Новости раздела

На «оборонно-газовой игле»: на чем зарабатывает татарстанский ОПК

Госзаказ для оборонных предприятий Татарстана сокращается уже второй год подряд

На «оборонно-газовой игле»: на чем зарабатывает татарстанский ОПК Фото: Александр Третьяков

Аналитическая служба «Реального времени» проанализировала ситуацию с госконтрактами татарстанских оборонных предприятий. Мы узнали, что госзаказ для них сокращается уже второй год подряд. В 2017 году КАМАЗ потерял лидерство по объему госзаказа, хотя и не тоскует о «жирных» временах зависимости от Минобороны РФ — даже в 2016 году крупнейшим заказчиком автогиганта стал Минпромторг России. Лидером стал КОМЗ, но кто обеспечил его крупнейшим госзаказом в отсутствие бывшего «батьки» Николая Колесова — неизвестно. На предприятии, еще остающемся под крылом Колесова, — «Элеконе» — тем временем творятся странности: госзаказ растет, оборот компании, напротив, падает, а принадлежавший ранее «Ростеху» пакет в 25% «растворился в воздухе». Мы также узнали, как госзаказы «Газпрома» и МВД РФ не помогли удержаться в кресле директора КВЗ Вадиму Лигаю, хотя все тот же «Газпром» обеспечил КМПО пятое место и даже заставил компанию искать слияния с Группой ГМС. По-настоящему тектонические изменения, впрочем, коснулись филиала «Туполева» в Казани и известного проектировщика «Казанский Гипронииавиапром» — и все благодаря Минобороны РФ, посадившему завод им. Горбунова на «оборонную иглу» до 2027 года и обеспечившему ради «тушек» заказ «Гипронииавиапрому» на 2 млрд рублей.

Госзаказ для оборонных предприятий РТ сокращается уже второй год подряд

Как мы и предполагали в своем исследовании два года назад (см. наш материал «Короли гособоронзаказа: Колесов как спаситель КВЗ, зеленодольский мегаконтракт и крыло МС-21»), вследствие активных действий Минфина, взявшегося за бюджетную экономию в свете санкционной войны с Западом и дешевой нефтью, статья военных расходов не избежала секвестра. В 2016 году финансовое ведомство обещало сократить военные расходы в 2017 году на 6% относительно уровня 2016 года. Для оборонных и полуоборонных предприятий РТ сокращение оказалось еще более существенным.

Напомним, что на сокращение гособоронзаказа (ГОЗ) влияет и политика российских властей. В частности, президент РФ в последние годы неоднократно делал заявления о необходимости для оборонных компаний выпускать гражданскую продукцию, что должно помочь их финансовой устойчивости. Так, последним по времени стало заявление Владимира Путина 24 января 2018 года на совещании о диверсификации производства продукции гражданского назначения на оборонных предприятиях, где президент РФ поделился планами по существенному увеличению доли гражданской продукции на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. По его словам, стратегическая задача — повысить к 2025 году долю гражданской продукции до 30% от общего объема продукции ОПК, к 2030 году — до 50%.

Если судить по цифрам госзаказа (который включает в себя и гособоронзаказ) только в Татарстане, то он действительно сокращается (а вместе с ним, что очевидно, сокращается и входящий в него гособоронзаказ), достигнув пиковой отметки в 2015 году. И сокращается ежегодно. В 2016 году госзаказ 24 татарстанских предприятий упал на 34,2%: с 34,176 млрд рублей до 22,5 млрд рублей. В 2017 году он сократился еще на 22% — до отметки в 17,6 млрд рублей (что намного ниже показателя 2014 года — когда объем госзаказа составил 22,9 млрд рублей).

Президент РФ поделился планами по существенному увеличению доли гражданской продукции на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Фото kremlin.ru

И это несмотря на то, что формально у 13 татарстанских предприятий объем госзаказа как будто не сократился. У Казанского вертолетного завода он вырос почти в 2 раза, у АО «ПОЗиС» — в 1,9 раза, у Казанского электротехнического завода — в 8 раз, у ЗАО «ЭНИКС» — в 1,5 раза, у АО «КОМЗ» — в 10 раз, у «Электроприбора» — почти в 4 раза, у КМПО — в 10 раз и т.д. Но все дело в порядках цифр — у тех, кого коснулся секвестр, и объемы заказа были в 2016 году впечатляющими.

КАМАЗ, потерявший лидерство, не тоскует о «жирных» временах ГОЗа — в 2016 году крупнейшим заказчиком автогиганта стал Минпромторг

Лидером по объему госзаказа в 2016 году было ПАО «КАМАЗ» — на которое пришлось 5,3 млрд рублей. Несмотря на лидерство, доля госзаказа, которая приходится на весь оборот компании, составила тогда у КАМАЗа всего 4,46%. Напомним, в декабре прошлого года топ-менеджеры КАМАЗа на наш вопрос о величине конкретно гособоронзаказа заявили, что «в настоящий момент компания никак не зависит от гособоронзаказа, несмотря на главного акционера — «Ростех»: с тех пор, как весь гособоронзаказ был передан на «Ремдизель» (бывшая «дочка» КАМАЗа, с 2012 года самостоятельное предприятие, в 2015 году ему был передан и «Завод специальных автомобилей», получающий заказы от Минобороны РФ).

В компании нас заверили, что много от «избавления от военного производства» КАМАЗ не потерял: даже в лучшие годы оборонзаказ занимал не более 10% выпуска продукции. Единственный случай, когда гособоронзаказ сильно помог автогиганту, — в кризисный 2009 год, когда государство решило поддержать компанию, но и тогда КАМАЗ произвел не более 3 тыс. грузовиков для Минобороны РФ.

При этом КАМАЗ в 2016 году нарастил объемы госзаказа существенно, но это было самой высокой планкой: в 2017 году автогигант не просто потерял лидерство, но и опустился на третье место: объем госзаказа упал в 3 раза, составив 1,74 млрд рублей. Учитывая выручку по МСФО за 2017 год в размере 155,9 млрд рублей, доля ГОЗ сократилась с 4,4% до всего 1%.

В кризисный 2009 год, когда государство решило поддержать компанию, КАМАЗ произвел не более 3 тыс. грузовиков для Минобороны РФ. Фото Руслана Давлетшина

Основных заказчиков КАМАЗа — 44. Главным из них в 2016 году стал Минпромторг РФ, заказавший у автогиганта продукцию на 1,3 млрд рублей. Крупнейшим было и АО «Авиастар-СП» — авиастроительный завод в Ульяновске, входит в структуру «Объединенной авиастроительной корпорации», заказавший у КАМАЗа продукцию на 772,9 млн рублей. Основные заказчики 2017 года пока неизвестны. Самые крупные — это АО «НИИ Экран» (самарский исследовательский институт), на него приходится заказ на 203,4 млн рублей, АО «Радиоприборснаб» (подмосковная компания, осуществляющая поставки для более сотни крупнейших предприятий российской радиоэлектронной промышленности) с заказом на 245,5 млн рублей и «Уфимское приборостроительное производственное объединение» (многопрофильное предприятие авиационной промышленности РФ) с заказом на 115,2 млн рублей.

Кто стал главным госзаказчиком КОМЗа в 2017 году — пока неизвестно

Лидером 2017 года в Татарстане стало АО «КОМЗ», объем госзаказа которого в 2017 году составил 3,6 млрд рублей, увеличившись с 2016 года в 10 раз. Должны признаться, это сущие «гроши» в сравнении только с объемом ГОЗа КОМЗа в 2014 году — в размере 27 млрд рублей.

Напомним, главным заказчиком КОМЗа был дружественный ему КРЭТ (концерн «Радиоэлектронные технологии» Николая Колесова — не последнего по влиянию человека в Татарстане), который дал Казанскому оптико-механическому заводу заказ на 26,9 млрд рублей: он включал в себя более десятка контрактов, крупнейшим из них стал тендер на выполнение работ по изготовлению и поставке 18 комплектов изделия «Рычаг», которое подавляет системы связи и радиолокации в радиусе сотни километров.

Однако в январе 2016 года КОМЗ лишился своего важнейшего акционера — концерна Николая Колесова (входит в «Ростех» Сергея Чемезова), а весной того же года «Оборонпром» (тоже входящий в «Ростех») продал принадлежащий ему пакет в 25,09% некоему ОАО «ТОРОС» («Тушинское объединение по ремонту, отделке и строительству», расположено в Москве) — одному из игроков на строительном рынке столицы РФ.

Крупнейшие заказчики КОМЗа в 2017 году опять же неизвестны, известны лишь небольшие заказы на общую сумму в 244 млн рублей. Основной заказчик (из некрупных) — Минобороны РФ, на долю которого пришелся заказ в размере 112 млн рублей. Среди заказчиков КОМЗа — «Росгвардия», ряд подразделений МВД, ФСБ, «Концерн Калашников». Какова выручка КОМЗа в 2017 году — пока неизвестно. Но в 2016 году доля госзаказа в обороте компании (9,3 млрд рублей) составляла 3,8%. Если оборот 2017 года несильно с тех пор вырос, то предполагаемая доля госзаказа в 2017 году могла превысить в обороте компании 30%.

КРЭТ дал Казанскому оптико-механическому заводу заказ на 26,9 млрд рублей: он включал в себя более десятка контрактов, крупнейшим из них стал тендер на выполнение работ по изготовлению и поставке 18 комплектов изделия «Рычаг». Фото Александра Третьякова

Почему госзаказы «Газпрома» и МВД РФ не помогли удержаться в кресле директора КВЗ Вадиму Лигаю

На втором месте по величине госзаказа — Казанский вертолетный завод, увеличивший его объем в 2017 году почти в 2 раза: с 1,65 млрд рублей до 3,3 млрд рублей. В 2016 году доля госзаказа в общем объеме выручки КВЗ составляла всего 6,5%. Положение вертолетного завода в последние годы стало поводом для слухов об отставке главы КВЗ Вадима Лигая, которая и произошла в феврале этого года.

Эксперты рынка обращают внимание на причину отставки: если в 2014 году оборот КВЗ составлял 53,7 млрд рублей, то в последующие годы он неуклонно падал: в 2015 году выручка составила уже 49 млрд рублей, в 2016 году упала почти в 2 раза, составив 25,25 млрд рублей. Снижение выручки списывали на снижение объема гособоронзаказа (ГОЗ) от Минобороны, но в свете изменения политики федералов, направленной отныне на рост доли гражданской продукции, ссылаться на это руководству было бессмысленно.

Со снижением доли ГОЗа падало и производство: в 2013 году завод произвел 103 вертолета, в 2014-м — 107, в 2015-м объем производства упал до 77 вертолетов, в 2016 году — до 70. Судя по тому, что выручка за первые три квартала 2017 года составила всего 11,4 млрд рублей, говорить о том, что завод сохранил планку хотя бы в 70 вертолетов в 2017 году, не приходится.

Новым директором КВЗ стал Юрий Пустовгаров, башкирский топ-менеджер, бывший глава «Уфимского моторостроительного ПО» и управляющий директор АО «Кумертауское авиационное производственное предприятие». Ему и придется решать структурные проблемы завода.

Положение вертолетного завода в последние годы стало поводом для слухов об отставке главы КВЗ Вадима Лигая, которая и произошла в феврале этого года. Фото Романа Хасаева

Известно, что заказ Минобороны РФ в 2016 году составлял всего 89,2 млн рублей, цифра за 2017 год — пока за семью печатями. Зато известны главные заказчики КВЗ, обеспечившие ему хоть какой-то оборот. Это, во-первых, «Газпром» и его «дочки» (числом 18), на которые у вертолетного завода пришлось заказов в объеме 743,5 млн рублей. Еще на 440 млн рублей заказало вертолеты МВД РФ. На 121,2 млн рублей — «Алмазы Анабара», на 116,3 млн рублей — ФГУП «ВНИИА».

Странности «Элекона»: госзаказ растет, а оборот компании, напротив, падает…

На четвертом месте по объему госзаказа идет АО «Завод Элекон», увеличившее его на 30%: с 1,336 млрд рублей до 1,73 млрд рублей. Тем не менее ситуация со снижением оборота компании пусть и не такая катастрофическая, как у КВЗ, но тоже налицо: он падает с 2015 года — тогда выручка «Элекона» составляла 5,9 млрд рублей. В 2016 году — 5,8 млрд рублей, в 2017 году за три квартала компания смогла получить выручку всего в объеме 4,3 млрд рублей.

Мы подробно писали об этом предприятии в нашем исследовании крупнейших российских компаний электронной промышленности — тогда по итогам 2015 года «Элекон» занял третье место в своей отрасли.

Напомним, в 2009 году «Элекон» вошел в состав созданного одновременно с ГК «Ростехнологии» концерна «Радиоэлектронные технологии», который возглавил Николай Колесов. Формально главными акционерами в 2015 году являлись ЗАО «РиверПарк», ЗАО «Ингрупп» и ЗАО «КАНфинанс» (каждое владело по 21,7% акций). Самый большой пакет — 25% — принадлежал ГК «Ростех» Сергея Чемезова.

В 2016 году появилась информация о продаже госкорпорацией «Ростех» ее пакета московскому «НК Банку». На сайте Центра раскрытия корпоративной информации в списке аффилированных лиц, опубликованном в марте 2016 года, «Ростеха» действительно уже нет, а «НК Банк» — есть. Однако уже летом 2016 года банк исчезает, а его 25-процентная доля оказывается у ООО «Инвест-Инжиниринг». В сентябре исчезает и это ООО, а его место занимает ООО «ИнвестЭнерго». По данным самой компании, в списке аффилированных лиц в январе 2017 года осталась компания «ИнвестЭнерго» — однако исчез принадлежавший ей пакет в 25%. Кому он принадлежит сегодня — загадка. К слову, в июне 2016 года «Элекон» сам создал ООО «ИнвестЭнерго».

На четвертом месте по объему госзаказа идет «Элекон», увеличивший его на 30%

Ситуация, когда госзаказ растет, а оборот компании, напротив, падает, не может не смущать. В 2016 году доля госзаказа на «Элеконе» составляла 22,69%, что характеризует компанию как довольно зависимую от госконтрактов.

Отметим трех постоянных заказчиков татарстанской компании, которые с 2015 года неизменно продолжали заказывать продукцию «Элекону». Это, во-первых, ФКП «КГКПЗ» («Казанский пороховой завод»), впрочем, с небольшими по объему заказами: в 2017 году — всего 1 млн рублей.

Во-вторых, казанское же АО «Радиоприбор». Но, опять же, доля его заказа с каждым годом падает. Так, в 2015 году «Радиоприбор» заказал «Элекону» продукции на 2,5 млрд рублей (впрочем, что очевидно, контракты были «длинными» и повлияли на итоги компании в следующие годы). В 2016 году объем заказа упал до 472 млн рублей, в 2017 году — до 150,5 млн рублей. А ведь, между прочим, обе компании — и «Элекон», и «Радиоприбор» — входят в один концерн «Радиоэлектронные технологии», возглавляемый Колесовым.

И, наконец, третий стабильный заказчик — омское АО «Центральное конструкторское бюро автоматики» (разрабатывает и изготавливает сложные радиоэлектронные системы, контрольно-проверочную аппаратуру), входящие в ГК «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение». Объемы заказов здесь тоже небольшие, к тому же в 2017 году они еще и упали почти в 2 раза, составив всего 178,2 млн рублей.

Как «Газпром» обеспечил КМПО пятое место и заставил компанию искать слияния с Группой ГМС

Пятерку оборонных компаний, получивших в 2017 году самый большой госзаказ, замыкает АО «КМПО», на которое пришлось 1,7 млрд рублей, то есть в 10 раз больше, чем в 2016 году, когда госзаказ составлял всего 166,5 млн рублей.

«Казанское моторостроительное производственное объединение» — одно из крупнейших в России предприятий авиационной и машиностроительной промышленности, почти наполовину принадлежит АО «Связьинвестнефтехим».

Ради исполнения контрактов «Газпрома» КМПО вместе с Группой ГМС уже давно ведет переговоры о слиянии. Фото kmpo.ru

КМПО и по итогам 2016 года отмечало, что выполнило максимальный за свою историю пакет заказов — около 120 газотурбинных двигателей и 25 газоперекачивающих установок. Тогда продукция КМПО занимала около 30% в оснащении ПАО «Газпром». Клиентами завода были также «НОВАТЭК», «Узбекнефть» и др. Оборот компании в 2015 году составлял 10,2 млрд рублей, в 2016 году он вырос до 11,7 млрд рублей, то есть на 15%. Доля госзаказа в 2016 году в общем обороте составила 1,4%.

Впрочем, по итогам третьего квартала 2017 года оборот КМПО составлял всего лишь 2,4 млрд рублей, что можно попытаться объяснить контрактными обязательствами (вполне возможно, что исполнение большинства контрактов пришлось на конец года).

Основные госзаказчики КМПО в 2016-м и 2017 году, за исключением вышеупомянутых, — неизвестны. Известны лишь стабильные клиенты — это «Горводзеленхоз» (заказ в 2017 году в объеме 1,8 млн рублей), АО «КНИИМ» (в 2017 году объем заказа составил почти 6 млн рублей), АО «НИИИ» (входит в «Ростех», 54,6 млн рублей), НИТИ им. П.И. Снегирева (тоже входит в «Ростех», 2,5 млн рублей).

Напомним, что ради исполнения контрактов «Газпрома» КМПО вместе с Группой ГМС уже давно ведет переговоры о слиянии: Группа ГМС собиралась выкупить принадлежащие властям РТ через «Связьинвестнефтехим» 49,2% акций КМПО — власти РТ предложили цену в $100 млн. Судя по всему, именно «Газпром» продолжает оставаться крупнейшим госзаказчиком КМПО, обеспечив ему пятое место в нашем рейтинге.

ГИПО зависит от госзаказа на 42%

Одно из самых зависимых от госзаказов оборонно-промышленных предприятий Татарстана — НПО «Государственный институт прикладной оптики» (заняло в нашем рейтинге по итогам 2017 года шестое место), более 87% которого принадлежат государственному холдингу «Швабе», созданному в 2008 году и объединившему российские предприятия оптической отрасли.

У НПО — больше 20 заказчиков

Доля госзаказа предприятия в 2016 году в общем обороте НПО составила 42,4%: на выручку в размере 3,2 млрд рублей пришелся госзаказ в размере 1,378 млрд рублей. Впрочем, оборот компании в 2016 году вырос в 1,5 раза, что нельзя списать на аналогичный рост госзаказа: он увеличился всего на 1,12% (с 1,2 млрд до 1,378 млрд рублей). В 2017 году госзаказ составил все те же 1,378 млрд рублей.

У НПО — больше 20 заказчиков, причем по Минобороны цифр ГОЗ нет аж с 2014 года. Крупнейшие известные заказчики — ФНПЦ «НИИ «Прикладной химии» (26,6 млн рублей по итогам 2017 года), РО Фонда социального страхования Российской Федерации по РТ (20 млн рублей), АО «КБП» (16,7 млн рублей).

Почти в 4 раза увеличился госзаказ в 2017 году у ОАО «Казанский завод «Электроприбор» (принадлежит АО «ХК «Ак Барс»): со 191,7 млн рублей до 726,2 млн рублей. Причем с 2014 года объем госзаказа предприятия только растет (тогда он составил всего 56 млн рублей). Чего не скажешь об обороте компании: в 2014 году он составил 1,4 млрд рублей, в 2015 году — всего 1,5 млрд рублей.

Из заказчиков стоит отметить «Уралвагонзавод» (контракт на 24,8 млн рублей в 2016 году), исправительную колонию №18 (стабильный заказчик с 2014 года), ОАО «Сетевая компания» (5 млн рублей в 2017 году).

По зависимости от госзаказа НПО уступает только другому своему «собрату» в РТ по холдингу «Швабе» — АО «Швабе — Технологическая лаборатория», где доля госзаказа в 2016 году составила 68,2%.

«Братья-близнецы»: чем похожи друг на друга судьбы концерна Колесова и казанского филиала «Туполева»

На восьмом и девятом месте два предприятия ОПК Татарстана с удивительно схожей судьбой, если говорить о госзаказе и обороте. Это концерн «Радиоэлектронные технологии» Николая Колесова и Казанский авиационный завод им. С.П. Горбунова, филиал ПАО «Туполев». Госзаказ обоих предприятий в 2017 году не просто снизился, а рухнул — примерно в 4 раза.

Выручка казанского филиала «Туполева» в 2016 году выросла в 1,3 раза, составив 20,8 млрд рублей. Фото Максима Платонова

По колесовскому концерну ситуация выглядит так: госзаказ в 2016 году составлял 2,9 млрд рублей, в 2017 году — всего 693,6 млн рублей. По филиалу «Туполева»: госзаказ в 2016 году составлял 2,7 млрд рублей, в 2017 году — всего 680,3 млн рублей.

Обороты обоих предприятий при этом растут. Выручка колесовского концерна в 2016 году выросла в 2 раза, составив почти 25 млрд рублей; выручка казанского филиала «Туполева» в 2016 году выросла в 1,3 раза, составив 20,8 млрд рублей. Для сравнения: оборот концерна РЭТ в 2013 году составлял всего 5,5 млрд рублей, а казанского филиала «Туполева» — 4,6 млрд рублей.

Впрочем, есть существенная разница. Так, у колесовского концерна было «жирное» время: в 2014 году объем госзаказа на предприятии составил 11,5 млрд рублей (что и позволило нарастить оборот 2015 года до 12,2 млрд рублей). Для «Туполева» рекордным стал 2016 год с его относительно небольшим объемом в 2,7 млрд рублей.

Но компании роднит и доля госзаказа. Так, по итогам 2016 года доля госзаказа в общей выручке КРЭТ составила 11,8%. По итогам того же 2016 года доля госзаказа в общей выручке Казанского авиазавода им. С. Горбунова составила 12,9%.

Как Минобороны РФ «посадило» завод имени Горбунова на оборонную иглу до 2027 года

Крупнейшими госзаказчиками Казанского авиазавода им. Горбунова в 2016—2017 годы были АО «ГосНИИМаш» (заказ на 171 млн рублей), АО «ПО «Севмаш» (102,4 млн рублей), ПАО «Амурский судостроительный завод» (почти 60 млн рублей), «Хабаровский судостроительный завод» (38,5 млн рублей), «Северречфлот» (35,5 млн рублей). Среди госзаказчиков есть и ФСБ, калининградские «службисты» закупили продукцию «Туполева» в 2016 году на 19,7 млн рублей, татарстанские с 2015-го по 2017 год потратили более 3 млн рублей.

И если структуры Минобороны в последние годы почти отсутствовали среди крупнейших заказчиков казанского завода, есть вероятность, что в 2018 году они таки появятся: напомним, в конце января Минобороны РФ и ПАО «Туполев» в Казани в присутствии Владимира Путина подписали контракт на поставку 10 модернизированных стратегических ракетоносцев Ту-160М2, что загрузит мощности Казанского авиазавода полностью до 2027 года. Стоимость одного такого самолета — 15 млрд рублей. Очевидно, что контракт «размажет» сумму всего контракта на девять предстоящих лет: выходит, что в год на казанский филиал «Туполева» придется госзаказ в размере не менее 1,5 млрд рублей.

В конце января Минобороны РФ и ПАО «Туполев» подписали контракт на поставку 10 модернизированных стратегических ракетоносцев Ту-160М2. Фото Максима Платонова

Как модернизацию того же «Туполева» для производства Ту-160 на 2 млрд оплатило Минобороны РФ

Наконец, стоит упомянуть и «Казанский Гипронииавиапром», и не только потому, что предприятие закрывает топ-10 татарстанских оборонных предприятий по объему госзаказа. Но и по интересному казусу: объем госзаказа 2016 года в 1,75 раза превысил оборот компании за тот же год: 3,6 млрд рублей против 2 млрд рублей.

Означает это только одно: исполнение основных госконтрактов в 2017 году могло позволить предприятию существенно нарастить объем выручки. Поэтому сам факт снижения величины госконтракта в том же 2017 году (сразу в 7 раз — до 520 млн рублей) скорее мог бы сказаться на итогах уже 2018 года. Но не скажется, потому что среди заказчиков 2017 года — Минобороны с очевидно «длинным контрактом» (см. ниже).

В отличие от вышеупомянутых предприятий ВПК Татарстана основные крупнейшие заказчики известны. Так, основной госзаказ в 2016 году был получен от МЧС РФ по РТ — на сумму 1 млрд рублей. В копилку госзаказов предприятия тогда добавили РКБ (217,7 млн рублей) и еще одно подразделение МЧС (Сибирский региональный центр — на 332 млн рублей). В 2017 году основным госзаказом оказался гособоронзаказ: главный заказчик в лице Минобороны РФ «подарил» казанской компании более 2 млрд рублей, еще 342 млн рублей пришлось на все то же МЧС по РТ.

Кроме того, не надо забывать о полузабытом уже тендере 2016 года: тогда именно АО «Казанский Гипронииавиапром» выиграло тендер «Туполева» на 1,78 млрд рублей, как писала об этом газета «Реальное время».

Напомним, что связан он как раз с вышеупомянутым гособоронзаказом «Туполева», который требует масштабной модернизации Казанского авиационного завода имени Горбунова. Возобновление производства ракетоносцев Ту-160М2 без капитальной реконструкции завода невозможно, модернизации подлежат 70—75% Казанского авиационного завода в срок до 2019 года. Суммарная стоимость работ по модернизации оценивалась в 4,3 млрд рублей, основным подрядчиком назывался «Камгэсэнергострой».

В 2016 году «Казанский Гипронииавиапром» выиграл тендер «Туполева» на 1,78 млрд рублей. Фото gap-rt.ru

Контракта этого пока в списке госзаказа именно от «Туполева» нет. Но, вероятнее всего, будет. Правда, не исключено, что вместо «Туполева» пресловутые миллиарды рублей на исполнение контракта потратит (или уже потратило) непосредственно Минобороны РФ, и тогда понятна сумма в 2 млрд рублей, которая была зарезервирована за этим министерством в 2017 году.

Сергей Афанасьев
ПромышленностьОПКЭкономикаФинансыАналитика Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 26 февр
    Такие огромные цифры, такие обороты, а без гос вливаний, эти компании пойдут по миру, буквально через год. Привыкли все на гос игле сидеть всю жизнь.
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Думаете в США, Германии и т.д. по-другому?
    Во всем Мире ВПК двигатель прогресса - от автоматической коробки передач до интернета.
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    особенно мне вспоминается Маск со своими космическими кораблями, которые могут отобрать космос, построенный на бизнес правилах. Есть такое понятие конкуренция... с этим у нас как то тоскливо((
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    На 17 миллиардов... Несладкие времена пошли у Татарстана....
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Норм всё. Нет заказов от оборонки, зато от гражданских заказов больше стало.
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Дам вообще. После разрыва договоренностей нас все время задушить пытаются!!!
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    А заказчики, допустим камаза, получают машины по цене ниже рыночной? Или она такая же, как и для обычных покупателей?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии