Новости раздела

«Я лично дарил наш журнал Дмитрию Медведеву, а шеф — Путину»

Интервью с главным редактором исторического онлайн-издания Diletant.media Алексеем Соломиным

«Я лично дарил наш журнал Дмитрию Медведеву, а шеф — Путину» Фото: vk.com/alexsolomin

В 2012 году в России появился исторический журнал главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова «Дилетант». Спустя некоторое время в качестве поддержки проекта был запущен интернет-ресурс Diletant.media. «Реальное время» побеседовало с главредом онлайн-издания Алексеем Соломиным и расспросило его о том, насколько успешным оказался столь нишевый проект, тяжело ли работать с Венедиктовым, любят ли «Дилетант» в Кремле.

«Было много разговоров о том, что подобный проект в России «не прокатит»

— Алексей, не могли бы вы рассказать об истории появления «Дилетанта» и о том, как менялось издание в течение минувших лет?

— «Дилетант» начинался исключительно как хобби-проект Алексея Венедиктова. Насколько мне известно, он всегда хотел запустить историческое издание и где-то в 2012 году все-таки взялся за этот проект. Поначалу было много разговоров о том, что подобная история в России «не прокатит»: с одной стороны, это очень нишевый проект, а с другой — это бумага. Тем не менее Венедиктов хотел делать именно журнал, и пока, судя по цифрам окупаемости, все очень хорошо, вопреки страшным предсказаниям.

Затрудняюсь назвать точные данные по тиражу, но цифра сейчас колеблется в районе 60 тысяч экземпляров. Одно могу сказать точно: за годы существования журнала тираж не снижался. Наоборот, у нас появляется больше распространителей, больше магазинов, в которых можно купить журнал (к примеру, в Казани его можно купить в сети «Бахетле»), соответственно, увеличивается число заказов и растет тираж. Бумага, действительно, очень хорошо продается, плюс у читателей есть возможность получать журнал по почте.

Что касается сайта, то он был создан, как некая поддержка журнала, однако сейчас он представляет собой отдельный проект — это отдельная редакция, которая делает свои материалы. Мы всячески поддерживаем журнал (главным редактором которого является Виталий Дымарский), поддерживаем его продажи, а также публикуем у себя четыре материала из каждого номера. Иногда у нас бывают пересечения по авторам, но в целом мы работаем достаточно самостоятельно и, могу сказать, вполне успешно.

Сайт начинал с довольно скромных цифр, а сейчас мы получаем около 80 тысяч уникальных посетителей в день. Мне кажется, это достаточно хорошо. Если сравнивать с показателями сайта радиостанции «Эхо Москвы», то это примерно 1/7 их суточной доли посетителей, но надо понимать, что «Эхо» — это совершенно другая ниша. Для нас самих было удивительно то, что людям интересны такие проекты, что им интересна история и они так активно вовлекаются.

«За годы существования журнала тираж не снижался. Наоборот, у нас появляется больше распространителей, больше магазинов, в которых можно купить журнал». Фото tjournal.ru

— В одном из недавних интервью Алексей Венедиктов предрекал выход издания «в ноль». Уже удалось? Возможно, вы уже вышли в плюс?

— Не могу точно ответить на ваш вопрос, поскольку не являюсь генеральным директором, но, насколько мне известно, мы либо уже вышли в ноль, либо очень близки к этому.

— Вы не собираетесь вводить платную подписку для читателей на сайте?

— Мы думали об этом в самом начале, однако тогда было принято принципиальное решение — никаких пейволлов на сайте и никакого ограничения доступа к материалам. Мы зарабатываем на рекламе, коммерческих спецпроектах, но не на наших пользователях. Это связано с позицией Венедиктова, и я полностью ее разделяю.

Да, у нас «Дилетантские чтения», которые мы предлагаем посетить за билеты, но это немного другая история — в данном случае нужны площадки, аренда, свет и многое другое. Это те деньги, которые не идут нам в доходную часть. Основные поступления — это продажи журнала, а также доход от рекламы и спецпроектов. Пейволл — это не наше.

«Единственное, что нам было сказать Марею — это наши официальные извинения»

— Вернемся к эволюции журнала: за эти годы как-то менялся подход к освещаемым темам, менялась ли редакционная политика?

— Да, мы прошли определенный путь, но я не могу сказать, что у нас есть какие-то ограничения по темам. Во всяком случае, я не делаю никаких стоп-листов. Честно, я не могу назвать тему, о которой мы не могли бы написать.

Замечу, что сайт позволяет себе чуть больше, чем журнал, поскольку он рассчитан на иную, более широкую аудиторию. У сайта есть определенная ставка на энтертейнмент (много тестов, различных игр), а в журнале больше интересных статей. Иногда мы позволяем себе уйти от чисто исторических тем: к примеру, можем сделать тест про «Звездные войны».

«Когда случилась история с Александром Мареем, мы зафиксировали этот момент в тех изменениях, к которым пришли. Теперь каждый авторский материал, вне зависимости от того, какой замечательный человек его делает, проходит проверку на плагиат». Фото cfs.hse.ru

В плане изменений в работе многое связано с нашим подходом к созданию материалов. Наша аудитория растет, и мы становимся все более требовательными к качеству текстов. Пользователю это может быть не так заметно, но над каждой публикацией у нас работают сразу несколько человек: один подбирает иллюстрации и занимается версткой, другой вычитывает и редактирует текст, третий придумывает, как это будет подаваться в социальных сетях. В процессе развития нам удалось четко выстроить эту цепочку.

Забегая вперед: у вас, наверное, будут отдельные вопросы по истории с плагиатом? (В апреле доцент НИУ ВШЭ Александр Марей обвинил редакцию «Дилетанта» в плагиате материала одной из своих лекций для статьи интернет-портала, — прим. ред.)

— Да, конечно. Об этом тоже хотелось бы поговорить.

— Мы проделали огромную работу над тем, чтобы подобных историй больше не случалось. Конечно, нельзя сказать, что раньше мы не проверяли тексты на плагиат: за время своего редакторства я уволил с сайта троих людей за некорректное цитирование (даже не за плагиат, а за то, что человек написал материал, переписав отрывки других статей и поменяв местами слова).

Не могу сказать, что у нас была системная проблема с плагиатом — этот вопрос никогда не стоял остро, однако, когда случилась история с Александром Мареем, мы зафиксировали этот момент в тех изменениях, к которым пришли. Теперь каждый авторский материал, вне зависимости от того, какой замечательный человек его делает, проходит проверку на плагиат. С любым автором, в тексте которого будет найден копипаст, мы расстаемся.

Кроме того, мы ввели новое правило — публикация списка источников. Теперь каждый автор указывает названия книг или ссылки на статьи, которыми он пользовался при создании материала. Прежде всего мы делаем это для наших читателей: теперь у них есть возможность оперативно обратиться к источникам с большим количеством информации по заинтересовавшей их теме. Если резюмировать, то кейс с плагиатом помог нам улучшиться.

— Алексей, а какая судьба постигла автора того текста? Александр Марей, судя по его «Фейсбуку», хотел поспособствовать отчислению молодого человека из ВШЭ.

— Насколько я знаю, он продолжает учебу. Вообще, мне бы не хотелось давать оценку требованиям Александра Марея. Единственное, что нам было ему сказать — это наши официальные извинения, которые были опубликованы на сайте.

«Если резюмировать, то кейс с плагиатом помог нам улучшиться». Фото vk.com/alexsolomin

Мы отстранили автора от написания статей до 1 июля. Это хороший, талантливый парень, он полностью осознал свою ошибку и тысячу раз извинился перед нами и перед Александром Мареем, поэтому мы решили вопрос таким образом. Но, повторюсь, после этого случая я предупредил всех авторов о том, что любой кейс с копипастом приведет к увольнению.

— Андрей Тесля — товарищ Александра Марея — написал колонку о произошедшем, в которой назвал «Дилетант» «изданием, лишенным большого авторитета, с весьма сомнительной репутацией». «Дилетант» часто оказывается в центре публичных скандалов, чтобы называть его репутацию сомнительной?

— Нас периодически упоминают в связи с громкими инфоповодами. Можно вспомнить ту же историю с опросом телеканала «Дождь»: тогда, помимо прочего, была организована атака на «Дилетант» (хотя, на мой взгляд, это, скорее, атаки на Алексея Венедиктова). Такие истории периодически случаются, но мы привыкли к этому и не обращаем особого внимания. А слова историка, которые вы упомянули, — это его личное мнение. Все-таки у нас в России свобода выражения.

«Алексей Венедиктов непростой человек и непростой начальник, но...»

— Часто ли вы получаете отклики от высокопоставленных читателей? И на какие публикации они реагировали, если не секрет?

— Действительно, многие чиновники читают «Дилетант» (точно знаю, что несколько экземпляров выписывают в Кремле, а также в правительстве) и любят его. Реагируют очень хорошо и иногда даже советуют, какую тему можно взять для материала. Губернаторы очень интересуются, потому что у них самих есть местные истории, которыми они могли бы поделиться. Отзыв о «Дилетанте» очень хороший — во всяком случае, с плохим я не сталкивался, как и с пренебрежительно-отсутствующим.

Некоторым чиновникам мы отдаем экземпляры прямо в руки. Я лично дарил наш альманах Дмитрию Медведеву, Алексей Венедиктов вручал журнал лично Владимиру Путину. Кстати, президент был человеком, который получил самый первый номер журнала.

— От него не было пожеланий, замечаний?

— Это, конечно, вопрос к Венедиктову, но я точно помню, что была какая-то смешная история с Берией… Да, у нас на обложке был Берия, и мой шеф во время какого-то кремлевского приема отнес журнал президенту и другим чиновникам. После этого Путин вставил в одну из своих речей какую-то фразу про Берию. Нам сказали, что она там появилась после того, как он увидел обложку.

— Сложно ли делать «Дилетант» вместе с Алексеем Венедиктовым? Все эти переверстывания номера в последний момент, обложки, которые запрещают юристы...

— С Алексеем Венедиктовым очень интересно работать. Изменение темы номера за 10 дней до выхода и еще какие-то подобные вещи — это постоянная часть нашей работы. Мы уже давно перестали от этого уставать, злиться — мы просто веселимся. Я бы сказал, что работать тяжело, но крайне интересно. Алексей Венедиктов непростой человек и непростой начальник, но действительно хорошие начальники простыми не бывают.

«Алексей Венедиктов непростой человек и непростой начальник, но действительно хорошие начальники простыми не бывают». Фото Олега Тихонова

— Его контроль за редакционными процессами сильно ощущается?

— В плане свободы принятия решений у меня нет никаких ограничений. Если мне поручили работу над каким-то материалом, то, конечно, мне могут что-то посоветовать, но непосредственно контроль осуществляется, скорее, постфактум. Критики бывает очень много, но она звучит уже после того, как мы все сделали.

«Другое дело, когда искажения истории используются для решения политических вопросов

— Не стало ли сложнее или интереснее работать над «Дилетантом» из-за того, что в последние годы история у нас превратилась в политику?

— Я бы хотел напомнить, что темой первого номера были опричники Ивана Грозного, а на обложке был изображен Владимир Путин. Не думаю, что за годы существования журнала история начала играть еще более значимую роль в политике. Она играла ее всегда — ее не стало больше или меньше.

Каждый номер «Дилетанта» так или иначе перекликается с какими-то текущими политическими процессами. Александр III не появился на нашей обложке совершенно случайно как и другие герои. Это абсолютно нормальная взаимосвязь.

— В продолжение темы политики: российские чиновники уже неоднократно были пойманы на упоминании тех или иных исторических событий, причем с адскими ошибками или искажениями. В то же время, некоторые политики с удовольствием используют искажение исторических фактов для продвижения собственной позиции или агитации. Как вы относитесь к подобным случаям?

— Мы используем в журнале следующий девиз: «Я знаю, что ничего не знаю». Думаю, эта известная фраза может быть применена к каждому. У меня не возникает злорадства, если речь идет о том, что человек просто чего-то не знает. Губернатор Потомский, может быть, не знал о том, что Иван Грозный не мог путешествовать из Петербурга в Москву в то время.

Другое дело, когда искажения используются для решения каких-то политических вопросов. На это у нас есть один ответ: если власть или кто-то из другого лагеря пытается использовать историческое событие в качестве пропаганды, искажая его и притягивая за уши факты, то мы предложим альтернативную точку зрения — взгляд на событие не политика, а историка. Мы относимся к нашей аудитории очень уважительно и считаем, что она сама может сделать вывод о том, что является фейком, а что — правдой.

«Если власть или кто-то из другого лагеря пытается использовать историческое событие в качестве пропаганды, искажая его и притягивая за уши факты, то мы предложим альтернативную точку зрения — взгляд на событие не политика, а историка». Фото labirint.ru

— Алексей, тяжело ли собирать информацию для ваших материалов? Выбивать доступ к архивам, например?

— Вы знаете, по-разному. Есть архивы, с которыми действительно очень тяжело (к примеру, мы все никак не можем взять один материал из «мидовского» архива), а с некоторыми наоборот очень легко работать. Вместе с тем, у нас установились очень хорошие дружеские отношения с некоторыми музеями, и получить у них какой-нибудь документ или изображение для публикации не является проблемой. Я очень благодарен им за то, что они столь открыты к нам и к нашей аудитории.

— Возможно, есть некая тема, информация по которой точно лежит в каком-нибудь архиве, но вы не можете до него добраться по тем или иным причинам?

— Да, конечно. Во многом, это материалы из архива ФСБ, касающиеся преступлений сталинского режима. Конкретный пример — это история Рауля Валленберга, подробности убийства которого до сих пор неизвестны. К сожалению, архивы за этот период все еще засекречены. Вообще, это действительно большая проблема — очень много архивов до сих пор не открыто, и многие историки бьются над тем, чтобы это произошло как можно скорее.

Лина Саримова
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 01 мая
    Зачем президенту ваш журнал?
    Ответить
    Анонимно 01 мая
    Читать
    Ответить
  • Анонимно 01 мая
    А когда начнут писать про Ельцина ,про его дела его режима?
    Ответить
  • Анонимно 01 мая
    «Я лично дарил наш журнал Дмитрию Медведеву, а шеф — Путину»
    И что с того?
    Ответить
    Анонимно 05 мая
    Ну это кагбэ показатель престижа, не? Странные вы вопросы задаете...
    Ответить
  • Анонимно 01 мая
    Крутые ребята. Сейчас мода пошла на такое, чтоб любую штуку, которую делают, лишь бы попала президенту
    Ответить
  • Анонимно 01 мая
    А если Реальное время станет платной газетой, много интересно будет читателей?
    Ответить
  • Анонимно 01 мая
    Венедиктов он еще тот начальник. Но он классный
    Ответить
  • Анонимно 02 мая
    Вааау.....лично! Медведеву!!!! Какая честь для нас, читателей......
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии