Новости раздела

В деревню, в глушь! Кто и для кого продвигает экотуризм в Татарстане

В деревню, в глушь! Кто и для кого продвигает экотуризм в Татарстане
Фото: tatseltur.ru

По оценкам Ассоциации сельского туризма Республики Татарстан, в 2016 году татарстанское село приняло порядка 7 000 туристов. Немного? Да. Однако у этого сегмента рынка есть все шансы развиться в самостоятельную индустрию — превратить агротуризм в инструмент возрождения села силами самого села, оценивая потенциальный рынок в 30 млрд рублей в год, мечтают чиновники от туристической отрасли. Пока же идею двигают фермеры-сподвижники, некоторые из них в недавнем прошлом были жителями больших городов.

Туризм наперечет

Впервые фермеры региона заявили о готовности принимать на своей территории гостей порядка 15 лет назад; принято считать, что агротуризм в республике зародился тогда же. Однако по прошествии полутора десятков лет этот сегмент так и не вырос до масштабов самостоятельной индустрии.

«Единая всероссийская сеть агротуризма» (rosagrotourism.ru) сообщает следующее: в Татарстане имеется всего четыре объекта сельского отдыха — одна экоферма, усадьба, пара гостевых комплексов. База Ассоциации содействия агротуризму России и вовсе не содержит сведений об имеющихся в регионе объектах, несмотря на то, что она пополняется с 2006 года. Хотя, скорее всего, дело не в отсутствии агротуризма, а в отсутствии нормального, стандартизированного учета: точными сведениями на этот счет не располагает даже государственный комитет по туризму. Заместитель председателя ведомства Лиана Саетова говорит о наличии «нескольких предпринимателей», которые развивают агротуризм в Татарстане. Самый известный из них — Габделахат Котдусов, принявший в прошлом году, по данным госкомитета, около 6 000 туристов. Вдвое меньше в минувшем году приняла экоферма «Каенсар» в Арском районе, и даже эта цифра для фермерского хозяйства считается приличной.

Сводных же цифр по турпотоку на село у чиновников нет.

— В любом случае, это небольшой процент из общего количества туристов, так как это направление только начинает развиваться, — заверяет Саетова. — Спрос на подобного рода туристические услуги постоянно повышается, как правило, со стороны людей, организовавших свой отдых самостоятельно — путешествующих в одиночку, небольшими компаниями или семьями.

Габделахат Котдусов принял в прошлом году, по данным госкомитета, около 6 000 туристов. Фото kazan.vibirai.ru

В свою очередь, Федеральное агентство по туризму оценивает долю сельского туризма в общем объеме туристического рынка в 2%. И это, понятное дело, далеко не потолок: опыт Европы показывает, что сельский туризм способен обеспечить от 15 до 30% всего дохода индустрии гостеприимства.

Более полная информация о том, как сегодня развивается направление, есть у возглавляющей региональную Ассоциацию сельского туризма Руфии Мухамадеевой. Сейчас она — главный «движок» этого сегмента, признают участники рынка. Два года назад Мухамадеева начала вплотную заниматься темой, будучи заместителем председателя Совета молодежных организаций РТ. По ее данным, в Татарстане насчитывается порядка 60 объектов сельского туризма. Правда, когда речь доходит до перечня, оказывается, что в списке, помимо ферм, фигурируют проекты провинциальных музеев-заповедников, домашние зоопарки и гостевые дома. То есть все, что можно более-менее притянуть к категории «сельский туризм».

— Это не противоречит общепризнанному пониманию термина «сельский туризм» — он предполагает использование природных, культурно-исторических и других ресурсов сельской местности и ее особенностей для создания комплексного туристского продукта, — поясняет Мухамадеева.

Главные потребители сельских благ — молодые семьи с детьми из числа татарстанцев, а также туристы, для которых поездка в татарскую деревню — это возможность разнообразить экскурсионную программу и расширить представление о республике. Приехавших в татарскую деревню из других регионов туристов в их общей массе пока немного. О визитах «иностранных делегаций», то есть гостей из стран дальнего зарубежья, фермеры и владельцы усадьб говорят как об исключительных случаях.

Гостей стараются удивить экзотическими животными, блюдами традиционной татарской кухни, баней, изделиями народных промыслов, катанием на лошадях: это стандартный набор «фишек», которые предлагают гостевые дома по запросу «агротуризм». В принципе, это в целом совпадает с ожиданиями потенциальных гостей.

— Туристы хотят сельской «экзотики», но все же предпочитают гостить с максимальным комфортом, — констатирует президент Ассоциации туристских агентств Республики Татарстан Рамиль Мифтахов. — «Причесанных» же деревень, готовых предложить туристам жизнь без прикрас, в Татарстане нет.

Гостей стараются удивить экзотическими животными, блюдами традиционной татарской кухни, баней, изделиями народных промыслов, катанием на лошадях. Фото evoler.net

Агротуризм дело романтиков

— Термин «агротуризм» не закреплен ни в одном нормативном-правовом акте, и это значительно затрудняет развитие сегмента и его продвижение с юридической точки зрения, — говорит Лиана Саетова.

Руфия Мухамадеева же в том, что агротуризм развивается по принципу «главное начать, а потом разберемся», не видит ничего плохого:

— Пока сельский туризм — это некий стартап. Сегодня главная задача — «раскачать» сельчан и муниципалитеты, привлечь максимум активных людей в отрасль.

Отметим, сейчас Мухамадеева работает своего рода посредником между чиновниками и фермерами. Последним она рассказывает об удачном опыте их «коллег по цеху» из Архангельской области и Белоруссии: в этих регионах туризм позволяет диверсифицировать доходы сельского населения, а, главное, вдохнуть новую жизнь в «умирающую деревню».

— Возвращение «уходящей натуры» можно было бы сделать главной идеей, философией, если хотите, миссией агротуризма, — убеждена руководитель Ассоциации сельского туризма РТ.

Однако благие намерения неизбежно столкнутся с реалиями: ярко выраженная сезонность и небольшой турпоток пока не позволяют превратить агротуризм в большой бизнес — к этому выводу приходят все собеседники издания. Представить себе, что фермеры, привыкшие считать каждый рубль, массово пойдут в отельеры, сложно. Они не готовы вынимать средства из основного оборота для организации полноценной инфраструктуры по требованиям туристических объектов.

Пионер сельского туризма Габделахат Котдусов рассказывает, что ему потребовалось 5 лет, чтобы вывести хозяйство на безубыточность, а последние годы страусиная ферма даже приносит своему хозяину небольшую прибыль. В гости к Котдусову в Верхнеуслонский район успела съездить добрая половина школьников Татарстана. Инвестиции в «проект» по словам фермера, составили 4 млн рублей.

Данис Закиров, дипломированный юрист, всего год назад покинувший город, а ныне управляющий на пару с Аделей Янышевой, также бывшей горожанкой с высшим экономическим образованием, экофермой «Каенсар» говорит, что в целом в его хозяйство было вложено около 20 млн рублей (собственно, молочная ферма, строительство гостевых домов и небольшой туристической инфраструктуры, сыроварня).

Агротуризм — это лишь возможность поддержать бухгалтерию в «высокий» сезон, говорит Данис Закиров. Фото prokazan.ru

— Комплекс работает в ноль. Агротуризм — это лишь возможность поддержать бухгалтерию в «высокий» сезон.

В свою очередь, управляющий семейным фермопарком «Хуторок» Сергей Речкин (тоже прибывший на село из города — вместо квартиры в Ульяновске на накопленные деньги купил дом в Лаишевском районе Татарстана) признается, что пять экскурсий в день на три-пять человек обеспечили бы ему стабильный дополнительный заработок, однако в этом году дела, увы, идут у него неважно.

Наконец, владелец расположенного в Елабужском районе агротуристического комплекса Miras Ильнар Губайдуллин рассказывает, что в год его комплекс принимает около 300 гостей — немного, но достаточно для того, чтобы немного увеличить общую прибыль хозяйства.

Чтобы зарабатывать больше, фермам требуется фокусироваться на туристической деятельности, для чего увеличивать штат сотрудников и обеспечивать более стабильную работу и лучший сервис. Сельчане же предпочитают экономить на персонале и выполнять всю работу самостоятельно. К тому же увеличение персонала и перекос в туристическую деятельность превращает фермы в шоу, чего агротуризм не предполагает.

Денег нет. Дайте туристов

Подкрепить намерения региональных чиновников привлечь туриста на село могло бы введение налоговых преференций. Так было в Белоруссии, где введение льгот позволило совершить настоящий рывок.

— Белорусские агропредприниматели платят один базовый налог — 10 долларов в год, — рассказывает Мухамадеева. — Правда, власти государства сталкиваются с необходимостью отделять настоящих фермеров, работающих в индустрии гостеприимства, от многочисленных желающих воспользоваться льготой, но не имеющих к агротуризму ни малейшего отношения.

Налоговые послабления существуют для фермеров и в Польше, где вклад агротуризма в формирование ВВП страны составляет 4(!) процента. Российские предприниматели тоже ждут подобных послаблений от государства: в августе участники конференции, посвященной по развитию сельского туризма в Приволжском федеральном округе, вышли с предложением освободить на 3 года от уплаты налогов малые и средние предприятия сферы агротуризма, а также объявить десятилетние каникулы от налогообложения имущества физлиц и вновь зарегистрированных ИП по новому виду деятельности.

Подкрепить намерения региональных чиновников привлечь туриста на село могло бы введение налоговых преференций. Фото elabuga.com

Рентабельность агротуристического бизнеса (а эксперты говорят о потенциале рентабельности в 15—30%) могла бы существенно вырасти при определении отдельного статуса агротуристических объектов. Сейчас фермер, пробующий себя в агротуризме, — это, по сути, отельер, производитель и владелец магазина в одном лице, который противостоит контролирующим органам из всех этих сфер. В этой связи уместным вновь было бы обратиться к опыту Белоруссии: там человек, работающий в сфере агротуризма, вообще не является предпринимателем — это просто частное лицо, принимающее у себя гостей.

— Ни одна проверка к нему прийти не может, — рассказывает Лилия Саетова из Госкомитета РТ по туризму. — В Татарстане же в аналогичной ситуации необходимо обеспечить все нормы, которыми в своей деятельности руководствуется тот же Роспотребнадзор, а также другие надзорные и контролирующие ведомства.

Наши же фермеры, признают спикеры, сейчас работают в «серой зоне», часто без сертификации продукции и образования ИП под угрозой проверок, а сочувствующие контролирующие органы советуют просто работать аккуратнее.

Что касается получения финансирования по программам поддержки МСБ, то сейчас оно фактически заморожено, — констатирует Руфия Мухамадеева. — Многие программы поддержки из экономии средств секвестированы. К примеру, если еще в прошлом году мы могли рассчитывать на получение гранта госкомитета по туризму на развитие туробъекта, то в этом году таких расходов в бюджете ведомства не предусмотрено. Еще в 2013 году было приостановлено финансирование по линии программы «Социальный бизнес», осуществляемой Агентством инвестразвития РТ. Однако, как это ни парадоксально, представители отрасли и сами не горят желанием принимать материальную помощь от государства. В чем по-настоящему нуждаются — так это в помощи в продвижении своих объектов.

— Я сам раньше работал в интернет-магазине и при желании легко настрою любую рекламную кампанию в интернете. Проблема в том, что у фермеров рекламных бюджетов нет, — делится Данис Закиров.

По мнению Нияза Латыпова, в недалеком прошлом фермера, а ныне известного в Татарстане блогера, фермер, основная задача которого — это производство и реализация сельхозпродукции, не в состоянии сформировать устойчивый туристический поток, ибо у него нет на это ни сил, ни времени. «Я в свое время и сам подумывал о развитии агротуризма, но давно похоронил эту идею», — признается Латыпов.

В Арском районе наблюдается целая совокупность положительных факторов: это и близость к Казани, и наличие готовых объектов (деревня Хотня, ферма «Каенсар», комплекс «Кырлай»), и интересная легенда для туристов — резиденция Кыш Бабая. Фото museum.ru

Впрочем, есть и хорошие новости. Именно в продвижении, кажется, местные чиновники готовы идти навстречу сельским подвижникам. Они видят развитие агротуризма через объединение более или менее успешных объектов в кластеры, туристические маршруты. Что-то подобное может получиться в Арском районе, где наблюдается целая совокупность положительных факторов: это и близость к Казани, и наличие нескольких готовых к приему экскурсантов объектов (деревня Хотня, ферма «Каенсар», комплекс «Кырлай»), и интересная легенда для туристов – резиденция Кыш Бабая.

Что касается турагентств, то они будут готовы продавать эти маршруты, как только появится продукт. Пока же в Казани только два турагентства, которые, можно сказать, болеют этой темой. Одно из них — агентство «Travel and work», которое в свое время инициировало проект «Резиденция Кыш Бабая» в деревне Яна Кырлай, получив на его развитие грант по программе «Социальный бизнес».

— Стоит признать, многие фермеры вообще не понимают, кому может быть интересна их культура и их история, — сожалеет Мухамадеева из региональной Ассоциации сельского туризма. — Но я верю: все, что делается сейчас, не уходит, как вода в песок. Наши усилия не напрасны, и тема все равно «выстрелит» — не через пять, так через десять лет. Тренд на экологичность, желание сбежать из города силен, и есть фермеры, которые интуитивно почувствовали тенденцию еще 13— 15 лет назад, когда и речи не было о возможности государственной поддержки, формирования сегмента в самостоятельную отрасль и т.д., — говорит эксперт.

Ее поддерживает и Данис Закиров:

— Мы видим, что в этом году началась хорошая работа по развитию агротуризма. Мы даже рады, что работа идет медленным темпом — это даст возможность привести на в агротуризм по-настоящему хорошие проекты.

Айгуль Чуприна
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 19 окт
    Резиденция Кыш Бабая еще жива? сколько стоит там побывать?
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    тыщи три готовьте)
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    Сколько бы ни стоило. Дети рады любому чуду.
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    Читаешь статью и еще раз убеждаешься в справедливости пословицы: " каждый суслик в поле агроном". Все считают себя специалистами в туризме.
    Любой туризм, и агротуризм тоже, это бизнес, требующих вложений.
    Агротуризм нигде не бывает массовым. Как правило, это процветающее сельскохозяйственное предприятие , расположенное в красивом поместье с прекрасными природными видами (в основном -винодельческие хозяйства и сыроварни, где можно где Вам расскажут о процессе производства, дадут продегустировать изготовляемый продукт и просто вкусно покормят.
    Посмотреть на страусов или верблюдов можно в зоопарке, это намного ближе.
    Представьте себе, что в какое-нибудь описанное хозяйство в нашей Республике приехало 10 человек, и 5 из них захотело в туалет...
    Ответить
    Анонимно 19 окт
    Ну непонятно почему не написали, но вот у нас на Экоферме Каенсар, к примеру, есть сыроварня, и каждому приезжавшему мы устраивали и дегустацию6 и небольшое объяснение что и как) И виды у нас красивые, озеро, 38 гектаров, примыкающий лес! Так что "велкам"!

    Данис и Аделя.
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    какое уж там шоу? просто смешно
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    зачем столько злости
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    Сделайте инфраструктуру и туристы сами поедут. Даже в болгарах элементарной кафешки нет. Туалета нет. О чем вообще можно говорить.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров