Новости раздела

«Военнопленные шведы придумывали себе подработки: занимались ремеслами или незаконным самогоноварением»

Колонка Робина Истона о пленном финском подполковнике и его «путешествии» через Казань XVII века

Любитель Казани и знаток татарского языка финн Робин Истон продолжает публиковать цикл колонок на страницах «Реального времени». На сей раз наш постоянный автор перевел и кратко пересказал дневник финского военнослужащего Генрика Споре, попавшего в плен и прошедшего через Москву, Казань, Санкт-Петербург и марийские деревни, прежде чем вернуться к себе на родину.

«Прошли мы через большой лес в татарскую деревню по имени Berrugi»

Мало кто знает, кто такой Генрик Споре (Henrik Spåre). Этот финский подполковник не считается великим полководцем, однако он оставил будущим поколениям очень интересный дневник и потому заслужил статью в «Национальной биографии Финляндии». В его дневнике упомянуты и город Казань, и некоторые татарские поселения.

Записи дневника берут начало в 1664 году, когда Генрик родился в Меримаску, что на юго-западе Финляндии. Споре принадлежал к незначительному дворянскому роду, владевшему маленькой усадьбой. Будущий военный деятель обучался на дому, в юности служил у некой баронессы, а в 1683-м переехал в Швецию, чтобы поступить в Королевскую лейб-гвардию. В 1687 году он возвращается на родину и вступает в Бьёрнеборгский пехотный полк. Дневник Споре написан на шведском языке, который был языком элиты и интеллигенции. Он интересно рассказывает о жизни военного дворянина — о семейных праздниках и поездках по Западной Финляндии.

В 1700 году начинается Великая Северная Война между Швецией и ее врагами — в том числе Россией. Сержант Споре марширует по берегам Финского залива в Ригу, где в течение следующих семи лет служит в гарнизоне. В 1708 году Споре — теперь капитан — в составе армии Левенгаупта отправляется на Украину, чтобы присоединиться к главной армии под командованием шведского короля Карла. Он получает раны в битве при Лесной и при осаде Веприка. В конце концов, летом 1709 года он принимает участие в Полтавской битве и попадает в плен к русским. Гегемония Швеции в Северной Европе окончена, Шведская держава разгромлена. Споре отправляют в Москву, где он участвует в знаменитом Полтавском триумфе Петра Первого в декабре 1709 года.

Денис Мартен. «Полтавская битва» (1726)

В 1710-м Генрика Споре и других офицеров перевозят в Арзамас. Весной 1711 года шведские военнопленные Свияжска и Казани планируют бунт, и поэтому российские власти принимают решение отправлять шведов как можно дальше. «Четвертого мая отправились мы из Арзамаса на Сибирь. Бог был с нами — беднягами», — пишет Споре в своем дневнике.

Колонна военнопленных перешла реки Пену, Алатырь и Суру. Автор продолжает: «15-го того же месяца попали в татарскую деревню, где Бог наказал крестьянина, который раздражающе подражал нашего пастора». Что это было за наказание, Споре не уточняет. В каждом полку обязательно служил пастор, причем часть священнослужителей тоже была в плену. Споре оказался примерно в тех краях, из которых вышли татары, переселившиеся в Финляндию в конце XIX века. Арзамасская колонна перешла реки Булу и Свиягу и пришла на верфь, расположенную на Волге.

Стоит заметить, что пленные офицеры путешествовали на лошадях, телегах, санях и лодках. Они получали средства из Швеции, а также от российских властей и могли писать письма своим родным. Доля рядовых была гораздо тяжелее: им приходилось работать, как рабам, прежде всего в строительстве Санкт-Петербурга.

Споре продолжает свой рассказ о маршруте арзамасской колонны:

«22 мая мы были переведены через реку Волгу в город Казань.

23, 24, 25 и 26 мая оставались мы на месте.

27 мая отправились мы из Казани и Ягодной слободы на Хлынов (ныне Киров) и пришли ночью в татарскую деревню по имени Olldiebiss.

28 того же месяца в другую татарскую деревню.

29 мая прошли мы через большой лес в татарскую деревню по имени Berrugi.

30 того же месяца получили мы черемисских (марийских) ямщиков и приехали в деревню Turiek».

Пленные шведы в Москве. Рисунок шведского художника Göte Göransson

«Споре грабит банда лесных разбойников — они оставляют его в лесу в одной лишь рубашке»

По современным картам можно понять, что Споре упоминает деревни Бирюки и Мари-Турек в нынешней Республике Марий Эл. К сожалению, актуальное название деревни Olldiebiss мне неизвестно.

После Хлынова важнейшими этапами были Соликамск, Верхотурье и Тюмень. Колонна прибыла в Тобольск 15 сентября 1711 года: то есть поездка заняла почти 4 месяца. К сожалению, страницы дневника о 1711—1718 годах утрачены. Согласно записям других военнопленных, шведы придумывали себе подработки: занимались ремеслами или незаконным самогоноварением. Также среди тобольских шведов важную роль играла религиозная деятельность.

Некоторое время спустя Генрика Споре перевозят в Тюмень. В 1718-м он рассказывает, как царская свита с 900 лошадями проехала через этот город. В 1720 году Споре пишет, что некий фельдшер «наконец вынул пулю из моего лба, попавшую туда при Лесной в 1708 году».

30 августа 1721-го Ништадтский мирный договор завершает Великую Северную Войну. Новость о мире доходит до Тюмени только в ноябре. Споре пишет о том, как колокола всех тюменских церквей безостановочно звонили в честь мира на протяжении семи дней. 11 января 1722 года он отправляется со своими товарищами домой. Вместе с ним едут и соратники из его полка — капитан Бок и капитан-лейтенант Стен. Эта «тьюменская колонна» проезжает через Соликамск, Хлынов, Козьмодемьянск и Владимир. В Москве они оказываются только 15 марта 1722 года, где пребывают вплоть до 21 мая. Споре даже успевает посмотреть достопримечательности города: автор пишет о посещении колокольни Ивана Великого и восхищается тем, что в ней 33 колокола и 230 ступеней.

Гравюра с изображением Тюмени XVII века из книги Н.К. Витсена «Северная и Восточная Тартария»

Затем путь домой продолжается, но между Новгородом и Санкт-Петербургом происходит несчастный случай: Генрика Споре грабит и избивает банда из десяти лесных разбойников. Они оставляют его в лесу в одной лишь рубашке, но он выживает и все-таки добирается до новой столицы России.

Наш немногословный финн не пишет о своих впечатлениях от Петербурга. Также он не пишет о местных традициях, привычках и странностях. Споре кажется серьезным религиозным военным, которого вообще не беспокоило пребывание в чужих краях.

В свою усадьбу он возвращается 31 июля 1722 года и пишет об этом так: «31 числа того же месяца прибыл я в Тортила в Кокемяки. Да восхваляется Имя господа в вечности». Он покидает военную службу только в 1741 году в звании подполковника. Свою смерть он встречает спустя 6 лет — в 1747 году, будучи 83-летним старцем.

Робин Истон
ОбществоИстория

Новости партнеров