Новости раздела

«Трамп понимает, война — это катастрофа» — чем грозит России конфликт США и Ирана

Эксперты «Реального времени» об отсутствии шансов у Ирана в борьбе с Америкой, причинах рвения республиканцев к войне и прогнозах по ценам на нефть

События последних дней свидетельствуют, что Вашингтон с Тегераном находятся как никогда близко к развертыванию полномасштабной войны. Цены на нефть отреагировали на ситуацию резким скачком и таким же быстрым падением. Эксперты «Реального времени» поделились мнениями о том, будет ли конфликт иметь долгосрочное влияние на нефтяные котировки, как еще он может затронуть Россию и кому сегодня выгодна эта война — Трампу в свете президентских выборов и для отвлечения внимания от импичмента, Ирану, где в конце прошлого года шли жесткие уличные беспорядки, подавляемые властями, или нефтяным странам ради высоких котировок черного золота?

Убийства американского подрядчика и иранского генерала

Вялотекущее противостояние между США и Ираном, которое тлело все эти годы (от Обамы до Трампа включительно) в последние недели выродилось в настоящий военный конфликт. Формально он начался с гибели американского гражданина в прошлом году — представителя одного из подрядчиков США в регионе, и четырех военных в Киркуке в результате атак шиитской группировки «Катаиб Хезболлах» по иракским базам. В ответ американские беспилотники нанесли удары по членам этой группировки. А в последний день года в ходе акций протестов после похорон ряда участников группировки «Катаиб Хезболлах» убиты были бойцы движения «Аль-Хашд аш-Шааби» — протестующие штурмовали главные ворота посольства США в Багдаде в районе «зеленой зоны» иракской столицы, где расположены дипмиссии и правительственные учреждения.

Власти США осудили это «самым жестким образом» и убили влиятельнейшего иранского генерала Сулеймани, которого считали главным ответственным за происшедшее и «террористом». Иран (шиитская страна), в свою очередь, назвал удары США по иракскому ополчению «мерзостью», а на убийство Сулеймани, похороны которого тоже не обошлись без жертв уже среди самих иранцев, пообещал жестко ответить. И ответил вчера ракетными ударами по американским базам на территории Ирака, зацепив и «зеленую зону» Багдада.

Иран (шиитская страна), в свою очередь, назвал удары США по иракскому ополчению «мерзостью», а на убийство Сулеймани, похороны которого тоже не обошлись без жертв уже среди самих иранцев, пообещал жестко ответить. Фото epa.eu

Упавший самолет, нефть по 70 долларов за баррель и заявление Трампа

В ходе конфликта потерпел неожиданное крушение и украинский самолет, погибли 176 человек, причины катастрофы выясняются, но посольство Украины в Тегеране, написав сначала в «Фейсбуке», что версия теракта или ракетной атаки исключается, спустя пару часов свое сообщение удалило. Все это сопровождалось требованиями уже иракских властей (осудивших еще первые удары по шиитской группировке) к американцам покинуть их страну, уличными беспорядками в самом Иране, которые разгоняли у себя власти Тегерана, и предвыборными внутриполитическими конфликтами в США, где полным ходом идет процесс импичмента и готовятся к президентским выборам. На этом фоне нефть резко подскочила в цене до 70 долларов за баррель и вновь подешевела до 65 долларов.

Президент Дональд Трамп во вчерашнем вечернем заявлении отметил: «Иран, похоже, решил отступить, и это хорошо для всего мира», как бы дав понять, что ответных ударов не будет. А сегодня утром США даже сообщили в Совбез ООН о готовности к переговорам с Ираном. В то же время постпред Ирана при ООН предложение США о сотрудничестве уже отверг.

«Шансов у Ирана нет никаких, кроме как провоцировать США»

Конфликт никому не нужен, но потенциал для полномасштабной войны сохраняется, и все идет именно к такой развязке — хотя стороны войны и боятся, но никто пока ничего не предпринимает, чтобы ее избежать, считает политолог Борис Межуев, экс-редактор «Агентства политических новостей» и «Русского журнала», доцент философского факультета МГУ:

— Ужесточение американских санкций в конечном счете приведет к коллапсу иранской экономики, и они действительно уже оказались очень жесткими для Ирана. А поскольку у Ирана нет возможностей как-либо сдерживать агрессию соседних стран — той же Саудовской Аравии, то шансов у Ирана нет никаких, кроме как провоцировать США, подталкивая их к войне, может быть, понимая нежелание американского избирателя в предвыборный год видеть своего президента зачинателем новой войны. Ситуация пока напряженная, деэскалация чисто виртуальная — стороны просто отложили обмен ударами, — поделился эксперт мнением с «Реальным временем».

По его словам, хотя Трампу вести войну сегодня тоже невыгодно, так как в таком случае он может проиграть президентские выборы, однако американский президент остается заложником своей партии, которая находится полностью под контролем неоконсерваторов, «открыты все шлюзы для движения протоизраильского и саудовского лобби». Эти огромные деньги, уверен Межуев, идут на избирательную кампанию республиканских сенаторов. И партия «неоконов» обслуживает их интересы. Демократы же поставили Трампа перед угрозой импичмента, и он сегодня «буквально зависит от лояльности республиканцев, а лояльность их не беспредельна».

«Трамп вынужден действовать как его партия, а партия хочет войны»

— А тут еще [бывший советник Трампа по национальной безопасности] Джон Болтон собирается выступить на процессе по импичменту в Сенате и может предоставить какую-нибудь убийственную для Трампа информацию, подтверждающую обвинение. Поэтому Трамп вынужден действовать как его партия, а партия хочет войны. Почему? Потому что она полна деньгами сил, заинтересованных в предельном ослаблении Ирана, и эти силы понимают, что такого управляемого и подконтрольного президента больше не будет. Поэтому они и давят на Трампа. Как только Трамп убрал Болтона из своего окружения, а он был главным лоббистом войны с Ираном — уже через неделю началось дело об импичменте! Трудно себе представить, что это случайность, — считает политолог. — Но субъективно Трамп понимает, что война — это катастрофа. Он находится меж двух огней: Сциллой народного недовольства и Харибдой внутрипартийной фронды, которая легко может заменить его на [вице-президента] Майка Пенса одним голосованием в Сенате.

Россия же в настоящее время, конечно, снимает сливки с этого конфликта, уверен Борис Межуев, учитывая «Турецкий поток», улучшение отношений с Анкарой и цены на нефть, которые хоть и упали вчера, но, уверен он, в ближайшее время еще поднимутся. Путин на фоне конфликта «выглядит воплощением разумности, умеренности и прагматизма в современном мире, где разыгрываются какие-то шекспировские страсти».

Россия же в настоящее время, конечно, снимает сливки с этого конфликта, уверен Борис Межуев, учитывая «Турецкий поток», улучшение отношений с Анкарой и цены на нефть. Фото kremlin.ru

— Но проблема в том, что в глобальном смысле война между США и Ираном — это разрушение вообще всей основы ближневосточной стабильности. Это война на долгое время с непредсказуемыми последствиями, включая беженцев, распространение оружия массового поражения и терроризма. Огромное число проблем на Ближнем Востоке сдерживалось в значительной степени благодаря позиции Ирана, благодаря ему же в том числе был разгромлен и Исламский халифат. Снятие такого фактора, как Иран, — большой дестабилизирующий шаг с последствиями для всего евразийского континента. Поэтому все рационально мыслящие силы, в том числе и в Америке, понимают, что надо любым способом этот конфликт остановить, — полагает эксперт.

Цены на нефть взлетят, если стороны перекроют Персидский залив

Долгосрочные последствия для нефтяных котировок конфликт обязательно будет иметь, но только если он разовьется до такой степени, что воющие стороны перекроют движение танкеров в Персидском заливе, что сильно отразится на нефтяной отрасли, так как через Персидский залив идет почти 30% всей мировой нефти, считает партнер консалтинговой компании RusEnergy, востоковед, аналитик нефтегазового сектора Михаил Крутихин.

— В нашем же случае, когда был резкий скачок цен на нефть, а потом они сразу опустились, — это была игра на финансовом рынке, ничего не имеющая общего с балансом спроса и предложения. Среагировали владельцы, торговцы фьючерсами — «бумажной нефтью». А когда цены повысились — под воздействием психологического фактора! — то они, торговцы, просто зафиксировали прибыль [продав бумаги] и продолжают ее фиксировать, и поэтому цены снижаются, — объяснил «Реальному времени» аналитик.

По его мнению, России конфликт выгоден только в краткосрочном плане — опять же, если цены на нефть реально повысятся под воздействием военно-политической обстановки в этом регионе. Но в долгосрочном плане он абсолютно невыгоден ни нам, ни другим нефтяным странам: потому что как только цены повысятся более чем на 100—150 долларов за баррель, все потребители нефти немедленно начнут искать альтернативные энергоносители и развивать их, «и для России в долгосрочном плане это окажется крайне негативным результатом».

«Исчезновение Ирана с мирового рынка нефти уже просчитано во всех котировках»

— У самого Ирана, конечно, очень много нефтяных запасов, он находится на четвертом месте по их объемам, но Иран если сегодня и экспортирует нефть, то делает это только контрабандой и в очень незначительных объемах. Потому что американское эмбарго на поставки иранской нефти работает. Иран не в состоянии влиять как-либо на нефтяной рынок: исчезновение Ирана с мирового рынка нефти уже просчитано во всех котировках, Ирана как экспортера сегодня нет! — уверен Михаил Крутихин.

В то же время на экономику другой стороны конфликта нынешний кризис вряд ли серьезно повлияет, полагает аналитик:

— Даже если цены на нефть будут повышаться и дальше, в США просто активизируется добыча сланцевой нефти и других энергоносителей. Эффект нынешнего конфликта с Ираном на энергетическую отрасль Америки в настоящее время минимален, — заключил Крутихин.

Сергей Афанасьев
ПромышленностьНефтьОбществоПроисшествия
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров