Новости

09:10 МСК
Все новости

В Мекку на велосипеде: «Никакой усталости не было, на второй неделе рекорд — 189 км за день»

Татарстанский велопаломник о том, как не замерзнуть в высокогорье, преодолеть пустыню на одном дыхании и избежать искушения богатством арабских шейхов

В Мекку на велосипеде: «Никакой усталости не было, на второй неделе рекорд — 189 км за день»

В прошлом году два друга отправились в хадж из Татарстана необычным и даже экстремальным способом — один на велосипеде, второй на скутере. Путешествие мусульман заняло четыре месяца. О том, какие приключения ждали казанцев, рассказал в интервью корреспонденту «Реального времени» инициатор велохаджа Булат Насыбуллин. Молодой хаджий поведал, в какие запутанные истории попадали паломники и как из них выкручивались, как он устоял перед турецко-арабскими соблазнами, а также о бюрократах, мошенниках, бандитах и невероятных чудесах.

Шейх благословил

— Булат, как пришла идея отправиться в хадж на велосипеде?

— Эта мысль возникла у меня в 14—15 лет. Сейчас мне 24, то есть 10 лет вынашивал идею. Три года назад об этом желании я, когда был в Турции, рассказал одному турецкому шейху — Мухаммаду Ибрагиму. Только я поделился своей мечтой, он мне ответил: «Тебе нужно увидеть пророка Мухаммада». Я спросил: «Как это сделать?». Тот пообещал научить. Начал будить меня на тахаджуд (ночной дополнительный намаз, — прим. ред.), просил читать определенные салаваты (восхваления Аллаха и пророка, — прим. ред.). Но пока я там находился, пророка не видел.

Потом, приехав в Казань, утром в пятницу увидел его во сне. После этого начал подготовку к хаджу. Два года назад нам не разрешили выехать. А в том году в марте приехал шейх в Казань, подарил триммер (бритва) и сказал: «Он же тебе понадобится в хадже». Он уехал, и я решился.

— Шейх Мухаммад Ибрагим — это что за шейх? Муршид (наставник, — прим. ред.) какого-то тариката (суфийских направлений, — прим. ред.)?

— У него было очень много шейхов. Сам он является шейхом нескольких тарикатов: накшибандийского, кадирийского, шазилийского. У него более 12 духовных наставников и более 20 учителей. Сам является потомком пророка Мухаммада. Его жена — тоже из рода потомков пророка. Его тесть был его шейхом.

Эта мысль возникла у меня в 1415 лет. Сейчас мне 24, то есть 10 лет вынашивал идею

«Ты ж еще молодой. Грехи накопишь потом поедешь»

— Как пролегал маршрут? И какие трудности предостерегали тебя на твоем пути?

— Было два выбора. Один маршрут пролегал через Иран, второй — через Турцию. Но поскольку после принятия решения у меня оставался лишь месяц, нужно было оформлять визы и много других документов, то выбрал Турцию, так как туда виза не нужна, нужно лишь на хадж оформлять документы.

Выехали за три месяца до хаджа. Весь маршрут был просчитан. Сначала хотели заехать сразу в Грузию, но там дорога была завалена. Поэтому поехали в Дагестан, оттуда попали в Азербайджан, заехали в Баку. Потом в Грузию через Боржоми, хотя изначально хотели через Батуми. А дальше двинулись в Турцию. Там в то время происходили политические события — попытка государственного переворота. Если бы поехали через Батуми, то границы бы закрыли и нас не выпустили. Проехали всю Турцию — через террористически опасные территории. Но по пути из России вплоть до Кипра у нас никаких проблем не было.

На пароме перебрались на Северный Кипр. Там начались проблемы с банковской картой: почему-то в течение недели не могли снять деньги и не могли оттуда выехать. Через неделю карту разблокировали, купили билет до Каира (с пересадкой, поскольку Северный Кипр не контактирует с другими странами, кроме Турции).

В Египте сейчас установлен военный режим после того, как генерал Сиси захватил власть. Там нам запретили передвигаться на велосипедах. Даже на автобусе невозможно добраться до Шарм-эш-Шейха, для этого нужно обязательно иметь турпутевку, страховку и соответствовать еще разным условиям. Пришлось сесть в самолет, долететь до Шарм-эш-Шейха. Оттуда заказали такси, нашли специального человека, у которого было какое-то специальное разрешение. С ним мы проехали множество блок-постов, доехали до порта Нувейбы. Далее поплыли в свободную экономическую зону Акабу (Иордания). И там все началось…

В Акабе нам поставили визу, уже хотели выйти, как за нами прибежал один сотрудник таможни и говорит, чтоб подождали пять минут, которые превратились в три часа. В конце концов, вышли к нам таможенники и сказали, что будем депортированы. Спрашиваем, почему? Они отвечают по-арабски, что английский якобы не понимают. Хотя раньше мы на английском общались. Нас посадили обратно на паром и депортировали в Египет.

Я просто зашел к начальнику таможни, с ним посидели, пили чай. Я рассказал о нашей поездке. Тот начал меня уговаривать: «Ты же еще молодой, у нас только старики ездят в хадж. Грехи накопишь потом поедешь»

Вернулись в Каир тайком, пришлось вызывать специального человека, который смог провезти нас по всем этим постам без проверок. В это время хадж-операторы России перестали принимать документы на хадж. Что делать? Начал всех обзванивать. Я нашел одного человека из Дагестана, который попросил подождать до вечера, может быть, сможет что-то сделать. Звонит он мне вечером и говорит, что нам сделает путевки, последнюю партию документов один человек везет из Дагестана в Москву, и наши документы могут тоже добавить. Для этого нужно отправить свои паспорта. Но в Египте военное положение, и знакомые предупредили: если нас поймают за передачей паспорта, то посадят за контрабанду. Если при проверке у нас не обнаружат паспорта, то как шпиона посадят на 15 лет. На следующее утро дагестанец говорит: «Если не привезете документы, то не успеете». Своего спутника Марата я отправил в деревню в пустыне, чтобы полицейские его случайно не нашли. Сам я взял его паспорт, надежно спрятал, чтоб не нашли в аэропорту (потому что могут посчитать за контрабанду) и полетел в Москву.

В Москве ночью встретил того человека из Дагестана, отдал ему паспорта, заплатил аванс. Вначале, до того, как я приехал, предполагалось (так договаривались с людьми), что мы сделаем визу бесплатно или хотя бы недорого, можно было заплатить через неделю. Деньги после всех издержек почти заканчивались. Но тот человек говорит: «Если не заплатите сегодня или завтра до девяти утра, то ваши паспорта сдавать не буду. И я вас не знаю». А я четвертую ночь не сплю после депортации, из-за визы не можем попасть. Сижу в кафе «24 часа», не знаю, что делать. Кому звонить в час ночи? Тем более никто не знает, что я в Москве. Написал я своему шейху, что я в плохом положении. Его ответ меня удивил: «Делай зикр (поминание Бога, — прим. ред.)». Я всю ночь делал зикр, не зная, как быть. Наутро начал звонить этим людям, с кем договаривался, никто трубку не берет. Марат предположил, что я попался каким-нибудь мошенникам. Начал везде звонить, в том числе знакомым в Дагестан. Начали пробивать этого человека: тот зачем-то неправильно указал наши имена, дал недостоверную информацию. На звонки он не отвечал, ответил лишь через WhatsApp, но разговаривал очень грубо и в конце заявил, что визы не будет нам делать.

Я уже поверил, что нарвался на мошенников, думал, что в хадж в этом году не попадем. Теперь надо было думать, как Марата вызволять из Египта, у меня его паспорт. Если его поймают, то на 15 лет упрячут. В итоге вышел на диаспору из Дагестана. Тот мужчина, с кем общались, оказался простым человеком, невоспитанным балаболом, который не умеет общаться с клиентами. Старейшина из Дагестана до него дозвонился. Тот сдал за свои деньги наши паспорта, позвал меня, извинился, скидку хорошую сделал. У меня остались деньги на билет в Каир. Потом мне сняли номер в московском отеле. Я четыре ночи не спал. Как зашел в номер, сразу упал и проспал 28 часов. Как проснулся, понял, что все хорошо. Через три дня визы нам сделали. Получив их, я полетел в Каир.

Опять-таки попали в Иордании. Нам снова сказали подождать пять минут, они превратились в два часа. Мы многое пережили (я не все рассказал, лишь самое трудное) и не знали, что нам делать. Мы были согласны на все: если не получится, то обратно полетим. Я просто зашел к начальнику таможни, с ним посидели, пили чай. Я рассказал о нашей поездке. Тот начал меня уговаривать: «Ты же еще молодой, у нас только старики ездят в хадж. Грехи накопишь — потом поедешь». Я ему хорошенько объяснил. Он попросил дать ему 15 минут. Потом выходит и говорит: «Есть два пути. Первый: вас беспричинно депортируют. Второй: вызываю одного человека, и он тайно вас провезет и оставит на границе с Саудовской Аравией».

Если ты приезжаешь через какое-то турагентство, которое отвечает за твою безопасность, то проблем вообще никаких не должно быть. А мы приезжали дикарем, индивидуально. Возможно, из-за этого все

А водитель бандит

— Почему вас беспричинно хотели депортировать?

— Нам сказали, что раз Россия бомбила территории в Сирии, приезжие сирийцы или еще кто-то совершали нападения на русских. Наверное, этого боялись. Если ты приезжаешь через какое-то турагентство, которое отвечает за твою безопасность, то проблем вообще никаких не должно быть. А мы приезжали дикарем, индивидуально. Возможно, из-за этого все.

Он вызвал какого-то непонятного человека. Мы вышли через черный ход. Там стоял большой джип. Мы туда закинули все свои вещи. Сам человек был какой-то странный: весь в шрамах, похож на какого-то бандита (как потом оказалось, что бандит). Мы поехали. По пути делали видео, отправляли в группу в WhatsApp. Доехали до границы, тот почему-то зарегистрировал свою машину на нас, тайно, с нами не посоветовавшись. По закону мы обязаны с ним проехать с ним до Мекки и Медины на этом транспортном средстве. И этот человек пошел на шантаж: «Или со мной едете или я вас отвожу в порт, и вас депортируют». У нас другого выхода не было. У нас была только наземная виза, а воздушной не было, то есть долететь мы бы все равно не смогли бы. Пришлось ему заплатить более 850 долларов. Осталось 15 км до Медины, как нашу машину и другие автомобили остановили, паспорта забрали. Нам сказали, что дорога для индивидуальных паломников с этого времени закрыта. Полтора часа сидим, не знаем, что делать. Через столько препятствий прошли, хотелось бы завершить. Тот человек говорит: «Подождем час. Если ничего не произойдет, то я вас отвожу в порт и сдаю вас». Очень трудно было.

Тут начался сильный ливень. До этого в дождь мы попадали только один раз — в Грузии. А тут среди пустыни — ливень. Я от безысходности вышел, воздал руки к нему и взмолился: «О, Аллах, я грешен. Смой этим дождем мои грехи и разреши войти в священную Мекку». Сажусь в машину, через несколько секунд прибегает полицейский, отдает нам паспорта, водителю — права: мол, извините, неправильно поняли информацию. И все машины пропустили.

Приехали. Очень многие люди в Медине знали, что мы должны приехать. Три года назад я совершал там умру — малый хадж, и уже с некоторыми был знаком. К тому же там жили ученики шейха, которые ждали нас. Мы приехали, отдохнули. Остался последний отрезок из Медины в Мекку, который обязательно должен был преодолеть на велосипеде. Марату мы не смогли найти скутер, пришлось оставить его транспорт еще в Конье (город в Турции, — прим. ред.), потому что транспортировка была дорогая, дешевле купить новый. Но в Медине скутер невозможно было ни арендовать, ни купить, так как не пользуется популярностью. Своего друга я отправил автобусом, это было нелегко. На велосипеде тоже невозможно перемещаться без разрешения. Тогда написали письмо губернатору Медины. Вечером он меня пригласил на прием и первым делом он сделал со мной селфи — они вообще помешаны на соцсетях. Потом он приказ написал, чтоб разрешили мне проехать до Мекки и обеспечили сопровождение и безопасность.

Очень многие люди в Медине знали, что мы должны приехать. Три года назад я совершал там умру малый хадж, и уже с некоторыми был знаком. К тому же там жили ученики шейха, которые ждали нас. Мы приехали, отдохнули. Остался последний отрезок из Медины в Мекку, который обязательно должен был преодолеть на велосипеде

Последний отрезок самый трудный

— С губернатором тоже по-английски общались?

— Да. У них все чиновники хорошо знают английский. Простые люди вообще ничего не знают, но госслужащие любого уровня свободно общаются по-английски.

Что примечательно, в течение своего пути я ни разу не болел. Даже когда по Турции ехал, там высота — 3 тыс. метров над уровнем моря, летом вода замерзает. Вот едешь ночью, навстречу холодный ветер. У тебя энергия просто заканчивается, и ты просто падаешь на асфальт. В последнюю секунду думаешь: завтра не проснешься, умрешь от обморожения. Три часа поспишь, просыпаешься теплый, полный энергии, садишься на велосипед и дальше продолжаешь свой путь. Никаких болезней не случилось, даже насморка не было. Я еще удивился тому, что смог это все проехать, не спортсмен. Я думал, насколько моих суставов хватит. Тысячу км проехал от Казани — хорошо себя чувствую, две тысячи — нормально. Никакой усталости даже не было. На второй неделе я сделал для себя рекорд — 189 км за день. Аллах давал силы, сам удивлялся, я просто не уставал.

А вот в этот раз, когда надо было ехать в Мекку и переодеваться в ихрам (специальная одежда для хаджа, — прим. ред.), у меня поднялась температура — 38 градусов. Меня торопят: на месте назначения меня ждут из с Министерства хаджа, телевидение. После полуденного намаза я выехал, весь красный доехал до миката (место, где облачаются в ихрам перед хаджем, — прим. ред.). Проехал 60 км, все пересохло внутри, нос воспаленный, насморк, легкие пересохли, дышать больно. Ночью — 46 градусов на улице. Все, не могу больше ехать. А там надо было в день преодолевать более 100 км, чтобы вовремя добраться. Я остановился, поднял руки и попросил Аллаха, чтобы облегчил путь. Не поверите, через 15 минут температура пропала, сухости нет, и на улице как будто 25 градусов. Я даже начал чувствовать какой-то холод. За три дня я преодолел 500 с лишним км. За ночь по пустыне проехал 189 км — тоже свой рекорд. Горы, возвышенности я просто не ощущал. Просто ехал. Последние 100 км не было ни одной кафешки, выпил 4 литра арабского кофе и съел килограмм фиников, которые давали сопровождавшие меня полицейские из Медины в Мекку, те каждые 50 минут менялись, чтобы не засыпали. Увидев на телевидении репортаж о нашем путешествии, меня встречало много людей. Кто-то хотел просто поздороваться, кто-то кормил. Оказалось, что я на один день раньше приехал (была не суббота, а пятница).

В хадже в том году было очень много наших знакомых. Там же Камиль Самигуллин совершал хадж. Марата я отправил в долину Мина (это сунна), а мне надо было хотя бы один день отдохнуть. Самое главное — день Арафат. Я хотел к своим, татарским приехать. Но встретил учеников шейха в толпе, те меня четыре дня искали. Они меня схватили и не отпускали: поселили в отель, и уже с ними совершал все обряды хаджа. Это была какая-то vip-группа — каждый как минимум пять раз совершал хадж. Там был 67-летний мужик, который совершает хадж 47-й раз. То есть с 20 лет он каждый год ходил в хадж.

— Получается, эта группа хаджиев была из Турции?

— Да, из Турции. Опять-таки жару я не ощущал. Все потели, у меня работала какая-то блокировка. Для меня неожиданно все прошло легко.

Я остановился, поднял руки и попросил Аллаха, чтобы облегчил путь. Не поверите, через 15 минут температура пропала, сухости нет, и на улице как будто 25 градусов

Мирские искушения

— Очень интересная история.

— После хаджа, когда мы пошли совершать дополнительный таваф (обход Каабы, — прим. ред.), ко мне подсел один турок и спрашивает: «Ты женат?». Я ответил, что нет, по приезде собираюсь решить этот вопрос. Тот вытаскивает телефон, показывает свою дочь и говорит: «Аллах – свидетель, перед Каабой я отдал тебе дочь. Приедешь в Турцию, я построю тебе дом, отдам квартиру в Стамбуле, машину, если ты будешь учиться и служить на пути Аллаха. Я вас двоих буду полностью обеспечивать». Я говорю: спасибо, но не могу. На следующий день сидел в кафе, пил кофе, ко мне подсел один араб. Он увидел меня в группе турков и говорит, что я на турка не похож, ему объяснили, что я из России. Для арабов мы экзотика: они до сих пор думают, что у нас коммунизм, живут лишь или христиане, или атеисты. Хотя к дагестанцам и чеченцам они привыкли. От услышанного этот араб очень возбудился, хотел позвонить своему секретарю (оказался каким-то чиновником из Эр-Рияда, из МИД). Говорит: «Я тебе покупаю билет, летишь со мной в Эр-Рияд. Только за то, что согласишься побыть моим гостем, вот тебе даю 100 тыс. риалов (1,58 млн руб., — прим. ред.)». Я говорю, что не приму. А он не унимается: «Давай я тебя с шейхами познакомлю. Ты же разбогатеешь». Я говорю, что не надо. Тогда он побежал какие-то дорогие подарки покупать. Я остановил его, сказал, что не приму. Потом снял кольцо и сказал: прими хотя бы его на память.

— Знаешь, многие бы на твоем месте не устояли перед такими знаками внимания и согласились на подарки. Почему ты отказывался? Ничего грешного ведь не было в этом.

— Я знал, что Всевышний Аллах меня каким-то образом испытает. Просто вспомнил одну историю. Абу Ханифа шел по улице, и начался сильный дождь. Его ученики, стоявшие под навесом, увидели это и позвали учителя. Он посмотрел на них, продолжил свой путь и дошел до своего места, полностью промокнув. Ученики подошли к нему и спросили, почему он не укрылся от дождя с ними. Тот ответил: «На улице было много людей, но вы позвали меня. И обратились ко мне только лишь из-за того, что я ваш учитель. Я не из тех, кто пользуется своим положением». Каждый раз, когда такие предложения бывали, я вспоминал Абу Ханифу.

— Получается, ты и кольцо не принял?

— Принял. Кольцо простое было, он мне его подарил. Сказал, что на память, «хотя бы дуа будешь делать». Вспоминая про Абу Ханифу, я отказывался. Если бы я приехал простым образом как обычный паломник, никто бы мне ничего не предлагал. Лучше получить вознаграждение от Аллаха, чем от кого-то что-то мирское.

Мы выехали 8 июня. Приехали обратно в октябре. Получилось около четырех месяцев

«Ах, татарин, с вами все понятно. Езжай тогда»

— Как ты добрался обратно?

— На самолете. Хотя там нужно было получить специальное разрешение, это тоже очень трудно: документ должен пройти через пять инстанций. За неделю сделали, я как раз ездил в Медину, чтобы заниматься этим вопросом.

Сначала поехал в Турцию, нужно было пройти акклиматизацию, чтобы сразу в холод не попадать. Немного отдохнул там, чтобы не болеть. Побывал на горячих источниках. Через неделю полетели домой.

— Расскажи о своем спутнике Марате.

— Марат Файзиев — мой друг, ему 29 лет. Он бизнесмен, тоже из Татарстана, из Казани. У меня была группа в WhatsApp, мы два года назад хотели поехать в хадж официально, от имени республики. В том году его не было в группе. Неожиданно я всех оповестил: «Кто хочет, поехали со мной». Ладно, я неженатый. А у кого-то семья, работа, кому-то за 60. Никто не смог просто взять и поехать. Я уже готовился, ко мне подъехал Марат и говорит: «Я тебя одного не отправлю, поеду с тобой». Я ему поставил единственное условие: «Если со мной что-то случится, по дороге умру, ты меня прямо у дороги закопаешь и сам завершишь этот путь. Если то же самое случится с тобой, я точно так же поступлю с тобой». Он замер, пять минут думал, потом принял.

Начали готовиться, за месяц надо было много чего купить, из Европы заказать.

— Что у тебя за велобайк?

— У меня вообще идеально получилось. Это немецкий велик (забыл название). Он комбинированного типа: в нем совмещаются два велосипеда — горный и дорожный. Снаряжение к велику обошлась дороже, чем путевка в хадж. Тот велик, который был мне нужен, его уже не привозят в Россию, потому что слишком дорого получается. А если заказывать, то выйдет более 2 тыс. евро. А тут с завоза 2015 года в единственном экземпляре остался только в Нижнем Новгороде. Как только нашел, сразу позвонил, чтоб быстрее отправляли. Оказалось, что это именно мой размер. Продавец сообщил, что на него поставили скидку 70%, потому что это последний выставочный товар. И мне отправили. Для Марата точно так же закупились. Мы все заказывали в мае из Европы, на многие вещи были скидки по 60—70%.

— Сколько по времени длилось твое путешествие?

— Мы выехали 8 июня. Приехали обратно в октябре. Получилось около четырех месяцев.

Кроме одного бандита, который нас подвозил, на всем пути только хорошие люди встречались. Велосипед даже не привязывал. Оставлял у палаток

— Были какие-то примеры, кто до тебя отправлялся в хадж на велосипеде?

— По миру были такие. Два года назад должны были одновременно выехать мы и группа из Америки. Но мы не смогли и у них не получилось, потому что в Сирии конфликт. Были в истории люди, кто ехал на велосипеде. Лет 8—10 назад был один дед из Дагестана, кто совершал такой хадж. Просто из наших краев никто не совершал. У меня было просто желание: повторить путь наших предков. Есть же книги — хаджнаме (путевые записки паломников, — прим. ред.), я их читал.

— Ты где велосипед оставлял? Не пытались ли украсть?

— Нет. Кроме одного бандита, который нас подвозил, на всем пути только хорошие люди встречались. Велосипед даже не привязывал. Оставляли у палаток, а если останавливались в отелях или кто-то приглашал переночевать, то заносил внутрь. Конечно, Марат всегда боялся, что могут украсть. Может, я слишком доверчивый, а он умудренный.

— Подсчитывал ли ты общий километраж своего пути?

— На велосипеде — где-то 4500 км. А общий путь, с самолетами, — более 7 тыс. км. Это в одну сторону. Обратный путь уже не подсчитывал, так как домой добирался уже самолетами.

— Не приходилось давать какие-то взятки таможенникам, пограничникам или другим людям, от которых зависела судьба вашего вояжа?

— Были, конечно, такие проблемы. У нас для скутера не нужен государственный номерной знак. При въезде в Азербайджан придрались из-за того, что у Марата не было такого знака. Почти всю ночь он простоял у границы, его не хотели пускать. Он умудрился найти главного начальника таможни. Перечитал все их законодательство, сравнил с нашим, тезисно прочитал — и его пропустили. Когда выезжали из Азербайджана, там уже внаглую говорили: «Мы тебя не пропустим». Снова придрались к госномеру. Пограничник напрямую говорит: «Деньги дай — я тебя выпущу». Марат отвечает: «Нет, не дам. Я татарин-мусульманин». Тот услышал, что татарин и говорит: «Ах, татарин, с вами все понятно. Езжай тогда». Только в Азербайджане что-то такое было. Самое легкое было — в Грузии, да и в Турции никаких проблем не было. Мы ехали, по дороге встречались с полицейскими, от них узнали, что в Турции нельзя без номерных знаков. Но никто в стране не остановил. Так что путешествие считаю вполне успешным. Главное, хадж совершили и вернулись домой.

Тимур Рахматуллин, фото предоставлены Булатом Насыбуллиным
комментарии 25

комментарии

  • Анонимно 19 янв
    Чумовые ребята 8-D
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Машаллах! Интервью на одном дыхании прочитано. Восхитительная история и хороший пример скептикам и отчаявшимся. Брат меня очаровал своей искренностью! Рекомендую всем!
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Да уж, молодежь современная.. в осадок от нее выпадаю
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Молодец парень! Хороший пример!
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Да поддерживаю молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Удивила фото из Грузии, на дороге вообще нет машин. Неужто так бедно живут нынче грузины, а в СССР была самая процветающая республика ..
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    зато дорога какая у них. не в пример российским разбитым
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Если машины не ездят, то конечно хорошая)..
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Ехали медведи на велосипеде...
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Наконец то Рахматуллин что то не исламофобское сделал
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Исправляется)))
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Позитивный мальчик. Такой же вдохновляющий как Ник Вуйчич
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Ребята, я не поняла. Объясните мне, пожалуйста. А разве их путь от начала и до конца честный? Там обманули, тут тайком пробрались, здесь за деньги с бандитами вопросы решил, там на лапу дал? И так они пришли к Аллаху? Наверное, я что-то не понимаю. Но ведь для любого, не важно какая вера- главное честность и соблюдение закона. Или мир в очередной раз перевернулся?
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Именно что законы бездействуют. И те, кто должны охранять закон, его и нарушают. Вы бы как поступили?
    К тому же на лапу они не давали. А плата за услуги не является нарушением. Глупости не говорите. Например, про азербайджанских таможенников и полицейских слышал от многих, те просто зверствуют. Не откупишься - подсунут чего-нибудь. Потом доказывай, что не верблюд.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Да примет Аллах его Хадж.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    аминь
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Сильно! Мололдцы! Уважаю!
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    Горжусь вами. Вы настоящие мусульмане. Сильные, отважные мужчины.
    Ответить
  • Анонимно 19 янв
    можно представить, в какую копеечку обошелся такой хадж. хотя не представляю. больше ляма небось
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    прекрасно, иметь такую мечту и суметь воплотить ее в жизнь. желаю еще больше свершений этим ребятам. мечтайте!
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Аллаһ кабул кылсын!
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Очень жаль, что республика не поддержала ребят. Можно было бы попробовать хотя бы как-то по дипломатическим каналам согласовать их поездку с такими странами как Азербайджан, Египет и Иордания, и не было бы этих затрат и дополнительных трудностей.
    Ответить
  • Анонимно 24 янв
    Молодцы!Я горжусь вами!Спасибо Всевышнему за то ,что вы такие ребята у нас есть!
    Ответить
  • Анонимно 02 февр
    как с тобой связаться
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии