Новости раздела

Владимир Алекно: «Больше не дадим Нгапету играть с пятью лишними кило»

Какие изменения ждут «Зенит-Казань»?

Владимир Алекно: «Больше не дадим Нгапету играть с пятью лишними кило» Фото: Олег Тихонов

Волейбольный «Зенит-Казань» за последние годы приучил к стабильным победам почти на всех фронтах. Однако минувшей весной сначала дерзкий кемеровский «Кузбасс» прервал гегемонию казанцев в Суперлиге, а затем и итальянская «Чивитанова» остановила доминирование «Зенита» в Лиге чемпионов. О том, что ждет клуб в новом сезоне, о будущем Алексея Вербова и мотивации главного тренера команды — в материале «Реального времени».

«Итоги сезона — это не провал, а данность. Мы забыли, что такое тяжело»

Владимир Алекно давненько не оказывался в ситуации отыгрывающегося. Обычно он подводил итоги сезона после очередного триумфа. В этом году пауза для оценки итогов получилась приличная — главный тренер казанцев рассказал о причинах неудач и будущем команды спустя месяц с лишним после поражения в Берлине.

— Я даже никуда не ездил отдыхать. Отпуск провожу в Татарстане, — признался Владимир Романович. — Занимаюсь своими делами, пытаюсь восстановиться, отойти от чемпионата. Что-то получается, что-то нет. В общем, нахожусь в штатном режиме семейной жизни.

— Буквально на днях клуб объявил о новичках клуба: либеро Валентин Голубев, доигровщик Федор Воронков, два диагональных — Денис Земченок и Цветан Соколов. Прокомментируйте, пожалуйста, эти изменения. И что можете сказать по игрокам, которые точно покинут клуб и по причинам их ухода?

— Для нас в предстоящем сезоне очень важным моментом станет перевод Максима Михайлова на позицию доигровщика. Это вынужденная мера — рынок жестокий. Раньше доступных доигровщиков можно было сосчитать на одной руке. Сейчас даже нескольких пальцев хватит. Командообразующих игроков почти нет. Поэтому с согласия Михайлова мы приняли решение поставить его в доигровку. Соответственно, нужны были диагональные. Остановились на Соколове и Земченке. Денис у нас уже играл, мы его хорошо знаем. Хороший работяга, провел достойный сезон в Белгороде, теперь помогает сборной России в Лиге наций. Ну а болгарин Соколов — уже давно один из топовых диагональных мирового волейбола. Здесь лишних объяснений, думаю, не надо.

Что касается приобретения Федора Воронкова, то его выбор понятен. Это один из самых перспективных игроков на рынке на этой позиции. Вижу в нем будущее российского волейбола. Вызов в сборную подтверждает наши ожидания от него, он покоряет ступень за ступенью. Ну а Валентин Голубев составит пару либеро с Валентином Кротковым. Алексей Вербов начнет сезон в тренерском штабе.

Для нас в предстоящем сезоне очень важным моментом станет перевод Максима Михайлова на позицию доигровщика. Это вынужденная мера — рынок жестокий

— Хватит ли тому же Воронкову игровой практики в Казани? Не пропадет ли он?

— Будем надеяться, что хватит. Каждый год говорю, что не я определяю, кто попадет в состав. Это определяют сами игроки на площадке своей игрой. Но не всегда получается. Надеемся, что Воронков будет первым помощником и конкурентом Максима Михайлова. Его показатели в прошлом сезоне лишь немного отличаются от показателей Дмитрия Волкова из новоуренгойского «Факела». Атака, прием, подача — цифры у этих игроков идентичны. Лишь на блоке Волков выглядит явно предпочтительнее.

Федор — молодой и амбициозный парень. Я очень хочу, чтобы он не хлопал в ладоши в квадрате запасных, как говорил когда-то Алексей Спиридонов. Хочу видеть его чаще в игре.

— Не секрет, что в российском волейболе о трансферах начинают говорить еще с середины сезона. Как это отражается на команде по ходу чемпионата?

— Конечно, негативно. Тот слабый финал Мэттью Андерсона, которому мы очень благодарны за 7 лет игры в Казани, возможно, связан с тем, что он слишком рано стал думать о переходе, давал комментарии на этот счет. Его майка достойна висеть в нашем зале славы, но мне кажется, что мысли у него по весне были уже в другом месте. А перед финалом вообще лишних мыслей в голове быть не должно. Критика это или факт — кто как видит.

Можно, конечно, ввести какой-то запрет на переговоры через федерацию. Но любой может взять телефон и позвонить. Агенты уже теряют значение, многие переговоры идут в обход них. Тренеры напрямую могут позвонить игрокам и договориться.

— В концовке прошлого сезона, который сложился для вашей команды не очень удачно, многие говорили, что «Зенит-Казань» перестал быть командой. Вы наверняка много думали и анализировали, почему так произошло?

— Вот это «не очень» в вопросе мне не очень понравилось. Всем бы такое «не очень». Скажи любой другой команде Суперлиги о тех медалях, которые были у нас. Да многие мечтали бы о двух кубках (Кубок России и Суперкубок, — прим. ред.) и двух серебряных медалях (Лига чемпионов и чемпионат России, — прим. ред.) по итогам сезона. В Казани же это расценивают как провал. И этому есть объективные причины. Я считаю, что это не провал, а данность. Когда-то должна была прерваться эта наша многолетняя гегемония. Мы забыли, что такое тяжело.

По работе, по отношению в раздевалке — не было проблем. На тренировках работали на износ. Но уже забыли, что Михайлову, Бутько, Андерсону и так далее было легко в 25 лет

Команда была. Она ведь оценивается не только по результату. По работе, по отношению в раздевалке — не было проблем. На тренировках работали на износ. Но уже забыли, что Михайлову, Бутько, Андерсону и так далее было легко в 25 лет. Сейчас им по 32 — это уже другое дело. Когда стало тяжело, игроки смотрели больше назад, а не вперед. И в какой-то момент просто не нашли мотивации бороться до конца.

На мой взгляд, в финале «Кузбасс» хотел большего, а нас устраивало то, что есть. В большей степени сужу и по себе. Лет 5—7 назад мне хватило бы одного взгляда на них, чтобы изменить лица. А сейчас я стоял так же, как они. И не нашел никакой мотивации. Техническое «давай-давай» в этой ситуации не мотивировало. Есть пределы. Значит, что-то требует перезагрузки. От ресторана до раздевалки была команда. А вот на площадке в концовках партий чего-то не хватило. Повторюсь, соперник хотел большего, чем мы.

«Если команда не будет играть, никто меня в Казани держать не будет»

— Можно говорить о том, что полноценный перевод в тренерский штаб Алексея Вербова — это часть той самой перезагрузки?

— Да. У меня на руках есть контракт главного тренера на следующий сезон, а Алексей будет моим ассистентом. Мы шли к этому, и в итоге руководство пошло нам навстречу. У него будет больше доверия, чем раньше. Но я могу не присутствовать на каком-то выездном матче с тяжелым перелетом, но все равно буду контролировать ситуацию. Мне хочется где-то передохнуть от нагрузок, где-то посмотреть на все со стороны. Поражение — мотиватор прогресса. Может, Вербов добавит свежести, новых методов в работе.

— Получается, его цель — вдохнуть свежесть в команду?

— Он более демократичен и обладает огромной мотивацией доказать, что он на правильном пути. Я вижу у него все предпосылки стать хорошим тренером, он на правильном пути. Мы много говорим о молодых кадрах. Но, если им не помогать, как игрокам, так и тренерам — будет тяжело. Когда-то мне во французском «Туре» доверили команду, за что я сейчас очень благодарен.

Это не значит, что я отпускаю «Зенит» в свободное плавание. Мы согласовали с президентом клуба, что если команда не играет, тренировочный процесс построен неправильно, в Казани меня держать никто не будет. Даже с моей казанской пропиской.

Вроде бы он решил, что завершает карьеру, но, может быть, какая-то недосказанность в большом спорте ему мешает. Алексея не покидает мысль об Олимпиаде

— Это похоже на систему в Белгороде, которую сейчас применяет Геннадий Шипулин?

— Нет-нет. Две разные ситуации. По рации, как там, управлять командой не буду.

— Карьера Вербова-игрока завершена?

— Вопрос тяжелый для него. Вроде бы он решил, что завершает карьеру, но, может быть, какая-то недосказанность в большом спорте ему мешает. Алексея не покидает мысль об Олимпиаде. Его уход и для нас может быть проблемой, хотя я надеюсь на двух молодых либеро. Тренер сборной Туомас Саммельвуо уже сказал, что будет рад видеть его в команде. Пока есть решение, что до января Вербов будет только тренером, а потом мы посмотрим. Я ему так посоветовал.

Если наши либеро не будут справляться, а он захочет побороться за поездку на Олимпиаду, то он поможет нам во второй части сезона. Но Алексей должен себя слушать, а не нас. Нужно же готовиться, а в 40 лет тяжело каждый день тренироваться, заставлять себя работать. Поэтому мы зимой посмотрим на его готовность и необходимость. Пока он будет тренером на 100 процентов.

— Что будем с вашим давним помощником, Александром Серебренниковым?

— Он будет главным тренером нашего фарм-клуба — «Академии», которая выступает в Высшей лиге А. Будем уделять больше внимание нашей молодежи. Через ту же «Академию» прошли Андрей Сурмачевский, Лоран Алекно и Алексей Кононов. Три игрока в основной команде — уже огромный результат. До них были Иван Демаков, Виктор Полетаев…

Помимо Серебренникова, тренерский штаб покинул физиотерапевт Павел Гревцов. Он будет работать в футбольном ЦСКА. Пошли ему навстречу, так как вся его семья давно живет в Москве. Перемены должны быть. Мы слишком долго думали, что будет легко, что у нас есть тот же Леон. Время показало, что так не будет. Мы не самые сильные. Все теперь увидели, что нас можно обыгрывать, с нами можно играть.

С пятью лишними килограммами Нгапету больше не дадим сыграть. Но и сравнивать его с тем же Леоном бессмысленно. Вильфредо в плане «физики» — конь. А Эрвин совсем другой

О Нгапете, Спиридонове и Леоне

— Дадите оценку первому сезону в Казани Эрвина Нгапета?

— Изначально было понятно, что физически российский чемпионат для него тяжелый. Есть иностранцы для нашей лиги, а есть те, кто не подходит. Нгапету тяжело физически. Та неровность в финалах могла быть следствием физической неготовности. Чемпионат в целом он отыграл хорошо, а решающие матчи — нет. Желание было, но добиться победы за счет только одного желания и старания не получится. Этого мало для победы в Лиге чемпионов и чемпионате России.

В следующем сезоне у меня будет больше времени заняться его физическим состоянием. У него это прописано в контракте. С пятью лишними килограммами Нгапету больше не дадим сыграть. Но и сравнивать его с тем же Леоном бессмысленно. Вильфредо в плане «физики» — конь. А Эрвин совсем другой.

— В прошлое межсезонье «Зенит-Казань» вернул Алексея Спиридонова, но играл он очень мало. Вы его передержали в запасе, сказалась травма в начале сезона или он был просто не готов?

— Его готовность к сезону после отпуска оставляла желать лучшего, поэтому начало было провальное. Он это прекрасно знает. Потом у него была серьезная травма и операция, которая забрала время. К концу сезона он обрел ту форму, при которой можно было о нем задуматься, но в плей-офф было уже не до экспериментов.

По предыдущим его сезонам в Казани еще раз могу сказать, что там была моя вина — где-то я его передержал в запасе. В этом году небольшое количество игр, которое он провел, на его совести. Но я ему очень благодарен, и он знает об этом. Спиридонов — командный человек. Что бы он там причудливо ни писал в Twitter, в раздевалке, в объединении команды он был большим молодцом, очень сильно помог. За это я ему благодарен.

— Раньше в российский чемпионат ехали из-за огромных зарплат. Сейчас те же итальянские клубы в этом не уступают?

— Да, сейчас с ними тяжело бороться, учитывая нынешнюю экономическую ситуацию и курс евро. К тому же у нас не варят макароны, к которым они привыкли, полгода лежит снег и нужно много летать. Тот или иной переход зачастую определяют семьи игроков, и все эти факторы имеют для них важное значение — не все любят борщ и снег по колено.

Мы точно так же обыграли «Перуджу» в плей-офф Лиги чемпионов, у нас была своя мотивация. Нам было важно показать, что мы можем обыгрывать их и без Леона

— После «Финала четырех» Лиги чемпионов — 2018 в Казани президент «Перуджи» Джино Сирчи ходил в обнимку с Леоном и уже чувствовал себя победителем, но в итоге эта команда ничего не выиграла весной и с таким сильным волейболистом. Как вы считаете, почему?

— Вы сами ответили на свой вопрос. Потому что должна быть команда. «Кузбасс» именно командой обыграл нас в финале, они были голодными. Мы точно так же обыграли «Перуджу» в плей-офф Лиги чемпионов, у нас была своя мотивация. Нам было важно показать, что мы можем обыгрывать их и без Леона.

Сейчас мне сложно говорить о «Перудже», но очевидно, что на площадке побеждают не миллионы и не отдельные звезды. Есть понятие команды, на что я и планирую особенно обратить внимание в следующем году. У меня для этого будет больше возможности, поскольку техническая часть будет больше доверена Алексею Вербову.

— Известно, что несколько игроков «Зенита» после завершения сезона отправились на лечение. Каково их состояние?

— Да, не все знают, что Александр Бутько доигрывал сезон с травмой колена, потом улетел в Германию на лечение. У Макса Михайлова была травма приводящей мышцы, Вольвич из тренажерки не вылезает, неделю был в отпуске, все остальное время провел с докторами. Сейчас они лечатся, восстанавливаются. Это часть профессиональной и возрастной составляющей игроков.

— Как команда будет готовиться к новому сезону?

— Сначала будем работать в Казани, здесь есть все необходимые нам объекты, все настроено и работает хорошо. Потом сыграем в двух предсезонных турнирах в конце августа — в Белоруссии и в Санкт-Петербурге на Мемориале Платонова. Также хотим в сентябре сыграть домашний тур Кубка России.

  • Ильхам Рахматуллин

    Ильхам Рахматуллин Генеральный директор «Зенит-Казань»

    — Очень негативно относимся к тому, что некоторые команды начинают формировать свои составы на будущий сезон, сыграв всего два-три тура. Должна быть какая-то этика. У игроков действующие контракты, а уже вовсю идут переговоры. Так не должно быть. Из-за этого многие другие клубы вынуждены «защищаться» и страховаться и тоже начинать ранние переговоры. Многие переходы начинают обговариваться уже сразу после Нового года. Конечно, это сказывается на игроках.

    Некоторые начинают считать, сколько им осталось до конца сезона: два месяца, месяц, неделю. И бывает уже тяжело сдвинуть их с места. Но, главное, что они теряют концентрацию в основных играх чемпионата.

    Что касается предстоящего сезона, то в олимпийский год Всероссийской федерацией волейбола было принято решение сыграть укороченный чемпионат. Финальные матчи будут сыграны уже в самом начале апреля. Они пройдут в формате Финала шести. Место его проведения определится позже. По регламенту его предложат проводить первым двум командам по итогам регулярного сезона. Если одна из российских команд выйдет в майский финал Лиги чемпионов, то получится перерыв почти в полтора месяца. Но все уже предусмотрено — этот клуб будет играть в апреле товарищеские матчи со сборной России и планомерно готовиться к финалу.

Андрей Лопата, фото Романа Кручинина / zenit-kazan.com
СпортВолейбол Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 27 июня
    Надо команду новыми игроками освежить
    Ответить
    Анонимно 27 июня
    Не стоит. Надо чтоб несколько туров они притирались друг к другу
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Алекно как всегда говорит прямо, без прикрас
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Перед новым сезоном лучше бы съездил, отдохнул, перезагрузился, и с новыми силами за работу!
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Мне кажется, наш тренер всегда выглядит уставшим и замученным
    Ответить
    Анонимно 27 июня
    это его обычное выражение лица. невозможно же быть ну прям всегда уставшим
    Ответить
  • Анонимно 27 июня
    Алекно многое правильно говорит, но в первую очередь поражения в финалах - это его вина
    Ответить
    Анонимно 27 июня
    Он отличный тренер, не надо на него бочку катить
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров