Новости раздела

Зиганшин о поручительстве по займу в ТФБ: «Не мог я подписывать, и подпись не моя»

Глава ПСО «Казань» дошел-таки до арбитража и заявил, что не поручался за «Урман» на сумму 897 млн рублей

Зиганшин о поручительстве по займу в ТФБ: «Не мог я подписывать, и подпись не моя» Фото: kazanreporter.ru

Суду наконец удалось добиться явки на процесс по иску «Татфондбанка» к ПСО «Казань» о договоре поручительства почти на 1 млрд рублей главы организации Равиля Зиганшина. Ранее представитель ответчика настаивал на проведении экспертизы, которая, по его мнению, доказала бы, что подписи недействительные, а сам документ изготовлен позднее указанной даты. Стороны договорились, что истец представит оригинал договора для проведения экспертизы. Ознакомившись с документом, Зиганшин заявил, что подписи «не его». Ходатайство о вызове свидетелей, подписи которых есть в спорном договоре, суд удовлетворил, а юрист ПСО поделился, что ранее свидетели говорили, что не помнят, чтобы Зиганшин ставил при них подписи. Подробности — в материале «Реального времени».

Удостоил суд присутствием

В начале прошлого года конкурсный управляющий «Татфондбанка» Агентство по страхованию вкладов через суд потребовало от ПСО «Казань» выплатить 897 млн рублей по договору поручительства от 31 декабря 2015 года за не существующую более компанию «Урман».

Дело о поручительстве за ООО «Урман» входит в «пакет» требований АСВ к строительной организации на 4,1 млрд рублей. Помимо этой компании, в требования входят обязательства за ООО «Ягодинская слобода», ООО «Траверз Компани», ООО «Грит Плюс».

Зиганшина неоднократно вызывали в суд для предоставления образца подписи, однако до сегодняшнего рассмотрения он на заседаниях не появлялся. Только на прошлой неделе Зиганшин пропустил два заседания по искам ТФБ с участием двух разных третьих лиц, одним из которых было как раз ООО «Урман», а вторым — «Траверз Компани», оба раза сославшись на совещание с «Роскосмосом». Контракт, который мог бы принести застройщику 39 млрд рублей, госкорпорация расторгла еще в январе из-за сложной финансовой ситуации подрядчика, в том числе из-за налоговых долгов ПСО на 3 млрд рублей (позднее компания мирно договорилась с ФНС на 2 млрд).

Только на прошлой неделе Зиганшин пропустил два заседания по искам ТФБ с участием двух разных третьих лиц

Ходатайство о вызове свидетелей

В начале заседания юрист ПСО Станислав Захаров представил судье Алсу Хуснутдиновой платежные поручения от 1 апреля на 42,6 тыс. рублей для оплаты экспертизы об определении давности изготовления договора поручительства и действительности подписей Зиганшина на нем.

Представитель АСВ Елена Седова передала Зиганшину обещанный оригинал договора поручительства и соглашение о предоставлении поручительства, чтобы тот смог ознакомиться с подписями. «На данных документах также присутствует печать ООО «ПСО «Казань» — на том и на другом, также иные подписи сотрудников банка — Мальгановой и Якушкиной», — уточнила она.

— Якушкина подписывала как директор департамента крупного бизнеса и проектного финансирования — шесть подписей присутствуют в договоре поручительства. И сотрудник банка Мальганова, ее подпись свидетельствует — точнее, написано, что «[Зиганшин] подписывал в ее присутствии» — сотрудника банка, — сказала Седова.

Она отметила, что подпись Мальгановой есть и на соглашении о предоставлении поручительства, которое является предварительным соглашением о намерениях до заключения самого договора, — но такой фразы, как «подписывал в ее присутствии», тут нет. Седова заявила ходатайство о вызове свидетелей в суд для пояснения, при каких обстоятельствах был заключен данный договор поручительства.

Захаров поспешил оспорить приобщение к материалам дела не заявленного ранее документа: «Для чего соглашение о предоставлении поручительства подали? Оно не является предметом спора, мы не заявляем ходатайство о назначении экспертизы относительно соглашения о предоставлении». Его оппонент отметила, что соглашение о намерениях заключалось ко всем обеспечительным сделкам с ПСО «Казань»: «Были заключены соглашения о предоставлении поручительства заемщикам. Ввиду того, что там также присутствует подпись единственного участника ПСО «Казань» и генерального директора Зиганшина и также присутствует оттиск печати данного общества, мы вам представили на обозрение, чтобы вы видели и тот, и другой документ».

«Мы считаем, что цель заключения договора поручительства — она как раз в том, что было соглашение о намерениях заключения данного соглашения, по результатам заключен договор, и более того, там есть указание, что оно заключается на возмездной основе», — продолжила Седова. Соглашение о предоставлении поручительства нельзя расценивать как соглашение о намерениях в любом случае, потому что «Урман» не является стороной будущего договора, возразил Захаров: «У нас договор поручительства — предмет спора, поэтому давайте [оставаться] в рамках предмета спора».


Суд обязал истца обеспечить явку свидетелей, а ответчика — представить до 15 документов различной формы, где имеются подписи Зиганшина

«Мы уже поняли, что вы очень занятой человек»

«По поводу подписей что можете сказать?» — обратилась судья к Зиганшину. Тот немедленно отказался от авторства подписей: «31 декабря, во-первых, не мог я подписывать. Меня не бывает здесь на месте. Во-вторых, подпись не моя», — заявил он и отдал документы суду.

Судья передала Зиганшину чистые листы бумаги и попросила предоставить подписи в свободной форме на всю страницу (без оборота).

Для работы эксперты обычно запрашивают пять листов подписей, но судья попросила Зиганшина заполнить еще: «Когда так размашисто написано, они еще дополнительно затребуют. А сможете вы еще прийти или нет, я не знаю, на всякий случай шестой лист напишите. Мы уж поняли, что вы очень занятой человек».

«По поводу ходатайства, заявленного истцом о вызове свидетелей, посмотрите, пожалуйста», — обратилась судья к Захарову, пока Зиганшин заполнял листы подписями. Захаров не возражал против ходатайства:

— В одном из таких дел мы уже допрашивали свидетеля, — поделился он. — Они поясняли, что не помнят, что Зиганшин подписывал в их присутствии какие-либо договоры. То есть, наоборот, я думаю, это подтверждает только наши доводы.

Седова попросила отложить заседание на 13 мая — на более долгий срок, чем изначально предложила судья. Сторона ПСО не возражала. Суд обязал истца обеспечить явку свидетелей, а ответчика — представить до 15 документов различной формы, где имеются подписи Зиганшина, а также копии паспорта и загранпаспорта.

Лейсан Набиева
ПромышленностьЭкономикаФинансыБанки Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 03 апр
    Не верю Зиганшину.
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    А пострадавшие кредиторы Татфондбанка и Интехбанка не верят и боряться за правду, но за наши деньги всех купили с потрохами.
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    правда, что был он одет в "темно-синий костюм, несколько напоминающий советскую школьную форму"?
    кна самом деле это точное описание одеяния чиновников и околочиновников
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Опять двадцать пять... Я не я и подпись не моя...
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    у таких людей несколько подписей, на все случаи жизни...
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    У всех схематозников Татфондбанка одни и те же оправдания —«подпись не моя», «не подписывал», «не имел полномочий подписывать», «был введен в заблуждение Татфондбанком относительно плохо финансового состояния» и т.д. И все эти оправдания наши «справедливые суды» принимают во внимание при вынесении решений вместо того, чтобы защищать вкладчиков, которых «не установленные лица» лишили их денежных средств!
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Все участники схематозов по выводу активов из Татфондбанка добились нужных судебных решений в свою пользу и никакие деньги они, как ни странно, возвращать не должны ! А вкладчики -физ.лица до сих пор не могут вернуть свои деньги ! Почему СК РФ не расследует уголовное дело ? Из банка исчезло 120миллиардов !!! Это деньги вкладчиков ! Верните их пострадавшим людям и найдите всех виновных в преднамеренном банкротстве !
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Мы прекрасно поняли весь хорошо продуманный всеми "не установленными лицами" план банкротства Татфондбанка и Интехбанка! Сначала выдаются кредиты на миллиарды своим аффилированным компаниям с привлечением своих же влиятельных поручителей, затем банкротство этих компаний-должников по кредитам, расторжение договоров поручительства и признание их в последующем недействительными, а также оправдание с помощью нужных судебных решений всех сделок по выводу активов из банка и все !!! В результате никто из них ничего не должен банку ! Зато без денег остались вкладчики банка !!!
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Значит важные документы Зиганшин не подписывал? Бред. Уборщица за него чтоли расписалась?
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Бредятина и кто ему поверит?
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Что за мужчины нынче пошли, не отвечающие за свои поступки я не я и подпись не моя! А кинуть людей, беззащитных стариков, то можно, здесь мужество не надо! Людей лишили многолетних накоплений из за таких как Зиганшин. Позор таким как он! Мир погряз в грязи, движет людьми одно обогащение!!!
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Вот и до Зиганшина добрались. Выкрутится.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров