Новости раздела

Вольнодумец из Поднебесной

В Казани проходят гастроли пекинского театра

Вольнодумец из Поднебесной Фото: Максим Платонов

В рамках Международного театрального фестиваля «Европа — Россия —Азия» на сцене Качаловского театра в эти дни проходят гастроли Пекинского народного художественного театра. Об одной из его визитных карточек — спектакле о выдающемся поэте и общественном деятеле Ли Бо — в материале «Реального времени».

Играет и дядю Ваню, и Лопахина

По словам автора пьесы Го Цихуна, над материалом о Ли Бо (иногда его называют Ли Бай), он работал «всю жизнь». Личность Ли Бо, автора фантастического количества стихов, активного участника политических событий в золотое время китайской истории — эпоху династии Тан — одна из самых известных и почитаемых в Поднебесной.

По сути, спектакль «Ли Бо» не сходит со сцены Пекинского народного театра. Более того, в последнее время по каким-то уважительным причинам постановка игралась реже, и, узнав, что ее везут в Казань, поклонники спектакля приехали в столицу Татарстана. В первый день, когда «Ли Бо» шел на качаловской сцене, в зале можно было заметить большое количество жителей Поднебесной с флажками своей страны в руках. Стоит отметить, что китайский театр приехал в Казань впервые.

Как рассказала режиссер постановки Тан Е, «Ли Бо» в ее театре поставлен «в рамках системы Станиславского». Она отметила, что система выдающегося русского режиссера и педагога вообще популярна в Китае и по ней учатся студенты в театральных вузах.

Что касается исполнителя главной роли поэта Пу Цуньсина, то это один из самых почитаемых актеров в Китае, лауреат многих престижных премий, председатель Китайской театральной ассоциации. Любопытно, что на сцене своего театра он участвует во многих постановках чеховских пьес. Например, играет дядю Ваню в одноименном спектакле и Лопахина в «Вишневом саде».

Спектакль «Ли Бо» не сходит со сцены Пекинского народного театра

Один из бамбуковой долины

Ли Бо в Китае — почти что Данте, Петрарка, Шекспир или Пушкин для европейцев. Он оставил после себя более 1 100 стихотворений. Ли Бо — человек неуемной фантазии, жизнелюб, философ, любитель эпатировать. Он писал стихи, ввязывался в политику, исповедовал даосизм, едва не был казнен одним из правителей, но его помиловали и отправили в ссылку, откуда благополучно вернули на свободу.

Есть предположение, что он родился в семье богатого купца на территории Тюркского каганата. По другой версии, отец его был военачальником. Он получил хорошее домашнее образование и уже в 10 лет начал писать стихи. В 18 лет вольнолюбивый дух дает о себе знать, и Ли Бо ухолит в горы, где занимается с наставником-даосом. Наставник, естественно, исповедует «ничегонеделание» и «естественность» — принципы дао.

Со временем Ли Бо предлагают все же вернуться в мир и занять должность чиновника, но в ответ он отправляется путешествовать, созерцать красоты природы и писать стихи. Позже женится на дочке министра, но в семье ему скучно, и Ли Бо сотоварищи организует группу «Шестеро беспечных из бамбуковой долины», друзья уходят в горы, живут там какое-то время, созерцая природу, пьют вино и пишут стихи.

И все же со временем Ли Бо оказывается при дворе императора, но становится лишь одной из забав властителя. Он покидает дворец, через какое-то время возвращается, но идет война за трон, и поэт попадает в водоворот интриг. Следует арест, ему грозит казнь, которую в результате заменяют ссылкой. В путешествии к месту поселения Ли Бо пишет множество стихов. Вскоре ему приходит весть, что он помилован и может вернуться домой. Вот такая запутанная, но яркая жизнь человека, внесшего огромный вклад в мировую поэзию.

Ли Бо в Китае — почти что Данте, Петрарка, Шекспир или Пушкин для европейцев

Луна купается в реке

Спектакль Пекинского народного театра охватывает период жизни Ли Бо с момента объявления его государственным преступником до возвращения из ссылки. Ли Бо перед нами — уже зрелый человек, известный, уважаемый поэт, которого называют учителем. Знать его стихи наизусть — признак хорошего тона.

Когда публика входит в театральный зал, то видит суперзанавес, делящий сцену на две части, на нем иероглифами написано название спектакля. Сценография предельно лаконична и характерна для ориентального изобразительного искусства — наклонный помост, мгновенно меняющиеся в темноте декорации — силуэты деревьев, фрагменты горной гряды, все как мы привыкли видеть на гравюрах китайских мастеров. Декорации в темноте меняют традиционные для китайского театра слуги просцениума — цанни, все в черном, быстрые и безмолвные.

Костюмы персонажей, напротив, яркие и красочные. Охра, коралл, красный, синий — традиционная китайская палитра. Начало второго акта — вставной номер, где единственный раз за весь спектакль актеры надевают маски, и весь этот небольшой карнавал с воздушными змеями идет под привычную нашему уху пентатонику.

Неизменная деталь сценографии — полная луна или растущий серп месяца, напоминающий ломтик дыни. Возникли на заднике они не случайно — это своеобразный отсыл сценографа к поэзии Ли Бо, луна была для него одним из любимых образов.

Спектакль Пекинского народного театра охватывает период жизни Ли Бо с момента объявления его государственным преступником до возвращения из ссылки

Текст пьесы в переводе Дмитрия Маятского — синтез бытовых реплик и поэзии с ее метафорами и образами, словесная цепочка из мудрых мыслей. Диалог персонажей, как правило, венчает метафора, придающая происходящему именно поэтический колорит.

Некую условность игры определяет все же традиционная для китайской оперы и присвоенная современным китайским театром певучесть поз, их фиксация на доли секунды. Она словно «накладывается» поверх драматично развивающегося действа с некоторым отблеском этники. Но это не мешает психологическому выстраиванию диалогов и развитию сюжета вполне в русле современного европейского театра.

Ли Бо (Пу Цуньсинь, как мы уже сказали) в спектакле разный. Напористый, растерянный, мягкий с женой (Гун Лицзюнь), безалаберный, решительный. Скорее поэт, чем политический деятель. Он то снимает, то надевает даосский халат, словно меняет свою философию, ища истину. Актер на редкость обаятелен, органичен и харизматичен.

Финал спектакля трогателен и красив: на фоне огромного диска янтарной луны застывает фигура поэта, он словно пытается слиться со своим любимым поэтическим образом. Его финальные слова о том, что все в этом мире гости, но только не он. Он еще вернется. То есть жизнь коротка, а искусство вечно. Судя по тому, что его стихи дошли до нас за столько тысячелетий, он был прав.

А ушел в вечность Ли Бо именно так, как подобает поэту: пытался с лодки поймать ночью в реке отражение луны и утонул. Достойный и красивый финал.

1/39
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 29 июня
    Превосходная рецензия!
    Ответить
  • Анонимно 29 июня
    А когда ещё будет спектакль?
    Ответить
  • Анонимно 29 июня
    Билеты на спектакль ещё есть? Сколько стоят???? Очень хотим сегодня сходить!!!!!
    Ответить
    Анонимно 29 июня
    На сайте Качаловского театра вполне приличное число предложений по разным ценам. Только выкупать надо в течение 30 минут, потом распечатаете и проходите.
    Ответить
  • Анонимно 29 июня
    Спасибо!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров