10—12 рублей дешевле, чем мог бы стоить без государственного регулирования

Он заверил, что топливный кризис нам не грозит, так как после недавней корректировки нефтяные компании стали давать дополнительные объемы.

«Рынок снабжен — проблем нет. Внутри рынка топливо стало рентабельным», — заключил Сорокин.

Сначала отбираем, а потом балансируем?

Президент Татарстана Рустам Минниханов высказал свою точку зрения на действие государственного регулирования в нефтяной сфере.

«У нефтяных компаний взяли все, что можно, — заявил он в пику позиции Минэнерго РФ. — И потом начинаем обсуждать, как сбалансировать стоимость топлива».

По мнению президента, «кривое зеркало» госрегулирования сказывается на агропромышленном комплексе (АПК). «Огромный потребитель топлива — АПК. С одной стороны, мы продаем ему дорогое топливо, а с другой — ищем пути, как субсидировать. Учтите это момент тоже», — призвал он федеральных гостей к комплексному подходу в регулировании отрасли.

«Вот мы обращаемся к нефтяным компаниям — дайте нам топливо с дисконтом, — продолжал рассуждать глава Татарстана. — А как они могут дать ниже себестоимости, они же попадают под налоговое законодательство!»

Президент Татарстана — Минфину РФ: «Не трогайте нас хотя бы 5 лет»

В свою очередь замминистра финансов Алексей Сазанов заметил, что финансовое ведомство готово помочь тем компаниям, которые готовы «дать топливо селу ниже себестоимости». «Если в этом нужна помощь, то мы поможем…» — охотно взялся он за дело. По его словам, после отмены соглашения ОПЕК + будут возвращены льготы на добычу трудноизвлекаемой нефти, а пока он видит угрозу льготирования в оптимизации налогооблагаемой базы нефтяников.

Замминистра финансов Алексей Сазанов заметил, что финансовое ведомство готово помочь тем компаниям, которые готовы «дать топливо селу ниже себестоимости».
«Нет-нет-нет, — воспротивился президент. — Если бы вы до нас не дотрагивались, мы были бы счастливы. Дайте нам гарантию лет пять, чтобы привести дела в порядок и работать спокойно!» — воскликнул в сердцах Минниханов.

Он продолжал объяснять, что концептуальные подходы федеральных властей — «отнять» — в корне не верны. «Мы иногда, как волшебники, пытаемся найти деньги. Здесь взяли, а в другом месте (потеряли). Чудес не бывает! Нам надо эффективно работать… это да, верно. А если будем отбирать…» — продолжил Минниханов.

Тут он изложил, почему считает несправедливыми подходы в регулировании налогообложения добычи нефти. По его словам, из-за этого «Татнефть» приостановила добычу битумной нефти, на которую были потрачены несколько лет усилий компании. Изменения в законодательстве, связанные с отменой льгот на добычу сверхвязкой нефти, отразятся не только на нефтяной, но и на смежных отраслях, которые связаны с ее добычей. «Несправедливо, когда классические скважины с дебитом 40—50 тонн и битумные скважины работают в одних условиях», — заявил президент.

«Вот битумные нефти. Столько сил и времени потратили! А в один момент они стали не нужны, — продолжал Рустам Минниханов. — Соглашение ОПЕК+ закончится. Но потом его (процесс добычи, — прим. ред.) снова не запустишь. Все. Бригады расформировали. Те, кто выполняет заказы по изготовлению парогазовой техники, сказали им: «Вы нам не нужны». Мы потеряли... Да, вы нашли для бюджета деньги, но потеряли огромное количество побочных компаний, которые работали в части битумных нефтей».

Рустам Минниханов: «Да, вы нашли для бюджета деньги, но потеряли огромное количество побочных компаний, которые работали в части битумных нефтей»

По мнению президента РТ, такие решения нужно принимать постепенно, шаг за шагом, а не резать одним махом.

«Я понимаю, что вы выполняете государственную задачу, но и мы тоже работаем на государство», — подытожил он.
Луиза Игнатьева, фото: tatarstan.ru
ПромышленностьНефтьЭкономикаИнвестицииБюджетОбщество

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 09 июл
    Нефтяникам неожиданно реально сильно досталось
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Нефти нет уже практически, надо развивать электроавтопром
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    До какой степени будут расти цены на бензин?
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Нефтяной регион, а топливо стоит как чугунный мост
    Ответить
  • Анонимно 10 июл
    Наш бензин в Казахстане стоит в два раза дешевле
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии