Новости

00:36 МСК
Все новости

Бизнес на ЕГЭ: сколько зарабатывают и тратят при подготовке школьников к экзаменам

Крупнейшую в России школу по подготовке к госэкзаменам выставили на продажу, но основатели уверяют, что дело является одним из самых прибыльных в сфере услуг

Бизнес на ЕГЭ: сколько зарабатывают и тратят при подготовке школьников к экзаменам Фото: Максим Платонов

Владелец крупнейшей в России школы по подготовке к ЕГЭ, основанной в Казани, продает бизнес. Айрат Халиуллин говорит, что достиг потолка в этой сфере и ему нужны деньги на развитие другого дела. «Фишкой» проекта было то, что занятия вели выпускники, которые сами набрали 90—100 баллов на ЕГЭ и готовы свой опыт и знания передать другим. Вслед за Халиуллиным подобные центры начали открывать десятками, вытесняя из этой сферы репетиторов, которые долгое время были монополистами. Бизнес специфичный — сезонный, и клиенты «одноразовые», однако многие хотят попробовать себя в этой сфере. Подробности — в материале «Реального времени».

10 млн — за бизнес на ЕГЭ

Айрат Халиуллин продает свое детище, которое он взрастил с одной школы до 73-х по всей России, работающих по франшизе, и восьми собственных школ. Федеральную сеть школ по подготовке к ЕГЭ владелец оценил в 10 млн рублей. В эту сумму фактически входит товарный знак — достаточно раскрученный, зарегистрирован в 2016 году, отдел продаж франшизы, лицензия, недвижимости нет.

Карьера Айрата Халиуллина как бизнесмена началась после того, как он сам сдал экзамен по физике на 100 баллов. К нему начали обращаться знакомые старшеклассники с просьбой подготовить к ЕГЭ. Через некоторое время ездить по квартирам ему надоело, так открылась школа «Квентин». Главная ее «фишка» — занятия ведут не учителя, а выпускники школ, сдавшие ЕГЭ на 90—100 баллов.

— Я перерос этот проект, и мне хочется заниматься чем-то другим. Это огромная зона ответственности — это люди, 82 партнера, их надо выращивать, смотреть за ними. Плюс дополнительные направления открывать. Мне эта тема надоела, я устал. Я достиг потолка, сделал все, что мог, — открыл самую крупную школу в России по ЕГЭ. На этом я считаю свою миссию оконченной, развивать этот проект дальше должен уже другой человек. И я готов за 10 млн рублей — ровно столько стоит это в моей картине мира — передать дело другому человеку, — рассказал Халиуллин «Реальному времени».

По словам Халиуллина, «Квентин» он продает, так как нужны деньги на развитие другого дела — онлайн-проекта по бизнес-образованию для взрослых, другие подробности он держит в секрете.

Федеральную сеть школ по подготовке к ЕГЭ Айрат Халиуллин оценил в 10 млн рублей. Фото vk.com/ayratkhaliullin (Айрат Халиуллин)

Интересно, что за полгода до продажи из «Квентина» вышел другой владелец — Кирилл Хлуднев, с которым с 2016 года ООО «Школа Квентин» Халиуллин владел в равных долях. По данным базы «СПАРК», Хлуднев сейчас владеет ООО «БМ», ООО «Лайк поддержка» и ООО «Тринадцать», все — деятельность по предоставлению вспомогательных услуг для бизнеса.

«Контроль со стороны государства над автошколами выше, чем контроль над центрами, которые занимаются подготовкой к ЕГЭ»

Если в 2011 году школы по подготовке к ЕГЭ были экзотикой — традиционно считалось, что лучше репетитора никто к ЕГЭ не подготовит, то в последнее время ситуация начала меняться. По словам Халиуллина, в течение года, после того как «Квентин» заходил в тот или иной город, там открывалось 5—6 подобных школ.

— Мы являемся законодателями тренда, многие тупо за нами повторяют, многие меняют концепцию, но делают то же самое, — объяснил Айрат Халиуллин.

Оборот в год, по словам Халиуллина, составляет 25 750 500 рублей, который формируется на 39% из деятельности собственных школ, 56% — из паушальных взносов, на 5% — от ежемесячных роялти. Прибыль, которую обещает Халиуллин потенциальным покупателям бизнеса, — 1,39 млн в месяц. Что касается конкуренции, то на этом рынке, уверен собеседник «Реального времени», она еще не состоялась. Да и государство не поняло, какие возможности проходят мимо.

— У меня есть второй проект — автошкола. И сравнивая, я заметил, что контроль со стороны государства над автошколами выше, чем контроль над центрами, которые занимаются подготовкой к ЕГЭ. Эта сфера достаточно «сырая». Репетиторы работают, не уплачивая налогов, принимают у себя дома в тапочках — скоро все это должно кончиться. Должны быть нормальные центры по изучению школьных предметов, которые будут иметь квалифицированный персонал, отчитываться за свою деятельность, выдавать сертификат, и тогда конкуренция будет выше, — считает Айрат Халиуллин.

«Бизнес окупается, но желаемую прибыль не приносит»

Впрочем, если забить в интернет-поисковике «школа подготовки к ЕГЭ», то выходит, что конкуренция на этом рынке достаточно большая. Только в Казани работают не менее восьми крупных центров.

При этом «Квентин» не единственная школа, которая продается сейчас в столице РТ. Оренбургская сеть «Результат», имеющая филиалы в Казани, Волгограде, Ростове-на-Дону и Нижнем Новгороде, тоже ищет новых владельцев в этих городах — стоимость франшизы от 90 до 140 тысяч рублей, в зависимости от города. За 700 тысяч рублей в Санкт-Петербурге продается сеть, состоящая из четырех учебных центров. Причина продажи — непрофильный актив головной компании, говорится в объявлении.

Образовательный центр «Хогвартс» открыт примерно в то же время, что и «Квентин», — в 2012 году. Фото vk.com/hogwartskzn

Еще один казанский образовательный центр — «Хогвартс», открыт примерно в то же время, что и «Квентин», — в 2012 году. Руководитель Рамзия Яруллина говорит, что конкуренцию составляют не только заведения, подобные им, но и общеобразовательные школы, оказывающие для своих учеников платные услуги, репетиторы и курсы при вузах.

Бизнес на ЕГЭ, по ее словам, окупаем, так как каждый родитель заинтересован в том, чтобы его чадо получило хорошее образование, но говорить о сверхприбыли не приходится.

— Они окупаются, но не приносят желаемую прибыль. Нужно учитывать, что 3 месяца он не приносит дохода, но расходы в виде аренды остаются. Приходится выкручиваться — в течение 9 месяцев откладывать, чтобы платить летом, — говорит Рамзия Яруллина.

Тем, кто собирается работать в этой сфере, нужно помнить, что клиенты центров по подготовке к ЕГЭ — «одноразовые». «Они прошли этот девятимесячный цикл и больше не могут быть вашими клиентами — это не маникюрный салон, где один и тот же человек будет ходить к тебе годами, можно наработать клиентскую базу и продать ее вместе с бизнесом», — говорит Яруллина. По этой причине 10 млн, которые просит за свой бизнес Айрат Халиуллин, она считает завышенной ценой.

Репетиторы vs школы по подготовке к ЕГЭ

Не во всех школах делают ставку на преподавателей — успешных выпускников школ, сдавших экзамены на высокие баллы. В большинстве работают учителя либо эксперты ЕГЭ — люди, которые проверяют экзаменационные работы. Зарплаты педагогов разные. Судя по сайтам образовательных центров, некоторые педагоги кочуют из одного заведения в другое или преподают сразу в нескольких.

По словам Айрата Халиуллина, одна группа из восьми человек приносит вчерашнему школьнику-стобалльнику 10 тысяч рублей в месяц при занятости 2 раза в неделю по 1,5 часа. То есть полтора часа работы стоят 1250 рублей. Это плюс-минус столько же, сколько получает репетитор в Казани за те же полтора часа работы. Что касается платы учеников, то заниматься в центре экономически выгоднее — два академчаса в среднем стоят 300—400 рублей, когда индивидуальные занятия — 500 рублей за один час и больше. Несмотря на это, конкурентов в частных образовательных центрах репетиторы не видят.

— Есть категория учеников, которые готовы заниматься только индивидуально. Потому что в группах, будь она 25 человек, как в школе, или 5—8, как в частном центре, не все усваивают информацию, — говорит Марина Махмутова, репетитор по истории и обществознанию.

Репетитор по русскому языку откровенно сказала «Реальному времени», что репетиторство — баловство и любой толковый школьник может сдать экзамен, готовясь самостоятельно. Фото repetitor-klv.ru

Не все репетиторы готовы перейти в школы: работа там предусматривает жесткий график, с индивидуальным учеником проще договориться о времени и дне занятий. Махмутова тоже пробовала работать в школе по подготовке к ЕГЭ, но пришла к выводу, что репетиторство на дому проще для педагога и эффективнее для ученика.

— Одна из студенток третьего курса открыла такую школу и набрала туда таких же студентов-третьекурсников. Я не верю, что они смогут хорошо подготовить. Во-первых, у них опыта нет, а во-вторых, времени. Когда им заниматься репетиторством, если нужно учиться? — поделилась мнением Махмутова.

Репетитор — это баловство: «Родители сами расслабляют своих детей, когда нанимают репетитора»

С каждым годом рынок подготовки к ЕГЭ будет расширяться. Знаний, которые дают в школе, для многих бывает недостаточно, с одной стороны, с другой — родители уверены, что высокие баллы на ЕГЭ — это единственная дорога в хороший вуз, а значит, к успешному будущему, и не жалеют денег на подготовку.

Хотя сами репетиторы в ЕГЭ ничего сложного не видят. На условиях анонимности репетитор по русскому языку откровенно сказала «Реальному времени», что репетиторство — баловство и любой толковый школьник может сдать экзамен, готовясь самостоятельно.

— Я сейчас скажу такие вещи, которые от репетитора странно слышать, но родители сами расслабляют своих детей, когда нанимают репетитора. Ребенок начинает халтурить на уроке: «Я что-то пропущу, и что? Репетитор мне потом все объяснит». Родители думают, что если они наняли репетитора, то их мальчик или девочка сразу станут умнее. Но если ребенка не мотивировали с первого класса на учебу, то никакой репетитор совершить чудо и подготовить к ЕГЭ на отлично не сможет. Успех зависит не столько от репетитора, сколько от семьи, — говорит собеседница «Реального времени».

У того же Айрата Халиуллина из «Квентина» взгляды на систему ЕГЭ интересные. Судя по его словам, успех зависит не только от ученика или репетитора. Влияние оказывают «высшие силы».

— 65 баллов по профильной математике в прошлом году набрали менее 25 процентов выпускников по всей России, то есть только каждый четвертый написал ЕГЭ на 4 или 5, все остальные — на двойки и тройки. Теперь представьте, что в армии недобор и, усилив задания по математике, мы можем решить этот вопрос в два счета. Это хороший инструмент рекрутирования массы парней 18—19 лет. Или же в стране не хватает инженеров — делаем ЕГЭ по физике чуть легче, уменьшаем проходной балл в вузах для инженерных специальностей — и вуаля, у нас решена проблема с инженерами, — говорит Халиуллин.

Дарья Турцева
БизнесОбществоОбразование
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 23 нояб
    Я так благодарна, что у нас есть ЕГЭ, только благодаря ему, поступила в университет
    Ответить
  • Анонимно 23 нояб
    ЕГЭ надо вообще запретить везде! Это нарушает психику рабенка
    Ответить
  • Анонимно 24 нояб
    "в стране не хватает инженеров — делаем ЕГЭ по физике чуть легче, уменьшаем проходной балл в вузах для инженерных специальностей — и вуаля, у нас решена проблема с инженерами, — говорит Халиуллин".
    Не с инженерами проблема решена, а со студентами соответствующих специальностей. И качество знаний таких студентов будет не самым лучшим.
    Ответить
  • Анонимно 25 нояб
    Нафига 11 лет школы, если нет знаний, и нужно дополнительно тратить время и деньги, изучая то же самое, только в других местах? Наверно, я сильно отстала от реалий жизни. Но когда мои дети на химии и физике в школе делают по два-три (максимум!) опыта в год - я честно ничё не понимаю. Это как голую теорию по таким предметам глотать? Мы в их годы на каждом (!) уроке сами делали опыты, чтобы понимать суть процесса. Где это всё? Куда ушло? И - да. Мои дети занимаются дополнительно опытами по химии в КФУ. При условии, что я один кормилец в семье, да плюс ипотека на мне - выть хочется. За что мы налоги платим? За это псевдо-образование школьное? Больно смотреть на развал образования, и как следствие - будущего страны.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии