Новости раздела

Мусульманские общины Адмиралтейской слободы: войны за должность, прогрессивные имамы и помощь олигарха

К 300-летию Адмиралтейской слободы: история мусульманской махалли

Мусульманские общины Адмиралтейской слободы: войны за должность, прогрессивные имамы и помощь олигарха Фото: мечеть "Бишбалта" в современной Адмиралтейской слободе

В наступившем году отмечается 300-летие Адмиралтейской слободы Казани. Институт истории им. Ш. Марджани в честь юбилея немаловажной части города планирует провести научную конференцию. «Реальное время» начинает публикацию материалов из книги «Адмиралтейская слобода», составленной ученым секретарем Института истории им. Ш. Марджани Бахтияром Измайловым и замдиректора Института истории Радиком Салиховым. Сегодня в нашей газете выходит глава из этой книги — «Мусульманские общины».

Опальный мулла

Первая зарегистрированная государством махалля в Адмиралтейской слободе (Биш-Балте) возникла, по официальным сведениям, в начале XIX века. Ряд ведомостей о магометанских приходах Казани временем создания мусульманской общины и строительства первой слободской деревянной мечети называют 1803 год.

Ш. Марджани в своей книге «Мустафаделахбар» приводит данные о том, что мечеть в Биш-Балте была построена в 1805 году на средства казанского купца Юсуфа Муртазина по прозвищу «Шатун» (казанский 2-й гильдии купец Ю.М. Шатунов). Мечеть неоднократно ремонтировалась и перестраивалась, в том числе и с помощью казанского 1-й гильдии купца Ибрагима Губайдулловича Юнусова. Некоторые источники датой строительства называют 1835 год, хотя, на наш взгляд, в это время она, скорее всего, просто подвергалась капитальному ремонту или реконструкции.

Одним из первых священнослужителей слободской мечети был мулла Абдулсалям, которого 27 октября 1843 года сменил сын, казанский мещанин Хуснутдин Абдулсалямов. Прослужив в приходе 25 лет, он все же не сумел стать духовным руководителем прихожан. Более того, из-за своего жесткого характера и допущенных проступков по службе X. Абдулсалямов подвергся обструкции со стороны не только общины, но и казанских властей. В середине 1860-х годов по жалобе его жены Бибигайши Зямалы Хуснутдиновой проводилось дознание по делу о жестоком обращении. В ходе разбирательства Абдулсалямов умудрился оскорбить полицейского пристава 5-й части Весновского. В итоге по приговору Казанского уездного суда, вынесенному в августе 1867 года и подтвержденному решением Уголовной палаты в 1868 году, он был заключен в смирительный дом на 4 месяца. Мулле не помогли ссылки на собственную добросовестность и исполнительность, а также на то, что в апреле 1857 года в «Казанских губернских ведомостях» ему была выражена признательность начальства «за исполнение поручений по должности переводчика и увещателя при производстве дел о татарах».

В ходе следствия выяснилось, что мулла незаконно сочетал сам себя браком с несовершеннолетней Бибигайшой. Все это переполнило чашу терпения прихожан, и они в январе 1869 года обратились в Оренбургское магометанское духовное собрание с просьбой об удалении Абдулсалямова от должности. Новым муллой они предложили избрать крестьянина деревни Казыево Ключищинской волости Тетюшского уезда (ныне Камско-Устьинский район Республики Татарстан) Билялетдина Габитова (20.05.1841 — не позднее 1920). Однако этот приговор, как и последующие, был положен до поры до времени под сукно.

Целых 5 лет длилось противостояние священнослужителя и махалли. И все же многочисленные жалобы прихожан на своего муллу заставили Казанское губернское правление в феврале 1874 года предложить Оренбургскому магометанскому духовному собранию удалить Абдулсалямова с должности как человека, опороченного уже судом и находящегося под следствием по делу о бракосочетании с несовершеннолетней. Духовное собрание согласилось с решением правления, и 26 апреля 1874 года бывшему мулле было объявлено о его отстранении от выполнения обязанностей имама-хатипа бишбалтинской мечети.

Первая Адмиралтейская мечеть, построена в начале XIX века

Абдулсалямов попытался обжаловать решение губернских властей в Правительствующем Сенате, но ему не удалось добиться пересмотра дела. К тому же он не смог подать апелляцию в определенный законодательством месячный срок. Около двух лет он предпринимал попытки вернуть себе духовное звание, но в 1876 году его дело было оставлено без удовлетворения. В 1878 году он вновь пытается определиться в приход, но выборные от прихожан, подав прошение на имя казанского губернатора, просили оградить их от настойчивости бывшего муллы. 4 апреля 1878 года губернское правление предписало казанскому полицмейстеру наблюдение за действиями Х. Абдулсалямова «как беспокоящего приход своими происками». Даже по прошествии 10 лет с момента увольнения он пытался уговорить своих бывших прихожан назначить его хотя бы вторым муллой. В июне 1884 года такое прошение от имени поверенных даже поступает в губернское правление, но оно по-прежнему непреклонно. Через год Правительствующий Сенат жалобу Абдулсалямова вновь оставляет без последствий. Неугомонный правоборец в 1888 году начинает все сначала, пока в 1889-м из Сената не приходит окончательный отказ в определении на должность имама.

Прогрессивные имамы

Новым муллой по желанию прихожан стал Билялетдин Габитов, получивший образование в Айтугановском медресе при 4-й соборной мечети. Указ об определении его имамом датирован 4 мая 1874 года.

1 декабря 1892 года прихожане составили прошение о назначении в помощь ему вторым муллой крестьянина Костромской губернии и уезда, уроженца Костромской подгорной татарской слободы Шарафутдина Хисамутдиновича Абызова (21.11.1859 — 8.04.1911). Он получил религиозное образование в Казани и к моменту избрания состоял преподавателем мусульманского вероучения при Уфимской мужской гимназии. Казанское губернское правление утвердило его в должности имама 22 мая 1893 года. Ум и знания Абызова способствовали быстрому росту его авторитета в среде казанских и уфимских священнослужителей. Шарафутдин хазрет принимал активное участие в общественной жизни мусульман губернского центра. Он был сторонником разумных реформ в образовательной сфере, много и энергично трудился в правлении Общества пособия бедным мусульманам. Профессионализм и добропорядочность имама по достоинству оценили государственные ведомства. Так, в 1902 году Оренбургское магометанское духовное собрание обратилось с рапортом в Казанское губернское правление, в котором ходатайствовало об утверждении Абызова ахуном, и 22 мая 1902 года он был возведен в это почетное звание. Одновременно было подтверждено, что он является первым мулло — хатыпом слободской мечети. Однако в возрасте 52 лет Шарафутдин Абызов скоропостижно скончался, и приход вновь вынужден был возглавить Б. Габитов.

В апреле 1912 года прихожане приняли решение, которым в помощь престарелому отцу вторым муллой был избран его сын Исмагил Билялетдинович Габитов (род. 8 августа 1891 г.). Он получил образование в Айтугановском медресе у мударриса Ибрагима Закировича Халитова, завершив курс обучения в 1910 году. Исмагил Габитов был яркой личностью, представителем нового поколения религиозных деятелей, человеком передовых взглядов, сторонником реформирования системы национального просвещения. Он считался единомышленником многих представителей татарской демократической интеллигенции.

Часть прихожан, недовольная этим выбором, направила анонимное письмо казанскому губернатору. В нем, в частности, говорилось о том, что большая часть домовладельцев прихода считают решение общества неверным, так как подписи под ним поставили лишь «квартиранты», а главное — личность нового муллы вызывала у них сомнения в благонадежности, так как «он среди нас не жил два года, учился в Бухаре, потом два года в Турции. В последней учился Хаджийским паспортом. Как только он приехал из Турции, отец его со своим угрозом заставляет нас избрать сына муллой, которого мы не желаем… Просим Ваше превосходительство избавить нас от такого негодяя». Однако канцелярия губернатора не нашла препятствий к определению Габитова. Его назначению помешал лишь возраст претендента, не достигший к моменту подачи ходатайства узаконенных 22 лет. Лишь 19 января 1914 года Казанское губернское правление выдало И. Габитову соответствующий указ на утверждение в должности имама. В 1916 году он и его отец получали жалованье по 300 рублей в год.

Приходским муэдзином долгое время служил Ибрагим Шагимарданович Сейфуллин (умер в декабре 1873 г.). С 12 апреля 1874 года на вакантную должность поступил крестьянин д. Сатмыш Свияжского уезда Казанской губернии Юсуп Абдулзямилов (род. 13 октября 1847 г.). Он обладал правом исполнять должность имама в отсутствие остальных священнослужителей. В 1906 году Юсуп азанчей скончался, и должность муэдзина занял Шакир Мирхайдаров (род. 6 ноября 1873 г.) — крестьянин д. Мусеевки Ставропольского уезда Самарской губернии, учившийся в Апанаевском медресе Казани и получивший соответствующий указ 10 июля 1907 года. После возникновения второго прихода к 1916 году в махалле насчитывалось 540 мужчин и 520 женщин, проживавших в 77 дворах.

Мученики науки

Приходское медресе было основано 1 февраля 1878 года. Для его открытия общество собрало 600 рублей. В 1916 году в нем насчитывалось 40 шакирдов. Преподавали в медресе имам Исмагил Габитов, а также азанчей и учитель Галей Мухаметкаримов — крестьянин д. Малый Горелый Куюк Казанского уезда, получивший образование в Галеевском медресе («Мухаммадии»). В качестве жалованья приход выплачивал ему 20 рублей в месяц. Существенную поддержку молодому педагогу оказывала стипендия из фонда Ахмед бая Хусайнова.

Девочек, общей численностью 49 человек, на дому обучали грамоте жены муллы и азанчея. Несмотря на то, что в официальных документах способом преподавания медресе назывался старый метод, реально здесь царила реформаторская, джадидская атмосфера. Шакирды в течение четырехлетнего курса получали не только прекрасное духовное образование, но и знания по арифметике, истории, географии, татарскому языку и литературе.

Вторая Адмиралтейская мечеть, построена в конце XIX века

Кроме медресе в Адмиралтейской слободе существовало и городское мусульманское приходское училище, содержащееся на городские средства. В нем 47 мальчикам преподавал выпускник Татарской учительской школы Абдрахман Валеевич Рафиков, а вероучителем являлся приходской мулла. Город выплачивал обоим жалованье: Рафикову — 400 рублей, мулле — 300 рублей в год.

Община первой соборной мечети вплоть до конца 30-х годов XX столетия оставалась единственной официально существующей махаллей в Заречье. В 1926—1936 годах имам-хатибом здесь был уроженец д. Абызово Тетюшского уезда (ныне Камско-Устьинский район Республики Татарстан) Саидбаттал Кагиров (род. в 1862 г.). В 1938 году он добровольно отказался от исполнения своих обязанностей, и новым муллой мечети стал крестьянин д. Большие Буртасы Камско-Устьинского района Татарстана Кашшаф Сафиуллин (род. в 1871 г.). В конце 1920-х — начале 1930-х годов он был имамом в д. Багишево Кайбицкого района, затем с 1932 по 1938 годы работал охранником и чернорабочим в различных учреждениях и организациях Казани.

Первая соборная мечеть Адмиралтейской слободы была закрыта указом Президиума Верховного Совета ТАССР от 2 июня 1939 года. Здание ее не сохранилось.

Щедрый меценат второй махалли

Вторая махалля в слободе была образована в конце XIX века. Казанское губернское правление 18 февраля (по другим сведениям — 7 февраля) 1898 года разрешило жителям Бишбалты строительство второй соборной мечети. Средства на ее возведение выделил крупный предприниматель, казанский 2-й гильдии купец Сулейман Мухаметзянович Айтов. К ноябрю того же года постройка храма была завершена. В ее махаллю, состоящую в 1916 году из 410 душ мужского пола и 412 женского, проживавших в 48 дворах, вошли части улиц Большая Заверниха, Тулуновка, Тимофеевка, Пенза, Солдатская, часть Жировки и Устье. В приходе первой мечети остались части улиц Большой Красной, Жировки и близлежащие окрестности, в том числе Ягодная слобода.

Строитель мечети С.М. Аитов (1.02.1862 — 1922 г.) происходил из древнего татарского рода мурз и крупных предпринимателей. В 1892 году он продолжил семейное дело по торговле сырьем и пушниной в Казани, Сибири и Средней Азии. Ежегодный валовой доход одного только казанского коммерческого предприятия С.М. Аитова превышал 1 000 000 рублей. Соответственно высоким было и общественное положение предпринимателя. Он с начала 1890-х вплоть до 1917 года избирался гласным городской Думы, состоял почетным членом Казанского губернского попечительства детских приютов (1897—1917 гг.) и т. д.

Неутомимая общественная деятельность купца неоднократно поощрялась властями. 30 января 1897 года за содействие в проведении всеобщей переписи у татар его наградили темно-бронзовой медалью и 9 января 1898 года — золотой медалью с надписью «За усердие» на Станиславской ленте. За пожертвование в пользу неимущих предприниматель 4 июля 1913 года заслужил благодарность императрицы, 21 февраля 1913-го получил право ношения светло-бронзовой медали в память 300-летия царствования Дома Романовых.

Мечеть «Барудия», первая Пороховая мечеть, 1805 год

Высокое доверие, которое предприниматель заслужил в торговом сообществе, позволило ему активно работать в банковских структурах. Он являлся членом Учетно-ссудного комитета Казанского отделения Государственного банка по торгово-промышленным кредитам с 23.12.1898 года по 1917 год. За работу в КОГБ награжден 1 января 1904 года золотой медалью с надписью «За усердие» на Аннинской ленте, 1 января 1908-го — золотой медалью с надписью «За усердие» на Владимирской ленте, 1 января 1916-го — золотой медалью «За усердие» на Александровской ленте. Кроме того, он входил в правление казанского купеческого банка.

С.М. Аитов был женат на Фатихе Абдулвалеевне Яушевой (1866—1942 гг.), дочери троицкого купца-миллионера. Эта женщина известна в истории татарского народа тем, что в 1908 году создала в Казани первую национальную женскую гимназию. С.М. Аитов специально для этого учебного заведения отстроил прекрасное кирпичное здание и снабдил его всем необходимым. Вообще коммерсант придерживался довольно прогрессивных взглядов для своего времени. Он решительно выступал за реформу татарских медресе, участвовал в создании первой мусульманской политической партии в России «Союз мусульман», старался по мере возможности финансировать все передовые начинания в жизни нации. С.М. Аитов являлся также крупным благотворителем, не жалевшим денег на богоугодные дела. Поэтому он откликнулся на просьбу слободских мусульман о строительстве второй соборной мечети.

Главой прихода с 9 декабря 1898 года стал имам-хатип д. Малый Альдермыш Студеноключищенской волости Казанского уезда Абдулла Насретдинович Амирханов (род. 1 февраля 1871 г., по другим сведениям — 12 февраля 1870 г.). Он родился в д. Дюсюм в семье священнослужителя. Его отец Насретдин Сагадутдинов являлся указным муллой этой деревни с 7 сентября 1864 года. А родоначальником династии был дед — Рахметулла Амирханов, утвержденный в духовном звании еще 15 октября 1799 года.

Абдулла Амирханов, окончивший Апанаевское медресе, с 1894 года жил в стенах своего учебного заведения, дожидаясь вакансии городского муллы.

Обязанности муэдзина с правами имама исполнял крестьянин д. Студеные Ключи Казанского уезда Шигабутдин Ибрагимович Сайфуллин (род. 15 августа 1863 г.). Указ о его назначении датирован 9 декабря 1898 года. Оба священнослужителя получили образование в Апанаевском медресе. В 1916 году мулла второго прихода получал жалование 300 рублей, а муэдзин — 240 рублей в год.

В приходском мектебе обучались грамоте 45 шакирдов. Помимо муллы и азанчея, преподавание по звуковому методу в мектебе вел мугаллим Ибрагим Шамсутдинович Валеев, с оплатой 20 рублей ежемесячно. Сам Валеев являлся воспитанником медресе второго прихода Чистополя.

Мечеть была закрыта постановлением Президиума ТатЦИК от 11 сентября 1929 года. Впоследствии разобрана.

Бахтияр Измайлов, Радик Салихов, иллюстрации из книги «Адмиралтейская слобода»
ОбществоИстория
комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 15 янв
    Интересно.
    Спасибо автору и РВ.
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Хорошо что вспомнили
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Уже 300 лет? Пишите еще об Адмиралтейке!
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Опять такие интеллигентские татарские наезды на Ислам.
    Ответить
    Анонимно 15 янв
    где наезды? вполне корректно написано. и читать интересно
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Где вы увидели наезды? Скажите спасибо, что вообще вспомнили об этих священнослужителях и купцах, и написали о татарской слободе Бишбалта
    Ответить
    Анонимно 15 янв
    Каждый видит то, что хочет видеть.
    Ответить
  • Airat Faizrakhman 15 янв
    рәхмәт!
    вот только мечети, разве не в 80-е годы снесли? может быть остались очевидцы? На месте первой мечети сейчас, вроде пустырь
    Ответить
    Анонимно 15 янв
    историкам лучше знать
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Красиво написано, интересно читать
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Мне еще интересна история про мечеть в Кировском районе
    Ответить
    Анонимно 15 янв
    А как она называется?
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Эта бы статья, да за пару дней до моей сдачи экзамена по истории РТ...
    Ответить
    Анонимно 15 янв
    Как экз прошёл?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии