Новости раздела

Как татары не поделили дом Асадуллаева в Москве

Примирять московские автономии татар оказалось некому, и конфликт вылился в публичное поле

Участники арбитражной тяжбы вокруг дома Асадуллаева могут заключить мировое соглашение. В этом случае Татарской национально-культурной автономии, скорее всего, не придется покидать родные стены. Московский арбитраж отложил рассмотрение дела на 13 августа. Правда, без жертв все же не обошлось: Всемирный конгресс татар пригрозил исключением «Штабу татар Москвы», который, по некоторым сведениям, и мог инициировать проверку и судебный иск в отношении коллег. В ВКТ теперь упорно не хотят комментировать свое решение, ссылаясь на занятость. Между тем эксперты отмечают, что причиной распри между автономиями является не только борьба за ресурсы, но и отсутствие лидера, который бы примирял интересы всех сторон. В ситуации разбирался корреспондент «Реального времени».

Как в ВКТ не захотели комментировать свои решения

Всемирный конгресс татар приостановил членство московской организации «Штаб татар», которой руководит Рустэм Ямалеев. Соответствующее решение ВКТ опубликовал на своем официальном сайте. Причины не называются, но в том же сообщении отмечается, что «Штаб татар» и вовсе может быть исключен из состава ВКТ.

«Решением руководства Национального Совета Всемирного конгресса татар членство Региональной общественной организации Центра Национального развития «Штаб татар» в г. Москве в составе Международного Союза «Всемирный конгресс татар» приостановлено. На ближайшем заседании Национального Совета ВКТ будет рассмотрен вопрос о целесообразности ее исключения».

Во Всемирном конгрессе татар никак не прокомментировали свое решение. В пресс-службе лишь сообщили, что ВКТ имеет право исключать и включать организации в свой состав. Председатель исполкома ВКТ Ринат Закиров и его заместитель Данис Шакиров в разговоре с нашим журналистом сослались на занятость в связи с подготовкой к X Всероссийскому форуму татарских религиозных деятелей «Национальная самобытность и религия». Так, корреспонденту «Реального времени» удалось дозвониться до Даниса Шакирова. Выслушав вопрос, он заявил, что ему вновь пора уходить на совещание.

В беседе с корреспондентом «Реального времени» Рустэм Ямалеев заявил, что он находится в командировке и ничего не знает о причинах исключения «Штаба татар» из состава ВКТ. «У меня нет никаких предположений. Я удивлен и не в курсе [ситуации]», — заявил Ямалеев.

Московским татарам не хватает лидера?

По одной из версий, претензии к «Штабу татар» появились на фоне громкой истории вокруг дома Асадуллаева, где находится штаб-квартира другой московской общественной организации — Татарской национально-культурной автономии (ТНКА) Москвы. Якобы именно из-за жалоб, инициированных Рустэмом Ямалеевым, и начался процесс, из-за которого ТНКА чуть не выселили из здания в Малом Татарском переулке.

Однако собеседники «Реального времени» подчеркивают, что это не единичный случай: конфликты между татарскими автономиями разгораются регулярно и не только в Москве. Любопытно, что их причины находятся гораздо глубже и не связаны лишь с позицией и поступками отдельных организаций. Так что наказанием одного лишь «Штаба татар» вряд ли удастся изменить ситуацию.

— В московской татарской общине нет такого сильного лица, которое бы устраивало всех и было авторитетом не только для татар, но и для московского руководства и представителей других национальностей. Это должен быть экономически независимый человек, который мог бы инвестировать средства сам или привлекать инвесторов. Как только появится такой человек, я думаю, проблемы решатся, — считает один из наших московских собеседников, знакомый с ситуацией. По его словам, тех же еврейских общин в Москве насчитывается около десятка, но распрей между ними не происходит, во всяком случае, в публичном пространстве.

По большому счету, одним из ответственных за улаживание конфликтов между татарскими автономиями можно считать депутата Госдумы, председателя Комитета по делам национальностей Ильдара Гильмутдинова, который с 2007 года является председателем совета Федеральной национально-культурной автономии татар. Хотя некоторые из экспертов «Реального времени» отмечают, что работа Гильмутдинова вызывает вопросы.

Одним из ответственных за улаживание конфликтов между татарскими автономиями можно считать депутата Госдумы, председателя Комитета по делам национальностей Ильдара Гильмутдинова. Фото Максима Платонова

Нет автономий — нет проблем?

Впрочем, сам Ильдар Гильмутдинов рассказал «Реальному времени», что он ведет активную работу с татарскими автономиями и принимает участие в урегулировании того же спора вокруг дома Асадуллаева.

Напомним, в конце прошлого года в Арбитражный суд города Москвы обратилось Управление по эксплуатации зданий высших органов власти управделами президента: в своем иске ведомство просило о расторжении договора безвозмездного пользования нежилым помещением, заключенного с Татарской национально-культурной автономией Москвы еще в 2009 году, а также просило в суде вернуть здание в Малом Татарском переулке, мотивируя это тем, что часть зданий ТНКА Москвы сдавала в аренду, хотя делать этого не имела права.

— Там есть претензии с правовой, юридической точки зрения из-за некорректно оформленных договоров. Но никаких сторонних организаций в доме Асадуллаева нет, никогда не было. Все организации, которые там присутствуют, занимаются изданием газеты, татарской кулинарией, продажей татарских сувениров. У нас там великолепная библиотека, есть танцевальный клуб. Да, ряд организаций имеют юридический статус. С ними при участии хозяина здания не были правильно с правовой точки зрения заключены соглашения, проблема лежит в чисто в юридической плоскости, — пояснил Ильдар Гильмутдинов.

По его словам, сейчас решается вопрос, в каком юридическом статусе будут работать эти творческие объединения и организации.

— Это все рабочий процесс. Все остальные, кто пытается сюда вмешаться, это просто люди некомпетентные, и они никакого отношения к деятельности ни центра, ни региональной автономии не имеют, — подчеркнул Гильмутдинов.

Любопытно, что председатель совета Федеральной национально-культурной автономии татар сообщил, что вообще не знаком с деятельностью «Штаба татар» и не знает о его роли в деле по дому Асадуллаева. По его мнению, если даже организацию исключат из состава ВКТ, татарскому сообществу это никакого ущерба не принесет.

— У меня позиция такая, что все национальные культурные автономии, которые являются легитимно избранными организациями и работают в рамках федерального закона, являются координаторами значимых программ. Никакой необходимости в создании или функционировании параллельных организаций я не вижу. Нельзя дробить татар, — говорит Ильдар Гильмутдинов.

«Все организации, которые там присутствуют, занимаются изданием газеты, татарской кулинарией, продажей татарских сувениров. У нас там великолепная библиотека, есть танцевальный клуб», — пояснил Ильдар Гильмутдинов. Фото mos.ru

На пути к мировому соглашению

Как пояснил «Реальному времени» руководитель Татарской национально культурной автономии Москвы Фарит Фарисов, на данный момент судебный процесс не завершен, однако сегодня в суде стороны заявили о своем намерении подписать мировое соглашение.

— Мы пока по каждому вопросу будем приходить к соответствующему решению, чтобы это устраивало и эксплуатирующую компанию, и национально-культурную автономию. Я думаю, что у нас начался диалог — мы друг друга слышим, понимаем. Я думаю, что мы должны прийти к согласию, — рассказал Фарит Фарисов.

Какую же роль в этой истории сыграл «Штаб татар», в частности его руководитель Рустэм Ямалеев? Дело в том, что именно его считают «заказчиком» процесса по дому Асадуллаева. Впрочем, сам Ямалеев в беседе с корреспондентом «Реального времени» отрицал свою причастность к этой истории.

«Москва большая. Для всех место есть»

Фарит Фарисов также не стал высказывать конкретных обвинений в адрес Ямалеева или кого бы то ни было другого. Но дал понять, что иск против Татарской национально-культурной автономии Москвы появился неслучайно и что была некая третья сторона, которая ввела в заблуждение владельца здания.

И все же Фарисов подчеркнул, что хочет мирно урегулировать вопрос.

— А какая основная претензия была у второй стороны?

— Я так понимаю, их ввели в заблуждение. Оказалось, что о многих вещах, о которых мы сейчас говорим, они не знали. Мы приблизительно знаем, кто вводил их в заблуждение. По ним дана определенная оценка на сегодняшний день.

— Слышали ли вы о том, что «Штаб татар» может быть исключен из состава ВКТ? На ваш взгляд, может ли это быть связано с вашим процессом?

— Я об этом слышал. Но не мне давать оценку, как это связано. Не могу прокомментировать этот вопрос.

— Может ли эта организация быть связана с вашим конфликтом по дому Асадуллаева?

— С молодежью «Штаба татар» мы пересекаемся на нескольких площадках и мероприятиях. Там такая задорная, хорошая молодежь. Москва большая, и для нее мало двух или трех организаций. Для всех, кто работает, в общем-то есть место. Есть какое-то непонимание между несколькими людьми. Любые противостояния всегда заканчиваются определенными договоренностями и пониманием, потому что у всех есть одна какая-то цель. Я за то, чтобы каждый шел в своем направлении, поддерживая друг друга. Я в культурной автономии с 1996 года, я видел, как работает старшее поколение и продолжаю делать то, что делал Расим Акчурин (предыдущий руководитель ТНКА Москвы, — прим. ред.). Хотелось бы, чтобы и младшее поколение подхватило этот вектор.

Гуландам Фатхуллина
Справка

Дом Асадуллаева — здание, возведенное в 1913 году в Москве на средства бакинского промышленника, купца I гильдии Ага Шамси Асадуллаева (1841—1913). Изначально строение предназначалось мусульманской школе, впоследствии ставшей культурным центром мусульман Москвы. До революции здесь функционировали медресе, типография. В 1917 году в доме Асадуллаева прошел Всероссийский мусульманский съезд.

После Октябрьской революции 1917 года дом Асадуллаева перешел на государственное содержание. До 1941 года дом Асадуллаева являлся культурным центром московских мусульман. Здесь размещались 7-летняя татарская средняя школа №27 им. Нариманова, приют-интернат, детский сад, театр рабочей молодежи, Библиотека тюркских народов, типография, Центральный татарский клуб имени Х. Ямашева.

В 1941 году, с началом Великой Отечественной войны, здание перешло советским властям. В годы войны здесь располагался тыловой госпиталь. После войны здание передано Наркомату иностранных дел, здесь обустроено общежитие, организованы курсы машинисток-стенографисток, колледж МИД.

В 2003 году дом Асадуллаева был передан Региональной татарской национально-культурной автономии (РТНКА) Москвы на условиях безвозмездного пользования.

В доме Асадуллаева в разное время работали видные татарские деятели: Гаяз Исхаки, Муса Джалиль, Сара Садыкова, Галия Кайбицкая.

ОбществоКультураИсторияНедвижимость Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 13 июня
    Грустно осознавать наличие конфликтов и прений по сути в одном коллективе, да еще такие что дело до судов доходит
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Ямалеев представляет нижнекамскую братву, Фарисов (он же Карху) - представитель казанских группировок. Боже, в чьи руки попал (или пропал) дом Асадуллаева?!
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Судя по словам Гильмутдинова кто-то в ТНКА занимается зарабатыванием денег на не совсем легальной аренде. Собственники здания об этом как-то узнали и подали в суд.
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Все они по-своему виноваты. Хоть и строят из себя бедных овечек
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Не знаю что и сказать. Нечисто тут всё
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Место то всем есть, но надо же именно в Москве
    Ответить
  • Анонимно 13 июня
    Что за злые люди? Нельзя было полюбовно решить данный конфликт?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров