Новости раздела

Неумение жить, одиночество черных риелторов и страдания по ипотеке

В Казани проходит театральная лаборатория «Город. Артподготовка»

Неумение жить, одиночество черных риелторов и страдания по ипотеке Фото: Юлия Калинина (vk.com/artpodgotovka2019)

На нескольких площадках столицы Татарстана в эти дни проходит ставшая уже традиционной театральная лаборатория «Город. Артподготовка», которую проводит Фонд «Живой город». В этом году ее программа заметно расширилась. Подробности — в материале «Реального времени».

Что делать, если кажется

Лаборатория в этом году, помимо ставших традиционными и полюбившимися публике эскизов спектаклей, с которых она в свое время, по сути, и начиналась, включила в себя и лекционный блок, и гастроли. В «Углу», например, был показан моноспектакль Розы Хайруллиной «Мне показалось», в «Смене» гастролирует театр POST. Кроме этого, на афише лаборатории спектакли, идущие в «Углу» в качестве репертуарных и иммерсивный спектакль «Анна Каренина».

Моноспектакль Розы Хайруллиной «Мне показалось», поставленный Василием Березиным, шел в «Углу». Хайруллина, некогда игравшая на сцене Казанского ТЮЗа, была одной из любимых актрис тогдашнего главного режиссера театра Бориса Цейтлина и получила вместе с ним Госпремию РФ за спектакль «Погром». Сейчас она сотрудничает со многими топовыми театрами Москвы и Санкт-Петербурга и много снимается в кино.

В «Углу» был показан моноспектакль Розы Хайруллиной «Мне показалось»

Теперь в ее жизни появился другой режиссер, часто занимающий Хайруллину в своих проектах. Это Константин Богомолов, и иногда в прессе можно встретить утверждение, что Хайруллина — любимая актриса Богомолова. Возможно, это так и есть, в таком случае, в скором времени Розу можно будет увидеть в спектаклях театра на Малой Бронной, которым сейчас руководит Богомолов.

С Казанью Хайруллина не порывает связи, некоторое время назад, например, снялась в фильме Салавата Юзеева «Курбан-роман». И вот — участие в спектакле в «Углу». В зале этого креативного театрального пространства выстроено нечто, на первый взгляд похожее на клетку. Но нет, это ряды стеллажей с пустыми полками. Актриса заключена в это замкнутое пространство, где постоянно включается и выключается свет. Когда он горит, то слепит глаза.

Актриса, вся в черном, в черных круглых солнечных очках а-ля Диор, произносит набор фраз. Каждая из которых (за редчайшим исключением) начинается со словосочетания «Мне показалось…». Хайруллина пытается наполнить эти фразы убедительностью и словно медленно подводит нас к одной из финальных: «Мне не показалось, что я не умею жить». Тоска, растерянность, одиночество — о чем этот спектакль? Возможно, и об этом тоже. Форма весьма провокационная, но лаборатория — это все же место запланированных экспериментов.

Лаборатория в этом году включила в себя и лекционный блок, и гастроли

Страдания по ипотеке

Когда-то один великий русский поэт произнес фразу: «В мире нет ничего такого, о чем бы нельзя было спеть песню». Перефразируя ее, скажем, что нет ничего такого, из чего нельзя было бы сочинить оперу. Эскиз оперы «Первоначальный взнос» был показан в рамках лаборатории в любопытной локации возле моста «Миллениум». Автором эскиза стала Софья Силкина, молодой кинорежиссер.

Представьте себе медленно уходящий вечер, отдаленное ощущение реки, мост, энергетически наполненный вереницей машин и автобусов, как бы даже звенящий от этого сумасшедшего трафика, вся ярче проявляющийся на небе месяц и — недостроенный дом, который стал местом показа эскиза. И несколько десятков зрителей на стульях, расставленных прямо на примятой траве и песке. Таковы реалии, в которых разворачивалось действие эскиза.

«Первоначальный взнос» — это все же эскиз не оперы, а зингшпиля, то есть оперы не с речитативами, а с диалогами. Исследователи полагают, что этот жанр, популярный в XVIII и XIX веках в Германии, стал предтечей водевиля и мюзикла. Фабула «Первоначального взноса» знакома многим нашим гражданам до боли — поиски первого взноса на ипотеку. Банально, бытово, нарочито бытово, но — работает. «Какая проза!» — могут подумать зрители.

Но в этой прозе создатели эскиза нашли и крупицы поэзии — это то самое ожидание счастья, которым живут юные герои «Первоначального взноса». Они появляются из импровизированного зрительного зала — в ярких желтых одеждах, как пилигримы, несут на палке свой нехитрый скарб. Они молоды, влюблены и им нужна квартира.

По ходу эскиза молодая пара ищет деньги на первоначальный взнос, отбиваясь по пути от телефонного собеседника, от черных риелторов, от предложений делать бизнес в интернете и так далее

Не стоит судить об эскизе как о полноценном спектакле, но то, что сделали молодые исполнители партий и Софья Силкина, стопроцентно отвечает жанру зингшпиля и выполнено изящно и с безукоризненным чувством юмора. Что и требуется при работе над этой предтечей водевиля.

Само недостроенное здание, производящее несколько химеричное впечатление, обыграно легко и остроумно — окна с нарисованными на пленке книжными полками, цветком в горшке и хорошо известными нам плакатами, предлагающими взять кредит или заем, и так далее.

По ходу эскиза молодая пара ищет деньги на первоначальный взнос, отбиваясь по пути от назойливого телефонного собеседника, предлагающего кредит, от черных риелторов, от предложений делать бизнес в интернете и так далее. Все узнаваемо, все обыграно легко, включая шумовое сопровождение «оркестра», у которого один из музыкальных инструментов — старая ванна.

За полчаса, которые идет эскиз, перед нами разыграна история — трагикомичная, с открытым финалом, что тоже плюс — в жизни редко в конце истории ставится точка. Вот и у Софьи Силкиной в финале — многоточие. Азарт, с которым играют молодые исполнители, передается публике, актеры весьма достоверны, обаятельны и заразительны.

Доработает ли Софья эскиз до полноценного спектакля, сейчас трудно прогнозировать. Но если бы это случилось, было бы весьма интересно. То, что у молодого режиссера есть потенциал, есть чувство парадоксальной в данном случае «атмосферности», это несомненно. Открывать такие грани в молодых режиссерах и исполнителях — право и обязанность лаборатории. Так что показанное у моста «Миллениум» не просто имеет право на существование, оно имеет весьма неплохую творческую перспективу.

Татьяна Мамаева, фото Юлии Калининой (vk.com/artpodgotovka2019)
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 13 июн
    Интересное представление, жизненное
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Театры должны конструировать новую, лучшую жизнь, а не просто копировать уродства текущей жизни.
    Ответить
    Анонимно 13 июн
    Театры, вскрывая уродства текущей жизни, создают спрос на их на устранение. Тем самым помогая улучшению жизни.

    А фантазеров на тему как лучше было бы жить и без театров хватает.
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    По мне так интересная затея
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Только Хайруллину в Казань больше не надо!
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Да уж... Не самый лучший вариант она.
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Давайте рассмотрим, какая она, театральная публика сегодня - мне кажется это и есть объяснение тому, что предлагает нам театр сегодня. Хайпануть можно много чего, а вот насколько это запомнится, а главное, хочется ли это запоминать? Ради отметки в инстаграме, некоторые блогерши готовы создавать, смотреть и смаковать то, что раньше обозначалось как безвкусица и авторов быстро забывали. Не уверен, что с этим согласятся те, кто продвигает это, но знаю, что и их забудут в самое ближайшее время, если они не будут хайповать в стиле Камеди Клаб - принести какашку и смаковать о её предназначении в жизни каждого из нас
    Ответить
    Анонимно 14 июн
    Это театральная лаборатория, где происходит работа с новыми формами и экспериментами, обсуждая новые темы, пробуя и интерпретируя. В этом есть жизнь. А бесконечные попытки остановить это и попытаться в чем-то обвинить может привести только к стагнации.
    Ответить
  • Анонимно 13 июн
    Интересно.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров