Новости

05:35 МСК
Все новости

«К нам периодически поступают жалобы на рост цен на металл от КАМАЗа»

Подавляющее большинство картелей в Татарстане выявляется на торгах при госзакупках

«К нам периодически поступают жалобы на рост цен на металл от КАМАЗа»

В этом году ФАС продолжила карательные спецоперации по противодействию картельным сговорам в экономике, но только сейчас волна зачисток захлестнула Татарстан. Как уже рассказывало «Реальное время», недавно УФАС по РТ признало наличие картеля между подрядными компаниями «Созидание» и «Тозелеш» при заключении госконтрактов. Наряду с этим в сговоре обвинены три поставщика городских автобусов для муниципальных нужд Казани, среди которых ОАО «Лизинг-Трейд». Эти инциденты вызвали большой резонанс в республике. Каких изменений ждать бизнесу от ФАС РФ, рассказал в беседе с корреспондентом «Реального времени» начальник Управления по борьбе с картелями Андрей Тенишев.

— Можно ли назвать борьбу с картелями одним из магистральных направлений работы ФАС РФ на ближайшие годы?

— Несомненно, это приоритет. Причем один из важнейших в работе ФАС. Во всем мире признано, что картель — это самое опасное нарушение антимонопольного законодательства. Впервые за время существования государства необходимость противодействия картелям включена в стратегию экономической безопасности РФ. Указом президента РФ картели признаны одной из угроз экономической безопасности. И президент РФ дал перечень поручений о том, что необходимо изменить законодательство с целью выявления и ужесточения наказаний картелей. Есть также поручение об организации взаимодействия с силовыми органами МВД, ФСБ, Следкомом, Генпрокуратурой в разработке межведомственного плана.

Все больше и больше в картелизации используются высокие технологии. У нас уже есть тысячи случаев, когда инструментом в сговорах на электронных торгах являются аукционные роботы. То есть не человек нажимает кнопку при участии в торгах, а компьютерная программа находит варианты и по максимально высокой цене договаривается с такой же программой забрать госконтракт у конкурентов. Пока мы рассмотрели одно дело, а по остальным только приступаем к расследованию.

— Насколько широко «картельное» поле? Это только госзакупки?

— На самом деле, поле достаточно широкое. Но подавляющее большинство картелей, от 85—90%, мы действительно выявляем на торгах, то есть когда государство закупает товары и услуги, когда государство что-то отчуждает — приватизация, передача имущества в аренду и другое, вплоть до продажи арестованного имущества. Именно здесь чаще всего договариваются наши «картелисты».

«Два завода — производители сыров в Мордовии — договорились и почти ежедневно обменивались письмами: давай сегодня поднимем цены еще немножко, потом еще немножко...» Фото stolica-s.su

Но оставшиеся 10—15% картелей — это картели на товарных рынках. К примеру, два завода — производители сыров в Мордовии — договорились и почти ежедневно обменивались письмами: давай сегодня поднимем цены еще немножко, потом еще немножко. Это то, что бьет по карману потребителя. С точки зрения общественной опасности, это даже страшнее, чем кража. Но уголовные дела по кражам легко возбуждаются каждый день, а уголовных дел по картелям — единицы. За первое полугодие 2017 года возбуждено всего шесть уголовных дел о картелях на всю страну. При том что ФАС ежегодно выявляет сотни картелей. Поэтому президент РФ дал поручение — надо взаимодействовать, уважаемые правоохранители, с ФАС. Это гигантская проблема: граждане переплачивают за лекарства, продукты питания, за услуги кабельного телевидения, за транспортные перевозки!

7 трлн рублей — это ежегодные закупки по федеральной контрактной системе, и 23 трлн рублей — это закупки госкомпаний. По нашим наблюдениям, от 20 до 40% можно было бы сэкономить, если бы на торгах сохранялась честная конкуренция. При картельных сделках «бюджетная экономия» составляет 0 или максимум 0,5% от стартовой цены государственного заказчика.

— Как вы обнаруживаете картели? Как находите тайную переписку? Наверняка компании стараются прятать эти материалы, которые являются прямыми уликами против них?

— На самом деле, все достаточно просто. Когда торги проходят в электронном пространстве, каждый шаг отражается. Подача заявок, подписание контракта — все оставляет электронные следы. И мы их обнаруживаем на электронных площадках. Хотя есть масса противников электронных аукционов, но мы добьемся того, что все торги будут проходить в электронной форме (вероятный срок — 2019 год, — прим. ред.). Во-первых, все будет прозрачно, во-вторых, легко доказуемо. На товарных рынках мы ежегодно проводим несколько десятков внезапных внеплановых проверок, во время которых проверяется документация компаний, которые подозреваются в картелях.

— Каким образом будет ужесточаться ответственность за картели? Повысят оборотные штрафы?

— Наверное, повысится оборотный штраф за сговор хозяйствующих субъектов с органами власти. Сейчас он составляет до 5% от оборота уличенной в картеле компании. Я думаю, что он может быть повышен втрое — до 15%. Таким образом, мы уравняем размеры штрафов за сговор бизнеса с чиновниками с величиной штрафов за договоренности коммерсантов о разделе на товарных рынках. Сейчас для них оборотный штраф предусмотрен до 15% от оборота (максимум). Мы считаем, что договоренность с чиновником опаснее для рынка, так как негативных последствий от таких договоренностей больше, чем от противоправных действий бизнесменов.

«На товарных рынках мы ежегодно проводим несколько десятков внезапных внеплановых проверок, во время которых проверяется документация компаний, которые подозреваются в картелях». Фото mosreg.ru

Кроме того, мы будем добиваться ужесточения уголовной ответственности за картели (сейчас уголовная ответственность предусмотрена, если доход картеля превышает 50 млн рублей, либо если ущерб от деятельности картеля превышает 10 млн рублей). В скором времени поступит много законопроектов о расширении наших полномочий по противодействию картелям. Например, ФАС получит право получать информацию о результатах оперативно-разыскных мероприятий. Парадокс, что сейчас МВД не имеет права передавать рассекреченные материалы ФАС. После этого дел о картелях станет больше. Наряду с этим мы ввели институт предупреждений. У нас прошла большая дискуссия по комплаенсу (система внутренней профилактики правонарушений), и мы пришли к выводу, что государство должно поддерживать.

— Достаточно часто организаторы торгов в Татарстане формируют достаточно низкий по сравнению с рынком стартовый уровень закупочных цен на аукционе. В результате тендеры проходят с небольшим понижением цены и с очень узким кругом участников. Уличенные недавно в картелях компании посчитали их несправедливыми, так как низкие цены госзаказчиков и обусловили отсутствие конкуренции на торгах…

— Выше или ниже рынка — размер не имеет значения. Если между компаниями был сговор, что было доказано в процессе расследования, то факт картеля трудно оспорить. Ведь участники тендеров заранее готовятся, подают заявки, а потом вдруг заявляют о низкой цене на тендере и отсутствии конкурентов… Все это от лукавого.

— В таком случае будете ли вы привлекать к солидарной ответственности организаторов торгов, которые подталкивают...

— Я понял ваш вопрос. Если организатор выставляет адекватную стоимость, не завышает ее, то все равно есть возможность торговаться. Мы никогда не обвиняем компании только за то, что они вышли на торги и не стали торговаться, без доказательств того, что они вели переговоры. Ты вышел на торги и не торгуешься — это еще не криминал. Это только подозрительное поведение. Только по подозрительному поведению мы никогда не примем решение о картеле. Нужно иметь целый набор доказательств, чтобы вменить тяжкое обвинение о картеле.

Другой вопрос, когда организатор торгов злоупотребляет своим положением. При подготовке торгов организатор направляет предложения только потенциальным участникам торгов с вопросом: а за сколько вы поставили бы товар. И получается, что участники сами для себя формируют стоимость и торгуются по ним. Конечно, это злоупотребление со стороны заказчика.

«Традиционно много дел о картелях в Москве и Московской области, это явный «лидер». Это понятно. Экономика «кипит», поэтому всегда есть соблазн «договориться». Фото tender.mos.ru

— Какие регионы наиболее подвержены коррозии?

— Традиционно много дел о картелях в Москве и Московской области, это явный «лидер». Это понятно. Экономика «кипит», поэтому всегда есть соблазн «договориться». Не думаю, что Татарстан с точки зрения картелизации экономики выбивается в лучшую или худшую сторону от других регионов. Татарстан — регион богатый, региональное управление выявляет много случаев картелей, но, может, не всегда об этом рассказывает.

Больше всего картелей в Татарстане выявляется на торгах по госзакупкам, а сигналом к ним остается низкий показатель эффективности торгов. Тут вариантов может быть несколько. Первый — компании пришли и договорились не снижать цены, один делает шаг и останавливает. Второй вариант: госзаказчик настолько точно рассчитал цену, что дальше снижать цену экономически невыгодно. Но в любом случае мы огульно не обвиняем.

Что касается отраслей, то на мой взгляд, полная катастрофа с государственными закупками в сфере здравоохранения. Пожалуй, ни один регион РФ не остался не охваченным картелями при закупках медицинских препаратов. Если в мае прошлого года признаки картельного сговора были выявлены при проведении таких закупок всего в пяти регионах, а в августе — в 11, то в марте текущего года такие случаи фиксируются уже в 80 субъектах РФ.

Очень плохо со строительством на средства бюджета, в том числе и в дорожном строительстве. Десятки дел, миллиардные обороты. Таких дел будет еще больше, и нам только работать и работать.

— Поступали ли к вам жалобы от автопроизводителей на злоупотребление доминирующим положением металлургических компаний?

— За последние три года ФАС не возбуждала дела о нарушении антимонопольного законодательства по продукции, которая поступает для автопроизводителей. К нам периодически поступают жалобы на рост цен на металл от КАМАЗа.

«К нам периодически поступают жалобы на рост цен на металл от КАМАЗа. Но нужно обратить внимание, что рынок металлов очень сильно волатилен». Фото Сергея Афанасьева

Но нужно обратить внимание, что рынок металлов очень сильно волатилен. У нас был всплеск роста цен на металл в 2015 году, что было связано с изменением курса рубля. В апреле — мае 2016 года снова повторился, но тогда причиной роста явило стимулирование правительством Китая инвестиций в строительство.

Недавно металлургическая отрасль попала в «грандиозный форс-мажор»: цены на графитированные электроды, которые используются при производстве электростали, выросли в 10 раз, а сам металл снова резко подорожал. Негативное влияние на мировую конъюнктуру оказали регулирующие действия властей Китая. Правительство КНР ужесточило экологические требования к производителям электродов, в результате чего в стране сразу закрылось около 20—30 процентов предприятий. Образовавшийся дефицит электродов вызвал рост цен практически в 10 раз. Если раньше в стоимости металла было 300 рублей электродов, то сейчас 3000 рублей на одну тонну, то есть порядка 10 процентов в себестоимости роста. ФАС уже начала мониторинг за ситуацией, сейчас поднят вопрос о снижении антидемпинговых пошлин на электроды ввозимые из-за рубежа

Луиза Игнатьева
Общество Власть Экономика Бюджет
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 21 сент
    Хоть раз бы снизили цены, а только завышать умеют...
    Ответить
    Анонимно 21 сент
    Жизнь дорожает. Вон сырники тоже хороши, по договору цену по чуть-чуть завышают
    Ответить
  • Анонимно 21 сент
    На всю страну всего лишь шесть дел, не порядок, не порядок
    Ответить
  • Анонимно 21 сент
    Живем в огромной стране с большими запасами, а на железо цены растут.
    Ответить
    Анонимно 21 сент
    Это жизнь, все хотят кушать и красиво одеваться
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем