Новости раздела

«Татар в Медине отличает от саудовцев только форма ислама, в остальном они полностью ассимилировались»

История семьи эмигрантов из Татарстана, перебравшейся в Саудовскую Аравию в прошлом веке

«Татар в Медине отличает от саудовцев только форма ислама, в остальном они полностью ассимилировались»

В Казань вернулись первые паломники, совершавших хадж в Саудовскую Аравию. Этим летом группа россиян, в числе которых было несколько татарстанцев, отправилась в малое паломничество в Саудовскую Аравию. Во время поездки произошла интересная встреча — паломникам удалось познакомиться с татарской семьей Казанлы, перебравшейся в Медину из России после Октябрьской революции. «Реальное время» побеседовало с одним из участников встречи — блогером Расулом Тавдиряковым, который рассказал о том, как эта семья оказалась так далеко от своей исторической родины, почему они напрочь забыли татарский язык и что их отличает от саудовцев.

Как Канделаки в горящем «Ламборджини» отправила мусульман в Хадж

— В первую очередь хотелось бы, чтобы вы рассказали о своей поездке: кто ее организовал, большая ли команда ехала с вами из Татарстана?

— Наша поездка состоялась перед Рамазаном в этом году, где-то за два–три дня до него мы уже вернулись в Москву. Вообще, мы ездили в умру — малое паломничество. Нас пригласил один саудовский фонд, это была благотворительная поездка. Естественно, я был не один, со мной была группа где-то человек 15, которая состояла из общественных, религиозных деятелей, в том числе из Татарстана были люди. Один из них — это я. Я себя причисляю к Татарстану, поскольку сюда переехал недавно. Также был один религиозный деятель, который недавно доучился в Иордании, он общественности пока мало известен — пока не проявил себя.

— Это была ваша первая поездка в Саудовскую Аравию?

— Нет, я туда отправлялся уже второй раз. Первый раз я ездил в паломничество большое — в хадж, и тогда я тоже ездил по программе. Есть такой миллиардер Сулейман Каримов, помните, была история, когда он с Тиной Канделаки загорелся в своем «Ламборджини»? После этого он отправил четыре тысячи человек в хадж. Я был как раз в числе этой группы. Это был 2006 год.

А в этом году в хадж не отправлялся, так как я только с умры вернулся. Хотя меня приглашали, но не хорошо бы получилось, если бы мы и туда, и сюда поехали. Так что отправились те, кто не ездил.

«Когда едешь в паломничество, обычно посещаешь Медину. Практически все туры ее включают, потому что там находится мечеть Пророка, хотя хадж происходит в Мекке, но все обычно едут в Медину, чтобы посетить могилу Пророка и его мечеть». Фото islamdag.ru

— Был интересный момент во время вашей поездки — это встреча с мединскими татарами: как возникла идея поехать в Медину и встретиться с татарской общиной?

— Во-первых, когда едешь в паломничество, обычно посещаешь Медину. Практически все туры ее включают, потому что там находится мечеть Пророка, хотя хадж происходит в Мекке, но все обычно едут в Медину, чтобы посетить могилу Пророка и его мечеть. И мы так же поехали. Мы жили в Медине около недели, прямо рядом с мечетью.

С татарской общиной очень интересная история: мы с ними встретились, благодаря имаму мечети из Ульяновска, который был с нами. Эта татарская семья Казанлы в прошлом году впервые в жизни посетила Россию и свою родину, а этот парень был у них переводчиком. Так вот, у него были их контакты, координаты. Он им позвонил и сказал, что прибыл в Медину с группой паломников из России, и они пригласили нас к себе. Оказалось, что у них рядом с мечетью Пророка есть гостиница. Они за нами заехали и отвезли нас к себе на встречу. Пришло из них где-то пять человек — три или четыре брата и еще один родственник, который является главным в этой диаспоре.

Мы посидели вместе, поужинали в ресторане при гостинице, пообщались, познакомились. Там были в основном религиозные деятели, больше половины из нас владели арабским языком, в том числе и я, поэтому у нас языкового барьера не возникло.

— А до поездки вы знали, что в Медине есть татарские общины?

— Нет, честно говоря, не предполагал. Я знал, что в Саудовской Аравии есть мигранты с территории бывшего Советского Союза — все-таки после революции многие эмигрировали, в том числе в Саудовскую Аравию. Тогда там нефти не было, страна была открыта — пустыня, в которую никто ехать не хотел, поэтому, принимали всех. Многие наши соотечественники-мусульмане ехали туда потому, что там находятся наши святые места, а так другого интереса ехать туда не было.

«Когда я приезжал в Саудовскую Аравию в 2006 году, встречался с узбеками в Мекке, которые живут там уже во втором – третьем поколениях. Они жили прямо рядом с Каабой. Они тоже свой язык забыли, говорили по-арабски, но у них, конечно, больше осталось узбекского, чем у татар — татарского». Фото hajjvoyage.com

Помню, что, когда я приезжал в Саудовскую Аравию в 2006 году, встречался с узбеками в Мекке, которые живут там уже во втором – третьем поколениях. Они жили прямо рядом с Каабой. Они тоже свой язык забыли, говорили по-арабски, но у них, конечно, больше осталось узбекского, чем у татар — татарского. К примеру, по всей Саудовской Аравии готовится плов, полюбившийся саудовцам, который называют бухарским рисом. Да, по всей стране есть «пловные», которые открывают узбеки-эмигранты.

И однажды я встречал на одной из конференций в Турции арабов с Иордании. Если эти татары в Медине Казанлы, то у арабов из Иордании фамилия была просто Казан. Мы тоже предположили, что их родина в Татарстане.

Если же говорить о татарах в Медине, то их, может быть, отличает от саудовцев только форма ислама, которая ближе к татарскому варианту, а так они уже полностью ассимилировались там.

Первый визит на родину и утерянный татарский язык

— Откуда родом эта семья? Как они попали в Медину?

— Они, если не ошибаюсь, из деревни, которая находится рядом с Нурлатом (речь идет о знаменитой деревни Кизляу (Курманаево) Нурлатского района, — прим. ред.). Их дед попал в Медину после того, как случилась революция и начались гонения на религиозных деятелей. Сначала он уехал в Турцию, но не прижился там. Затем перебрался в Медину, построил там медресе, сам преподавал там религиозные науки, и, таким образом, там и остался. Он был не один — с ним было еще несколько эмигрантов. Получилась такая династия. У него дети родились в Медине, у других тоже. И они до сих пор друг другу помогают, держатся вместе.

Я уже говорил про языковой барьер, еще хочу сказать, что члены семьи Казанлы свой язык уже не помнят. Только более старшее поколение. Дело в том, что они приехали в Медину без женщин и женились уже на саудовских женщинах. Так что язык они утеряли.

«Возьмем ту же ночь Бараат: саудовские ученые считают, что это новшество в религии, а хадисы, указывающие на достоинства этой ночи, слабые. Совершение каких-либо ритуальных действий в эту ночь считается необоснованным – это новшество, а любое новшество запрещено. Внося новшества в религию, ты искажаешь ее». Фото islamyat.org

Если говорить про религию, то они придерживаются нетрадиционной для Саудовской Аравии формы ислама — они суфии. Как раз когда мы там были, была священная ночь Бараат, когда они собирались — Коран читали, всю ночь, проводили какие-то религиозные обряды, которые в Саудовской Аравии не принято проводить. Там актуально течение салафизм, которое не приемлет некоторые формы ислама, такие, как суфизм. Возьмем ту же ночь Бараат: саудовские ученые считают, что это новшество в религии, а хадисы, указывающие на достоинства этой ночи, слабые. Совершение каких-либо ритуальных действий в эту ночь считается необоснованным —это новшество, а любое новшество запрещено. Внося новшества в религию, ты искажаешь ее.

Так что официально в Саудовской Аравии этот праздник не отмечают какими-то дополнительными действиями, в отличие от других стран. Допустим, та же Турция, Малайзия — у них в эту ночь собираются в мечетях, читают дополнительные молитвы, исполняются религиозные песнопения — нашиды.

— А как проходил первый визит семьи Казанлы на родину?

— Приехав на свою историческую родину, Казанлы посетили мечеть, где работал их дед в свое время, и даже немного помогли с ее реставрацией. Еще им удалось найти своих родственников и познакомиться с ними — это их троюродные братья были. Единственная проблема была в том, что они не могут полноценно общаться из-за того, что одни не знают татарский язык, а другие — арабский. Но, если не ошибаюсь, Казанлы хотят выучить татарский язык.

Думаю, что скучать по родине они не могут, потому что родились уже на территории Саудовской Аравии, плюс они там уже обосновались — у них работа, бизнес, дети. Но есть у них некие душевные порывы, как-то быть поближе к своей исторической родине — выучить язык, приезжать почаще. Они чувствуют связь с родиной своих предков. Какие-то вещи, которые им достались, они тщательно берегут — к примеру, тюбетейку татарскую и так далее. Казанлы понимают, что их родина — это Татарстан, а не Саудовская Аравия. По менталитету, хотя они уже и ассимилировались, как минимум их светлые татарские лица их выдают, отличают от саудовцев, несмотря на то, что они говорят без акцента.

«Какие-то вещи, которые им достались, они тщательно берегут — к примеру, тюбетейку татарскую и так далее. Казанлы понимают, что их родина — это Татарстан, а не Саудовская Аравия». Фото Романа Хасаева

Семья Казанлы выходит на российский рынок?

— Вы упомянули бизнес семьи Казанлы: чем они занимаются в Медине?

— Они действительно успешные. У них под управлением находится мединская гостиница Oberoi, относящаяся к известной мировой сети. Дорогая пятизвездочная гостиница в европейском стиле. Она стоит прямо возле мечети Пророка, а из ее окон видно даже, как там намаз читают.

Еще у них есть своя сеть супермаркетов, которая так и называется «Казанлы» — это где-то пять магазинов. И одноименная сеть ресторанов.

— А с Татарстаном их не связывают какие-либо бизнес-связи?

— Знаете, когда они были в Татарстане в прошлом году, если не ошибаюсь, их даже мэр Казани принимал и их знакомили с представителями местного бизнеса. Семью Казанлы пригласили на бизнес-ланч: в каком-то дорогом ресторане они собирались с пулом бизнесменов. Они знакомились, общались, но пока не ясно, наладили они уже сотрудничество или нет. Если у них есть интерес выйти на российский рынок, то, может быть, уже какой-то процесс идет.

— Они не собираются в ближайшее время снова приехать в Татарстан?

— Знаете, мы уже пригласили их снова навестить Татарстан, постараемся им организовать здесь тур какой-нибудь — Волгу посетить, Каму, но в этом году уже холодно. Холод для них —это тяжелое испытание, так что, наверное, следующим летом постараемся организовать приезд.

Лина Саримова

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 20 сен
    я бы тоже с радостью туда перебрался
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Интересно читать о чужих судьбах, такие разные, такие непредсказуемые
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    переехал на ПМЖ - считай, уже не татарстанец..
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    учите татарский заново! не забывайте свои традиции
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Очень интересно. В любой стране можно встретить татар. Нужно их находить, общаться с ними, поддерживать всяческие отношения,чтобы они идентифицировали себя, в первую очередь татарами, а только потом гражданами той страны, куда переехали.
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Удивительно! Рад за них и горд.
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Надо создавать технологии борьбы с ассимиляций, высокие технологии.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии