Новости раздела

Саратовский исход: как инвесторы один за другим покидают родину Вячеслава Володина

Чтобы не нести убытки, проще увести производство из региона

Саратовский исход: как инвесторы один за другим покидают родину Вячеслава Володина Фото: gtrk-saratov.ru

Не успели откипеть страсти, связанные с прекращением деятельности авиаперевозчика «Саратовские авиалинии», в результате чего из компании уволились около 1 000 человек, как в конце октября сразу два производства в Саратове шокировали известиями о своем уходе из региона: «Саратовская табачная фабрика» и «Саратовский молочный комбинат». Заговорили и о третьем предприятии. Но из многочисленных источников поступала разная информация. Да тут и гадать не нужно. В процедуре наблюдения, конкурсного производства и банкротства находятся десятки предприятий региона — за год в областных новостях множество упоминаний организаций от малого до крупного бизнеса, находящихся в критическом состоянии. Корреспондент «Реального времени» разбиралась в истоках саратовского бизнес-исхода.

Виноваты акцизы и рынок

Соседство в центре города с табачной фабрикой жителей окрестных домов, мягко говоря, не радовало — жаловались они на запах и желтую пыль. И все же «табачка» была исконно «нашей маркой» и одной из составляющих экономической стабильности Саратова. Фабрику основал местный купец Кондратий Штаф. И работает она 190 лет! Приобрела ее в 1994 году компания «Бритиш Американ Тобакко» («БАТ Россия»), одержав победу в тендере Областного фонда имущества. У сотрудников «табачки» всегда была гарантированная работа и зарплата, а у бюджетов разного уровня — налоговые поступления. В последние годы фабрика производила около трети от общего объема выпуска продукции «БАТ Россия». В 2017 году Саратовский филиал АО «БАТ-СПб» заплатил более 300 млн руб. в региональный бюджет. За 9 месяцев 2018 года область получила от фабрики около 169 млн руб. налогов, а федеральный бюджет — более 35 млрд руб. акцизных сборов. Решение о переносе производственных мощностей приняло руководство головного офиса в Санкт-Петербурге, и на то исключительно экономические причины.

— Объем российского табачного рынка сокращается уже 10 лет подряд. В то же время Россия продолжает ужесточать законодательные требования к производителям табачной продукции и повышать налоги на табак, — объяснили «Реальному времени» в пресс-службе «БАТ Россия». — В 2017 году объем легального табачного рынка уменьшился на 7,3 процента в натуральном выражении, в то время как продажи нелегальных сигарет увеличились вдвое и достигли 7,7 процентов от всего рынка. Сокращение рынка привело к тому, что наши производственные мощности превысили потребности бизнеса. Чтобы сохранить конкурентоспособность и эффективность, мы вынуждены сконцентрировать линии на фабрике в Санкт-Петербурге, которая останется единственной площадкой «БАТ Россия».

Глава филиала «Саратовская табачная фабрика» АО «БАТ — СПб» Андрей Абрамов на встрече с министром промышленности и энергетики Саратовской области Андреем Куликовым отметил, что новость о переводе мощностей для местного руководства была внезапной. Он также разъяснил, что в текущем году компания высвободит около 50 человек из 398 работающих на СТФ. Но филиал в Саратове будет полноценно функционировать как минимум в первом полугодии 2019 года, после чего начнется постепенный перевод производственных мощностей. Окончательно производство закроют в декабре 2019 года. На фабрике в Санкт-Петербурге дополнительно откроют 180 рабочих мест. Их в первую очередь предложат саратовским сотрудникам, которые смогут претендовать и на дополнительные вакансии холдинга за рубежом. Руководство компании обещает, что все социальные гарантии перед работниками будут соблюдены. Более того, сотрудники, которые покинут фабрику, получат компенсацию, превышающую выплаты, предусмотренные законом. «БАТ Россия» собирается оказать поддержку людям при трудоустройстве за пределами компании с помощью профессионального рекрутингового агентства. В Саратове останется региональный офис торгового маркетинга.

После такого неожиданного решения питерского руководства фабрики министру промышленности и энергетики Саратовской области оставалось только заверить общественность, что процедура перевода производственных мощностей будет находиться на особом контроле на региональном и федеральном уровне. Вопрос о дальнейшей судьбе промышленной площадки пока не решен.

В последние годы фабрика производила около трети от общего объема выпуска продукции «БАТ Россия». Фото fn-volga.ru

Министерским чиновникам молока в области хватает, переработчикам — нет

Этим летом «Саратовский молочный комбинат» (СМК) отметил свое 55-летие. Его доля на рынке продаж молочной продукции в регионе достигает 25 процентов, а доля производства — 45 процентов. Комбинат, на котором работает 100 человек, совершенствует технологии, регулярно получает награды за свою высококачественную продукцию, она распространяется в 50 регионах России и в четырех областях Казахстана. К 2020 году СМК планирует построить эффективную компанию с объемом производства 100 тыс. тонн продукции в год. Вот только развивать производство предприятие планирует не в Саратовской области. Ситуация противоречива и трактуется представителями, находящимися по разные стороны баррикад, по-своему…

По информации областного минсельхоза, за девять месяцев 2018 года 23 предприятия молокоперерабатывающей отрасли выработали около 118 тыс. тонн продукции (106 процентов по отношению к соответствующему периоду прошлого года). В текущем году на предприятия в сутки поступает в среднем 461 тонна молока сырья (в прошлом году — 419 тонн). Соответственно за год эта цифра приблизится к 170 тыс. тонн. Совокупная же мощность комбинатов по переработке сырого молока составляет 350 тыс. тонн в год. Нужны новые рынки сбыта и больше сырья.

— На молочном комбинате в Саратове производство сохранится, — ответили в пресс-службе минсельхоза. — Причин для закрытия предприятий молочной промышленности, в том числе из-за нехватки сырья, нет.

Действительно, сельхозтоваропроизводители вывозят молоко за пределы Саратовской области, за январь — сентябрь 2018 года вывезли около 30 тыс. тонн сырого молока. Среди них удаленные от районных и областных центров сельхозпредприятия, которым проще и ближе поставлять молоко в соседние регионы, чем переправлять сырье по многокилометровым разбитым дорогам области. Но по данным все того же минсельхоза, из других регионов завезли свыше 71 тыс. тонн молока (41 процент от общего объема, направляемого на переработку).

Сотрудники министерства пытаются не подливать масла в огонь экономической ситуации области и потому повторяют мантру: «Нехватки сырья нет…» Но их слова расходятся со статистическими данными, которые сами они и приводят, и с заявлением зампреда правительства области Алексея Стрельникова о том, что местные переработчики вынуждены закупать молоко в других регионах из-за его недостатка в Саратовской области. «Коммерсантъ» (Саратов) приводит его комментарий: «Можно по пальцам пересчитать количество субъектов, где его хватает».

Развивать производство предприятие планирует не в Саратовской области. Фото gearef.ru

Открытие в Чебоксарах линий саратовского комбината в областном правительстве воспринимают как желание предприятия развиваться, расширяя свое присутствие за пределами региона. СМК уже давно выбрал Чувашскую республику, а в сентябре запустил там свое производство по плану.

С 2002 года предприятие в Чебоксарах переходило из рук в руки. В конце 2015 года французские владельцы комбината АО «Danon Россия» заявили о нерентабельности производства в Чувашии и перенесли выпуск продукции на другие заводы. Тогда более ста работников «Чебоксарского городского молочного завода» (ЧГМЗ) оказались на улице. Сайт ИА «Cheb.media» рассказывает, что в декабре 2016 года акции предприятия купил «Саратовский молочный комбинат», который вложил около 500 млн руб. в ремонт производственного корпуса и в запуск первой технологической линии. Комбинат заработал после трех лет простоя. Всего компания планирует потратить на восстановление чебоксарского предприятия 1,2 млрд рублей. Ежесуточно оно перерабатывает около 130 тонн молока. До 2021 года при реализации еще трех очередей численность работников возрастет с 60 до 100 человек. С завершением реализации проекта предприятие будет перерабатывать 300—400 тонн молока в сутки или 100 тысяч тонн в год (стратегия, о которой заявлено на сайте СМК), что позволит увеличить переработку сырого молока в целом по республике на 30 процентов.

Директор ЧМГЗ Алексей Гирюк рассказал ИА «Сheb.media», почему холдинг решил выкупить чебоксарское предприятие:

— Изначально я работал главным инженером на «Саратовском молочном комбинате». Наша головная компания, несмотря на то что находится в 700 км от Чебоксар, уже более трех лет ежедневно получает из Чувашии от 100 до 140 тонн молока. Понимая, что здесь есть профицит сырья, мы решили прийти сюда. То есть запустили завод там, где есть коровы.

Так положены льготы и субсидии СМК или нет?

Саратовские чиновники полагают, что комбинат вовсе не уходит из региона. А заявление о переводе мощностей из Саратова в Чебоксары сильно преувеличено и связано с делом по налоговым платежам, которое СМК проиграл в арбитражном суде и не желает с этим мириться.

— К сожалению, инвестор неоднократно нарушал обязательства по инвестиционному договору с министерством, — дали пояснение «Реальному времени» в областном минэкономразвития. — Согласно решению арбитражного суда, у «Саратовского молочного комбината» нет оснований для применения налоговой льготы по налогу на имущество. Предприятие не предоставило документы, подтверждающие капитальные вложения в имущество, которое подлежит налогообложению по пониженной налоговой ставке. Льготу комбинат самовольно распространял не только на капитальные затраты, но и на складской инвентарь. Предприятие не уведомило органы власти об изменении организационно-правовой формы. К тому же объекты, на которые СМК заявил льготу, не были приобретены в ходе инвестпроекта, а существовали до его начала.

Минсельхоз региона обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с СМК субсидии в размере около 830 тыс. руб., а также с других переработчиков. Фото sarmol.ru

— Наш комбинат осуществлял инвестирование в основные средства на территории области, заключал инвестиционные соглашения с министерством экономического развития, — рассказывает «Реальному времени» исполнительный директор ООО «СМК» Александр Сергеевич Чижиков. — После того как комбинат осуществил вложения, налоговые органы начали проводить многочисленные камеральные проверки. В результате за 2015—2017 годы нам начислили дополнительно местные налоги, на имущество и на землю. Минэкономразвития в споре с налоговыми органами не поддержало комбинат. В частности, с 2014 года по Саратовской области отменили льготы по налогу на имущество для переработчиков молока, с 2017 года дополнительно по налогу на имущество отменили льготы ряду категорий, в том числе производителям молока, сырьевикам. Пониженные ставки по местным налогам (на имущество и на землю), которые должны предоставляться инвесторам, носят размытый характер и не работают. В результате комбинат вынужден был прекратить инвестирование в основные средства на территории области.

Анализ ситуации за последние три года позволяет сделать вывод о необходимости проводить политику повышения производительности, снижения затрат и частичного перевода мощности предприятия в другой регион. В Саратовской области комбинат планирует работать в формате нескольких цехов с небольшим объемом переработки. В течение года мы рассмотрим вопрос перевода юрисдикции предприятия в иную экономическую зону.

А пока СМК в своем споре не поставил точку, еще одна любопытная деталь из его истории. По данным областного арбитражного суда, «Саратовскому молочному комбинату» и нескольким другим предприятиям по переработке продукции сельского хозяйства в 2013 году предоставили субсидии из федерального бюджета в рамках региональной программы по развитию животноводства. Минсельхоз России провел проверку целевого использования средств. После нее областное ведомство приняло решение о возврате денег, поскольку, по мнению его представителей, предприятия пищевой и перерабатывающей промышленности не относятся к сельхозпроизводителям. Минсельхоз региона обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с СМК субсидии в размере около 830 тыс. руб., а также с других переработчиков. Однако суд на основе нормативных документов доказал, что сельхозтоваропроизводителями могут быть не только лица, осуществляющие полный производственный цикл. Требование минсельхоза области о возврате субсидий оказалось незаконным и необоснованным.

Получается, сегодня региональным чиновникам удобно считать организации сельхозтоваропроизводителями — им предоставляют льготы, субсидии, минсельхоз с минэкономразвития наперебой отчитываются об этом в своей статистике о «благоприятном инвестиционном климате». А завтра у предприятий пытаются забрать деньги. Многие сельхозтоваропроизводители не хотят быть в положении просящих — признаются, не оформляют субсидии, потому что ситуация может обернуться против них, и в итоге они могут оказаться должниками.

Конкурсное производство на саратовском заводе введено в 2016 году. За два последних года ситуация накалилась до предела. Фото rmk.ru

Чье дело — спасение утопающего?

Саратовский завод резервуарных металлоконструкций (АО «АП РМК») был создан в 1947 году. Крупный налогоплательщик области одним из первых в регионе ввел новую систему качества, акционировал предприятие. Акционерами стали его же работники. Это была большая семья в лучших советских традициях, и после распада Союза тоже — поэтому выжили в тяжелые 1990-е, люди не разбежались. Руководство не оставалось к ним равнодушным, оказывало материальную поддержку, выплачивало премии. Собственный медкабинет, отдых на турбазе семьями, путевки в санатории и детские лагеря — все это было еще не так давно. РМК — крупнейший экспортер в 2000-е. Его знают в 33 странах более 400 заказчиков. Среди них отечественные компании «Транснефть», «Роснефть», «Лукойл». Ныне исполнительный директор АО «АП РМК» Михаил Савран в беседе с ИА «Взгляд» рассказал, что беда началась, когда один из бывших генеральных директоров предприятия Александр Мишкин открыл торговое представительство завода в Москве, с помощью которого использовал сомнительные финансовые схемы при сбыте продукции (выяснилось позже, по итогам независимого аудита, инициированного главным акционером Заури Гоциридзе)…

В то время, когда государство проводит политику поддержки отечественного товаропроизводителя, три завода из четырех в России, изготавливавших большие металлоконструкции и резервуары для нефти и нефтепродуктов, — в процедуре банкротства. Конкурсное производство на саратовском заводе введено в 2016 году. За два последних года ситуация накалилась до предела.

В начале ноября ИА «Взгляд-инфо» разместило видеообращение коллектива РМК к президенту Путину. Работники предприятия рассказали о том, что бывший генеральный директор «обманным путем заставил главного акционера завода стать поручителем по всем долгам перед банковскими структурами, передал все имущество РМК под залог банкам». И все же в течение двух последних лет, «когда один инвестор сменялся другим, руководство предприятия во главе с главным акционером смогло не остановить производство, выплатило более 195 млн руб. долгов по зарплате, 300 сотрудников пока еще не потеряли работу…»

По данным областной прокуратуры, последнему генеральному директору завода Михаилу Саврану (с 2015-го до декабря 2017 года, когда завод признали банкротом), предъявлен штраф в 800 тыс руб. за невыплату зарплаты работникам предприятия в размере более 70 млн руб. Остается непонятным, почему правоохранительные и надзорные органы не интересуются деятельностью предшествующего руководителя Мишкина…

— Усугубило ситуацию отстранение конкурсного управляющего, — пояснили заводчане суть своего обращения. — При этом контролирующие и надзорные органы фактически препятствуют работе предприятия путем подачи всевозможных жалоб, блокировкой единственного расчетного счета… Банки, являясь залоговыми кредиторами, всячески пытаются взять ситуацию под контроль и остановить работу завода с последующей продажей имущества по низкой цене.

По данным областной прокуратуры, последнему генеральному директору завода Михаилу Саврану (на фото) предъявлен штраф в 800 тыс. руб. за невыплату зарплаты работникам предприятия в размере более 70 млн руб. Фото vzsar.ru

Такая продажа сможет лишь частично покрыть задолженность перед банками, расходы по организации продажи имущества и сохраняющуюся задолженность по зарплате перед 800 работниками. 300 человек будут уволены, их семьи лишатся средств к существованию. И молодым, и опытным работникам трудоустроиться по специальности в Саратове будет непросто. Заводчане попросили президента помочь им сохранить производство, ввести мораторий на применение к предприятию налоговых и иных санкций во время выхода из кризиса, организовать рабочую группу на площадке областного правительства.

На следующий же день губернатор Валерий Радаев отреагировал на видеообращение. По поручению главы региона заместитель председателя правительства области Роман Бусаргин и министр промышленности и энергетики области Андрей Куликов встретились с руководством завода и его коллективом и создали межведомственную рабочую группу по оздоровлению ситуации на заводе РМК.

— Правительственная комиссия вместе с депутатами Саратовской областной думы рассмотрела проблему долгов по заработной плате перед коллективом предприятия, — сообщили «Реальному времени» в пресс-службе министерства экономического развития. — В настоящее время предприятие работает в штатном режиме, текущая зарплата выплачивается, погашена часть задолженности перед коллективом. У РМК есть заказы, производственные мощности загружены. Поэтому основная задача рабочей группы на сегодня — предложить четкий план дальнейших действий по финансовому оздоровлению завода.

Заметил бы губернатор тонущий корабль РМК, если бы его коллектив не отправил президенту страны сигнал SOS?

Прокурор области Филипенко: «Региональному правительству нужно снимать розовые очки»

Создание рабочей группы еще не гарантирует благополучного исхода ситуации. В Саратовской области буксуют проекты, договоренности и обещания высокопоставленных людей оседают на дно трясины. Чтобы что-то сдвинуть с мертвой точи, приходится самому Вячеславу Володину отрываться от государственных дел и наводить порядок на горемычной и беспомощной малой родине, подгонять сроки исполнения проектов, которые он приносит в регион.

Саратовская область — аномальная зона, где расходятся слова с делами, не сходятся даже статистические показатели руководителей различных ведомств. На днях министерство экономического развития Саратовской области на своем сайте представило свежую информацию налоговой отчетности и впервые за последние три года зафиксировало рост «рождаемости» бизнеса над «смертностью», отметив это уже как тенденцию. За девять месяцев 2018 года создано 10,5 тысячи субъектов малого и среднего предпринимательства, прекратили свою деятельность 9,5 тысячи. Министр экономического развития области Юлия Швакова отметила, что, по опросам предпринимателей, стали более доступны финансовые ресурсы, и упростилась процедура регистрации отчетности для организаций бизнеса.

На недавнем заседании коллегии по защите прав предпринимателей и обеспечению благоприятного инвестиционного климата прокурор области Сергей Филипенко представил совсем другую картину. Количество прекративших свою деятельность юридических лиц в 2017 году практически вдвое превышает число вновь зарегистрированных (зарегистрировано 2 883, прекратили деятельность — 4 984). Отрицательная динамика сохраняется и в текущем году. Не растет число индивидуальных предпринимателей.

Как отметил руководитель областного надзорного органа, представители власти на региональном и муниципальном уровне не в полной мере реализуют свои возможности по созданию благоприятной среды для развития бизнеса. Инвесторы испытывают трудности, часть из них может уйти из региона. По утверждению Филипенко, «установленная чиновниками излишняя зарегламентированность носит характер преступной деятельности и должна оцениваться в рамках статьи 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности)». За неразмещение обязательной информации об имеющихся программах поддержки бизнеса, о свободном имуществе прокуратура привлекла к административной ответственности более 20 чиновников и возбудила три уголовных дела за вмешательство в предпринимательскую деятельность. Прокурор подчеркнул, что нужно проводить более углубленную ревизию распределения земельных участков в городах области.

Сергей Филипенко обвинил Юлию Швакову в том, что министерство не выполнило пункты своей же стратегии социально-экономического развития области:

— Отсутствие результатов работы органы исполнительной власти ретушируют красочными отчетами, навевающими ассоциации с проектом Остапа Бендера «Нью-Васюки»… Все благополучно, а бизнес уходит.

Через четыре года здесь будет…

По информации областного минпрома, за пять лет на территории региона введено в эксплуатацию 14 промышленных объектов, которые курирует ведомство, привлечено около 50 млрд руб. инвестиций и создано более 2 300 рабочих мест. Правда, минпром проигнорировал вопрос «Реального времени» о том, какое количество промпредприятий за последнее время свернуло свою деятельность и сколько рабочих мест сокращено. Но зато отрапортовал о планах. Областное минэкономразвития также предоставило космическую «статистику будущего» о 82 инвестиционных договорах в портфеле области, 140 инвестпроектах на общую сумму 360 млрд рублей, о возможном создании 6 000 новых рабочих мест. Одно небольшое уточнение в завершении отчетности ведомства: «большинство планируемых к реализации инвестиционных проектов в настоящее время находится на предпроектной стадии (формирование бизнес-плана, финансовой модели и т. д.)». А король-то голый?!

В то же время статистика минэкономики по банкротству удручающая. За четыре последних года по причине финансовой несостоятельности прекратили свою деятельность 882 предприятия, в 2018 году— 117 организаций (пусть даже с замечанием министра, что сокращение численности малого и среднего бизнеса происходит в том числе за счет работы налоговой службы по исключению из реестров «виртуальных» предпринимателей). На этой неделе один из саратовских медиаресурсов опубликовал книгу памяти саратовской промышленности. В ней уже сейчас собрано больше двух десятков наименований предприятий реальной экономики региона, закрывшихся сравнительно недавно. Среди них есть производства, которые еще несколько лет назад относились к новым инвестпроектам.

— Я бы не стал оценивать отчетность без оценки сальдо и динамики, — говорит председатель комиссии по экономическому развитию и предпринимательству Общественной палаты Саратовской области Михаил Волков. — Можно ответить словами из сказки «Алиса в Зазеркалье»: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать как минимум вдвое быстрее!» Мы должны наблюдать существенную динамику в экономике Саратовской области, чтобы прийти в другое место от того, где мы сейчас находимся.

Настораживает, что люди легко относятся к уходу табачной фабрики. Да, были жалобы горожан по поводу того, что предприятие наносит ущерб экологии. В ответ на это можно было бы перенести производство на другую площадку. Очевидно, что государство, предоставляя региону субвенции, дотации, учитывает, сколько предприятия области дают налоговых сборов в федеральный бюджет, в том числе табачная фабрика. Поэтому уход из региона компании-донора — несомненный «минус».

Расстраивает, что не получилось сохранить в Саратове ремонтную базу для самолетов Embraer. Она существовала независимо от местного авиаперевозчика, прекратившего свое существование — не о нем уже речь. На саратовской базе обслуживали воздушные суда Embraer разных авиакомпаний со всей страны. А высококлассные специалисты, которые там трудились, разъехались в поисках работы. Но есть еще оборонные предприятия, делающие уникальные продукты на государственном заказе, их важно поддержать сейчас.

Нужно смотреть и в целом на инвестиционный климат, — продолжает общественник. — Прокуратура подала в суд более 800 исков по спорным вопросам в отношении земельных участков. При этом так и не видно земельных аукционов в этом году. А если возникают вопросы с законностью оформления земли в определенных проектах, особенно задним числом, инвесторы не будут в них вкладываться. Больше всего от этого страдает строительство. В целом различным ведомствам важно одинаково видеть конечную цель экономической стратегии. Сейчас многие действуют по своим приоритетам, хотя государство у всех общее. Давайте создадим областной координационный орган по экономическим приоритетам.

Возможно, предприятий, которые сворачивают свою деятельность или уходят из региона, не так много, как тех, которые занимаются «предпроектной деятельностью», но задыхаются в Саратовской области не «бумажные» производства и остаются без работы знакомые нам люди. И все больше появляется торгово-развлекательных центров или спортивных клубов, например, там, где когда-то был авиационный завод или крупное химическое производство.

Екатерина Аблаева
ЭкономикаБизнесОбществоВластьПромышленностьМашиностроениеАгропром
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 16 нояб
    Да в том же Балаково не нужны инвесторы. Муниципальные власти забивают на всех большой болт
    Ответить
  • Анонимно 16 нояб
    Бизнес прям побежал из области...
    Ответить
  • Анонимно 16 нояб
    Интересно... Прибегут ли в Татарстан?
    Ответить
  • Анонимно 16 нояб
    Ну все, большие компании не пойдут там открывать дела
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии