Новости раздела

Минтимер Шаймиев: «Чтобы иметь дело с арабским миром — надо иметь огромную выдержку»

KazanSummit 2018: треть участников саммита предложили убрать слово «исламский» из термина «исламские финансы»

Минтимер Шаймиев: «Чтобы иметь дело с арабским миром — надо иметь огромную выдержку» Фото: Олег Тихонов

Сегодня стартовал KazanSummit, который на официальном сайте называют «главной площадкой экономического взаимодействия РФ и стран исламского мира». Начался он с пленарного заседания, которое прошло в «Корстоне» и куда не смогли попасть все желающие, — число приглашенных достигло отметки в 3000 человек, зала уже не хватает. Среди спикеров были не только президент РТ Рустам Минниханов, но и Государственный Советник РТ Минтимер Шаймиев. От Москвы приехали представители МЭР, Минпромторга и председатель ВЭБа. От Ближнего Востока, помимо генсекретаря ОИС (Организация исламского сотрудничества) Юсефа Усаймина, — Аднан Чилван, гендиректор группы Исламского банка Дубая, и вице-президент Группы Исламского банка развития Замир Икбаль. Последние предложили России и Татарстану брать пример по активному развитию исламских финансов с Великобритании, где под них даже меняют законодательство. В то же время сразу 35% из числа приглашенных согласились с предложением о переименовании термина «исламские финансы», убрав слово «ислам», — из-за исламофобии.

«Корстона» для проведения KazanSummit уже не хватает — мест всем желающим в этом году не нашлось

Напомним, это уже девятый по счету саммит, первый прошел еще в 2009 году. В KazanSummit 2017 принял участие 2641 представитель международных организаций, органов власти, финансовых институтов, посольств 15 государств, депутаты парламентов, инвесторы и бизнесмены из 53 стран мира. В этом году число приглашенных оценивается в районе 3 000 человек (стоимость участия — 50—75 тыс. рублей).

По сути, цель саммита, посвященного исламским финансам и халяль, — в первую очередь привлечение ближневосточных инвестиций. Чтобы нефтедоллары шейхов полились-таки в Россию и Татарстан, приходится подстраиваться под их требования и развивать и популяризировать исламский банкинг.

Могло бы быть и больше участников, вот только, как признался президент РТ Рустам Минниханов: «Вся Россия едет! Но многие не смогли приехать — не хватило мест, помещения уже не хватает (пленарное заседания состоялось в ГТРК «Корстон»)…» Главной темой KazanSummit 2018 стал «Халяльный образ жизни», через реализацию которого стороны намереваются укрепить экономические, научные, социальные и культурные связи РФ и стран Организации исламского сотрудничества. Минниханов перед заседанием отметил, что президент РФ Владимир Путин предложил сделать Казанский саммит «федеральной площадкой», через которую Россия должна иметь тесный контакт с исламским миром».

Главной темой KazanSummit 2018 стал «Халяльный образ жизни», через реализацию которого стороны намереваются укрепить экономические, научные, социальные и культурные связи РФ и стран Организации исламского сотрудничества

Минус три министра, плюс один Минтимер Шаймиев

Налаживать «тесный контакт с исламским миром» в Казани начали еще в 8 утра с работы выставки Russian Halal Expo и «Делового завтрака» Сбербанка «Россия — Исламский мир: Стратегическое партнерство». Официально же саммит стартовал с пленарного заседания «Россия — Исламский мир: драйвер международной экономики», на котором, в частности, был подписан Меморандум о взаимопонимании между Агентством инвестиционного развития РТ и Дубайским центром развития исламской экономики. По контрасту со словом «драйвер» заседание началось с опозданием в полчаса. И длилось в итоге не запланированные два часа, а лишь полтора.

Из приглашенных спикеров на «пленарке» недосчитались сразу трех министров: министра экономики ОАЭ Султана бен Саида аль-Мансури, министра торговли и инвестиций Саудовской Аравии Маджида бин Абдуллы аль-Касаби и российского министра экономического развития Максима Орешкина (вместо него прилетел его заместитель Илья Торосов). Возможно, они были в числе сидевших зале — но на сцене, в креслах, где сидели спикеры, мы их не заметили. Зато в числе спикеров оказался не заявленный ранее Государственный Советник РТ Минтимер Шаймиев.

Путин против диктата и незаконных санкций, Минниханов против «сырьевой привязки» исламских стран

Само заседание модерировал британец Джонатан Уилсон, телеведущий, профессор, главный редактор Journal of Islamic Marketing. Уилсон сыпал шутками, по-настоящему «зажигал», как то свойственно телеведущему, и все полтора часа пытался разбудить зал и спикеров, расшевелить-таки дискуссию (что ему под конец удалось, что впечатлило даже президента РТ).

Начал он с приветствия на ломаных русском и татарском языках — «Бривет, исаммисез…» — и сразу же пригласил на сцену Рустама Минниханова. Выйдя к трибуне, Минниханов замешкался, что вызвало участливый вопрос Уилсона, не выключены ли микрофоны, но оказалось, с микрофонами все нормально, вот только президент РТ вышел к трибуне без папки со своей речью. Зачитал он и приветственную речь к участникам саммита президента РФ Владимира Путина, в которой последний без обиняков давал понять о недовольстве политикой Запада, в частности санкциями, и прямо заявил, что «Россия поддерживает усилия исламских стран, направленные на недопущение недобросовестной конкуренции, диктата и незаконных санкций».

Минниханов же объявил гостям из исламских государств, что Татарстан — один из субъектов РФ, где сосредоточено значительное исламское население: «В 922 году наши предки добровольно приняли ислам. Мы для России окно в исламское сообщество. Мы в авангарде взаимодействия с мусульманскими компаниями. С начала работы в 2009 году число участников Казанского саммита выросло более чем в 10 раз, к нам приехали из 50 стран мира». Перечислил президент РТ кратко и то, что было сделано за год в плане развития «тесных контактов с исламским миром» для появления исламского «драйвера международной экономики». Была создана рабочая группа по развитию индустрии халяль, во-первых. Во-вторых, написана дорожная карта по партнерскому (исламскому) банкингу. В-третьих, вместе со Сбербанком и Исламским банком развития начата работа по созданию Международного центра исламских финансов в Казани.

Уилсон сыпал шутками, по-настоящему «зажигал», как то свойственно телеведущему, и все полтора часа пытался разбудить зал и спикеров

Тем не менее, по его словам, уровень сотрудничества большинства регионов РФ с исламским миром до сих не соответствует потенциальным возможностям. Зачастую, отметил Минниханов, инвесторы из исламских стран не инвестируют в регионы напрямую, а делают это через федеральные фонды. Недостаточно эффективно использует ресурсы сегодня и исламский мир, считает он: в частности, сырьевая привязка многих исламских стран «создает нестабильность из-за колебаний цен на нефть».

— Нужно больше использовать финансовые ресурсы, современные технологии, науку и образование. Система международных отношений переживает нелучшие времена, есть протекционизм, конфликты. Надо вместе создавать источники стабильности. У каждой страны есть особые традиции, но эти традиции не должны становиться причинами недоверия, тем более конфликта, — резюмировал Рустам Минниханов.

Что экспортирует РФ в исламские страны: АЭС, ГЛОНАСС, зерно и подсолнечное масло

После официального приветствия Юсефа Усаймина, генерального секретаря ОИС, зачитанного им на арабском языке, ведущий объявил, что в топ-5 стран по экономическому сотрудничеству с Россией входят Казахстан, Азербайджан, ОАЭ и Саудовская Аравия. И поинтересовался у замминистра МЭР РФ Ильи Торосова, как российские власти видят свое сотрудничество с исламскими странами в будущем. По словам российского чиновника, основной акцент Москва сегодня делает на энергетику, машиностроение, сельское хозяйство и высокие технологии. Под энергетикой подразумевается в первую очередь строительство АЭС: в Иране, Турции, Египте, Бангладеш; во-вторых, нефтяные компании РФ сегодня работают в Алжире, Ираке и той же Турции. В мае, объявил Торосов, планируют запустить первую ветку газопровода «Турецкий поток».

По линии сельского хозяйства основной экспортный товар России — зерно, которого поставили в исламские страны в 2017 году на $7,5 млрд, второй товар, на который высокий спрос, — подсолнечное масло (поставлено на $2 млрд). Основные импортеры российского зерна и масла: Саудовская Аравия, Иран, Алжир, Турция, Египет. Куриное мясо Россия поставляет в ту же Саудовскую Аравию, Бахрейн, Катар, Индонезию. Прямо сейчас РФ создает российскую промышленную зону в Египте (она станет первой такой в странах ОИС). Пример экспорта «высоких технологий: передача Марокко российской АСУ (автоматической системы управления), ГЛОНАСС.

Напротив, в самой России в 2017 году прошли первые финансовые операции исламского банкинга — первую сделку по финансированию татарстанской компании провел Сбербанк. В феврале 2018 года в Госдуму РФ внесли законопроект, разрешающий выпуск исламских облигаций.

Половина товарооборота со странами ОИС приходится на минеральное сырье

Представители Минпромторга РФ подтвердили информацию МЭР: так, замминистра Георгий Каламанов заявил, что товарооборот между Россией и странами ОИС в 2017 году составил $75 млрд, экспорт из них — 58 млрд. Впрочем, с горечью признался чиновник, 50% товарооборота приходится все же на минеральное сырье. В Минпромторге надеются на новые точки роста, в частности фармацевтику, машиностроение.

И положительно оценивают роль взаимодействия с ОИС Татарстана — шесть турецких компаний в ОЭЗ «Алабуга» уже открыли свои производства, на этой неделе ожидается открытие седьмого турецкого предприятия, связанного с автомобильной промышленностью. В числе приоритетных проектов, помимо создания в Египте Российской промышленной зоны, Каламанов назвал и временное соглашение о свободной торговле с Ираном, и намерение подписать похожие соглашения с Египтом и Саудовской Аравией.

Официальное приветствие Юсефа Усаймина, генерального секретаря ОИС, прозвучало на арабском языке

Зачем «Внешэкономбанк» открывал «русский бизнес-деск» в Абу-Даби

Одним из основных рычагов влияния на развитие исламских финансов в России и сотрудничество РФ с исламскими странами остается «Внешэкономбанк», чей председатель Сергей Горьков заявил на полях Казанского саммита, что объем бизнеса ВЭБ в исламских странах в 2017 году составил почти $3 млрд — «ни один банк такого объема бизнеса с ОИС не имеет». Помимо уже привычных направлений — поддержка экспорта, инфраструктуры, транспорта, энергетики — ВЭБ с 2017 года пытается развивать и новые проекты: так, по словам Горькова, банк активно взаимодействует с Дубаем (ОАЭ) по вопросу блокчейна: первую презентацию проекта в Дубайском центре развития исламской экономики банкиры уже провели. Кроме того, ВЭБ пытается «трансформировать взгляд»: если раньше он занимался просто кредитованием международных организаций, сегодня «делает фокус на инновациях, создании платформ сотрудничества и ведении инвестиционной деятельности».

— Фактически ВЭБ становится инвестбанком, используя прямые инвестиции. Например, в мае 2018 откроем в Абу-Даби наше представительство ОАЭ, «русский бизнес-деск», для взаимодействия российского бизнеса и бизнеса стран Персидского залива. Мы готовы представить возможность поддерживать компании, в том числе из Татарстана, Казахстана и других стран, — заявил Горьков, нечаянно назвав РТ страной, равной суверенному Казахстану. — Недавно провели финансирование поставки погружных насосов в ОАЭ через инструменты исламского банкинга. Договорились с Исламским банком развития о создании фонда на $100 млн для поддержки проектов в высокотехнологичной сфере. Включая блокчейн. Бизнес-деск — это не только инвестиции, мы готовы оказывать поддержку экспорта в Ближневосточный регион из РФ. Мы не только банк, мы институт развития.

35% участников саммита предложили убрать слово «исламский» из термина «исламские финансы»

Аднан Чилван, гендиректор группы Исламского банка Дубая (ИБД), объявив, что ИБД был первым подобным исламским бизнесом в мире, предложил России в целом и Татарстану в частности брать пример с неисламских стран, активно использующих сегодня исламские финансы как особого рода инвестиционные инструменты: так, до 60% транзакций исламских финансов с Ближним Востоком приходится на неисламские страны, в частности Великобританию. Чилван негативно оценил ситуацию с развитием исламских финансов в России («очень маленькие») и предложил России, «если она хочет привлечь ближневосточных инвесторов», рассмотреть альтернативы (то есть использование тех самых исламских финансов) на примере Великобритании. Тем более что возможности огромные: особенно в части развития образования, инфраструктуры, недвижимости и здравоохранения.

После бурной и эмоциональной речи Чилвана ведущий Джонатан Уилсон задал аудитории провокационный вопрос: в условиях исламофобии в мире не может ли быть так, что исламских финансов боятся из-за прилагательного «исламский»? Так, может быть, убрать слово «ислам» из определения «исламские финансы»? Предложив проголосовать, Уилсон результатами голосования был поражен (да и не только он — результаты комментировали и не менее «пораженные» спикеры): 35% с предложением убрать слово «исламский» согласились… «Мда, 65%, конечно, против, но и 35% — все-таки значимая цифра!» — уныло заметил Уилсон.

Сергей Горьков (на фото — в центре) заявил на полях Казанского саммита, что объем бизнеса ВЭБ в исламских странах в 2017 году составил почти $3 млрд

Представители исламского банкинга предлагают РФ и РТ брать пример с Великобритании

Вице-президент Группы Исламского банка развития Замир Икбаль оказался среди 65% и предложил не менять сложившееся устойчивое название, а объяснять мировому сообществу, что собой «исламские финансы» представляют, распространять знания о них. Акцент, по его словам, стоит делать не на религиозной составляющей подобного инструмента инвестирования, а выгодах исламских инвестиций — «это просто иначе устроенные финансы».

Он тоже с печалью намекнул представителям российских властей, что если внутри страны сектор этот не развивают, никакая консультация и деньги Исламского банка по развитию «экосистем для исламских финансов», которые банк предоставляет сегодня, не помогут сдвинуть груз с мертвой точки. И тоже, как и Чилван, привел в пример Великобританию, где для развития исламских финансов даже готовы поменять налоговое и финансовое законодательство. Со своей стороны, Икбаль заявил о создании фонда для финансирования науки, технологий и инноваций на $500 млн (очевидно, финансирование будет вестись через инструментарий «исламских финансов» — кто не успеет с ними познакомиться, денег не увидит…).

Минтимер Шаймиев признался, как тяжело было уговаривать федералов, что ничего плохого в «исламских финансах» нет

Джонатан Уилсон, немножко отойдя от шока после голосования, тоже выступил против переименования, приведя в пример легендарного боксера-мусульманина: «Что бы ответил Мохаммед Али, если бы ему предложили сменить имя? Опять же, есть «исламское искусство»…» В общем и целом против переименования высказался и Государственный Советник РТ Минтимер Шаймиев, хотя сам вспомнил, чего ему и тогдашнему премьеру РТ Рустаму Минниханову стоило объяснить в свое время федералам и банкирам, что такое «исламские финансы» и почему это хорошо, а не плохо:

— Рустам Нургалиевич — свидетель: услышать слова «мусульманские, исламские финансы» многим руководителям федеральных, и банковских, и законодательных, органов было очень нелегко. Вообще, чтобы иметь дело с арабским миром, надо иметь огромную выдержку, — вздохнул экс-президент РТ, с ужасом вспоминая о том, как они с Миннихановым «обивали пороги» банков и федеральных министерств. — Но и мы также должны стремиться соответствовать [требованиям арабского мира]. Когда президент РФ дал возможность регионам вести внешнеэкономическую деятельность, была создана стратегическая группа «Россия — Исламский мир». И вот сегодня приятно слышать представителей наших банков — пришло время доверия. Будут ли называть «исламские финансы», как сегодня, или нет, неважно, хотя в нынешней терминологии же и духовные ценности заложены.

«Мать моя — черная христианка, папа — белый человек. И я тоже сменил религию, вдохновившись новыми идеями!»

Итоги другого голосования Джонатана Уилсона порадовали, причем настолько, что он поделился глубоко личным. На вопрос, зачем участники Казанского саммита на него вообще приехали, предложили несколько вариантов ответа: от «найти партнеров» до «насладиться чак-чаком». Большинство — 35% — проголосовало за пункт «Вдохновиться новыми идеями», еще 20% — привлечь инвестиции. На эмоциях темнокожий Уилсон заявил, что именно благодаря «вдохновению» исламом и исламскими странами когда-то принял ислам и остается мусульманином вот уже 18 лет:

— Мать моя — черная христианка, папа — белый человек. И я тоже сменил религию, вдохновившись новыми идеями!


«Все 10 лет мы искали вот такого прекрасного модератора, это тоже наш успех, человек поверил в ислам, проводит такую работу», — польстил ведущему под аплодисменты зала Рустам Минниханов

Попросив президента РТ подвести предварительные итоги, радостный ведущий спросил о десятилетии проведения Казанского саммита, на что получил приятный для себя ответ:

— Все 10 лет мы искали вот такого прекрасного модератора, это тоже наш успех, человек поверил в ислам, проводит такую работу, — польстил ведущему под аплодисменты зала Рустам Минниханов. — Но работать надо системно. Шаймиев правильно сказал: когда все начиналось, приходилось искать людей, способных объяснить, что такое халяль и исламские финансы, потому что мы сами многого не знали. Все, что мы делаем, мы делаем во благо, не только для религии. Но я не понимаю, зачем переименовывать «исламские финансы?» Просто надо объяснить, в чем преимущества халяльного образа жизни. 1,2 млрд мусульман — огромный рынок. Мы не насаждаем что-то, а восполняем то, чего не хватает. Главное — обучение. Надо обучать людей, чтобы они понимали исламский банкинг.

Кроме того, президент РТ объявил о планах объединить два исламских «ивента» Казани — KazanSummit и Фестиваль мусульманского кино. Джонатан Уилсон, завершая пленарное заседание, в ответ на лесть со стороны главы Татарстана покорно объявил:

— Если конфискуете паспорт, мне придется остаться…

1/79
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
Сергей Афанасьев, фото Олега Тихонова
ОбществоБизнесВластьИнвестицииФинансыЭкономикаПромышленность Татарстан
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 10 мая
    надо конфисковать паспорт у него. Пусть культуру у нас повышает
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Приехала белая кость нас учить: в законодательстве Великобритании еще нет изменений, а уже в пример нам ставят, вот пусть примут в Лондоне изменения, и мы посмотрим, нам в пример ставят еще несуществующие новации, чтобы добиться больших преференций?
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Как много в работе таких мероприятий значит модератор? Успехом завершаются казалось бы просто безнадежные мероприятия. В данном случае,как видно, модератор был просто прекрасным
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Удивился,что МШ и РН тоже против переименования как и я. Неужели власти учатся?
    Ответить
    Сергей Афанасьев 11 мая
    Я тоже против переименования. Потому что это такая же исламофобия, вид сбоку и с бантиком. Давайте, типа, уберем слово "ислам" или "мусульманство", чтобы это кого-то там не обеспокоило! И всё внезапно расцветет и запахнет, угу. Не расцветет, будьте уверены.

    Я понимаю банкиров и бизнесменов с Ближнего Востока, которым хочется ужом проскользнуть между боязнью западными людьми ислама и перспективными проектами. Тут главное деньги, какая разница, какое у денег прилагательное.

    Но просто если ислама западные бизнесмены боятся, тогда и Ближнего Востока будут бояться, в конечном счете, рано или поздно (а Запад уже его боится).

    Тогда правильно спикеры арабские говорили про то, что надо объяснять. Грубо говоря, не все мусульмане игиловцы. И исламские финансы - это не финансирование терроризма. Грубо? Да. Но доходчиво. Если мысль донести. Только вот кто донесет при наших недалеких российских исполнителях воли президентов? И при этом мало разбирающихся в финансах, да.
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Чего, чего, а выдержки не хватает татарам
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Скорее, было ошибкой выделять из слово "капитал" слово "исламский". Капитал не имеет таких свойств, кто бы и что бы не говорил
    Ответить
  • Анонимно 10 мая
    Экспорт халяльной продукции возможна только при наличии сертификата МЦСИС Халяль СМР РФ. Комитет Халяль ДУМ РТ нет в списках.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии