Новости раздела

Трудности перевода: «Нижнекамск — это самая большая дыра в мире». Это совершенно не так!»

Как ХК «Нефтехимик» защищал свою репутацию от нападок бывшего игрока

Трудности перевода: «Нижнекамск — это самая большая дыра в мире». Это совершенно не так!» Фото: Сергей Афанасьев

Нижнекамский «Нефтехимик» провел день открытых дверей для СМИ, который стал своеобразным ответом на демарш его бывшего игрока, нелицеприятно отозвавшегося недавно как о клубе, так и о самом Нижнекамске. Бывшие работодатели канадо-американца Ти Джея Гальярди (у него двойное гражданство) с этой оценкой категорически не согласились. «Реальное время», побывав на клубной базе, попыталось оценить правоту той и другой стороны, заодно узнав, зачем на «Нефтехим Арене» сделали новую разметку, как игроки морозят себя до минус 200 градусов по Цельсию и почему вегетарианство хоккеисту все-таки противопоказано.

О чем шум: кто такой Гальярди и что он наговорил после отъезда из Нижнекамска

Приглашение «Нефтехимика» посетить «святая святых» клуба, ознакомиться с его базой и инфраструктурой, ледовым дворцом «Нефтехим Арена» и прочим прозвучало буквально через 3 недели после демарша бывшего игрока «волков» Ти Джея Гальярди. Экс-легионер сказал тогда, например, что город Нижнекамск не то «входит в топ-3 дыр в КХЛ», не то вообще «самая большая дыра в мире» (трудности перевода).

Гальярди фактически обвинил медицинский персонал клуба в том, что в рамках обычных предматчевых процедур ему через укол «занесли инфекцию в бедро», а больницы нефтехимической столицы Татарстана он назвал «жуткими, отвратительными, как в 1940-х». Заметим в скобках, что «Реальное время» писало в своем антирейтинге медучреждений РТ о проблемах Нижнекамской центральной районной многопрофильной больницы (а именно туда, по нашей информации, возили Гальярди после осложнений, прим. ред.). В частности, о большом, по данным ФОМС, количестве жалоб пациентов (в самой клинике, справедливости ради, данные о жалобах корректными не считают).

Приглашение «Нефтехимика» посетить «святая святых» клуба, ознакомиться с его базой и инфраструктурой прозвучало через 3 недели после демарша Ти Джея Гальярди

Но называть НЦРМБ «больницей «как в 1940-х» — как минимум несколько некорректно. Она была создана в 2009 году путем объединения пяти лечебных учреждений: Центральной районной больницы, городской больницы №2, городской больницы №3, больницы скорой помощи и стоматологической поликлиники. Всего к 2015 году в модернизацию клиники было вложено 330 млн рублей. Кроме того, в 2017 году здесь был проведен капремонт с установкой нового оборудования.

«Официальный язык КХЛ — русский! Мы на папуасском должны говорить?»

— «Нижнекамск — это самая большая дыра в мире!» Это совершенно не так. Если уж искать, где самая большая, то можно, наверное, и в Канаде найти, и в России, и где угодно еще, — не скрывая эмоций поделился сразу после нашего прибытия в клуб один из представителей «Нефтехимика» на условиях анонимности. — Наша база для хоккеистов не то что не самая худшая, а одна из лучших. И врачи у нас хорошие, потому что жизнь и здоровье хоккеиста медицинская служба любого клуба ставит на первое место!

Претензии Гальярди к тому, что здесь «все говорят по-русски», тоже удивили работников и игроков «Нефтехимика». Во-первых, английский знает и бывший главный тренер клуба Андрей Назаров (при котором и выступал за нижнекамцев канадо-американец), основательно поигравший в НХЛ, и тренер Вячеслав Гусов. И нынешний главный тренер Вячеслав Буцаев, к слову, тоже поиграл за океаном, английский у него на уровне.

Нынешний главный тренер Вячеслав Буцаев тоже поиграл за океаном. Фото hcnh.ru

— У нас был финский игрок Оскар Осала, был американец Дэн Секстон — они выучили русский язык! Они приехали сюда работать! Не мы поехали в США или в Канаду, а они к нам: так будьте добры, хотя бы элементарные вещи учите, — горячился все тот же представитель клуба. — Официальный язык Континентальной хоккейной лиги — русский! Мы на каком, на папуасском, что ли, должны разговаривать?

Как реклама «лопает» лед на арене

Нижнекамский клуб, замечает другой его работник, уважал и пожелания в еде Гальярди. Хотя многие и удивлялись тому, что он вегетарианец. Одному из специалистов «Нефтехимика», который оплатил игроку вегетарианский ужин после гостевого матча в Москве, тот до сих пор должен денег.

В Нижнекамске же Гальярди накрывали отдельно от других игроков вегетарианские обеды, однако он все равно питался «в каком-то кафе» неподалеку от ледового дворца «Нефтехим Арена», где, предполагают, он и мог изначально отравиться. Сама «Нефтехим Арена», 6-тысячный домашний стадион «Нефтехимика», построена еще в 2005 году рядом со старым ледовым дворцом. В 2015—2016 годах она была дополнительно реконструирована: здесь появились «финские» хоккейные борта по периметру площадки, что сделало их «травмобезопасными». Холодильное оборудование японских фирм для замораживания льда, центры с сауной и бассейном, спортзал для силовой подготовки, массажный кабинет, кабинет врачебного контроля — здесь появилось все, чего требует лига уровня КХЛ.

Александр Носов рассказал о сложности заливки «обыкновенного» хорошего ледового покрытия, которое меняют примерно раз в год

Александр Носов, начальник службы подготовки льда «Нефтехим Арены», рассказал о сложности заливки «обыкновенного» хорошего ледового покрытия, которое меняют примерно раз в год:

— Для этого надо сделать хорошую основу, на что уходит много времени — остудить плиту до минус восьми градусов, залить первый слой холодной водой, пройти комбайном, на следующий день залить горячей водой и т. д. Слой хорошего стойкого льда должен получиться в итоге толщиной 3,5—4,2 см. Ниже нельзя — на слое в 1,5 см «лежит» реклама. Бывают случаи, когда лед для хоккейного поля заставляют делать быстро. Это неправильно, — признается Носов. — Потом целый год просто мучаемся из-за этого. Лед лопается!

— А кто заставляет?

— Бывает так, что за 2 дня до начала хоккейного сезона приходят рекламные материалы и приходится укладывать поле за эти 2 дня. Тупо замораживаем лед над рекламой, не выдерживая никаких стандартов, — с сожалением ответил специалист.

Верхний слой льда меняется раз в неделю. Чтобы лед стоял, нужно держать температуру на компрессорах в минус 11—12 градусов, на поверхности льда — минус 6 (для фигуристов — минус 3).

Верхний слой льда меняется раз в неделю. Чтобы лед стоял, нужно держать температуру на компрессорах в минус 11—12 градусов, на поверхности льда — минус 6

В новом сезоне появится и новая разметка, так как «КХЛ равняется на НХЛ», площадка в итоге уменьшилась ради мобильного и интересного хоккея, за воротами осталось меньше пространства (не 4 метра, как раньше, а 3,35), сузили место работы для вратаря, зона атаки увеличилась на метр и прочее.

Как хоккеисты морозятся до минус 200 градусов

Нам показали и «нутро» «Нефтехим Арены»: от раздевалок и системы вакуумного массажа до «переносных мастерских», где специалисты вытачивают коньки, и восстановительного центра.

Константин Ермаков, массажист команды мастеров, показавший нам купель с ледяной водой, баню, сауну, джакузи, грелки для мышц, ледомашины, особое внимание обратил на местную гордость — криосауну. Это мощнейший, по его словам, инструмент для восстановления хоккеистов. Он заправляется жидким азотом, который испаряется, понижая температуру в камере до минус 150—180 градусов и включая регенерационные процессы в организме игроков. Установка, замечают в «Нефтехимике», поступила в клуб достаточно давно — и одной из первых в КХЛ. Понятно, что долго в такой камере хоккеистов не маринуют, держа их там не дольше двух с половиной минут. Рекорд поставил Евгений Григоренко (ныне выступает за «Северсталь», прим. ред.), для которого камеру «разогнали» до минус 202 градусов.

Константин Ермаков особое внимание обратил на местную гордость — криосауну

Здесь, как и на базе хоккеистов, есть зал для разбора игр. Что любопытно, не только с большим экраном, но и в том числе с настольной хоккейной игрой. Единственное, что смущает, это парковка перед дворцом — бетон вместо асфальта, лежащий, судя по ухабам, не первый год. Хоккеистов тут может ощутимо потряхивать.

База на берегу Камы: собственная котельная, футбольные и теннисные поля

Профессионально стараются подходить к здоровью, питанию и отдыху и на базе хоккеистов в поселке Красный Ключ, уверяют в «Нефтехимике». Это пригород Нижнекамска, расположенный в двух километрах от города на озере Каракуль и на берегу Камы. Базу окружает бетонный забор, контрастирующий с деревянными, кое-где покосившимися заборами жилых домов, разбросанных напротив нее по той же улице Советской.

Сама база для тех нижнекамцев, кто не был здесь несколько лет, за это время сильно изменилась: «Этих елок тогда не было, это здание только строилось», — показывали нам. На территории базы общей площадью 2 гектара есть пара полей для игры в футбол, волейбол, теннис, баскетбол.

На вопрос, не жалуются ли хоккеисты на отсутствие чего-либо на базе, ее начальник Юрий Захаров отвечает отрицательно

На наш вопрос, не жалуются ли хоккеисты на отсутствие чего-либо на базе, ее начальник Юрий Захаров отвечает отрицательно. Такого, чтобы, например, пожаловались на отсутствие горячей воды — не было ни разу: есть же собственная котельная, она подобную проблему раз и навсегда решила, есть интернет в комнатах и т. д.

Врач «Нефтехимика»: «Хоккеисту вегетарианцем быть трудно»

В соседнем с общежитием здании — том самом, которого не так давно не было даже в проекте — бассейн, сауна, тренажерный зал, медкабинеты с аппаратами от УВЧ до контрпульсации, где игроков восстанавливают после травм или операций.

Врач команды Сергей Корначенко, пока мы рассматриваем это хозяйство, рассказывает о том, что входит в обязанности медперсонала: питание, составление рационов, медподдержка, согласование нагрузок и прочее.

— Какова схема вашей работы в случае, если хоккеист пожаловался на какие-то боли или плохое самочувствие ?

— Обследуем, затем ставим диагноз. В зависимости от диагноза выбирается схема лечения.

— Хоккеиста не отправляют сразу играть, обколов обезболивающими?

— Нет! Пока диагноз не поставлен, никто никого никуда не отправляет. И даже после лечения делается повторное обследование перед игрой. Мы при этом обращаемся в медицинские центры. Здесь оказывается только первичная помощь, — объяснил врач «Нефтехимика».

Сергей Корначенко, пока мы рассматриваем это хозяйство, рассказывает о том, что входит в обязанности медперсонала: питание, составление рационов, медподдержка, согласование нагрузок и прочее

На вопрос, существует ли какая-то серьезная разница между хоккеистами-мясоедами и вегетарианцами, врач признался, что да, существует:

— Трудно хоккеисту быть вегетарианцем. Мышцы должны восстанавливаться, а как они восстановятся, если ты не получаешь с пищей белков, протеинов? — усомнился Корначенко.

Протеины хоккеисты, по идее, должны получать в столовой — она на первом этаже общежития: до 10 столиков на 5 мест с приборами (в центре каждого стола — кетчуп) и табличкой «Принципы питания хоккеистов в день игры». Именно здесь Гальярди, говорят, накрывали отдельный стол.

На втором этаже — комнаты, где живут неженатые хоккеисты (кто женат — снимает квартиру в самом Нижнекамске): кровати, тумбочки, стулья, телевизор. На том же этаже зал отдыха с бильярдом, большим экраном и креслами и просмотровый зал, где игроки с тренером разбирают последние игры. В зале пара картин с изображениями православных церквей. Удивляет комната главного тренера, выглядящая довольно роскошно по сравнению с обычными комнатами хоккеистов. Забавно было увидеть шкаф с различными бокалами и стаканчиками в «тренерской» при отсутствии бара. Предположим, что посуда эта — для соков и газировки.

На главном спонсоре клуба «Нижнекамскнефтехиме» «висит» слишком много, говорят «нефтехимовцы». При этом в «Нефтехимик» он вкладывается ежегодно — и база, и сервис, и медцентр, и ледовый дворец изменились благодаря этому финансированию довольно серьезно. Но вливать сотни миллионов, а то и миллиарды в один хоккейный клуб было бы странно и для многих непонятно. Поэтому здесь стараются не просить у спонсора «много и сразу», уверяют в «Нефтехимике».

1/42
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
Сергей Афанасьев, Андрей Лопата, фото Сергея Афанасьева
СпортХоккейОбщество Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 12 июл
    Просто ему видимо денег не хватило, вот и желчью изливается
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    Позиция не зрелого человека.
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    Вот что за человек то такой? Пусть у себя посмотрит в своих аулах.
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    за чей счет такая роскошь?
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    У нас в Нижнекамске вообще очень всё цивильно. Он наверное ждал, что с ним сюсюкаться будут
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    В ответ на его такие возникновения- не подписывать больше с его соотечественниками контракты
    Ответить
  • Анонимно 12 июл
    Мы еще с иностранцами так хорошо обращаемся, а они так потом в душу плюют
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров