Новости раздела

«Светлых воспоминаний о Казани времен СССР у меня не было»

Бывший голкипер «Синтеза» Александр Шведов о «казахстанской модели» развития водного поло и столице Татарстана, которую видел очень разной

«Светлых воспоминаний о Казани времен СССР у меня не было» Фото: olympic.kz

Завтра в плавательном бассейне «Оргсинтез» пройдет первый полуфинальный матч чемпионата России по водному поло, в котором встретятся «Синтез» и «Спартак-Волгоград». Наш сегодняшний собеседник тренер казахстанской «Астаны» Александр Шведов в свое время поиграл за «Синтез», а большинство его партнеров по сборной Казахстана представляли Волгоград. Сейчас Шведов завершил чемпионат России, проиграв ранее «Синтезу», но готовится к окончанию сезона, связанному с участием его команды в финале Мировой лиги и национальной сборной РК — в чемпионате мира. Подробнее об этом и многом другом — в его интервью «Реальному времени».

«Хотим вернуться в «президентский клуб»

— Александр Викторович, водное поло для Казахстана приоритетный вид спорта?

— Конечно. Только ватерполисты — единственные из всех, кто регулярно участвует в крупных международных турнирах, то есть Олимпиадах или чемпионатах мира. Мужская и женская команды установили достижение, которое можно повторить, но не превзойти. Дважды, в Сиднее-2000 и Афинах-2004 мы стартовали на Олимпиадах мужской и женской сборными. И также регулярно побеждаем либо входим в число призеров на чемпионатах Азии и Азиатских играх. Мужская команда сейчас является действующим победителем Азиады. Само собой, и Минспорта, и НОК Казахстана возлагают на нас большие надежды.

И это при том, что у нас нет сильного чемпионата, как в России или как в других командных видах спорта в Казахстане. У нас в водное поло играют раз в год, когда в одном месте собираются не профессиональные команды, а регионы, которые, собственно, развивают водное поло. Эти турниры напоминают ушедшие в прошлое Спартакиады народов СССР, когда выступали сборные республик.

— То есть у вас только одна «Астана» является профессиональной командой?

— Да, надеюсь, что ее вернут в так называемый «президентский клуб», куда входит, что называется, «золотое достояние спортивного Казахстана» — клубы, на которые делают ставку на мировой арене. Его членами сейчас являются велокоманда «Астана», баскетбольная команда, отчасти хоккей, боксерский и борцовские клубы.

Что касается нашей загруженности по сезону, то, помимо участия в чемпионате России, мы проводим учебно-тренировочные сборы с выездом за границу и товарищеские матчи. И, естественно, защищаем честь Казахстана на различных международных соревнованиях, поскольку ВК «Астана» — это и есть сборная, плюс несколько легионеров: Манафов в «Синтезе», Рудай в Волгограде, голкипер Шлемов в чемпионате Румынии.

— Какое-то время у вас за границей играли еще и Пилипенко с Укумановым, что существенно ослабило состав «Астаны», но зато давало сборникам опыт выступлений в заграничных чемпионатах.

— Именно так. Но Пилипенко с Укумановым вернулись на родину, укрепив состав команды. Сейчас у нас в штате 23 ватерполиста от 1985 года рождения до 2000-го. Все это одна команда, которая выступает, помимо чемпионата России, в международных соревнованиях национальных и юниорских сборных, для чего у нас в команде есть и молодежь.

Фото olympic.kz
У нас в водное поло играют раз в год, когда в одном месте собираются не профессиональные команды, а регионы, которые, собственно, развивают водное поло. Эти турниры напоминают ушедшие в прошлое Спартакиады народов СССР, когда выступали сборные республик

«Прошлую Азиаду мы выиграли полностью своим составом»

Для чего вам такой раздутый штат в одной команде? Помнится, в чемпионате СССР от Алма-Аты выступало две команды: «Динамо» плюс «Енбек», который служил для воспитания резерва для «Динамо», подготовив всех суперзвезд: Котенко, Аяпбергенова, Мендыгалиева, Оразалинова…

— Да, «Енбек» даже поиграл в высшей лиге чемпионата СССР, затем вылетел в первую, где играл под названием «Медео». Увы, долгое время у нас не было своеобразного буфера между детско-юношеской командой, молодежкой и основой, но, надеюсь, со следующего сезона в Казахстане появится вторая команда, на основе юниоров, которые только что участвовали в первенстве России среди ДЮСШ. Если в открытом чемпионате России сохранится регламент, подобный нынешнему, когда команды разделены на Суперлигу и Высшую лигу, то мы заявим нашу «молодежку» в российскую «вышку».

— А в каком качестве играют за «Астану» два легионера Срджан Вуксанович и Душан Маркович?

— В декабре прошлого года они получили гражданство Казахстана и какое-то время не могли играть за сборную, пока не истек срок так называемого карантина, необходимый в этих случаях. Прошлую Азиаду, к примеру, мы выиграли полностью своим составом.

— Уход Нурсултана Назарбаева с поста президента не скажется на политике в отношении спорта?

— Нас всегда поддерживали государственные структуры, именно государственный фонд «Самрук-Казына», НОК страны, федерация водных видов спорта. Так происходило и после побед, и после не совсем успешных выступлений. Надеюсь, никаких изменений не предвидится ни в этом отношении, ни в стратегическом партнерстве России и Казахстана, благодаря которому, в том числе, происходит развитие нашего спорта.

— «Восток — дело тонкое». Лет двадцать назад футбол у ваших соседей из Туркмении был разрушен в один момент, когда первое лицо заявило, что это не туркменский вид спорта и что национальным видом спорта там всегда был конный. И местная сборная, и сильнейшая команда «Копетдаг», которую поднимали легионеры с Украины, в один момент рухнули.

— Считаю, что такая политика, когда где-то делают ставку на один вид спорта, тот или иной, недальновидна. К примеру, у нас в Казахстане определены приоритетные виды спорта, в развитие которых государство готово вкладываться в первую очередь, их примерный список я уже назвал в качестве членов «президентского клуба», но это не значит, что остальные виды спорта будут преданы забвению. Наш вид спорта также входит в число ведущих, так называемую группу А. Такая градация проводится раз в 4 года, по завершении очередного олимпийского цикла.

Фото olympic.kz
Нас всегда поддерживали государственные структуры, именно государственный фонд «Самрук-Казына», НОК страны, федерация водных видов спорта. Так происходило и после побед, и после не совсем успешных выступлений

«В Средней Азии водного поло почти нет»

— То, что вы делегировали молодых игроков сборных по иностранным чемпионатам, напоминает политику Петра Первого, отправлявшего учиться за границу своих приближенных. Вы самостоятельно пришли к подобному решению?

— Да, и связано это было с тем, что несколько сезонов мы не участвовали в розыгрыше открытого чемпионата России, поскольку нам не совсем подходил его формат. Молодежи нужна была игровая практика, и мы пошли на подобный шаг, причем все наши ватерполисты уезжали в основу, а не для того, чтобы числиться в запасах.

— Вы действующие чемпионы Азиады. Обыграли в финале Японию, до этого прошли Иран, Китай. А как обстоят дела у наших бывших соседей по среднеазиатским республикам СССР?

— Прямо скажу, не очень. Во времена СССР водное поло было в Таджикистане, откуда вышли олимпийский чемпион Собченко, нынешние тренеры «Динамо» Марат Закиров, Юрий Свирский из «Штурма», покойный Олег Шведов, мой однофамилец, который входил в сборную СССР и мог вырасти в звезду уровня Дмитрия Апанасенко, но трагически погиб в 22 года. Сейчас же я ничего не слышу про водное поло в Таджикистане, причем уже очень давно.

В Узбекистане в советские времена была команда «Мехнат», где воспитаны игроки сборной Эркин Шагаев, Олег Пузанков, команда играла в высшей лиге, а потом сборную страны я видел, не соврать, где-то в 2006 году на Азиаде в Дохе. Был там воспитан достаточно яркий игрок Кирилл Рустамов, играющий в Европе, сын известного тренера Бориса Рустамова. Кирилл был лучшим бомбардиром чемпионата мира среди юниоров до 20 лет, проходившего у нас в Алматы.

— Есть сильный игрок у соседей, у которого нет и не будет сильной сборной. Не хотели бы пригласить его в свою сборную?

— Наша задача — воспитывать своих игроков. А приглашения, которые есть и были, происходят по позициям. Ну, нет у нас на какой-то игровой позиции конкурентного игрока из Казахстана, мы приглашаем, как сейчас с черногорцем и хорватом, как было чуть раньше с целой россыпью россиян. Это же общепринятая практика, когда в сборной России сейчас есть белорус, ранее были грузин, молдаванин, украинец. Мы, в свою очередь, приглашали россиян, поскольку потеряли, допустим, Томаса Шертвитиса, выступавшего за Германию. Легионеры были в сборных Испании, Италии, Бразилии, которая укреплялась перед домашней Олимпиадой в Рио-2016.

«Джамбул, там тепло, там мой дом, там моя мама»

— У вас нет серьезных задач в чемпионате России, который служит в качестве тренировочного турнира перед международными соревнованиями. Памятуя об этом, играя с «Синтезом» или Волгоградом, вы не предупреждаете своих игроков, чтобы действовали помягче с Манафовым или Рудаем?

— Конечно, нет. Начнем с того, что наш игровой стиль не основан на грубости, разве что на жесткости. Выходя на игру, мы не ставим задачу нанести кому-то травму, но при этом в бассейне мы соперники: свой не свой, на дороге не стой.

— Казахстанское водное поло отличается большим количеством братских дуэтов: Темирхановых, Шакеновых, Оразалиновых. У вас семейный дуэт, только в нем выступают отец и ваш сын Станислав. Чисто казахстанская традиция — идти по стопам старших?

— Ватерполисты Оразалиновы состояли из одной семьи Аскара Оразалинова, его сына и племянника, это не совсем одна семья. Вы еще не назвали Алексея Шмидера, который является сыном Анатолия Долгушина, чемпиона СССР в составе алма-атинского «Динамо».

По поводу своего сына скажу, что я поначалу отвел его на плавание, посчитав это фундаментально важным видом для дальнейших занятий водным поло. Станислав плавал до 13 лет, выполнив норматив кандидата в мастера спорта. Потом его приняли в спортивный интернат, где ранее учился и я. Сейчас сын является одним из представителей нового поколения казахстанского водного поло 1995—1998 годов рождения, которое вскоре станет костяком национальной сборной. Подготовил его сербский специалист Неманья Кнежевич, который начинал этот сезон в качестве главного тренера «Астаны». Поначалу наша молодежь выиграла молодежный чемпионат Азии, сделав это после длительного перерыва.

— Их чемпионский пример вдохновил вас пойти в водное поло?

— Нет, откровенно говоря, в годы моего детства я мало что знал о водном поло, а спортом начал заниматься с плавания. И делал это в городе Джамбуле, ныне Тараз. Помните «Джентльмены удачи»: «Джамбул, там тепло, там мой дом, там моя мама».

— Еще бы не помнить, эти слова произносил татарин Раднэр Муратов, отец которого Зиннат Муратов был первым секретарем Татарского обкома КПСС.

— Точно! Так вот, в Джамбуле все так: было тепло, там были и мой дом, и моя семья, я очень любил этот город, казалось, что это лучший город на Земле. Что там было? Три химических завода на окраине, поэтому нашу футбольную команду второй лиги тогда называли «Химик». Жили дружно, хотя детство нельзя назвать мирным, поскольку у нас было нечто напоминавшее «казанский феномен», когда в детстве пошаливали. Можно было втянуться, но лично мне повезло в том, что все детство было занято. Уходил из дома в шесть утра, возвращался в десять ночи, не имея никаких мыслей и сил для того, чтобы шататься на улице, курить марихуану. Не будем скрывать, это Азия, у нас это было всегда.

Фото olympic.kz
Наш игровой стиль не основан на грубости, разве что на жесткости. Выходя на игру, мы не ставим задачу нанести кому-то травму, но при этом в бассейне мы соперники: свой не свой, на дороге не стой

«Казань? Покосившиеся дома в центре, полуразрушенные стены…»

— Насвай?

— Это Узбекистан, Таджикистан, южнее. В советском Казахстане проживали представители порядка ста национальностей, и сейчас столько же. Правда, поменялось соотношение, поскольку многие уехали в рамках возвращения на историческую родину: греки, немцы, евреи. Но никаких конфликтов, к примеру, на национальной почве, никогда не было.

— А конфликт 1985 года, один из первых в СССР, когда произошло выступление против власти?

— Волнения происходили в Алма-Ате, жил я в Джамбуле. Мне было 12 лет, и в силу своего возраста я не совсем понимал, с чем это связано, да и не интересовался. Но, насколько знаю, это нельзя было назвать межэтническим конфликтом.

— Будучи уже игроком ДЮСШ по водному поло, вы приезжали в РСФСР, в Казань?

— Да, туры у нас часто проводились в России, бывал и в Казани. Какой она воспринималась тогда? Помню советский анекдот: «Почему в России так бедно живут?», — «Ну, она триста лет была под татаро-монгольским игом…», — «А почему тогда татары так же плохо живут?».

Так вот, по детским воспоминаниям, которые у меня остались от приездов в Казань во времена СССР, я никогда бы не подумал, что приеду сюда играть. Ни за какие деньги. Светлых воспоминаний о Казани времен СССР и первых лет в России у меня не было. Полукриминальный город. Там, конечно же, еще удручало время приезда, либо осень, либо поздняя зима, либо ранняя весна, рано темнело, и вообще тут не было ничего, что могло бы понравиться. Я приехал сюда в сезон 2004—2005 годов, когда мы с «Синтезом» стали бронзовыми призерами чемпионата СССР. Тогда еще вернулся Ирек Зиннуров, приехали Андрей Белофастов и Дмитрий Ушаков, сербский легионер Жарко Петрович, формировалась будущая чемпионская команда. А город тогда стал делать первые шаги к своему нынешнему облику, поскольку готовились отмечать 1000-летие Казани и провести первый чемпионат мира по хоккею с мячом 2005 года. Я же помню покосившиеся дома в центре, полуразрушенные стены, поскольку их даже сломать не могли до конца. А сейчас это один из моих любимых городов, красивейший, пример того, что можно сделать при желании, умело использовав, кстати, возможности проведения крупных международных соревнований.

— Как, кстати, вы пришли в водное поло?

— Через плавание, в секции которого занимался 6 лет. Меня даже приглашали в спортивную школу-интернат в Темиртау, но к нам приехал известный специалист по водному поло Александр Крюков. Его сын Андрей Крюков сейчас отвечает за развитие водного поло в ФИНА. Под руководством Крюкова-старшего в моем родном Джамбуле начали развивать водное поло, куда сделали первый набор. Спаррингов у них не было, и мы, команда пловцов, регулярно проводили с ними товарищеские матчи, причем нередко обыгрывали. Крюков увидел наши умения и волевым решением перевел всю команду девочек и практически всех мальчиков, включая меня, на водное поло. В результате я все-таки уехал в спортинтернат, но это была Алма-Ата, и моей специализацией было уже водное поло. Попал в выпуск, который выиграл последнее первенство СССР по старшим юношам. Я, Евгений Жиляев, Евгений Прохин, Артем Севастьянов — поколение у нас было очень хорошее. Выпуск 1971 года, откуда потом в сборную перешел Александр Эльке, также стал сильнейшим в СССР. Поколение перед развалом Союза у нас было очень хорошее.

Фото Максима Платонова
Казань сейчас — один из моих любимых городов, красивейший, пример того, что можно сделать при желании, умело использовав, кстати, возможности проведения крупных международных соревнований

«Играл в команде, название которой переводится как «Наслаждение»

— Союз развалился, и что стало с этими талантливыми поколениями?

— Если говорить о международных соревнованиях, то Казахстан дебютировал на Универсиаде 1993 года, где наша студенческая сборная заняла седьмое место. Затем стартовали на чемпионате мира и готовились к Олимпиаде-1996. Причем поначалу за нас успели отыграть звездные ветераны советского водного поло: Котенко, Мендыгалиев, Оразалинов, Севастьянов-старший. Увы, но путевку на Олимпиаду мы проиграли сборной Украины, которая тоже составила мощную команду из воспитанников еще советского водного поло. В Азии поначалу мы вообще были доминирующей сборной, выигрывая все ватерпольные турниры. К концу XX века мы уже начали использовать легионеров, хотя как можно называть таковыми россиян, которых мы прекрасно знали еще со времен СССР. На Олимпиаду-2000 мы заявили Дениса Живчикова, царствие ему небесное, и Юрия Смолового, которому было всего 28, с опытом участия за сборную России на Олимпиаде в Атланте-1996.

— Названные вами игроки, а также Аксенов, Гайдуков, Панфили, Рекечинский, Федоров ранее выступали за Волгоград. Это была определенная практика приглашения в сборную игроков из местного «Спартака»?

— Нет, у нас были проблемные места в сборной, которые мы закрывали приглашением людей со стороны. И потом, Горовой приглашался в сборную из московского «Динамо», я и Александр Шидловский играли, будучи на тот момент в Казани, а затем Николай Максимов выступал за нас, также не будучи игроком Волгограда.

Возвращаясь к первым годам после развала СССР, помню, что тогда было ликвидировано общество «Динамо», и нашу команду поначалу переименовали в «Рахат». Татарам, наверное, легко перевести это слово, обозначающее удовольствие, наслаждение.

— Казахстанские сборники играли в Германии (Шертвитис), Италии (Эльке) и в России. Почему не ездили в соседние по азиатскому континенту Китай или Японию?

— На самом деле, уровень чемпионата Японии вырос только в последние годы, чтобы можно было там играть, не теряя мотивации. Причем японцы сами предпочитают отправлять своих ватерполистов в чемпионаты Европы, чтобы сборная была сильнее. Сейчас же чемпионат Японии очень представительный, там огромное количество команд, сравнимое только с Венгрией. Опережают в этом плане даже Италию. А Китай — это совершенно закрытая страна.

Джаудат Абдуллин
СпортВодные виды спорта Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 27 апр
    Александр удачи.!!!! С Уважением Егор Печурица.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров