Новости раздела

Римзиль Валеев: «Когда проводили Сабантуй в Саранске, Меркушкин выглядел, как вождь своей республики»

Экс-директор радио «Азатлык» прокомментировал слухи о готовящейся отставке самарского губернатора

Накануне стало известно о том, что губернатор Самарской области Николай Меркушкин, который ранее возглавлял Республику Мордовию, в ближайшее время может уйти в отставку. Об этом журналистам сообщили некие «источники, близкие к администрации президента РФ». «Реальное время» связалось с экс-директором радио «Азатлык» в Казани Римзилем Валеевым, который прокомментировал возможную причину готовящейся отставки Меркушкина, рассказал, почему его переход в Самару мог стать не самым удачным решением и чем политик запомнился жителям Мордовии за 18 лет работы.

«Возможно, планировалось, что Меркушкин «поднимет» Самару, использует свой мордовский опыт, но...»

— Римзиль Салихович, в связи с распространившимися слухами об отставке Николая Меркушкина, хочу попросить вас рассказать об этой политической фигуре. И чем, на ваш взгляд, он запомнился в Мордовии?

— Я могу сказать только то, что я его знаю как довольно креативного руководителя Мордовии. Он позитивно смотрелся в республике. Сразу вспоминается федеральный Сабантуй в Саранске, который в свое время провели Всемирный конгресс татар и Федеральная автономия. Хотя, ситуацию там тоже нельзя назвать простой: в Мордовии есть мокша и эрзя, и необходимо, чтобы соблюдалась справедливость, чтобы был баланс. Наши татары, кстати, ничего плохого о нем не говорили, и с Татарстаном были неплохие отношения. Я думаю, там, как и везде, были и довольные, и недовольные.

Он перешел в другой регион уже зрелым, «тяжеловесом», но в Самаре все-таки своя экономика, иные планы и бизнес, и видимо, не пошло. Я не удивлен этому. Самара — очень продвинутый регион в смысле рыночных принципов. Я даже помню, что в одно время самолеты из Франкфурта садились сначала в Самаре, поскольку бизнесменов, иностранных пассажиров туда летело больше, чем даже в Казань. Но, к сожалению, у Самары тоже есть свои проблемы — и в социалке, и в экономике. Я наблюдал то, что вызывало тревогу. Возможно, планировалось, что Меркушкин «поднимет» Самару, использует свой мордовский опыт, но, по всей видимости, не пошло.

«Я знаю только то, что он был главой республики Мордовия и имел достаточный опыт. Все-таки, если Владимир Путин перевел его в Самару, то это говорит о нем, как о сильном руководителе. Но, повторюсь: не пошло». Фото kremlin.ru

— По данным СМИ, отставка Меркушкина может быть связана с его конфликтом с руководителем «Ростеха» Сергеем Чемезовым, который якобы способствовал его назначению на должность. Как вы относитесь к этой версии?

— Я не знаю о том, кому и кем он приходится, так что не могу прокомментировать это. Я знаю только то, что он был главой Республики Мордовии и имел достаточный опыт. Все-таки, если Владимир Путин перевел его в Самару, то это говорит о нем, как о сильном руководителе. Но, повторюсь: не пошло.

Вообще, мое личное мнение таково: горизонтальные перемещения еще советских времен, когда любого чиновника, в любой день могли переставить в любой регион, не особо срабатывали. Со своим уставом в чужой монастырь заходить непросто. Есть вероятность, что он сожалеет, что он вообще туда поехал.

«Он потерял много своего после ухода в другой регион. И это печально»

— Римзиль Салихович, вы назвали Меркушкина «тяжеловесом», сильным руководителем…

— Я не скажу «сильным», но крепким. Мы знаем, что Мордовия достаточно своеобразная республика. Несмотря на то, что народ в основном ее знает по исправительным учреждениям, там была оборонка, и республика с ней справлялась. Плюс, с точки зрения культуры, это очень интересная республика. Получается, что Меркушкин потерял много своего, после ухода в другой регион. И это печально.

— А в чем проявлялась его креативность?

— Когда проводили федеральный Сабантуй в Саранске, он демонстрировал позитивное отношение к Татарстану, к татарам (татары в Мордовии живут в немаленьком количестве, и они имеют свои корни), к тем народам, которые там живут. Знаете, тогда я обратил внимание на то, что он, Меркушкин, выглядел, как вождь своей республики. Хотя какие-то типичные элементы постсоветской клановости или коррупции могли там быть (мы-то откуда знаем), но ведь нет идеальных примеров.

В большинстве регионов на любого руководителя района или города можно компромат накопать… Возможно, после Мордовии, в Самаре, Меркушкин вступил в конфликт с местными элитами и структурами. Это исключительно мое личное предположение.

— То есть, татары с Николаем Меркушкиным дружили?

— Да, большинство. Была часть татар, которая не особо дружила, но он из татар выдвигал неоднократно кандидатуры в Верховный совет, в правительство, в руководство районов. Он понимал роль татар и вел с ними диалог.

«Чего пристали к платкам? Как будто это косвенный признак экстремизма»

— Не могу вас не спросить: на ваш взгляд, почему в Мордовии платки «обижают»?

— Не только в Мордовии, но и в Пензенской, Нижегородской областях довольно крепкие религиозные традиции, есть религиозные анклавы мусульманские. Все они держатся вместе. А демонстрирование религиозности не всем нравится, тем более зачем-то эту тему смешивают с боевиками, которые уезжают воевать. Не знаю, есть ли прямая связь, но мне кажется, что эту межконфессиональную конфронтацию нельзя допускать ни по внешнему виду, ни по каким-то брошюрам. Это лишь стимулирует возникновение новых конфликтов и, может быть, радикально настроенных людей. Не должно быть какого-то нездорового влияния и не должно быть исламофобии.

Если какие-то радикальные фанатики, завербованные, переубежденные, отправляются на ту сторону, то пусть ими занимаются соответствующие службы, а решение идеологических вопросов силовым способом приносит лишь обратный результат. Особенно по платкам. Чего пристали к платкам? Как будто это косвенный признак экстремизма.

«Не только в Мордовии, но и в Пензенской, Нижегородской областях довольно крепкие религиозные традиции, есть религиозные анклавы мусульманские. Все они держатся вместе. А демонстрирование религиозности не всем нравится». Фото vk.com

Мы знаем кучу случаев, когда экстремизм и терроризм имели другие религиозные признаки. Самая благополучная страна в мире, первое место в рейтинге счастья — Норвегия. Именно там появился Брейвик, который расстрелял более 70 человек, именно там высокий процент самоубийств. Это уже другая тема, но это факт.

— Римзиль Салихович, в начале нашего разговора вы упомянули эрзя или мокша. Не могли бы вы чуть подробнее о них рассказать?

— Существуют два мордовских диалекта. Это разные языки, а точнее, этнические группы, но проблем между ними нет. Заметьте, мы говорим «мордовский язык», но нет такого языка. Есть мокшанский и эрзянский. На мой взгляд, могли возникать проблемы среди отдельных представителей только. Но я не буду обсуждать, какую сторону больше или меньше приветствовал Меркушкин (блогеры утверждают, что бывший глава Мордовии принадлежал к группе мокша. — прим. ред.). Тем более, что это уже не актуально.

В Мордовии надо было и интересы татар соблюсти, и мокша, и эрзя. Даже если одна из сторон могла выглядеть доминирующей, все равно обеспечивалось равенство и баланс. О проблемах во взаимоотношениях в Мордовии я не слышал тогда. Вообще, отношение населения к возможной социальной несправедливости или коррупции очень чуткое, так что тщательно отслеживалось, чтобы один народ не захватил «верхушки» или собственность, или фирмы.

Лина Саримова

Подписывайтесь на телеграм-канал, группу «ВКонтакте» и страницу в «Одноклассниках» «Реального времени». Ежедневные видео на Rutube, «Дзене» и Youtube.

Новости партнеров