Новости раздела

Если вы думаете, что «Рубин» никогда не был плох так же, как сейчас…

…то вы ничего не знаете о задержаниях гендиректора, дошираке и трех «баранках»

Если вы думаете, что «Рубин» никогда не был плох так же, как сейчас…
Фото: rubin-kazan.ru

Понятно, что проблемы «Рубина»-2019/2020 так же соотносимы со случавшимися ранее, как современный Маколей Калкин — с тем невинным мальчиком, что раз за разом оставался под Рождество один дома, но лишний опыт еще никому не мешал. Уж лучше учиться на своих ошибках, чем повторять чужие. О самых трудных сезонах «рубиновых» в их истории — в материале «Реального времени».

1958 год — 14-е место из 16 команд во второй лиге

Дебютный сезон для казанской команды, которая носила в те годы название «Искра», и не ожидался легким. «Искру» собирали с миру по нитке, одна из ниток вела в Ленинград, откуда приехал знаменитый в прошлом футболист Петр Дементьев, которому советский писатель Лев Кассиль посвятил повесть «Пекины бутсы». Пека приехал в Казань тренировать, но не один, а с сыном Рудольфом Дементьевым, и последний трижды выходил на поле.

Ярче всего из того состава «Искры» возгорелось пламя голкипера Ильяса Галимова, который затем был приглашен в ленинградский «Зенит» и, уже уходя из него, застал молодого пермяка Павла Садырина, будущего тренера «Рубина».

Галимов первым в истории проложил маршрут «Рубин» — «Зенит», но затем в 1966 году вернулся в Казань, где защищал ворота команды, которая к тому времени называлась «Рубин». Интересно, что спустя 8 лет после дебюта он застал в той команде своих партнеров по «Искре» Алексея Берючевского и Виктора Суркова. Местные воспитанники первого состава команды на долгое время стали основой казанской команды, а Берючевский, Анатолий Кашурин и Юрий Марков работали затем в тренерском и административном штабах команды.

Но в 1958 году все они были дебютантами. Это обстоятельство, а также чехарда в тренерском корпусе (Дементьев был вторым из четырех (!) наставников команды за сезон) и опыт и сила соперников предопределили 14-е место «искровцев».

В 1958 году все были дебютантами. Это обстоятельство, а также чехарда в тренерском корпусе и опыт и сила соперников предопределили 14-е место «искровцев». Фото football-fun.ru

1979 год — 19-е место из 24 команд во второй лиге

Вылетев в 1977 году из первой лиги, «рубиновые» начали перезагрузку, снова сделав ставку на своих воспитанников под руководством местного наставника Берючевского. Он стал обновлять команду годом ранее, обнаружив для профессионального футбола Сергея Агафонова (третьего бомбардира в истории команды), который в год дебюта сразу же забил 22 гола.

— Сколько он забил с моих передач, — вспоминал лидер той команды Ренат Камалетдинов. — Я ему всегда говорил: «Серега, я тебя, как ребенка малого, с ложечки кормлю». Мы же с ним почти ровесники, давно друг друга знали, когда он еще в «Ракете» центрального защитника играл. Это только потом, со временем, в форварда переквалифицировался. Колотушка у него была будь здоров!

Команда с ценным опытом первой лиги, вернувшись на уровень второго дивизиона, заняла шестое место, но в межсезонье продолжилось ее обновление. Руководство клуба за два сезона провело серьезные изменения. Валерий Мартынов и Раиф Сибгатуллин перешли в «Крылья Советов» из Куйбышева, команда рассталась с ветеранами Мурадом Задикашвили, Валентином Марамыгиным, голкипером Александром Ивановым, проводившим последний сезон. Вернулся в родное Подмосковье Владимир Статкевич, который в будущем стал гендиром команды «Зоркий» по хоккею с мячом, ушли «легионеры» Тимур Дзагнидзе, Юрий Суренский и Валерий Усенко. И уровень команды упал.

— Когда я уходил из «Рубина», на премиальные особо не рассчитывали, — снова обращаемся к воспоминаниям Камалетдинова.

— Нас воткнули в девятую зону с командами Азербайджана, Армении и Грузии, и, играя там, о победах можно было не мечтать. А мы же туда уезжали, как на гастроли, перебирались из одной республики в другую. Поскитался я там и с «Рубином», и с челнинской «Турбиной», это ужас. Все эти Зугдиди, Ланчхути, Поти, Самтредиа, Гори, там хоть в музей Сталина сходили, какие-то воспоминания, помимо футбола. Которым там, честно говоря, и не пахло. Стадиончики маленькие, народу на трибунах мало, в том же Ланчхути вообще одна дорога через весь этот городок, скорее даже село. Трибуны, как у нас на стадионе «Тасма», и то только по линии поля, за воротами трибун не было, как и беговых дорожек, что логично. (Девять лет спустя местная «Гурия» уже играла в высшей лиге, а «Рубин» продолжал «ковыряться» во втором дивизионе, — прим. ред.), — рассказывает он.

Статистика подтверждает слова Камалетдинова — всего одна победа в 23 выездных матчах. Тут следует сделать одно уточнение. Мы целиком и полностью за процесс омоложения и ставку на собственных воспитанников — два принципа, которого придерживалось тогдашнее руководство «Рубина». Это даже можно и совместить, позволив себе шаг назад на время становления новой команды, но должны соблюдаться несколько условий. Во-первых, наличие талантливой молодежи, перед которой можно расчистить дорогу. Во-вторых, наличие в команде костяка из опытных или хотя бы поигравших на серьезном уровне спортсменов.

«Рубин» не отвечал ни одному из этих условий. Возможно, на эксперименты его руководство подвигла уверенность, что в казанском футболе полно людей уровня Николая Осянина и Виктора Колотова, или же Геннадия Еврюжихина и Александра Корченова, которых вообще не оценили должным образом в родном городе. Но конкретное поколение никем, кроме Игоря Долгополова, Анатолия Распускова и появившегося год спустя яркого Игоря Савельева, особо не запомнилось. Не имея достойных партнеров, ушел в самом расцвете Камалетдинов, сник Агафонов, и «Рубин» на долгие 10 лет погрузился в болото второй лиги.

1984 год — 10-е место из 17 команд во второй лиге

Правда, и в этот 10-летний временной отрезок был свой всплеск в 1982 году, когда мы уступили Челябинску право играть в стыковом турнире победителей зон, и падение в 1984 году на 10-е место, связанное с очередной попыткой сделать ставку на свою молодежь. Для понимания ситуации: мы уже не играли с закавказскими командами, нашими соперниками были соседи по Поволжью и Уралу, но даже среди них столица Татарии оказалась ниже команд из Дзержинска, Магнитогорска, Тольятти и «заклятых друзей» из Уфы. Почему?

Во-первых, некому было забивать. От нас ушел найденный в Красноярске бомбардир Вадим Попов (69 голов за 130 матчей), который один в стартовом сезоне — 1982 забил 24 гола. В 1984 году вся команда наскребла по сусекам 26 мячей. С талантливой молодежью дела обстояли гораздо лучше: Павел Соловьев, Сергей Жуков, Сергей Татаркин, 16-летний Владимир Артамонов, ушедший годом ранее в армию Эдуард Акбаров. Проблема затем проявилась в другом. Соловьев ушел в Ставрополь, Артамонов — в Ленинград, Татаркин — в Ростов-на-Дону, Акбаров заиграл на Украине, как и выращенный ранее Савельев, Жуков поднялся выше всех, в «Торпедо», а оттуда уехал в чемпионат Швеции. Но в родной «Рубин», в конечном итоге, вернулся только Ильгиз Фахриев, и то в качестве административного работника. А тогда он забил первый и единственный гол за родную команду, поразив ворота челнинской «Турбины», в которую отправился год спустя.

— Когда я должен был переходить во взрослый футбол, была организована ШВСМ — Школа высшего спортивного мастерства, — рассказывал автору этих строк Фахриев.

— Тренировать ее доверили Александру Евгеньевичу Иванову. Он собрал под свои знамена всю талантливую молодежь Казани, и мы этим составом выиграли первенство РСФСР среди ШВСМ. Обыграли мощные команды ростовского, волгоградского спортинтернатов. В итоге все разъехались, получив приглашения. Тут и частые смены тренеров «Рубина» имели свое значение, когда приходил новый наставник, то обязательно приводил парочку своих людей в состав. И яркое выступление игроков играло свою роль, когда троица наших удачно сыграла на известном турнире «Переправа» за сборную РСФСР — Жуков, Миронов, Соловьев, — считает Фахриев.

Подытоживая: для спорта Татарии 35—40-летней давности все было плохо. Хорошо работала спортшкола — лучших разбирали на раз-два, плохо работала — самим было некем играть.

1994 год — 15-е место из 18 команд во второй лиге

Но самые худшие сезоны советского времени и нынешние серые будни «Рубина» не сравнятся с сезоном 25-летней давности. Тогда от потери статуса профессиональной команды нас спасла маленькая трагедия «Иргиза» из Балаково Саратовской области, который и вовсе снялся с чемпионата.

То же самое мог пережить и «Рубин», заботы по содержанию которого с плеч прежнего хозяина КАПО им. Горбунова легли на спорткомитет города Казани, бедный по тем временам, как церковная мышь. Превратившись из автономной социалистической республики Татарии в Республику Татарстан, мы в том же футболе переместили центр развития в провинциальные Челны и Нижнекамск, где местные крупные предприятия КАМАЗ и «Нижнекамскнефтехим» крепко стояли на ногах. Лучшие воспитанники Казани на тот момент были в Челнах — Руслан Нигматуллин, Евгений Варламов, Айрат Гайнуллин, Марсель Тухватуллин, или в Нижнекамске — Айрат Ахметгалиев, Рустем Булатов, Ильдар Гарифуллин, Юрий Уткульбаев, Сергей Харламов.

Что касается Казани и «Рубина», то в начале 90-х здесь шаталось все и вся. В 1994-м «Рубин» уже на старте чемпионата не смог выехать на выездные матчи в Городище (единственный город, где в местной «Олимпии» провел один сезон на профессиональном уровне нынешний коуч «Рубина» Леонид Слуцкий) и в Волжский. Уже во втором круге не выбрались в Тулу. На наше счастье, «Иргиз» к тому времени уже самоликвидировался, а снимать еще одну команду за три прокола в федерации футбола не захотели.

В Казани, как могли, пытались вдохнуть жизнь в разношерстную компанию, которая в тот год носила гордое звание футболистов «Рубина».

По словам экс-капитана «Рубина» Харламова, игрокам зачастую приходилось питаться дошираком. В ее составе были будущие «миньщики» «Приволжанина» Дмитрий Благов, Денис Тазеев, Сергей Ченушкин…

Вместе играли «отцы», как Наиль Садыков, и «дети», как 16—17-летние Павел Прыгунов, Антон Снегуренко, Айдар Яруллин, Альберт Насыбуллин, отец бывшего капитана «Барса» Эдуарда Насыбуллина. Олега Нечаева и Рустема Хузина футбольная судьба забросила в Волгоград. Даже 40-летний Валерий Мартынов продолжал свою карьеру в Ижевске, чтобы уже через год закончить ее в Казани. Но для этого команде нужно было выжить. И помог это сделать человек, которому еще при рождении был предначертан подвиг во имя «Рубина». Речь идет о капитане того сезона Рубине Равилове, который забил победный гол в решающем матче с нашим конкурентом «Дружбой» из Йошкар-Олы. В итоге команды из Марий Эл не стало, но в новых экономических условиях никакой «дружбы» не могло быть в принципе.

2001 год — 8-е место из 18 команд в первой лиге

Тот сезон был один большой ужас. Разлад в административном штабе между гендиром Фахриевым и главным тренером Виктором Антиховичем привел к тому, что последний сбежал из команды.

— Сезон вспоминается как кошмарный. Как еще его охарактеризовать, когда меня обвиняли в поджоге машины главного тренера. Врагу не пожелаешь...

Это говорит Фахриев, которому вместе с администратором «Рубина» Искандером Шайховым пришлось пробыть три дня в заточении по обвинению в этом самом поджоге. А у Антиховича, кстати, еще и с квартирой в Москве произошли неприятности — то ли поджог, то ли ограбление. В итоге Виктор Петрович просто оставил «Рубин», и тот потерпел шесть поражений подряд. Ситуацию спас второй тренер Александр Афонин.

— Антихович бросил команду, какое-то время ею руководил Афонин, но он по определению второй тренер. Мне мэр Казани Камиль Исхаков поставил задачу — найти нового наставника «Рубину», и я начал составлять список кандидатов, — это снова воспоминания Фахриева.

А итоги поисков которого можно охарактеризовать, переделав слова популярной в то же время песни Сергея Крылова: «Так Казань узнала Курбан Бекиича!»

Итоги поисков тренера можно охарактеризовать, переделав слова популярной в то же время песни Сергея Крылова: «Так Казань узнала Курбан Бекиича!» Фото fcrubin.ru

2004 год — 10-е место из 16 команд в Премьер-лиге

И именно под его руководством мы провалили свой второй сезон в Премьер-лиге. По итогам первого все выглядело «шоколадно» — дебютанты выиграли бронзовые медали (впервые в истории чемпионатов России), завоевали путевку в Кубок УЕФА и подарили нам запоминающийся матч с ЦСКА, где голы Рони, Дениса Бояринцева и «коленка» армейца Евсикова вошли в сокровищницу российского футбола. Тогда даже Бояринцев попадал в переделки весело, вылетая с машиной в озеро Кабан и скрашивая это событие голами в очередном матче.

Следующий же чемпионат был «кромешный ад». Казалось бы, делегировав на Евро-2004 Шаронова, усилив бронзовый состав двумя кандидатами в сборную Чехии (бронзовый призер ЧЕ того года, кстати) Досталеком и Петроушем, прикупив бразильца Алоизио и бельгийца Русселя, мы усилили свою атакующую мощь и укрепили тылы. Но уже со старта чемпионат не задался: 4 очка в семи стартовых матчах, и мы в зоне вылета. К счастью, в годы дебюта в Премьер-лиге еще действовала некая магия, благодаря которой мы успешно играли дома с московскими командами. Вот и в 2004 году мы одержали первую победу, переиграв дома «Спартак», второй раз победили уже «Торпедо-Металлург» и завершили первый круг камбэком в игре с ЦСКА — 2:1. Злые языки поговаривали, что мы будем отдавать армейцам три очка за прошлогоднюю победу в бронзовом матче, но, хочу заметить, чаще всего злые языки находятся в глупых головах. Даже пропустив первыми, «рубиновые» нашли в себе силы для победы: 19 очков после 15 матчей, негусто, конечно, но ведь московские команды только трижды приезжали в Казань, в том числе и поэтому у нас в копилке было всего четыре победы.

Второй круг начался с поражения от ФК «Москва» в Москве (тавтология была вызвана тем, что соперники — бывший «Торпедо-Металлург» — прямо по ходу чемпионата сменили название). После 18 туров у казанцев было 20 очков, что гарантировало достаточно беспросветное окончание сезона, но к этому времени все поняли, что чемпионат ничто, еврокубки — всё. Дебют в них матчем в Вене, казалось бы, скрасил все шероховатости того сезона. 2:0 в гостях с куда более опытным «Рапидом»! После чего дома проиграли «Сатурну», поскольку Раменское — не Москва, и обыграли «Торпедо», поскольку это таки Москва.

И 26 августа, аккурат на следующий день после 52-летия Бердыева, болельщики пришли поздравить его в ожидании еще одной победы над «Рапидом». Но вместо вишенки на торте получили плевок в душу: 0:3.

После этого «Рубин» выдал серию матчей без побед, набрав 4 очка в семи матчах. Отдал одного бразильца Рони в аренду в «Крылышки», лечил другого бразильца Алоизио (10 матчей — 1 гол), читал нелицеприятные интервью Русселя (6 матчей — 1 гол). И только подойдя к домашней игре с «Кубанью» претендентом на вылет — 27 очков в 27 матчах, казанцы наконец-то показали характер. С другой стороны, повезло, что в соперниках оказалась «команда-лифт», отправившаяся по итогам сезона по привычному маршруту в первый дивизион.

На следующий день после 52-летия Бердыева болельщики пришли поздравить его в ожидании еще одной победы над «Рапидом». Но вместо вишенки на торте получили плевок в душу: 0:3. Фото youtube.com

Две домашние победы на финише над «Кубанью» и «Аланией» вознесли «Рубин» на пристойное 10-е место, но в целом сезон был провален. Разочарование от еврокубка, разочарование от дебюта Шаронова на Евро, закончившегося удалением, ни одной оправданной покупки, включая латвийца Виталия Астафьева, который через год заявит о том, что игроки сборной России пытались подкупить его товарищей перед матчем отбора ЧМ-2006. Из семи побед — четыре дома над москвичами, две на финише над аутсайдерами и лишь одна гостевая виктория над «Ротором».

Итогом сезона стало последующее построение нового «Рубина». Ушли ключевые игроки Бояринцев и Шаронов, Козко и Новотны, покинули нас и разочарования — Досталек и Петроуш, Алоизио и Руссель.

2007 год — 10-е место из 16 команд в Премьер-лиге

Отличительная черта того сезона состояла в том, что Бердыев попробовал сделать ставку на молодежь. К уже зарекомендовавшим себя татарстанцам Бухарову и Гильмуллину он в массовом порядке присоединил Ревишвили, Баляйкина, Голяткина, Дядюна, Киреева, Рязанцева, Яркина.

В межсезонье продали в «Зенит» яркого аргентинца Алехандро Домингеса, успевшего в 2006 году стать лидером команды. На питерцев произвел впечатление дубль в ворота «Зенита», который положил начало его разгрому — 3:0 в знаменитом матче, когда на «Центральный» пришли 26 тысяч человек, «голосующих ногами» за проведение летней Универсиады в Казани. А также его хет-трики в гостевых матчах с «Локомотивом» — 4:4 и ФК «Москва» — 5:0. С «Москвой», ворота которой защищал Козко, в защите играл Кузьмин, на тренерском мостике Слуцкий… Не воспоминания, а «именины сердца»! Для полноты картины скажем, что в полузащите «москвичей» выступали еще не пришедшие в Казань Петр Быстров и Сергей Семак и уже покинувший «Рубин» Томаш Чижек. Поговаривают, что поп-дива Леди Гага сочинила свою песню «Алехандро, Алехандро», вдохновленная подвигами Домингеса в Казани. Но это не точно…

Что касается сезона самого «Рубина», то снова не задалось с самого начала. У Бухарова случился рецидив старой травмы, и он выбыл на весь год. После таких потерь в линии нападения Бердыев сделал ставку на Фабиу Фелисиу в полузащите и Велько Пауновича в нападении и снова не угадал. Уточним, не угадал именно с ними, поскольку выстрелили Габриэл Ац и Кристиан Нобоа, а во временной перспективе еще и Лаша Салуквадзе.

Сам старт в сезоне был таким. В двух матчах на Кубок России проиграли «Ростову». Мелочь, а неприятно. Дальше мы шли ни шатко ни валко, и впервые количество очков стало больше, чем количество игр, лишь после домашней победы на «Крылышками» — 1:0 (14 очков после 12 матчей). На следующий день случился день рождения Гильмуллина, и через пять суток он скончался. Хотелось бы, конечно, знать и имя его невольного убийцы, и срок тюремного наказания, но… Наверное, мы слишком многого хотим.

После гибели Гильмуллина «Рубин», как ни странно, выдал серию из пяти побед, куда вошли по две виктории в чемпионате и Кубке Интертото. Фото sport-music-kino.blogspot.com

После гибели Гильмуллина «Рубин», как ни странно, выдал серию из пяти побед, куда вошли по две виктории в чемпионате и Кубке Интертото, а также выигрыш в новом розыгрыше Кубка России, но, спустя три года, нашим камнем преткновения снова стал «Рапид». «Рубин» на этот раз уступил ему уже в гостевом матче, после чего доигрывал сезон на морально-волевых. Единственной вспышкой стала победа 25 августа. Тогда в Казани был обыгран «Спартак» Черчесова, что стало первым поражением «красно-белых» под руководством Станислава Саламовича. А апофеозом провального сезона был разгром в домашнем матче с «Зенитом» — 1:4, состоявшийся практически месяц спустя.

По окончании сезона запомнилась нелепая попытка ведущих программы «Футбольный клуб», прежде всего Василия Уткина, обвинить «Зенит» в том, что он «купил» «Рубин». Эту тему в студии всерьез обсуждали «на троих» сам Уткин, кто-то из фанатов «Спартака» и, как не странно, юморист Михаил Грушевский, всю жизнь болеющий за ЦСКА. Уткин предположил, что 1:4 с «Зенитом» и на контрасте 3:1 со «Спартаком» — это неспроста. Такое объяснение, как подарок от игроков Бердыеву в день его 55-летия, на который и пришелся победный матч со «Спартаком», никому в голову не пришел. Но вклад «Рубина» в то чемпионство «Зенита» действительно был: именно засланный аргентинский казачок Домингес выбил головой мяч, летевший в пустые ворота питерцев в решающем матче с «Сатурном».

Джаудат Абдуллин
СпортФутбол Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 19 янв
    Джаудат, в Ростов уехал Александр Татаркин
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Джаудат,огромнейшее спасибо за статью. Пацаном был,ходил на матчи с 83 года. И все вехи клуба снова перед глазами. Настолько ярко вы все описали,каждое предложение живое. Не чета многим нынешним журналистам. Спасибо!
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    Вам спасибо за комментарий. Вы с 1983 года начали ходить? Я на год раньше. Сразу ж, после ЧМ в Испании пошел, и дебютный мой матч был "Рубин" - "Уралмаш" (первая команда Веретенникова). Наши выиграли - 3:1. Джаудат Абдуллин
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии