Новости раздела

Без пяти минут банкрот объявил о намерении покрыть долги «Таткабеля»

Желающие взять под контроль привлекательное предприятие нашли новый способ тянуть время

Без пяти минут банкрот объявил о намерении покрыть долги «Таткабеля»
Фото: tatarstan.ru

Как стало известно «Реальному времени», вокруг «жемчужины» холдинговой компании «Инвэнт» — завода «Таткабель» — не утихают страсти, даже несмотря на уже состоявшуюся продажу его основных активов. В первой половине февраля Арбитражный суд РТ должен рассмотреть заявление некого АО «Альтесс-Инвест» о намерении исполнить обязательства обанкроченного завода перед кредиторами -то есть погасить все их требования. Забавно, что упомянутое АО относится к числу микропредприятий и не имеет собственного капитала. Более того, его счета заблокированы ФНС, а кредитор подал на банкротство. Эксперты говорят, что эти обстоятельства не преграда: финансовое состояние таких заявителей судом не оценивается. При этом «темная лошадка» может представлять интересы как кредиторов, так и бывших или потенциальных новых собственников, в том числе стремящихся просто-напросто затянуть продажу имущества.

Счета заблокированы ФНС, подано заявление о банкротстве

Московское АО «Альтесс-Инвест» подало в Арбитражный суд РТ ходатайство о намерении исполнить обязательства ООО «Таткабель» перед кредиторами, погасив все их требования в соответствии с реестром (не менее 5,6 млрд рублей). Разумеется, в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом «О банкротстве». Заседание по этому вопросу назначено на 12 февраля. А фирма «ИнтерфинТэк» хочет погасить за должника требования налоговой по уплате обязательных платежей. Отметим, что «Альтесс-Инвест» оповестило об этом еще до торгов по имуществу «Таткабеля», которые прошли под конец года (подробнее об этом ниже), и в этой связи требовало принять обеспечительные меры: запрет на продажу. Приостановки торгов ранее, 1 декабря, пытался добиться и «СМП Банк» — безрезультатно.

Что известно о неожиданном «благодателе» «Таткабеля»? По данным системы «СПАРК-Интерфакс», «Альтесс-Инвест» было учреждено еще в 2002 году. Принадлежало офшорным компаниям, последняя — кипрская «Зелтон Лимитед». А затем его владельцами стали напрямую граждане России. Они не называются. «Альтесс-Инвест» относится к числу микропредприятий (среднесписочная численность персонала 14 человек). Занимается арендой и управлением собственным или арендованным недвижимым имуществом. Базируется на улице Бирюсинка, 4, строение 19, в Первопрестольной. У АО по этому адресу в собственности пять зданий, но все они находятся в ипотеке. А вот земельный участок в 39,6 тыс. квадратных метров оно там арендует. Договор в мае 2015 года был заключен аж до 20 января 2064 года.

26 марта прошлого года акционерное общество учредило «дочку» ООО «Альтесс-Управление» (находятся по одному адресу), но уже 2 октября ее владельцем стала некая Анастасия Владыко. Собственного капитала «Альтесс-Инвест» не имеет. Более того, ФНС приостановила операции по его счетам, а само общество находится на грани краха. 30 декабря Департамент городского имущества города Москвы сообщил о намерении подать на банкротство «Альтесс-Инвест». А не далее как 21 января это обещание выполнил. Департамент до сих судится с АО в Арбитражном суде Москвы по поводу арендуемой земли, требуя оплаты 5,5 млн рублей задолженности. Решение по долгу за аренду за 2019 год в размере около 5 млн рублей в ноябре прошлого года уже вынесено, но «Альтесс-Инвест» его оспаривает.

ФНС приостановила операции по счетам «Альтесс-Инвест», а само общество находится на грани краха. Фото: legal.report

Известно, что у АО есть незавершенные исполнительные производства на 12 719 тыс. рублей. В 2019 году выручка от продажи составила 87,9 млн. рублей. При этом АО получило 6,9 млн убытка.

Может ли без пяти минут банкрот претендовать на покрытие миллиардных долгов другого должника? Судя по всему, вполне. Как заметил «Реальному времени» руководитель гражданской практики юрагентства «Юнэкс» Ринат Чипчиков, при рассмотрении заявления о намерении погасить требования кредиторов к должнику финансовое положение заявителя арбитражным судом не исследуется: «Единственным основанием для отказа является отказ самого заявителя от своего намерения».

Заместитель директора фирмы «Татюринформ» Павел Тубальцев подтверждает, что в таких случаях не рассматривается ни платежеспособность обратившегося с заявлением, ни деловая репутация и т. п. «Наверное, суд может отказать, если усмотрит в такой попытке признаки какого-либо злоупотребления», — добавляет он. Но, замечает Тубальцев, вероятность такого отказа невелика, поскольку целью банкротства является погашение требований кредиторов, и «любая попытка покрытия реестра должна восприниматься судом «как направленная на достижение целей процедуры банкротства».

В любом случае, подчеркивает он, реальные правовые последствия наступают только по итогам погашения требований кредиторов в срок, который установлен судом в определении (не более 20 дней по требованиям кредиторов, не более 30 дней — по обязательным платежам). В свою очередь, закон «О банкротстве» предоставляет возможность абсолютно любому лицу обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлением о намерении погасить требования кредиторов к должнику. При этом не ограничивает его в сроках. «Такое заявление может быть подано в любое время до окончания процедуры конкурсного производства, без привязки к факту реализации имущества на торгах», — констатирует Чипчиков.

«Лицо, которое просит о погашении реестра в указанном порядке в деле о банкротстве, безусловно, может действовать и в чужом интересе (на основании агентского договора по типу комиссии или договоренности, реализованной с помощью другого правового механизма)», — признает Тубальцев.

Но нельзя сбрасывать со счетов и бывших владельцев и руководителей. Так, собеседник нашего издания рассказывает, что, «как правило, такое намерение бывает вызвано потенциальными рисками для учредителей должника в виде привлечения их и (или) их родственников к субсидиарной ответственности по долгам банкрота и (или) риском оспаривания сделок, в результате которого придется вернуть обратно должнику имущество, стоимость которого существенно превышает размер реестра требований кредиторов».

Если же эти планы мнимы, они могут преследовать такие цели как затягивание продажи активов вылетевшего в трубу предприятия или рассмотрения иных обособленных споров в деле о банкротстве. В других банкротных делах уже не раз приходилось встречаться с такого рода «пустыми» заявлениями.

Все случаи, когда для заинтересованного лица может быть предпочтителен именно такой механизм как погашение требований кредиторов должника, описать невозможно. «Например, некий инвестор может договориться с изначальным собственником предприятия, а затем, выкупив весь реестр (при погашении требований кредиторов все требования переходят к нему), вывести должника из процедуры банкротства и продолжить деятельность предприятия на условиях, которые достигнуты с собственником», — приводит он пример.

Откуда у этого заявления «растут ноги» и как его расценивают сами банки-кредиторы, неизвестно. На момент публикации материала ответы на запрос «Реального времени» ни от «Газпромбанка», ни от «СМП Банка», ни от «Росбанка» не поступили.

Как «Инвэнт» шел ко дну

ГК «Инвэнт», созданная в нулевые с подачи Ильшата Фардиева, принадлежит семье Марата Сафаева и «Интер РАО». Основные производственные активы «Инвэнта» находятся в Татарстане: в Лаишево — «Таткабель», «Инвэнт-Электро», «Таттеплоизоляция», в Заинске — завод металлоконструкций.

Изоляция Сафаева, бизнес которого столкнулся с финансовыми проблемами еще до его посадки, привела к быстротечной банкротной агонии предприятий группы, инициированной банками-кредиторами. Фото: tatarstan.ru

Осенью 2018 года бывший директор и основной владелец ГК «Инвэнт» Эльбек Сафаев (сын Марата Сафаева, — прим. ред.) был арестован в Москве по подозрению в даче взятки. Позже его статью переквалифицировали на мошенничество. В 2019 году суд приговорил бизнесмена, который так и не признал свою вину, к 2,5 года колонии. Изоляция Сафаева, бизнес которого столкнулся с финансовыми проблемами еще до его посадки, привела к быстротечной банкротной агонии предприятий группы, инициированной банками-кредиторами. Только обязательства ГК «Инвэнт» перед «Газпромбанком» оценивались в 2,9 млрд рублей.

Начальная процедура банкротства в отношении крупнейшего завода группы, «Таткабеля», была введена в июле 2019 года. Ее запустило ООО «Росскат-Центр» —- торговое подразделение самарского АО «Росскат» (производит медную катанку и кабели для нефтегазовой и энергетической промышленности). Но в ноябре того же года в результате серии правопреемств истцом стало московское ООО «Интерфинтэк», принадлежавшее через АО «Регион Сервис» бизнесмену Сергею Кучерявенко, связанному с бизнесом «Газпрома».

В сентябре 2020-го «Таткабель» был признан банкротом. Позднее эту участь разделили и другие предприятия группы. Как ранее рассказывало «Реальное время», «Газпромбанк» вел интенсивную борьбу за активы группы «Инвэнт», в частности за завод «Таткабель» (в ноябре 2019 года вошел в его реестр с требованием в 2,7 млрд рублей), с Сафаевым.

В Татарстане давно активно муссируются слухи о возможном переходе «Инвэнта» структурам, связанным с «Газпромбанком». Сам банк — крупнейший кредитор «Инвэнта», с ним была достигнута договоренность о поддержке предприятий группы. Как сообщали СМИ, производственные мощности «Таткабеля» арендовала дочерняя компания ПИФа «Газпромбанка» — АО «Газпромбанк — управление активами». Для этого в прошлом году он учредил в Казани ООО «Завод «Таткабель», ООО «Завод «Инвэнт-электро» и ООО «Инвэнт+».

Для руководства же новым «Таткабелем» был приглашен Владимир Бухин, топ-менеджер компании «Промтех» Валерия Шадрина. Последний, как известно, арендует мощности у КЗСК, который также проходит процедуру банкротства. Бухин не случайный человек для данного производства: ранее руководил Дальневосточным кабельным заводом.

Как ранее рассказывали местные издания, арендаторам удалось избежать роспуска персонала кабельного завода. Более того, со ссылкой на Бухина сообщалось, что число работников даже планируется увеличить более чем на 30 процентов. «Таткабель» за время аренды поднял объемы производства продукции: с 390 млн рублей в 2019 году до 4 млрд рублей в прошлом. По нынешнему году эта цифра, по прогнозам, должна была вырасти до 5 млрд. Как сообщал «Интерфакс», в июле прошлого года Федеральная антимонопольная служба удовлетворила ходатайство ООО «Завод Таткабель» о получении в собственность всех находящихся в РФ основных производственных средств ООО «Таткабель».

Активы «Таткабеля» достались ИП и микропредприятию

Ранее «Реальное время» рассказывало, что в последние дни 2020 года имущественный комплекс обанкроченного завода «Таткабель» первым из активов холдинговой компании «Инвэнт» был продан на открытом аукционе.

Покупателем самого крупного лота стал предприниматель Руслан Бекмурзин, предложивший самую высокую цену. За кабельный завод площадью 26,4 тыс. квадратных метров, включая землю, оборудование и инвентарь, при стартовой цене 848,5 млн рублей он выложил 890,9 млн рублей. Два других участника торгов, московское ООО «Сектор» и ООО «Нефтяная электронная компания» (НЭК) из Пермского края к таким жертвам оказались не готовы. В целом первый лот объединил 1,4 тыс. наименований имущества. По описанию «Интерфакса» в их числе три земельных участка (около 6,2 га), само предприятие с трансформаторными подстанциями и противопожарными системами, немецкая климатическая камера, станки, шкафы, мебель и даже вывеска «Таткабель».

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», Бекмурзин в прошлом владелец ООО «Стройрост», учрежденного в городе Магниторске Челябинской области (предоставляло вспомогательные услуги для бизнеса). С 2016 года ведет деятельность как индивидуальный предприниматель. Регулярно участвует в аукционах по продаже имущества банкротящихся компаний, в ряде случаев действуя на основании агентских договоров в интересах других лиц. Ныне он, судя по аукционной документации, житель Москвы.

Первый лот объединил 1,4 тыс. наименований имущества, в их числе три земельных участка, само предприятие с трансформаторными подстанциями и противопожарными системами, немецкая климатическая камера, станки, шкафы, мебель и даже вывеска «Таткабель». Фото: wikimapia.org

На два других лота, в которые была объединена иная часть оборудования завода «Таткабель» (а также инвентарь, мебель, машины и земля) претендовали те же «НЭК» и «Сектор». Они достались последнему по начальной цене 29,5 и 58,7 млн рублей. Бенефициаром и гендиректором «Сектора» числится предприниматель Сергей Кувшинов, на которого также оформлено ООО «Приоритет» (занимается покупкой и продажей недвижимого имущества) и ООО «Экстраком» (неспециализированная оптовая торговля). Связаться с покупателями не удалось.

Покупка имущества через посредников достаточно распространенная практика

Пестрота участников аукционов по продаже имущества банкротов давно уже никого не смущает. «В последнее десятилетие покупки на таких торгах приобрели большую популярность», — отмечает руководитель гражданской практики юрагенства «Юнэкс». Это объясняется ценой продажи: как правило, она существенно ниже рыночной.

Различные приобретения на банкротных аукционах становятся достаточно распространенным бизнесом, соглашается с ним Тубальцев. Во-первых, информация о самих торгах стала доступна потенциальным покупателям. Во-вторых, риски заключения сделок на них теперь низки. В-третьих, стоимость достаточно быстро снижается и есть возможность заключить сделку на очень выгодных условиях.

Вместе с тем, это требует свободных финансовых ресурсов, поскольку сделки оплачиваются немедленно, определенных навыков, связанных с отслеживанием торгов, взаимодействием с электронными торговыми площадками, оперативным исследованием реализуемого имущества и его рыночной стоимости, поиском последующих покупателей или инвесторов и т. п. «Тем не менее доля таких «профессиональных покупателей» на банкротных торгах является значительной и, наверное, будет только увеличиваться», — полагает он.

Впрочем, не обладающими большими материальными ресурсами участниками аукционов по продаже имущества потерпевших крах предприятий могут двигать и совсем иные причины. Ринат Чипчиков подтверждает, что приобретение имущества через «посредников» (с оформлением на иных лиц) — тоже достаточно известная практика. «Она направлена на завуалирование тех, кто фактически приобретает имущество. Причиной могут быть различные обстоятельства: утаивание своего реального финансового состояния, попытка вывести имущество из-под притязаний кредиторов, скрытие факта аффилированности между покупателем и организатором торгов и т. п.», — комментирует он.

В двух других лотах была объединена иная часть оборудования завода «Таткабель», а также инвентарь, мебель, машины и земля. Фото: tatarstan.ru

Замдиректора фирмы «Татюринформ» считает, что инвестору есть смысл прибегать к услугам посредников только в том случае, если он не уверен в собственных силах в части технической стороны вопроса, связанной с участием в торгах, либо вообще не хочет заниматься поиском имущества, которое продается через такие торги, полностью отдавая эти вопросы на откуп привлеченному агенту. Но он допускает, что возникают ситуации, когда реальный инвестор просто не хочет обозначать свое присутствие в такой сделке. Например, когда купить имущество хочет какой-либо кредитор или лицо, которое контролировало деятельность должника в период до признания его банкротом. «Вообще-то закон не запрещает кредиторам, в том числе субординированным, участвовать в торгах, т. е. они сами без каких-либо посредников могут принять в них непосредственное участие», — в то же время отмечает Павел Тубальцев.

Конкурсного управляющего выберут в финале «конкурса»?

Одним словом, как бы то ни было, конкурсному управляющему «Таткабеля» предписано представить суду к 12 февраля реестр требований кредиторов (с указанием размера их денежных притязаний) и данные специального банковского счета должника. Но с этим тоже может возникнуть заминка. Дело в том, что арбитражного управляющего у «Таткабеля» на данный момент нет. Последний, кто занимал этот «пост», Игорь Ковалев, пал жертвой банков-кредиторов.

Ковалев, член Ассоциации «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа», был утвержден в этом качестве 1 сентября прошлого года, когда Арбитражный суд Татарстана признал кабельный завод Сафаева банкротом и дал старт конкурсному производству. Однако, судя по материалам арбитража, двум другим банкам-кредиторам «Таткабеля» «СМП Банку» и «Росбанку» конкретно этот управленец финальной банкротной процедурой пришелся не по нраву. По той простой причине, что, судя по всему, они считают его креатурой «Газпромбанка».

В частности, СМП Банк подал апелляционную жалобу на упомянутое решение татарстанского арбитража. Точно так же поступил и Росбанк. Закон «О банкротстве» предписывает, что арбитражный управляющий обязан «действовать добросовестно и разумно» в интересах должника, кредиторов и общества.

А в данном случае кредиторы засомневались в независимости Ковалева. Ничего не утверждая, они, тем не менее, указали на его возможную заинтересованность по отношению к должнику и Газпромбанку. Факты в обоснование своих сомнений привели такие. В деле о банкротстве ООО «Инвэнт-Электро» Ковалев был утвержден временным управляющим и исполнял эти полномочия с 18 июня 2019 года по 14 февраля 2020-го. А «Таткабель» и «Инвэнт-Электро» аффилированы в том числе через их участника ООО «Инвэнт»: это ранее было установлено судами. Одним словом, не исключен конфликт интересов участвующих в деле о банкротстве лиц.

«СМП-Банк» и «Росбанк» считают, что «Газпромбанк» как мажоритарный кредитор «рулит» банкротством ГК «Инвэнт» сугубо в своих интересах. Фото: tatarstan.ru

«СМП Банк» и «Росбанк» также ссылались на то, что «Газпромбанку» принадлежит большинство голосов в реестре требований кредиторов «Таткабеля». В связи с этим он «способен принимать решения по всем вопросам повестки дня». Они напомнили, что на первом собрании кредиторов 7 августа прошлого года именно эта кредитная организация отдала свои голоса за избрание Ковалева «конкурсником».

И это был далеко не единственный случай, когда чаша весов склонялась в его пользу благодаря мнению «Газпромбанка». К примеру, так было и в банкротном деле АО «Машиностроительный концерн ОРМЕТО-ЮУМЗ», которое в 2019 году начал рассматривать Арбитражный суда Оренбургской области.

Когда один и тот же арбитражный управляющий неоднократно избирается конкурсным кредитором в различных делах о банкротстве, это может говорить об отсутствии его беспристрастности по отношению к такому кредитору. Само собой, это способно повлиять на его решения и действия в ходе банкротства: он может представлять интересы мажоритарного кредитора в ущерб интересам остальных.

Апелляционный суд посчитал эти косвенные признаков достаточными для выводов о «вероятности отсутствия должной независимости». В результате решение татарстанского арбитража в части утверждения Игоря Ковалева конкурсным управляющим «Таткабеля» было отменено, вопрос направлен на рассмотрение в суд первой инстанции. Управляющего рекомендовано определить «посредством случайного выбора».

Но «Газпромбанк», равно и как сам Ковалев, уже отреагировал на постановление апелляции, склонившейся на сторону их оппонентов. 20 января Арбитражный суд Поволжского округа принял к производству их кассационные жалобы на декабрьское постановление апелляции, выписавшей «конкурснику» увольнительную. Их рассмотрение назначено на 25 февраля. Узнать мнение самого Ковалева на этот счет не удалось: он не брал трубку и не отвечал на сообщения.

Вряд ли первая инстанция за этот вопрос возьмется раньше — дождется «вердикта» АС ПО. Кроме того, «СМП Банк» все еще пытается добиться признания недействительным договора 2018 года, по которому имущество «Таткабеля» (920 позиций, включая сам кабельный завод на площади в 26,4 тыс. «квадратов») было заложено «Газпромбанку». Ранее «Росбанк» дошел до Верховного суда РФ, стремясь вытеснить «Газпромбанк» из реестра кредиторов «Таткабеля», но ему отказали в принятии жалобы.

«Реальное время» писало, что кредитные организации ведут активную борьбу за активы холдинга, включая кабельный завод. В частности «СМП Банк» и «Росбанк» считают, что «Газпромбанк» как мажоритарный кредитор «рулит» банкротством ГК «Инвэнт» сугубо в своих интересах, и пытаются ему в этом противодействовать.

Любовь Шебалова
Экономика Татарстан Сафаев Эльбек МаратовичФардиев Ильшат ШаеховичИНВЭНТ

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 25 янв
    ГУ ИНВЭНТ разве не ожил? Вроде как снова начали работать
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Как всегда у нас, конец только начало
    Ответить
    Анонимно 25 янв
    Время покажет
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Какие все хитроделанные
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Ну и молодцы
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии