Новости

13:55 МСК
Все новости

Отстранить нельзя помиловать: «генералы» Казанского порохового завода прогуляли свой суд

Ростехнадзор ищет виновных за декабрьский взрыв и требует дисквалификации топ-менеджеров, а оборонщики нашли крайнюю

Отстранить нельзя помиловать: «генералы» Казанского порохового завода прогуляли свой суд Фото: Максим Платонов

В Казани стартовал судебный процесс по дисквалификации шестерых «генералов» Казанского порохового завода. На этом административном наказании настаивает Приволжское управления Ростехнадзора. Его сотрудники лишь за два последних года выявили на пороховом 397 нарушений промышленной безопасности — рекорд среди предприятий РТ. При этом за 8 лет там же произошло 9 аварий с погибшими. В суде выяснилось, насколько серьезно относятся к претензиям Ростехнадзора менеджеры порохового: пятеро из них просто не явились на заседания. На суде побывал и корреспондент «Реального времени»

Пороховщиков судят за декабрьский взрыв

Кто виноват и что с ними делать, а если говорить канцелярским языком, «вопрос о мерах ответственности топ-менеджеров Порохового завода за небезопасность» рассматривается на уровне мирового суда, в участке по Кировскому району.

С учетом загрузки суда на каждое административное дело, включая протоколы в отношении шести топ-менеджеров порохового завода, 16 мая было отведено всего-то 15 минут. Всем рулевым оборонного предприятия вменяется правонарушение по ст. 9.1 КоАП РФ — нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов. И всех шестерых Ростехнадзор считает нужным отстранить от работы сроком до года.

Первым в судебном расписании значился директор по промышленной безопасности и спецрежиму предприятия Ильгам Ахмадуллин, далее — начальник цеха №5 Александр Зайцев, первый замгендиректора — директор по производственно-коммерческим вопросам Ильдус Самитов, главный технолог Александр Бобровник, заместитель гендиректора — главный инженер Виталий Борбузанов и бывший коммерческий директор, а ныне директор по производству Евгений Лапидус.

Дисквалификации Халила Гиниятова Ростехнадзор не требует. Фото Олега Тихонова

Дисквалификации гендиректора Казанского порохового завода Халила Гиниятова Ростехнадзор не требует. К слову, за него заступался президент республики.

В суд представлены материалы проверки надзорного ведомства по взрыву с обрушением здания цеха хранения спецпродукции, который произошел еще 21 декабря 2016 года. Тогда погибла 26-летняя женщина — обломком стены ей придавило голову. Ее 28-летняя коллега попала в реанимацию горбольницы №7 с переломами обеих ног и повреждением внутренних органов, еще одна работница предприятия получила менее серьезные травмы.

На момент того ЧП обязанности гендиректора завода исполнял первый зам Самитов. Кстати, только он и его коллега Бобровник ранее не привлекались к административной ответственности по линии ведомства Бориса Петрова.

О более позднем, мартовском пожаре на заводе и смерти начальника караула специальной пожарно-спасательной части №35 Эдуарда Илларионова в материалах судебного дела вообще не упоминается — административное расследование этой трагедии еще не завершено. Впрочем, в Ростехнадзоре не скрывают: «детонатором» послужила череда ЧП на закрытом предприятии. Последним было отравление газом одной из сотрудниц 18 апреля.

О более позднем, мартовском пожаре на заводе и смерти начальника караула специальной пожарно-спасательной части №35 Эдуарда Илларионова в материалах судебного дела вообще не упоминается. Фото Олега Тихонова

Прецедент с оправдательным приговором

Без вызова на суд пришла директор по правовым вопросам Казанского порохового Лариса Максудова — ей поручили защищать коллег. Вместе с Максудовой пришел и первый из привлекаемых к ответственности — главный по промбезопасности Ильгам Ахмадуллин. Он держался в суде уверенно, от комментариев нашему изданию относительно претензий в свой адрес отказался. Другие обвиняемые с порохового в суд просто не пришли.

Ростехнадзор направил для участия в процессе сразу троих сотрудников. Хотя в основном доводы ведомства озвучивал начальник межрегионального отдела по надзору за взрывопожароопасными объектами общепромышленного и химического комплекса Радик Садеков. Согласно административному протоколу в отношении Ахмадуллина, итогом «расследования технического инцидента 21 декабря 2016 года» стал вывод: этот руководитель не обеспечил безопасность производственного объекта, не осуществив в полной мере контроль за состоянием оборудования. А в результате, по мнению Ростехнадзора, нарушил и административный кодекс, и федеральный закон о промбезопасности опасных производственных объектов.

Защитник Лариса Максудова в ответ на обвинения заявила: в протоколе нет конкретики, в чем же все-таки виноват ее подзащитный? По ее словам, в должностные обязанности Ахмадуллина не входит непосредственная проверка работоспособности аппарата Тарасова, в эксплуатации которого Ростехнадзор и нашел проблемы. Нет у директора по промбезопасности и необходимости лично наблюдать за технологическим процессом, для этого есть начальник участка и мастер. Да это и физически невозможно, ведь на территории завода более 500 (!) производственных зданий, сообщила защитница.

Из ее дальнейшего выступления стало ясно, почему заводское начальство протоколами не напугать. Максудова представила материалы аналогичного, с ее точки зрения, дела о трагедии 2008 года.

По словам Максудовой, в должностные обязанности Ахмадуллина не входит непосредственная проверка работоспособности аппарата Тарасова, в эксплуатации которого Ростехнадзор и нашел проблемы. Фото soyuzhm.ru

— У нас тогда также погиб человек, был также акт технического расследования, при этом начальника цеха обвинили в том, что он должным образом не обеспечил и не проконтролировал технологический процесс, — рассказала директор по правовым вопросам. — Так вот, когда выносился оправдательный приговор (в 2013 году — прим. ред.), суд четко написал: так как в цеху находится более 300 зданий, в каждом из которых ведется технологический процесс, то начальник цеха не имеет возможности и не обязан присутствовать во время проведения технологического процесса.

О том, что при том взрыве в 2008-м на казанском пороховом погибли семь человек, включая четверых студентов-практикантов, Максудова даже не упомянула.

Статистика в сторону ухудшения

В свою очередь представитель Ростехнадзора Радик Садеков привел суду общую информацию по фактам аварий на Пороховом заводе. Причины которых очевидны: износ основного технологического оборудования на заводе в среднем составляет 90%.

— За период с 2008-го по 2016 год там произошло семь аварийных ситуаций с 19 пострадавшими, из которых девять — со смертельным исходом. С 2013-го по 2016-й произошло шесть аварий и пострадали пять человек. За 2015—2016 годы — четыре аварии. То есть у нас есть тенденция по увеличению количества аварий на единицу времени, — подчеркнул Садеков.

При этом лишь в 2015—2016 годах федеральным ведомством выявлено 397 нарушений требований промышленной безопасности на данном предприятии. Сам завод как юрлицо за последние три года 13 раз привлекался к административной ответственности, в том числе девять раз выносились постановления о приостановлении деятельности по эксплуатации. 64 протокола за тот же период были составлены и на должностных лиц предприятия. Общий размер штрафов за эти нарушения, по словам Садекова, составил около 2 млн рублей.

«За 2015—2016 годы — четыре аварии. То есть у нас есть тенденция по увеличению количества аварий на единицу времени», — подчеркнул Садеков. Фото Олега Тихонова

Слово обвиняемому в правонарушении Ильгаму Ахмадуллину мировой судья Эльмира Зиганшина предоставлять не стала. Но время от времени он сам встревал в спор между своей защитницей и представителем Ростехнадзора, в частности, вспоминал все тот же аппарат Тарасова, применяемый для смешивания различных порохов. Неправильная эксплуатация этого оборудования, по версии Следкома по РТ, могла привести к взрыву в декабре 2016-го. Ведь, по инструкции, аппарат весом под 100 кг должны были установить строго горизонтально и с места на место не двигать, но в день ЧП его вручную поднимали и переставляли пять женщин — освобождали место для мешков с продукцией.

Расследование уголовного дела показало, что ножки у секретного аппарата были гнутые — видно, перестановка была обычным делом, и для устойчивости работницы подкладывали под ножки свернутый мешок из парусины. Следователи предполагают, что 21 декабря поставили прибор на парусину так резко, что ножка выбила искру, мешок загорелся, а потом сдетонировала и «спецпродукция». Ахмадуллин же в мировом суде уверял, что аппарат был совершенно исправен и пригоден к эксплуатации.

Виновна одна начальница участка?

Решения по административному делу главного безопасника порохового завода суд так и не вынес. Заседание было отложено после того, как защита обнародовала информацию, что Следком решает вопрос о предъявлении обвинения начальнику участка цеха Нурание Файзуллиной. Напомним, после декабрьского взрыва Файзуллину и контролера ОТК Екатерину Кожатову заподозрили в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах в рамках уголовного дела.

Суд принял решение дождаться поступления седьмого протокола Ростехнадзора. Фото tatarstan.vsedomarossii.ru

Еще пять протоколов с требованием дисквалификации топ-менеджеров порохового завода суд рассматривал без участия обвиняемых. Причем судья почему-то даже не стала уточнять причины их неявки. Аргументы Ростехнадзора были те же — руководящие работники имели реальную возможность не допустить аварии, но не сделали этого. А значит, должны понести ответственности за трагедию. Судья упрекнула Ростехнадзор и в абстрактности предъявленных обвинений и несколько раз, вслед за адвокатом, потребовала уточнить, о каких конкретно нарушениях идет речь. В итоге рассмотрение этих дел также было решено отложить.

Как выяснилось, Ростехнадзор подготовил протокол об административной дисквалификации Файзуллиной, но в суд его не направил, поскольку не смог известить обвиняемую в правонарушении — письмо на ее домашний адрес вернулось обратно как невостребованное. Суд же принял решение дождаться поступления именно этого — седьмого протокола Ростехнадзора. А также предоставления стороной защиты документов в подтверждение их доводов, что аппарат Тарасова — лишь «вспомогательный инвентарь», и проведение его регулярной технической экспертизы не нужно. У представителей Ростехнадзора — иное мнение. Они в суде заявили, что аппарат Тарасова из взорванного здания цеха не соответствовал требованиям безопасности, но его продолжали использовать.

Мария Горожанинова, Ирина Плотникова
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 17 мая
    главное стрелочника найти...
    люди гибнут со устрашающей тенденцией, а начальники "не имеют возможности и не обязаны".
    за что тогда зарплаты получают, что они обязаны и могут?
    каждый должен отвечать за свое.
    эти не могут наладить нормальной и безопасной работы - пусть ищут другие должности
    Ответить
    Анонимно 17 мая
    Это законообразное правосудие..... Для формальности.... Люди не в счёт.
    Ответить
  • Анонимно 17 мая
    Да, очень похоже на имитацию действий со стороны Ростехнадзора...
    Ответить
  • Анонимно 17 мая
    отложили в долгий ящик
    Ответить
  • Анонимно 17 мая
    Столько нарушений 0_о позорище
    Ответить
  • Анонимно 17 мая
    видимо, не боятся, что им что-то будет. договорились?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии