Новости

15:55 МСК
Все новости

​Заместитель главного судебного пристава Татарстана настаивает на «детекторе лжи»

Защита vip-фигуранта винит в хищении исполнительных производств представителя некоего влиятельного должника, якобы ранее работавшего в личной охране главы «Татфондбанка»

​Заместитель главного судебного пристава Татарстана настаивает на «детекторе лжи» Фото: Ирина Плотникова

Следком ищет доказательства причастности Сергея Плющего к вывозу на свалку неоконченных производств, а сам обвиняемый замглавы УФССП по РТ обвиняет следователя в бездействии и настаивает на очных ставках с ключевыми свидетелями и проверке их и самого себя на «детекторе лжи». О новых гранях дела vip-пристава — в судебном репортаже «Реального времени».

«Пропажа» обвиняемого и увольнительная для его жены

На заседание суда обвиняемый в превышении полномочий Сергей Плющий прибыл к 9 утра, однако в зал суда был приглашен лишь ближе к полудню. Уже с новыми защитниками — Сейраном Ахмедовым и Артемом Газизуллиным. Ордера последнего судья Эрик Хабибуллин в деле не обнаружил и попросил всех выйти из зала. Буквально через пять минут нужный документ нашелся, и процесс возобновился, но не успел судья огласить всех участников заседания, как заметил рядом с адвокатами пустое место: «А где у нас обвиняемый?» Тут отсутствие главного героя заметили и остальные.

Искать Плющего долго не пришлось — он не прятался, а просто увлекся разговором с женой в коридоре. Когда заседание началось в третий раз, адвокат Газизуллин попросил суд приобщить к делу ряд документов, в том числе уведомление от «Спурта» об увольнении из банка супруги обвиняемого в связи с отзывом лицензии. Муж под домашним арестом обеспечивать семью с двумя малолетними детьми не может, отметил адвокат.

Далее защита попросила приобщить ходатайство следователю об очных ставках между Плющим и «лицами, которые указали на его причастность к делу», а также о проведении психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа в отношении обвиняемого и этих свидетелей. Следователь в ходатайстве отказал. И адвокаты обвинили его в бездействии, подав жалобу в прокуратуру РТ. «Можно лишь догадываться, почему следствие не проводит этих действий на протяжении уже 2,5 месяца. Наверное, потому, что полученные доказательства могут не вписаться в обвинительную концепцию», — считает адвокат Газизуллин.

Сергей Плющий прибыл с новыми защитниками — Артемом Газизуллиным и Сейраном Ахмедовым. Фото Ирины Плотниковой

«Мера пресечения — это не изощренная форма давления»

За два месяца следствия новых эпизодов в деле замглавы УФССП по РТ не появилось. Все те же 60 фактов «необоснованного окончания исполнительных производств», которые, по версии следствия, инициировал Плющий, еще руководя Советским райотделом службы приставов в 2015—2016 годах. Напомним, одна из бывших сотрудниц отдела заявила, что начальник «ежедневно давал указания о прекращении 20 и более исполнительных производств» и она выполняла указание начальства, не проверяя — погашена ли задолженность.

Из выступления в суде следователя второго отдела по расследованию особо важных дел Вадима Максимова стало ясно, что история вывоза на свалку 9 октября 2016 года нескольких тысяч неоконченных дел Советского РОСП также изучается в рамках дела Плющего. Максимов просил продлить домашний арест обвиняемому до 15 ноября и сообщил, что в конце ноября расследование может быть завершено. Защитники, впрочем, уточнили, что последние следственные действия с самим Плющим проводились аж 21 июля.

Представитель прокуратуры РТ Ильнур Давлиев ходатайство следователя поддержал, защитники просили отказать, причем довольно эмоционально. «Уважаемый суд, мера пресечения — это не наказание следствием обвиняемого. Мера пресечения — это не изощренная форма психологического давления на обвиняемого», — констатировал Артем Газизуллин. Его коллега Сейран Ахмедов напомнил суду недавнее поручение Путина на фоне «беспредела следствия» — проработать механизм освобождения из-под стражи лиц, в отношении которых не проводятся следственные действия. Правда, адвокат забыл уточнить, что поручение касалось только подследственных предпринимателей, причем реально находящихся в СИЗО.

История вывоза на свалку 9 октября 2016 года нескольких тысяч неоконченных дел Советского РОСП также изучается в рамках дела Плющего. Фото evening-kazan.ru

Плющий: «Мне обещали прекратить дело за деятельным раскаянием»

Сам обвиняемый в суде держался довольно спокойно. Свое привлечение к уголовной ответственности он считает незаконным. Говорит, что с момента возбуждения дела в отношении неустановленных лиц 15 марта и своего задержания до 19 июля допрашивался не раз. И пояснял, что предъявленные на обозрение исполнительные производства (ИП) на самом деле не окончены: «В них находятся болванки [документов] об окончании. С печатью, согласен. Но нет подписей должностных лиц, соответственно, эти постановления не имеют юридической основы».

По мнению Сергея Плющего, прокурорская проверка проводилась так, что «ни одного ИП помощник прокурора в руки не взял», а вместо этого знакомился с описью этих производств, и именно в них усмотрел признаки преступления. «Вынесли постановление по ст. 37 УПК и заставили Следком возбудить дело», — считает он.

Поначалу раздувать это дело в Следкоме не хотели, уверяет Плющий: «20 июля в присутствии моего защитника Яхиной следователь предлагал признать вину по части 1 статьи 286 (превышение должностных полномочий), после чего обещал перейти на 293-ю (халатность) и прекратить [дело] за деятельным раскаянием. Я отказался, и он незамедлительно мне предъявил обвинение по пункту «в» части 3 статьи 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий), и после этого меня повезли на арест...»

О давлении на свидетелей и «продажном приставе»

Далее vip-пристав прошелся по исполнительным производствам, которые фигурируют в его уголовном деле. Упрекнул следователя в том, что тот вот уже полгода не возвращает несколько дел приставам, а те, в свою очередь, не могут исполнить решение суда. Упомянув еще одно ИП, Плющий отметил, что производство вела пристав Марусина, которая уволилась еще в 2013 году и никогда не работала с принятыми на работу в 2015-м приставами Бабаевой, Гиннатуллиной и Мустафиной — главными свидетелями обвинения, давшими показания, что начальник Плющий «дал незаконные указания окончить эти производства».

— Гиннатуллина, Мустафина и Бабаева — это матери, у которых по двое несовершеннолетних. И потом я докажу все равно, что на них было давление, чтобы они дали эти показания, — заявил обвиняемый.


Судья оставил vip-пристава под домашним арестом еще на два месяца. Фото Ирины Плотниковой

Еще по двум ИП, если верить обвиняемому, были реально взысканы денежные средства, и это подтверждает некая справка из Пенсионного фонда. «Но это вменяется мне. Как будто бы я дал незаконное указание их окончить! Как так получается, я не понимаю, — рассуждает Сергей Плющий. — Меня слушать никто не хочет. Но зато слушают свидетелей. Например, таких, которые сами являются должниками — по 2 млн долгов, и судебного пристава, который продался этим должникам… И сфальсифицировали документы — до сих пор уголовное дело никто не возбудил! И почему-то Максимов, такой честный, этот материал себе не забрал. Этот материл в отношении Федотовой, той же самой, вернули на доработку...»

Следователь в суде на выпады обвиняемого отвечать не стал. А адвокаты Плющего добавили масла в огонь. По словам Сейрана Ахмедова, к хищению исполнительных производств причастны пристав и представитель некоего влиятельного должника, ранее работавшего в личной охране главы «Татфондбанка» Роберта Мусина. Якобы в интересах охранника пристав сфальсифицировала материалы дела, сократив размер долга с 400 тысяч до 400 рублей. «А потом они же захотели скомпрометировать приставов и похитили дела в отделе, после чего вышли на прокурорских», — рассказал адвокат. По его словам, фигурирующие в уголовном деле Плющего материалы не имеют никакого отношения к тем, что реально вывозились на свалку, — «там грязная бумага, а эти все чистенькие, новенькие».

Озвученные в зале суда аргументы председательствующего Эрика Хабибуллина не убедили. Он оставил vip-пристава под домашним арестом еще на два месяца.

Ирина Плотникова
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 14 сент
    Конца края нет этим историям
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Уже давно Ильясову, как офицеру, надо уйти в отставку. А он все держится за место...
    Ответить
    Анонимно 14 сент
    Ильясов еще вам всем фору даст. Какая отставка , он еще молодой .
    Ответить
    Анонимно 15 сент
    Господин Ильясов тоже оказывается реальное время читает.
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Детектор не поможет
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Надо было соглашаться на прекращения дела!
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    один раз признаешься - все. навешают, не отмоешься
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    А сейчас можно подумать он отмоется. Смешно. Они его теперь до конца давить будут. Тем более рассказав об этом публично он показал свою недоговороспособность. Теперь они тоже пойдут до конца и поверьте статью они ему найдут. А так согласился бы. Они ведь проведя переквалификацию дела, на себя ведь это возьмут. И с прокуратурой они бы этот вопрос согласовали и он бы по тихому ушел бы в отставку. А так, будет всю жизнь доказывать что он не верблюд, как Белых и Улюкаев.
    Ответить
  • Анонимно 14 сент
    Не касаясь этого случая, в котором многое не ясно, очень печально, что в нашей стране невиновным проще признаться в преступлении
    Ответить
    Анонимно 15 сент
    Полностью согласен
    Ответить
  • Анонимно 15 сент
    Как человек за должность свою держится. Видимо хлебная должность.
    Ответить
  • Анонимно 15 сент
    Серега держись!!!
    Ответить
  • Анонимно 15 сент
    Сергей Станиславович! Сил и терпения, идите до конца. Я знаю, что Вы честный человек!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии