Новости

15:27 МСК
Все новости

​Пристав «в законе»: слезы не спасли от домашнего ареста

Ущерб от действий начальника отдела УФССП по РТ и неустановленных лиц Следком оценил почти в 30 млн рублей

​Пристав «в законе»: слезы не спасли от домашнего ареста Фото: Ирина Плотникова

Не стала фигуранткой дела о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, но была отправлена вчера под арест домой, к трем детям, Жанна Алпарова, начальник межрайонного отдела по особым исполнительным производствам УФССП по РТ. По итогам заседания суда осталось неясным, каким образом ограниченная в общении арестантка сможет участвовать в качестве подсудимой в процессе по трагедии в ТЦ «Адмирал». Зато в суде прозвучало, что неоплата услуг «Почты России» тормозила работу службы аж полгода, а ущерб по новому «делу приставов» Следком оценил почти в 30 млн рублей. Алпарова же настаивала: «Мы работали по закону!»

Подчиненных Алпаровой отщелкали оперативники

На суд пришли подчиненные отстраненной и задержанной Жанны Алпаровой, ее друзья, а также сестра и бывший муж. Группа поддержки в коридоре суда тут же попала в оперативную разработку сотрудников УЭБиПК МВД Татарстана — всех отщелкали на камеры мобильников. Алпарову доставили в наручниках и с разрешения следователя Рината Кантимирова провели в туалетную комнату — привести себя в порядок и переодеться в то, что привезли родные. Руслан Алпаров в это время рассказывал, что 2 ноября ходил вместо бывшей жены на прием к первому замглавы Следкома по РТ Марату Зарипову.

— Я рассказал ему, что из материалов первого уголовного дела странным образом исчезли [идущие вразрез с версией следствия] объяснения сотрудников отдела относительно истории ареста имущества по арбитражному спору двух бизнесменов за права на iBOX, — объяснил Руслан Алпаров. — А еще рассказал, что почта из отдела Жанны, пока она была в «декрете», не уходила полгода — между службой приставов и «Почтой России» не был заключен договор. Ему (Зарипову) эту информацию следователи не докладывали.

Сегодня Алпаров подал заявление руководству Следкома, в котором заявил о незаконных действиях в отношении бывшей супруги. А еще рассказал, как почта тормознула работу по конкретному исполнительному производству на 20 млн рублей с ООО «Ясная Поляна». В пятидневный срок это ООО долг не погасило, и пристав должен был вынести постановление о взыскании еще и исполнительного сбора в 7% — 1,4 млн рублей.

Почта тормознула работу по конкретному исполнительному производству на 20 млн рублей с ООО «Ясная Поляна». Фото rbk.ru

Сделано это было только в марте, причем почти одновременно с прекращением производства по просьбе взыскателя — в связи с урегулированием споров. И тут вскрылась история с неработающей почтой, рассказывает Алпаров. Из-за нее должник «Ясная Поляна» не был уведомлен должным образом и смог бы оспорить взыскание сбора в судебном порядке. Жанна Алпарова дала команду отозвать взыскание — именно эти действия Следком расценил как превышение полномочий с ущербом бюджету РФ в 1,4 млн рублей. Это дело было возбуждено 27 октября. Первое — о растрате арестованных антирадаров и превышении полномочий — возбудили еще 1 сентября в отношении пристава Эльвиры Мухамедшиной и неустановленных лиц.

Под арестом имущество подорожало втрое

В заявлении Руслана Алпарова в Следком кратко пересказывается версия его экс-супруги о давлении на приставов со стороны замруководителя службы Эльвиры Лабашовой. Причем первоначально в материалах проверки УЭБиПК было объяснение пристава Мухамедшиной о переписке с Лабашовой Э.Р., которая якобы лично 2 августа в 23 часа присылала на мобильный рядовой сотрудницы определение суда об отмене обеспечительных мер по арбитражному спору за права на iBOX между бывшими партнерами Эдуардом Хусаиновым и Рамилем Ямаловым. Уже после исполнительное производство по делу забрали в управление, передали Ново-Савиновскому отделу, устроили пристав-шоу в РКБ с попыткой вывоза пациента Хусаинова к месту хранения им арестованного имущества. Вскрыли склад в Сокурах в итоге без него.

По данным следствия, после снятия ареста собственник Ямалов не досчитался антирадаров, видеорегистраторов и прочей автоэлектроники под оспариваемым брендом на 27,9 млн рублей. Пропажу в отсутствие хранителя зафиксировала пристав Ново-Савиновского РОСП Казани Кристина Кочнева. Любопытный нюанс — размер ущерба следствию озвучил предприниматель Ямалов. Тогда как, по словам Алпаровой, объем арестованного в Казани и окрестностях по этому производству был оценен всего в 9 млн рублей!

Кстати, в действиях Кочневой сотрудники прокуратуры Казани усмотрели признаки таких преступлений, как воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ) и превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Материалы проверки еще в октябре были направлены в Следком для принятия процессуального решения.

Следователь высказал опасения, что Алпарова может вновь заняться совершением преступлений и даже домашний арест «не позволит в полной мере контролировать» ее действия

Возврат Алпаровой к работе ударит по следствию

Но вернемся в Советский суд. Всем желающим мест в зале не хватило. На старте процесса задержанная, едва начав отвечать на вопросы, расплакалась. Судья Светлана Тарханова запретила журналистам снимать этот момент. А позже предоставила слово следователю. Кантимиров сообщил: 1 ноября Жанну Алпарову задержали по делу, возбужденному два месяца назад, на допросе она вину не признала, но «причастность подтверждается материалами дела, в том числе показаниями Лабашовой и Гаяновой. Кроме того, следователь сообщил, что неделю назад Следком возбудил еще одно дело на Алпарову и сейчас решается вопрос об их соединении.

Следователь высказал опасения, что Алпарова может вновь заняться совершением преступлений и даже домашний арест «не позволит в полной мере контролировать» ее действия. Без частичной изоляции от общества, считает Кантимиров, подозреваемая сможет угрожать свидетелям. Он упомянул показания все тех же свидетельниц, а еще заявил, что недавно при обыске Алпарова чинила препятствия сотрудникам БЭП и поэтому в УФССП проводится служебная проверка, на время которой она отстранена от должности. Далее прозвучало предположение о причастности VIP-пристава к иным преступлениям и была выражена уверенность, что возвращение Алпаровой к работе «может негативно сказаться на результатах расследования».

Представитель Следкома попросил отправить подозреваемую под домашний арест с разрешением ежедневных прогулок ради трех дочек — близняшек трех лет и старшей, 13-летней. Возраст детей попросил уточнить прокурор Ильнур Давлиев. «Одна ходит в детский сад, старшая — в школу, у третьей пневмония два месяца. На что я должна их кормить и покупать лекарства по 8 тысяч в месяц!» — стала возражать против домашнего ареста Жанна Алпарова.

— А папа есть у детей? — спросила судья Тарханова.

— Я разведена.

— Тем не менее от обязанностей его никто не освобождал, — настаивала судья.

— Он не работает.

Начальник отдела УФССП по РТ сообщила, что проживает с пожилыми родителями, которые очень помогают с детьми. «Потому что сложные у меня дети», — добавила она. Кстати, пенсия родителей — сейчас единственный доход семьи, сама женщина после отстранения от должности зарплату не получает.

Интересы подозреваемой в суде представляли две Натальи — адвокаты Фарукшина и Жажнева. Они добились от следователя пояснений по той самой проверке

Пролитая кровь, обида полицейских и положительная характеристика

Алпарова пересказала суду историю того самого обыска 9 октября в ее отделе с незаконным досмотром личных вещей женщин операми-мужчинами. «Меня закрыли в кабинете, удерживали трое оперативников. Один из [наших] сотрудников снимал тот момент, когда те кричали: «Ты оттуда не выйдешь вообще».

Вспоминала, как вырвалась и позвонила следователю Кантимирову: «Сказала вам, что у меня руки в крови. Вы сказали: «Езжайте в травмпункт». И уже в суде упрекнула его же — это заявление на полицейских Следком даже не зарегистрировал как сообщение о преступлении и ни одного очевидца из отдела не допросил. Зато проверил доводы заявлений со стороны полицейских, которые просили привлечь Алпарову по статье 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов).

Интересы подозреваемой в суде представляли две Натальи — адвокаты Фарукшина и Жажнева. Они добились от следователя пояснений по той самой проверке. Кантимиров сообщил — вынесено постановление об отказе в возбуждении дела по заявлениям полицейских. Что стало с заявлением Алпаровой на полицейских — не уточнял. Между тем во второй, закрытой для СМИ части заседания Алпарова рассказала — те же самые оперативники задерживали ее и продолжали издеваться.

Адвокат Фарукшина поинтересовалась, с какой целью следователь приобщил к материалам по ходатайству протоколы допроса свидетелей Захаровой и Денисовой (она же Беспалова, бывшая подчиненная Алпаровой), которые не затрагивают вопросы причастности к преступлениям. Против оглашения этих показаний прокурор не возражал. Оказалось, 2 ноября предметом допроса стало интервью Алпаровой «Реальному времени». Денисова заявила, что Алпарова таким образом хочет «создать о себе положительное мнение», в то время как в соцсетях идет распространение клеветнической информации личного характера в адрес самой Денисовой. «Таким образом она пытается создать обо мне негативное общественное мнение в соответствии с моими объективными и правдивыми показаниями в МВД по РТ 20 октября», — считает свидетель.

Примечательно, что для следствия УФССП по РТ представило на Алпарову положительную характеристику

Алпарова пояснила, что о показаниях Денисовой-Беспаловой узнала лишь после задержания 1 ноября. Примечательно, что озвучивать показания замглавы УФССП по РТ Эльвиры Лабашовой суд не стал. Вчера на пресс-конференции в ИА «Татар-информ» журналисты попытались получить ответ самой Лабашовой по делу iBOX и обвинениям со стороны Алпаровой, но заместитель главного пристава РТ от комментариев вновь отказалась.

Примечательно, что для следствия УФССП по РТ представило на Алпарову положительную характеристику

«Просто до самоубийства хотят довести»

Далее в суде новость для следователя — задержание и водворение в ИВС Алпаровой произошло в день, когда врач отправил ее на больничный. «Мне об этом ничего не известно», — признался Ринат Кантимиров. Адвокаты упрекнули — видимо, интереса слушать не было. «Я звонила, говорила, что нахожусь на больничном», — подтвердила подозреваемая.

«Я не собираюсь озвучивать диагноз», — глядя на присутствующих в зале журналистов и группу поддержки, заявила судья. «Я хотел бы узнать его, но раз такое скопление народа...» — протянул прокурор. В этот момент Алпарова вновь начала плакать, а судья приняла решение — на время оглашения ее диагноза удалить зрителей из зала. При этом дала понять — удаление будет кратким. Однако в зал прессу, коллег и друзей задержанной вернули лишь на оглашение решения.

Позже адвокаты пояснили: кроме диагноза их подзащитной на заседании оглашались данные о здоровье ее детей. В итоге за дверью удалось расслышать лишь кусочек эмоционального выступления самой Алпаровой. Она вновь вспоминала скандальный обыск, издевательства оперативников.

— Мы выполняли свою работу!.. Я писала, заявляла о давлении, но никто ни в чем не хочет разбираться!.. Вместо этого приходят с обысками и дальше устраивают что хотят… Меня просто до самоубийства хотят довести уже! Я уже четыре года [с учетом расследования дела о пожаре в ТЦ «Адмирал»] провела в Следственном комитете. Просто хотят, чтобы я сдохла, наверное! Все им позволяют и молчат. И следователь говорит — что ему сверху сказали «возбудить», то он и возбуждает. Это что такое?! — рыдая, закончила речь Алпарова.

В зал прессу, коллег и друзей задержанной вернули лишь на оглашение решения

Суд в итоге согласился со следствием и отправил подозреваемую под домашний арест до 1 декабря, разрешив дважды в день двухчасовые прогулки, чтобы водить младших детей в детсад и поликлинику. Защита намерена оспорить решение суда.

«Вчера приобщили к протоколу допроса подозреваемой постановление 11-го апелляционного арбитражного суда о признании законным принятия обеспечительных мер по аресту имущества, — прокомментировала «Реальному времени» адвокат Фарукшина. — Мы поясняем, что по закону с взыскателем не должен заключаться договор хранения (в его отсутствии Следком упрекает приставов, — прим. ред.), он в обязательном порядке заключается с третьими лицами. Хранителем может быть и взыскатель, и должник, и третье лицо. А якобы имевшее место нарушение — это исключительно позиция следственного органа. У нас вообще все допросы сводятся к тестам на знание закона об исполнительном производстве».

Отвечать на высказанные защитой претензии представитель Следкома не стал.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияОбществоВласть
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 04 нояб
    Просто ужас что творится. Люди теряют свое человеческое обличие
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Жанна держись и борись!
    Ответить
    Анонимно 04 нояб
    Мы с тобой! Никаких мыслей в голову не бери! Ты права, и все будет хорошо
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Почему молчит Радик Ильясов?
    Ответить
    Анонимно 04 нояб
    Боится что там же может оказаться, вот и молчит.
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    30 миллионов, много
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    почему ректор КНИТУ до сих пор в СИЗО? Что за двойные стандарты, следком?
    Ответить
    Анонимно 04 нояб
    Потому что, много чего натворил Ваш Герман. Видно, будет сидеть он долго т есть за что!
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    То что закрыли ее это уже хорошо
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Ну домашний же только арест, домашний еще нормально
    Ответить
    Анонимно 04 нояб
    Если нечего сказать лучше бы промолчали
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    А почему в отношении Лабашовой до сих пор не ведется доследственная проверка
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Ужас какой то у нас на этой неделе
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Плачь, не Плачь, раньше надо было думать
    Ответить
  • Анонимно 04 нояб
    Жанна! удачи, не отчаивайся
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии