Новости раздела

Освобожденный Герман Дьяконов: «Нельзя невиновного человека бесконечно держать в тюрьме!»

Первое интервью «неудобного» экс-ректора КНИТУ-КХТИ на воле — о трудностях тюрьмы, обвинении в мошенничестве на 64 млн рублей и старом деле об измене Родине

Освобожденный Герман Дьяконов: «Нельзя невиновного человека бесконечно держать в тюрьме!» Фото: kazanfirst.ru

Хорошенько выспался, поздравил сына с поступлением в вуз и встретился с адвокатом в первые сутки на воле Герман Дьяконов. Накануне бывшего ректора КНИТУ-КХТИ по решению следователя МВД РТ освободили из-под стражи — после года ареста. В интервью «Реальному времени» Дьяконов вспомнил, как после назначения ректором его пытались обвинить в измене Родине, рассказал о жизни в тюрьме и объявил материалы своего нового дела сфальсифицированными. По его словам, в процессе ознакомления исчезла часть базовых документов по контракту на 160 млн рублей.

«Тюрьма вообще создана, чтобы ломать людей»

— Добрый день, Герман Сергеевич! Поздравляем вас с освобождением! Насколько неожиданным оно было?

— Здравствуйте. До полного освобождения еще далеко. Я ждал этого. Нельзя невиновного человека бесконечно держать в тюрьме! Потому что все это в конце концов обернется огромным скандалом. Тем более есть четкое понимание — дело сфальсифицировано. Они просто не могли дольше меня держать.

— А в МВД объясняют решение о вашем освобождении под подписку окончанием следствия и подготовкой материалов к передаче в прокуратуру…

— Формально так и есть. Процедура ознакомления с 65 томами дела мною закончена. Но суть не в этом.

— Обвинения с вас не сняты?

— Нет. Теперь это вопрос оценки прокуратуры.

— Что первым делом сделали дома? Какие планы на ближайшее время?

— Я приехал вчера — дома никого. У меня семья сейчас в Питере, сын поступил в ИТМО — Питерский институт точной механики и оптики. Сейчас они там с супругой занимаются обустройством. А я один дома сижу, общаюсь с отцом, с адвокатом. Первым делом дома — выспался. Думаю, в конце недели мне собаку вернут, буду с ней гулять. Из планов пока только решение проблем. Очень много их накопилось.

— Что оказалось самым сложным для вас под арестом?

— Отсутствие телефона и интернета. Условия существования, естественно. Тюрьма вообще создана, чтобы ломать людей. Поэтому меня в ней и держали в надежде получить признательные показания. Но я не сломался, не тот характер.

— Были ли свидания с семьей? Разрешены ли передачи?

— За все время было два свидания — с отцом. В начале, потом следователь ГСУ Галиуллин запретил. Это тоже часть системы давления… С питанием там все нормально. С общением тоже — много интересных людей.

— Как здоровье?

— Не дождутся. Ха-ха. Немного поправился — потому что в тюрьме движения не хватало.

«Материал в процессе ознакомления изменился»

— На последней апелляции в ВС РТ вы требовали освобождения и возбуждения уголовного дела на следователя. Поддерживаете это заявление?

— Да, естественно. Будет направлено официальное письмо сначала Владимиру Изааку (начальник ГСУ — замглавы МВД по РТ). Я уже говорил — материалы фальсифицированы. В декабре при ознакомлении мне показывали один материал, а потом он стал другой. Это уголовно наказуемо! Причем изменения там очень большие — порядка 100 страниц. Пропала часть материалов, которые связаны с основным госконтрактом (по «пластиковой броне», — прим. ред.) на 160 млн рублей, по которому меня обвиняют. Подписывал его Абдуллин (уже осужденный экс-проректор КХТИ, — прим. ред.). И вот часть определяющих материалов по этому контракту пропала, а вместо них появились какие-то оперативные данные, которых раньше не было.

— Какую роль приписывает вам следствие в новом деле о хищениях?

— По их версии, деньги уходили мне. Абдуллин говорит, что отдавал их. [Александр] Кочнев (еще один обвиняемый проректор КХТИ, — прим. ред.) сначала говорил, что деньги уходили посредникам в Москву, но потом стал говорить — мне отдавал. Думаю, все уже понимают, что это неправда. У меня достаточно скромный образ жизни. Я вообще 18 лет в общежитии прожил — в нашем, институтском, в ведомственной квартире.

«Абдуллин говорит, что отдавал их. [Александр] Кочнев сначала говорил, что деньги уходили посредникам в Москву, но потом стал говорить — мне отдавал. Думаю, все уже понимают, что это неправда». Фото Дарьи Турцевой

— Поменялась ли ваша позиция по истории с контрактом по броне после привлечения в качестве обвиняемого?

— Хороший контракт был, очень перспективная работа была сделана. Жалко, что загубили, не дали дальше развивать. Моя позиция не изменилась — я, естественно, не виноват в том, что пытаются предъявить. Насчет Абдуллина и компании подельников и свидетелей — не знаю до сих пор. При таких методах ведения следствия слабые люди маму родную оговорить могут.

— Контракты были выполнены? Претензии со стороны заказчиков были?

— Контрактов было два крупных с Минпромторгом РФ, оба выполнены, претензий нет, перспективы развития дальнейшего были очень интересные. Вообще, это надо считать диверсией не против КНИТУ, а против обороноспособности России. Вообще, испорчено очень много. Я чуть больше года назад договорился с нашими партнерами в Китае и Казахстане о создании на базе КХТИ совместной научно-образовательной структуры — институт Нового Шелкового пути. Были очень сильные партнеры — Академия наук Китайской народной республики и Национальный исследовательский технический университет Казахстана. Думаю, что это был бы знаковый проект для всей Российской Федерации. Эта инициатива тоже была загублена.

— Вы когда-нибудь сталкивались с требованием откатов при участии в конкурсах?

— Я с требованиями откатов не встречался. Вообще, все контакты с МПТ РФ осуществлял Абдуллин.

— Почему именно ваш вуз попал под такое пристальное внимание силовиков?

— Наш, КАИ, медицинский и прочие. Потому что очень удобно искать соринки в чужих глазах, чтобы прикрыть частокол бревен в своих. Почему КХТИ? У нас, к сожалению, как только что-то начинает хорошо развиваться, надо или прихлопнуть, или отнять. Наш вуз стал №1 в России в своей области. Поэтому лакомый кусок. Ну и ко мне лично всегда было сложное отношение.

«На компромиссы не шел, интересы вуза отстаивал. Министерство федеральное поддерживало. И первое уголовное дело на меня было заведено почти 11 лет назад, как только ректором избрался в первый раз. По факту измены Родине — да, именно в такой формулировке». Фото Максима Платонова

«Неудобным я был ректором»

— Вообще, процедура убирания меня из ректоров потребовала 10 лет напряженной работы. Можно только позавидовать настойчивости моих недоброжелателей.

Неудобным я был ректором, на компромиссы не шел, интересы вуза отстаивал. Министерство федеральное поддерживало. И первое уголовное дело на меня было заведено почти 11 лет назад, как только ректором избрался в первый раз. По факту измены Родине — да, именно в такой формулировке. У нас тогда был контракт с китайцами, и наши сотрудники просто не совсем правильно оформили документы на поставку исследовательского оборудования в Китай. Таможня пропустила, не обратила внимание. Я в то время был проректором по науке. А когда ректором стал, эту историю вытащили.

— И чем она закончилась?

— Слава Богу, ничем. В тюрьму не сажали. Следствие велось года полтора сотрудниками ФСБ. Потом дело закрыли. Извинений не было.

— Ранее вы заявляли, что основным мотивом вашего заключения под стражу являлось сведение счетов. Кого вы имели в виду?

— Я за 10 лет много врагов нажил. Я же говорю — неудобным был ректором. Нельзя быть для всех хорошим. Если ты отстаиваешь интересы университета — значит, ущемляешь чьи-то другие.

— Что думаете о версии следствия по хищению спонсорской помощи «Газпрома» в вузе?

— Я про методы следствия уже говорил. К сожалению, бывший мой проректор Кочнев имеет очень уязвимую позицию во всех отношениях. Показания у него путаные, меняются по ходу следствия. К счастью, не все такие. На меня так вообще никто, кроме Абдуллина и Кочнева, которые сами являются очень заинтересованными лицами, показаний не дает.

«Он много и эффективно работал. Первое его дело, по которому он осужден, я не читал, подробностей не знаю. По текущему — он сломался, признает вину, говорит черт знает что. Жалко даже где-то его. Посмотрим на результаты суда». Фото Ирины Плотниковой

«Я профессор в четвертом поколении, а не бандит!»

— На старте первого дела в отношении проректора Абдуллина вы называли его человеком своей команды. Что думаете о нем сейчас?

— Он много и эффективно работал. Первое его дело, по которому он осужден, я не читал, подробностей не знаю. По текущему — он сломался, признает вину, говорит черт знает что. Жалко даже где-то его. Посмотрим на результаты суда.

— До своей посадки Абдуллин рассказывал журналистам, что с него требовали показания против вас и руководства министерства, а после — что деньги передавались в Минпромторг РФ через бывших офицеров ФСБ и МВД… Можете прокомментировать эти высказывания?

— Абдуллин говорит, что это я его заставил, требовал с него деньги, и что я сам передавал их в Москву. Однако госконтракт заключен Минпромторгом с ним непосредственно как с проректором по науке. Там даже моя фамилия не указана. Он сейчас в таком состоянии после трех лет в тюрьме — его словам просто нельзя верить. Следствие по новому делу Абдуллина год назад, до моего ареста, было закончено, шел процесс ознакомления с материалами. Я там проходил как свидетель, была с Абдуллиным очная ставка, и ничего — все понимали, что он врет. Потом вдруг дело вернули и меня нарисовали лидером преступной группировки. Я профессор в четвертом поколении, а не бандит. За наличие организаторских способностей в тюрьму не сажают. Я их во благо использовал.

— Кто такой этот отставной генерал ФСБ, о котором говорилось в оглашенных судом показаниях Абдуллина, и что его связывает с КХТИ?

— Этот человек работал у нас в республике. Потом в Москву уехал, представлял Итало-Российскую торгово-промышленную палату. Никакого отношения к нашему вузу и к Минпромторгу он не имел.

— Кем создан и поддерживается сайт rector-dgs.ru?

— Моими бывшими коллегами. Но в целом позиция университета меня крайне удручает. Я действительно много сделал и для вуза, и для людей. В ответ — ничего не было сделано, чтобы помочь мне в трудной ситуации. Наоборот, именно по ходатайству университета было вытащено старое дело Абдуллина по броне, возобновлены следственные действия по нему, потом это дело прилепили к кочневскому и меня объявили главным организатором всего.

Более того, университет на меня гражданское дело по ущербу завел, поторопился, не дожидаясь решения суда. Не такой «благодарности» я ожидал.

— Большое спасибо, что нашли время для интервью!

Записала Ирина Плотникова
ПроисшествияОбществоВластьОбразованиеБизнесЭкономикаБюджет Татарстан
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 29 авг
    очень странное освобождение
    Ответить
    Анонимно 31 авг
    Почему странное освобождение? В этом деле оно единственное что является законным. Просто для содержания под стражей более года под таким "делом" визу в Москве видно не получить, а "вынесешь сор из избы (республики)", то неизвестно что из Москвы еще "прилетит" в ответ. Никто же не хочет теплых мест лишиться, люди однако...
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Ещё много можно рассказать про следствие и следователя и Тимербулатова. Все впереди!
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    РВ, спасибо за объективность во взглядах и освещении достаточно неудобных для СМИ процессов. Интересно, планирует ли Герман Сергеевич возвращаться в науку РТ или уедут семьей в Питер?
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Очень интересно.
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Все просто. Был заказ. Его как могли выполняли безопасности! Следили и применили все возможные средства. Заказ выполнен из ряда вон плохо. АТУ их! На мелкие звездочки в вагонах.
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Слепили
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Интересная статья
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Так врать?! Звёздный ректор
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    Коган подсказал
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Абдуллин проявил гражданскую позицию ,жаль если теперь его определят руководителем ОПГ,это будет несправедливо ведь сроки будут большими
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Герман Сергеевич почему вы отказались от "звезды" адвоката Когана?
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    Все адвокаты хороши, но Курманов М.М. лучще
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Почему Дъяконов свою вину перекладывает на Абдуллина,потому что Абдуллин оказался честным человеком?
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    Если бы Абдуллин был умным, то сейчас был бы по УДО дома!
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    по честному Абдуллину есть вступивший в силу, но очень кривой приговор. Выносил его Марат Макаров, ныне судья Верховного суда Татарстана.
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    А гусев тихо тихо при Абдуллине
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Никакого ОПГ не было и нет. Это выдумка. Причем очень примитивных. Умные люди это понимают.
    Ответить
  • Анонимно 30 авг
    Карманов - реальный адвокат, его сила - правда!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров