Новости раздела

«Вакцина — это не лекарство отчаяния, которое применяют, когда нет другого выхода»

Так что стоит подождать момента, когда появится уверенность в ее безвредности, считает Марк Головизнин

«Вакцина — это не лекарство отчаяния, которое применяют, когда нет другого выхода»
Фото: msmsu.ru

«Пульмонолог Минздрава по ЦФО профессор Андрей Малявин сказал, что не будет прививаться раньше 2021 года. Вакцина должна пройти все необходимые клинические испытания, тогда она будет безвредной. За столетнюю историю прививок выработался алгоритм: сначала это лабораторные испытания, затем многократные испытания на животных для определения необходимой дозы вакцины, а затем уже испытания на добровольцах и в клинике. От лабораторного этапа и конструкции вакцины до ее внедрения в практику проходит обычно 2—3 года», — утверждает кандидат медицинских наук, доцент МГМСУ Марк Головизнин. В колонке, написанной для «Реального времени», он рассуждает о том, должно ли быть поголовным применение вакцины от COVID-19 и как избежать повторения истории с вакциной от лихорадки денге на Филиппинах.

Вопрос не «какие осложнения дают вакцины», а «какие люди дают патологические реакции на вакцины»

Что такое вакцина? Это ослабленный болезнетворный агент или его части, которые намеренно вводятся в здоровый организм для профилактики более тяжелого течения болезни. Вакцины применяются в мире уже более ста лет, и все это время существуют какие-то осложнения после прививок. И тем не менее актуально ставить вопрос не «какие осложнения дают вакцины», а «какие люди дают патологические реакции на вакцины». Если вакцина сделана с полным соблюдением технологий, то причины осложнений не в ней, а в конкретном человеке. Есть люди, которые в силу наследственных или приобретенных факторов могут иметь тяжелые осложнения от прививок. Легкие, безвредные для здоровья реакции могут появляться у значительной части вакцинированных.

Осложнения возникают в первую очередь из-за аллергии. Еще с довоенных времен ХХ века в мире известен термин «сывороточная болезнь». У ряда больных, которым вводили вакцину, развивалось это тяжелое осложнение. Оно выражается в поражении почек, легких, суставов и связано с тем, что белковые компоненты вакцины не удаляются вовремя клетками-фагоцитами. А другая причина осложнений — это врожденные иммунодефициты. Таким детям нельзя прививать живые вакцины типа БЦЖ. Вакцина БЦЖ — это живой ослабленный патогенный штамм бактерии туберкулеза. Но если у ребенка иммунодефицит, то даже этот безобидный штамм может вызвать заболевание по типу туберкулеза. Но и иммунодефицит, и аллергическую предрасположенность можно заранее прогнозировать. Сейчас стоит вопрос о том, что вакцинация должна иметь персонализированный подход.

Сама вакцина не несет абсолютного зла, иначе бы мы их не применяли. В мире поняли, что, несмотря на ряд осложнений от вакцин, если вакцинацию отменить, то последствия будут гораздо тяжелее и для общественного здоровья, и для государственного бюджета, который вынужден будет содержать много новых больных и инвалидов.

Нередко больные, начитавшись инструкций, наотрез отказываются применять препарат

В октябре 2019 года интернет пестрел объявлениями на разных порталах, что Минздрав опубликовал список смертельно опасных вакцин. На самом деле это была внутренняя методическая разработка для медиков, попавшая в руки журналистов. В ней просто анализировались все возможные осложнения от традиционных вакцин, которые применяются уже почти 100 лет. Туда попали известные вакцины против коклюша, столбняка и дифтерии (АКДС), БЦЖ, против кори. В этой методичке говорилось, что у ряда людей могут быть осложнения от вакцинации либо легкие, либо тяжелые. И врач должен определять для каждого человека показания к вакцинации. Такая же информация содержится и в тех огромных инструкциях, которые прилагаются к современным препаратам, продающимся в аптеке. Она предназначена для того, чтобы люди не занимались самолечением.

Сейчас принято, что если при клинических испытаниях лекарства у одного из 100 тысяч возникает тяжелое осложнение, то об этом нужно написать в инструкции. И уже врач должен соотнести степень риска и пользы. Но ведь у нас самолечение давно в ходу. И поэтому нередко больные, начитавшись таких инструкций, наотрез отказываются применять препарат, потому что там написано, что может быть инфаркт миокарда. И объяснить, что он был у одного из 100 тысяч, уже практически невозможно. Тем не менее объяснять надо — это тоже задача врача, как и в отношении вакцинации.

В советские времена у нас была всеобщая вакцинация. Это имело свои большие позитивные последствия, но при этом медицина у нас, да и в мире тоже, была во многом авторитарной: если врач что-то сказал, то надо именно так и делать. Сейчас медицина партнерская: пациент имеет право задавать вопросы, выбирать, кто его будет лечить, отказаться от лечения или дать информированное согласие на него.

Вакцина — это не лекарство отчаяния

Самая опасная вакцина — это та, которая не прошла установленных клинических испытаний. Об этом стоит поговорить в связи с нынешней ситуацией. За столетнюю историю прививок выработался алгоритм испытаний вакцины. Сначала это лабораторные испытания, затем многократные испытания на животных для определения необходимой дозы вакцины, а затем уже испытания на добровольцах и в клинике. От лабораторного этапа и конструкции вакцины до ее внедрения в практику проходит обычно 2—3 года. Как показывает история вакцинации, вспышки осложнений, не связанных с индивидуальной непереносимостью, были связаны с нарушениями вакцинной технологии. Так было в Германии в 1930 году, когда вместо БЦЖ детям по ошибке был введен патогенный штамм. Тогда 70 человек умерло от туберкулеза.

О вакцине от COVID-19 говорят на протяжении всей пандемии. И чем дальше мы проходим через карантин, тем больше заявлений о том, что мы получим вакцину уже осенью этого года. 30 мая в СМИ была опубликована информация, что уже совсем скоро будет вакцина, которая вводится через нос.

Но вирус появился только в 2019 году. Должно уйти какое-то время на расшифровку его генетического аппарата, его белковой структуры, клинических симптомов болезни. Здесь встает вопрос: в какие сроки мы должны получить вакцину, которая пройдет все этапы проверки? На этот счет есть несколько тревожных высказываний авторитетных деятелей в медицине. В частности, академик Виталий Зверев заявил, что без досконального подтверждения безопасности вакцины угроза ее применения может быть смертельной. Академик Валерий Черешнев, президент российского общества иммунологов, сказал то же самое — что вакцина должна пройти все необходимые клинические испытания, тогда она будет безвредной. Здесь выше головы не прыгнешь. На это уходит время. Да, сейчас можно смоделировать какие-то этапы на компьютере, но это не отменяет необходимости экспериментальной проверки.

Пульмонолог Минздрава по ЦФО профессор Андрей Малявин сказал недавно, что не будет прививаться раньше 2021 года, исходя из того, что вакцина — это не лекарство отчаяния, которое нужно, когда нет другого выхода.

Вакцина — это «ослабленная болезнь», которая вводится здоровым людям, и надо быть уверенным в ее безопасности.

Люди, получив прививку, заболевали тяжелой формой лихорадки денге с летальностью в 50%

Здесь уместно напомнить о недавней трагической ситуации, связанной с вакциной от лихорадки денге. Это было в 2017 году. Лихорадка денге — тяжелое заболевание, которым болеют миллионы людей. Заразиться ею можно несколько раз, нет пожизненного иммунитета, нет специфического лечения. Значительная часть людей тяжело переносит эту болезнь, но выздоравливают. Но есть так называемая тяжелая форма лихорадки денге, когда развиваются массивные кровоизлияния во внутренних органах, тромбозы сосудов, что мы видим и при тяжелом течении ковид-инфекции.

Фармацевтический гигант Sanofi потратил 10 лет на разработку живой вакцины от денге. Работы были закончены в 2015 году, а в 2016-м ВОЗ высказала опасения относительно возможных осложнений. Тем не менее правительство Филиппин, проигнорировав предупреждение ВОЗ, закупило эту вакцину на 60 млн долларов. Было привито примерно 700 тысяч детей и подростков. Оказалось, что привитые этой вакциной получали высокий уровень антител, это был формальный признак того, что вакцина работает.

Сейчас тоже думают, что если в крови есть антитела к COVID-19, то значит, что у человека приобретен иммунитет, но на самом деле все сложнее.

С вакциной от лихорадки денге вышло следующее: да, уровень антител повышался, но при этом не заболевали только те, кто уже переболел этой инфекцией. А те люди, которые раньше не болели, получив прививку, заболевали тяжелой формой лихорадки денге с летальностью в 50%. И на Филиппинах начали умирать. Во-первых, стали приходить сообщения о смертях среди привитых детей — от 14 до 200 погибших по разным данным. Самое главное, в 2019 году на Филиппинах разразилась новая эпидемия лихорадки денге, причем заразилось гораздо больше людей, чем до применения вакцины. Использование вакцины было остановлено, но 60 млн долларов уже потрачены. При этом правительство и судебные органы Филиппин возбудили ряд уголовных дел как против чиновников, так и в отношении сотрудников фармкомпании.

Будет ли вакцина от COVID безвредной?

В итоге произошел своеобразный эксперимент на людях. Его данные учитываются, и последние научные статьи говорят, что вакцина от денге должна быть усовершенствована: она должна поднимать не только уровень антител в крови, но и стимулировать клеточный иммунитет. Вакцину модифицируют, вводят туда белки, которые активировали бы клеточные рецепторы, чтобы предотвратить разгон иммунной системы (цитокиновый шторм). Но уже видно, что новая прививка — дело не самого ближайшего будущего. Кстати, эпидемия на Филиппинах имела и социальные последствия в виде массового отказа от других вакцинаций. Как результат — новая эпидемия кори у взрослых с двумя сотнями летальных исходов в прошлом году.

В наше время стоит вопрос: нужна ли вакцина от COVID-19 всем? И самое главное: будет ли она безвредной? Не повторит ли она историю с вакциной от лихорадки денге? И только ли при высоком уровне антител можно говорить о приобретенном иммунитете? Есть данные о том, что высокий уровень антител у зараженных COVID-19 — ненадежный показатель излечения от вируса. Он не означает, что человек никогда больше не заболеет инфекцией COVID-19.

Уже фигурируют новости, что за отказ от вакцинирования будут налагаться штрафы. В преддверии выпуска вакцины от COVID-19 случай на Филиппинах требует самого детального разбора в России.

Сама по себе вакцина от COVID-19 необходима, но она должна пройти все необходимые этапы испытаний на животных, на добровольцах и в клиниках. На это должно уйти необходимое время, здесь опасно действовать как-то по-другому.

Нужно помнить про первый принцип врача, который говорит: «Не навреди». И высказывания очень уважаемых медицинских деятелей РАН, которые я привел выше, не должны быть проигнорированы.

Марк Головизнин
Справка

Марк Головизнин — кандидат медицинских наук, доцент кафедры внутренних болезней МГМСУ им. А.И. Евдокимова, член Совета ассоциации медицинских антропологов. Сфера научных интересов: иммунология, интердисциплинарные исследования, медицинская антропология.

ОбществоМедицина
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 12 июн
    А что у нас уже есть вакцина действующая? Не слышал об этом. Любая вакцина сначала проходит испытания, а это не менее 1-2 лет, а уж потом для отдельной группы испытуемых она применяется и только потом при успешных тестах идет в массы
    Ответить
  • Анонимно 12 июн
    Аллергия широко распространяется.
    Ответить
  • Анонимно 15 июн
    Как люди любят писать ни о чем
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии