Новости раздела

Данил Хамитов, ФМК: «Мы намерены взять от 7% российского рынка биг-бэгов»

Как молодые предприниматели строят предприятие с полумиллиардной годовой выручкой

Данил Хамитов, ФМК: «Мы намерены взять от 7% российского рынка биг-бэгов»

Основатель «Фабрики мягких контейнеров» Данил Хамитов с партнерами в разгар пандемии запустили под Казанью производство мягких контейнеров (биг-бэгов) с полиэтиленовыми вкладышами, полипропиленовых мешков и вагонных вкладышей с ламинированной тканью. «Мы, видимо, испытали на себе чуть ли не все возможные проблемы», — признался предприниматель в интервью «Реальному времени». Впрочем, у команды Хамитова грандиозные планы, и уже в начале апреля ожидается большая отгрузка продукции фабрики первому крупному клиенту.

Идея и бизнес-план

— Как родился проект, как вы пришли к идее создания собственного производства?

— Я по специальности экономист со специализацией финансы и кредит, учился в Казани. Также получил образование по направлению — проектный менеджмент. Последние 5 лет занимался бизнес-консалтингом и собственными частными проектами. Было много работы по компоновке и упаковке разных проектов в Закамской экономической зоне, в Набережных Челнах. Меня всегда привлекали производственные проекты — работа на земле.

У нас с партнерами есть небольшой производственный опыт — металлообработка. Там производство не сравнится с ФМК, оно в разы меньше. Но благодаря этому мы получили первый производственный опыт и встретили несколько специалистов со знанием технологии работы подобных производств в России и за рубежом. Сейчас они стали ключевыми членами нашей команды здесь.

— Почему именно биг-бэги? Есть ли подобное производство в Татарстане?

— В Татарстане аналогичного производства нет. В России всего около 10 заводов полного цикла. Рынок активно растет. Сейчас очень мощная тенденция на переход производителей сыпучих товаров на крупнотоннажную полимерную упаковку, мягкие контейнеры. Получать товар, упакованный в больших объемах, выгоднее и удобнее логистически. В отличие от перевозки и хранения навалом или россыпью применение биг-бэгов и вагонных вкладышей значительно сокращает потери и порчу грузов. Например, производители минеральных удобрений просят делать биг-бэги не только с внутренним полиэтиленовым вкладышем, но и с внешним. У них сроки поставки товара до потребителя исчисляются месяцами, перевозки и хранение осуществляются в сложных условиях.

Около трех лет назад мы уже начали серьезно готовиться к запуску. Полтора года думали, с чего начать. Изначально была идея запустить швейное производство — без экструдеров, без ткацких станков — чтобы понять рынок. Но мы посчитали и поняли, что так не получится ни вырасти масштабно, ни даже выйти в ноль по бизнесу. Решили сделать производство полного цикла. Проехались по нескольким аналогичным производствам — в Индии, Турции, Казахстане, Узбекистане. На втором этапе разработали бизнес-модель, определились с объемом и структурой инвестиций. Проект капиталоемкий, поэтому потянуть его в одиночку я бы не смог — проект я развиваю вместе с партнерами. Это мои земляки со схожей жизненной позицией и опытом организации федеральной компании.

— Один из ваших партнеров по ФМК включен в реестр массовых учредителей.

— Это недоразумение, на самом деле он большой серийный предприниматель. У него много разных бизнесов в России и за рубежом. Ему очень интересно производство, он активно вникает и помогает развиваться.

Инвестиции и месторасположение

— Каков объем инвестиций в ФМК?

— На сегодняшний день совокупно вложено несколько сотен миллионов рублей. И это, похоже, еще не все, потребуются дополнительные вложения.

В ходе разработки проекта мы поняли, что без привлечения заемных средств нам все-таки не обойтись. Определенное время ушло на переговоры с «Региональной лизинговой компанией РТ» по вопросу финансирования закупки оборудования. Они, как государственный инструмент поддержки бизнеса, внимательно изучали наш проект, оценивали риски, понимая, что это стартап. В итоге предложили достаточно комфортные условия и по авансу, и по ставке лизинговых платежей.

Параллельно с работой по лизингу оборудования мы занимались поиском и подготовкой помещения. В итоге вышли на ПОЗИС. Нами занимался лично коммерческий директор предприятия Булат Хасанов. Радик Шавкатович, генеральный директор ПОЗИСа, за нами тоже присматривает, включается, если где-то чем-то нам надо помочь. Выбранное помещение нуждалось в ремонте и обустройстве сетей и коммуникаций, поэтому нам сделали арендные каникулы. Это нам тоже помогло, особенно в разгар пандемии.

— Вы именно поэтому выбрали Зеленодольск для размещения производства? Или по другим причинам?

— Выбор Зеленодольска обусловлен несколькими факторами. Во-первых, нашим стремлением получить льготы резидента Территории опережающего социально-экономического развития. Наш проект очень капиталоемкий, и еще по финансовой модели мы хорошо видели, как меняется его экономика со льготами и без льгот.

Во-вторых, в нашем производстве большая доля ручного труда. В тех же Набережных Челнах, как и в Закамской зоне в целом, есть проблема с кадрами, очень большая конкуренция.

В-третьих, транспортная инфраструктура. Рядом федеральная трасса М-7, развязка с выходом на западное и восточное направление. Также здесь нам удалось найти удобное помещение — с необходимой высотой потолков и конфигурацией. При беглом осмотре объектов на других территориях ничего подобного мы не увидели.

— Почему решили арендовать помещение, есть ли в планах строительство собственного комплекса?

— В планах строительство или выкуп этого помещения у нас есть. Если договоримся по цене, ПОЗИС может согласовать продажу объекта со своими учредителями. Но нам пока еще не до этого. Арендная плата приемлемая, арендодатель адекватный — такое положение дел нас устраивает.

Производство и рынок

— Какова проектная мощность вашего производства?

— Более 2 миллионов биг-бэгов в год сейчас и около 2,5 миллиона, если мы реализуем планы по установке дополнительного ткацкого оборудования. Кроме того, есть большие мощности в части производства рулонного материала и вкладышей из полиэтилена. Помимо этого, готовы оказывать услуги по ламинации полипропиленового полотна. Сейчас мы успешно прошли сертификацию продукции, начали выходить на тендерные площадки, где взаимодействуем с покупателями.

Рассматриваем возможность выпуска новых видов продукции — например, вагонных вкладышей. Это большой полипропиленовый мешок, который закладывается в вагон и закрывается сверху. То есть груз перемещается уже не навалом с потерями, а компактно и герметично. На железнодорожной станции получатель груза может оперативно перегрузить продукцию в другую тару для дальнейшей перевозки. При этом вагон чистый и уже готов к новой загрузке.

Пока мы не вышли на проектную мощность, помимо биг-бэгов, будем продавать полуфабрикаты — полотно с ламинацией и без, пленку и полиэтиленовые вкладыши.

— Каков объем российского рынка биг-бэгов, по вашей оценке?

— По бизнес-плану мы намерены взять от 7% российского рынка с учетом его роста. Кроме того, из-за сегодняшнего курса рубля российская продукция приобрела дополнительное конкурентное преимущество по цене. Мы сейчас смотрим на возможности экспорта нашей продукции на рынки стран СНГ, Ближнего Востока и Европы и видим, что эти возможности у нас есть.

— На какую годовую выручку намерены выйти?

— Проектная мощность 450-500 миллионов рублей в год. Мы должны были выйти на эти объемы по бизнес-плану раньше, но из-за пандемии придется сдвинуть сроки.

— А рентабельность?

— Рентабельность не очень высокая, но и неплохая для отрасли. Где-то 10-15 процентов. Планировать мешает начавшийся в этом году непредсказуемый рост цен на сырье. С декабря по март они выросли уже в два раза. Заказчики же закупать биг-бэги в два раза дороже пока не готовы. На рынке так не принято, но мы вынуждены предложить закрепить в договорах формулу цен, где будет привязка к стоимости сырья.

— Сейчас растут цены и на металл, и на дерево. Похоже, что сырьевая составляющая будет закладываться в цены многих продуктов.

— Так получилось, что мы, видимо, испытали на себе чуть ли не все возможные проблемы. Не все смогут пережить такие флуктуации на рынке, но для нас это как минус, так и плюс — открываются возможности для входа на рынок и создания собственного имени.

— В вашем продукте велика доля импортных компонентов?

— Основное сырье и практически все добавки производятся в России.

— Можно ли посчитать российский рынок в денежном выражении?

— Рынок продолжает формироваться и расти, несмотря на то, что первые предприятия в России появились в начале 2000-х годов. Посчитать рынок сложно, разве что только очень условно. Биг-бэг может стоить и 200 рублей, и 1000 рублей. Также есть рынок вторичной упаковки и переработки, который также оказывает влияние.

— Есть ли на российском рынке импортная продукция и какова ее доля?

— Импорт есть. Его доля незначительная, процентов 10, не больше.

Ноу-хау

— У вас есть ноу-хау? Какие-то собственные разработки?

— Да, есть. Мы сотрудничаем с профильным научным университетом в части разработки полипропиленовой композиции сырьевых добавок. Сейчас занимаемся регистрацией прав на интеллектуальную собственность. Одно из свойств полипропиленовых тканей — это разрушение под воздействием внешних погодных факторов. Солнечный свет, влага, ветер и так далее. Мы тестовым путем разработали и апробируем композицию, которая при добавлении в сырье укрепляет структуру продукции и увеличивает срок ее службы.

Кроме этого совместно с научными сотрудниками ведем разработки в части изготовления рецептур для полиэтиленовых вкладышей и придания им необходимых свойств (например, термостойкости).

— Это важное конкурентное преимущество для заказчиков?

— Однозначно да. Особенно для тех, у кого большое логистическое плечо. Представляете, продукт в подобном мягком контейнере отправляется кораблями в Бразилию. Полиэтиленовые вкладыши с заданными техническими свойствами позволят расширить пул заказчиков и сконцентрироваться на продуктах с лучшей экономической моделью.

— Ваши конкуренты тоже наверняка работают над этим.

— Вполне возможно. На нашем рынке все скрывают секреты производства. Вплоть до того, что не пускают к себе на предприятия даже заказчиков, запрещают фотографировать. Все относятся к этому очень ревностно.

Вторым направлением по развитию является работа над оптимизацией производственного процесса и в среднесрочной перспективе — его автоматизация.

Кадровый вопрос

— Сколько человек у вас сегодня работает?

— Порядка 80 человек.

— В своей заявке в ТОСЭР вы указывали 100 человек сотрудников.

— Да, и мы наберем еще людей. Скорее всего, нужно будет даже больше, чем 100. Но есть проблема дефицита кадров. Активно работаем над этим. Думаем над запуском вахтового транспорта.

— Из Зеленодольска?

— Смотрим уже шире, пришлось дойти даже до Казани. Нам нужны швеи и ткачи — это рабочие специальности со сменным графиком работы. Есть специфика — полипропилен и полиэтилен отличаются по свойствам от привычных тканей. Поэтому людям непривычно работать с подобным материалом, плюс он тяжелее и больше, требуется определенная сноровка. Но для всех новых специалистов мы проводим обучение и даем время привыкнуть к нашему оборудованию. Также у всех есть мотивация делать больше и качественнее, так как они привязаны к выработке. Операторов оборудования, инженерный состав мы укомплектовали достаточно быстро.

— Привезти рабочих из стран Средней Азии сейчас тоже проблематично.

— Да. Но я думаю, все будет нормально.

— Какая у вас зарплата у ткачей?

— Она зависит от выработки, начинается от 30 тысяч рублей в месяц и выше — зависит от показателей эффективности. Мы создали все необходимые условия. Платим официально белую зарплату со всеми пенсионными, отпускными и больничными отчислениями. В будущем предложим новые льготы и поощрения.

Стараемся премировать сотрудников за примерную работу и рационализаторские предложения. Поскольку производство новое, есть большие возможности для роста. Ткач — бригадир — мастер смены и далее. Это вполне возможно. Мы видим, кто более активный и ответственный, кто лидер в команде и умеет показывать результат. За это доплачиваем.

Продажи и планирование

— Кто ваш покупатель?

— Мы стараемся работать с конечными производителями товара, который упаковывается в наши биг-бэги и мешки. Основные потребители нашей продукции — это производители минеральных удобрений, гранулированных полимеров, также биг-бэги применяются в горной металлургии, для транспортировки строительных материалов, семян, зерна, биодобавок, топливных брикетов и пр. Пул заказчиков достаточно обширен.

Со дня на день ожидается первая большая поставка нашей продукции крупному татарстанскому заказчику.

— На сколько лет вперед вы планируете производство и продажи?

— Договор лизинга оборудования у нас на 7 лет. Соответственно, как минимум на этот срок мы планируем свое развитие.

— Куда вы намерены прийти по этому плану через 7 лет?

— В планах выход на крупных потребителей биг-бэгов России и на ближнее зарубежье. Как говорил ранее, есть планы оптимизации и автоматизации парка оборудования. Существующее оборудование недостаточно удобное и производительное, например по раскрою. Мы привлекли специалистов, которые сейчас активно заняты этой задачей. Посмотрим, что из этого выйдет.

Планируем расширение производства. То, что мы сейчас имеем, это база. Мы смотрим дальше, изучаем возможности освоения новых видов продукции. Полимерная тара — понятие достаточно обширное. Мы сейчас запускаем производство мешков, биг-бэгов, вагонных вкладышей и рулонного материала из полиэтилена, но есть еще целый ряд других направлений. Может быть, пойдем туда. Плюс сейчас активно растет применение и, соответственно, спрос на геополотно в том числе для дорожного строительства. Для его производства необходимо другое оборудование, но сырье и процессы те же.

Другое возможное направление развития — собственный транспортный парк, дилерская сеть. Мои партнеры по бизнесу работают по всей России, поэтому мы рассматриваем возможность открытия филиалов.

Также хочу отметить свою команду, которая состоит из высококлассных специалистов в разных сферах. Будем наращивать наши компетенции и развивать собственные кадры.

— Некоторые производители обеспечивают в своих филиалах не только продажи, но и определенные производственные мощности.

— Мы рассматриваем такие возможности, думаем — идти в это или нет. Есть предложения от других регионов — поставлять полимерную ткань, а мешки шить уже на месте. Логистически это удобнее, но появляются сложности с необходимостью докупать технику, нанимать персонал.

Риски и экономика

— В чем ваши ключевые риски?

— Их очень много. Финансовые, кадровые, сырьевые — многие из них непредсказуемые. Два риска — сырьевой и кадровый — ключевые для нас. Из-за дефицита кадров мы не можем запустить производство на полную мощность. При этом у нас уже есть заказы и вот-вот начнутся платежи. Возможно придется рассматривать варианты привлечения иностранной рабочей силы с подобных производств. Обеспечить условия работы и проживания.

Кроме того, мы предложили исполкому города организовать экскурсии школьникам и студентам техникумов на производственные предприятия. Мы готовы тоже активно поучаствовать в этом. Предлагаю рассказывать про возможности, которые у них есть, и ориентировать ребят на рабочие профессии уже во время их обучения.

— Периодически предприниматели критикуют татарстанские министерства и ведомства за сложности в организации приезда в республику иностранных специалистов. Каков ваш опыт?

— Мы сталкивались с этим вопросом, особых проблем не возникло, даже несмотря на пандемию. С помощью Минпромторга РФ смогли решить эту задачу в рамках организации визита специалистов для проведения пусконаладочных мероприятий. Мы чувствуем поддержку со стороны руководства республики. Министр экономики Мидхат Равкатович Шагиахметов, глава Зеленодольска Михаил Павлович Афанасьев помогают и поддерживают нас во всех планах. Михаил Павлович регулярно к нам приезжает. Буквально вчера был у нас, мы озвучили ему проблему с кадрами — он оперативно дал поручение центру занятости. Обещали помочь. Минпромторг РТ также нас курирует — мы являемся предприятием, которое находится на стыке двух отраслей — химической и текстильной. Радик Шавкатович Хасанов, генеральный директор ПОЗИСа, тоже помогает. То есть все уровни власти работают достаточно слаженно.

— Как будет расти рынок биг-бэгов в России, на ваш взгляд?

— Я видел международное исследование, связанное с этим продуктом. По их прогнозам, ежегодный рост может составить до 3-5% до 2025 года в натуральном выражении. Измерить рынок в деньгах практически невозможно. Задача производителей — максимально оптимизировать и автоматизировать производство с увеличением производительности труда.

Мы тоже думаем над оптимизацией, но только еще запускаемся, оборудование проходит обкатку, тестируется на средних скоростях. Сначала надо пройти этот этап.

— Понадобятся ли вам новые заимствования для развития?

— Будем заимствовать в любом случае. Сырье приходится покупать по предоплате, заказчики рассчитываются по постоплате. Чтобы не возникали кассовые разрывы, приходится пополнять оборотный капитал.

— Подо что будете привлекать средства, если у вас нет ни здания, ни оборудования?

— Когда выйдем на крепкие долгосрочные контракты, предложим банкам их в качестве обеспечения по кредитам. Ставки, наверное, будут повыше, чем при залоговом кредитовании. Будем смотреть.

Перспективы

— Нередко подобные проекты запускаются при поддержке семьи. Ваши родственники принимают участие?

— Я чувствую их моральную поддержку, но это лично мой проект и моих партнеров.

— Вы решили связать с производством всю свою жизнь или это для вас проект только на 7—10 лет?

— Вообще, моя цель — это компетенции в проект-менеджменте. Надо запустить сейчас производство, развиться, обеспечить бесперебойную работу. Затем можно будет перейти на другой проект, возможно, это будет каким-то образом связанно с ФМК, но не исключаю и более масштабного проекта в производстве. В любом случае проект по биг-бэгам буду курировать и вести в дальнейшем. Кроме того, я рассматриваю разные сферы — хочется попробовать силы в инновационных и технологичных проектах. Для этого постоянно повышаю компетенции, получаю образование в сфере управления и финансов. Мы с партнерами тесно связаны с Татарстаном, нам интересно развивать экономику именно нашей республики. Это нас подстегивает внутренне — мы создаем рабочие места, формируем добавленную стоимость, повышаем уровень благосостояния людей и их ответственность. У нас уже есть примеры, когда человек с вредными привычками был буквально в шаге от увольнения, но потом исправился и сейчас профессионально растет вместе с нами, переходя на более ответственные участки производства.

У Татарстана и России, на мой взгляд, есть огромный потенциал развития. Лично мне хочется, чтобы было больше возможностей для привлечения денег на развитие, особенно для новых предприятий. Также есть определенные перекосы по экспорту сырья, который у нас почему-то недостаточно регулируется. Пусть это не совсем рыночный инструмент, но для производственников это жизненно важный вопрос. К сожалению, уже есть предприятия, которые останавливают свои производства и распускают сотрудников, поскольку ушли в минус.

— Ваш экспортный проект — это ответ на сложившуюся ситуацию?

— В среднесрочной перспективе — да, в краткосрочной перспективе — выход на более сложную упаковку, работа по прямым контрактам и создание имиджа надежной компании, оптимизация производственных процессов, развитие кадрового ресурса.

— Уверены, что сможете быть конкурентоспособными на европейском и азиатском рынках?

— Мы видим, какие биг-бэги делают за рубежом. Наша продукция ничуть не хуже по качеству. Что касается цены, то при выходе на те объемы, которые сейчас делают, например, Иран или Турция — наши цены будут сопоставимыми. Но это в любом случае как минимум среднесрочная перспектива двух-трех лет. Сейчас наша задача в том, чтобы появилась хотя бы пара десятков довольных клиентов в России.

Сергей Кощеев, фото: ФМК
ПромышленностьНефтехимияЭкономикаИнвестицииБизнес Татарстан Производственное Объединение Завод Имени Серго ПОЗИС

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 29 мар
    Так полиэтилен и неперерабатываемую упаковку скоро запретят к использованию. Тут у многих бизнес порушится.
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Запрет в промышленных производствах думаю наступит совсем не скоро, первым этапом возможно встанет вопрос повторного использования
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Молодцы они! Не побоялись в пандемию запустить производство и не прогадали
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Такую продукцию надо сразу делать биоразлагаемой ! если вы не хотите закрытся через 10 лет.
    Ответить
    Анонимно 29 мар
    не согласен, такую продукцию нужно делать перерабатываемую, этого достаточно
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Пока диванные анатилики строчат коменты, парень запускает проект. Главное начать, потом подстроиться под рынок всегда можно будет. Молодец!
    Ответить
    Анонимно 29 мар
    Бескаркасная мебель пользуется спросом, успехов
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Биг-бэги это для Валуева в магазин ходить.
    Ответить
  • Анонимно 29 мар
    Часто вижу Биг беги на дорогах
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии